CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Социализация страхов у населения и психологические особенности изменения поведения и отношений

О.А. Прилутская,

аспирант

СОЦИАЛИЗАЦИЯ СТРАХОВ У НАСЕЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИЗМЕНЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ И ОТНОШЕНИЙ

           В цивилизованном обществе человек все реже подвергается физической боли и опасности насильственной смерти. Но и в нем имеется немало источников страха. Одни испытывают боязнь несчастных случаев (на железной дороге, на автотранспорте, в авиаперелетах и т.п.).Однако в нашей стране, как свидетельствуют многочисленные социологические и психологические исследования, наиболее распространенным источником страхов и опасений, являются особенности социальных отношений. Это проявляется прежде всего в страхе перед нестабильным настоящим и непредсказуемым будущим, неверии в позитивный исход начатых в стране реформ, страхе потерять работу, оказаться на грани голодной смерти, страхе перед ростом преступности, ощущении незащищенности законом и т.д. и т.п. Например, по данным (1) положительно 1997 год оценили лишь 14,5% Екатеринбуржцев, остальные же - отрицательно. Больше всего их пугали гибель людей в авариях и катастрофах, ухудшение экономического положения, рост преступности и стремление криминальных структур взять власть. Чувство тревоги создается ожиданием новых социальных взрывов, нестабильности экономической и политической обстановки, недовольством политикой властей, не дающей рядовым россиянам реальных социальных гарантий. Одним из социально-экономического кризиса в стране стал рост преступности. Проблема беззащитности населения перед уголовным миром стала одной из самых животрепещущих, выходя на третье место после озабоченности низкой зарплатой и ее невыплатой. Так по данным опроса жителей Екатеринбурга в 1997 г. 44% респондентов причислили проблему преступности к актуальным, а 42% причислили проблему преступности к особо актуальным, а 42% оказались в той или иной мере пострадавшими от криминального мира. Иными словами, страхи населения имеют отчетливую тенденцию к социализации.
           Социализация - это процесс принятия личностью ценностей, норм и культуры общества, освоение необходимых социальных навыков, социальных взаимодействий (Кузьмин Е.С., Семенов В.Е.). В процессе социализации приходит преобразование социального опыта в собственные установки, ценности и ориентации, усвоение социальных норм и ролей. Процесс социализации включает и формирование социальных связей, социальных установок и отношений.
           По мнению А.В.Петровского, социализация - это процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности. При этом социализация может происходить как в условиях стихийного воздействия на личность различных обстоятельств жизни в обществе, имеющих иногда характер разнонаправленных факторов, так и в условиях воспитания (2). Последний момент представляется принципиальным, так как в условиях экономического и духовного кризиса общества именно стихийные воздействия жизненных обстоятельств социализируют личность.
           Из данного понимания психологической сущности социализации личности можно определить и механизмы социализации страхов у населения. В самом общем виде их можно описать следующим образом: социализация страхов возникает в следствии вхождения человека в социальную среду, характеристики которой являются (или обоснованно воспринимаются) как источники реальной угрозы. Это порождает негативное отношение к данной среде, негативные эмоциональные состояния, способствует формированию как приспособительного, так и защитно-агрессивного поведения, опору на те силы, которые открыто (или декларировано) противостоят данной социальной среде. По мнению Андрусенко В.А. “...Современное общество не имеет сегодня собственной “кардиограммы” духовности. Социально-экономические и политические программы практически не ориентируются на человека страдающего, несчастного, мятущегося, неуверенного, боящегося. А вместе с тем повсеместно возникающий и резко усиливающийся в переломные моменты развития общества социальный страх аккумулируется, видоизменяется и, никуда не исчезая, загоняется вольно или невольно в сферу подсознательного, заставляя человека закрываться от устрашающего мира прочными запорами, инструкциями, молчаливостью и равнодушием, уходом в себя или религиозные иллюзии...” (3).
           С другой стороны, в следствии воспроизводства индивидом системы социальных связей среды, воспринимаемой как опасная, социальные страхи могут возникать в межличностных отношениях и общении. Это еще одна важная характеристика социализации страхов: люди боятся вечером выйти из дома, остаются безучастными к людям, просящим о помощи, резко снизился уровень доверия к незнакомым людям, к новым контактам сформировалось напряженно-настороженные отношения. От этого особенно страдают люди, у которых имеется определенные слабые стороны. Лица астенические, слабые, находящиеся в социально нестабильном положении, лишенные надеждой поддержки, испытавшие ряд неудач, остающиеся в жизненном соревновании всегда “позади других, становятся боязливыми, робкими, запуганными, тревожно мнительными (“как бы чего не вышло”). В сознании своей неполноценности они живут под постоянным страхом. Здесь часто имеется сочетание влияния неблагоприятной внешней ситуации и пассивного темперамента слабой личности. Их жизненные неудачи ведут к потере веры в себя и еще больше подсекают активность (4).
           Рассмотрим более подробно психологические механизмы социализации страхов. Исходя из положения о трех сферах социализации личности (5) - в деятельности, общении и самосознании, можно предположить, что социализация страхов приходит также в этих сферах. В частности, социализация личности в сфере деятельности связана с расширением возможностей - освоением новых видов деятельности, возможностями роста квалификации и профессионального мастерства, освоением смежных профессий и т.п. Социализация страхов в сфере деятельности, таким образом, может быть связана и с суждением данных возможностей, т.е. люди серьезно опасаются, что они не смогут честно и продуктивно работать и зарабатывать, повышать свой профессионализм. Зато ими осваиваются новые виды деятельности, носящие приспособительный или защитный характер. Например, непродуманное, удушающее налоговое бремя, активно толкает предпринимателя к сокрытию своих доходов, перевод своей деятельности в “теневую экономику”. Соответственно осваивая “приемы и алгоритмы” такой деятельности. Страх перед преступностью активизирует охранную деятельность. То есть, данная сфера социализации обретает компенсаторный и скрытый характер. Естественно, это не способствует увеличению качества трудовых ресурсов в стране, что усугубляет и без того сложную экономическую ситуацию. Органы власти на местах обязаны контролировать этот вид социального страха, делать все возможное, чтобы его компенсировать.
           Социализация личности в сфере общения связана с умножением межличностных контактов (преимущественно в сторону увеличения желаемых), доминирование диалогичных форм общения, освоения новых форм общения. Это не менее важная сфера социализации, потому это общение является необходимым условием бытия человека и основой практики всех видов деятельности. Социальные страхи в этой сфере могут приводить к уменьшению контактов вообще (в желаемых, в частности) и доминированию монологического общения. Это может быть связано с известной изолированностью людей, невозможностью отстаивать свою точку зрения (или, как частный случай, когда к их мнению никто не прислушивается, оно не значимо, с ним не считаются), односторонностью в общении (типа “мы вам указываем, а ваше дело слушать и исполнять”). К тому же уменьшению общения способствует и боязно “сказать лишнее”, “проговориться” и тем самым задеть интересы влиятельных сил, что в условиях слабой защищенности предоставляет реальную опасность. Другим важным моментом является примитивизация общения - доминирование уголовных и сленговых слов и оборотов (“беспредел”, “авторитет”, “разборки” и пр.), которые составляют основу словарного запаса “нового класса собственников” - реального хозяина страны.
           Социализация в сфере самосознания личности происходит в процессе становления “образа-Я”. Проблема социализации в этой сфере затруднена единым пониманием психологической сущности “Я-образа”. Наиболее распространенная схема включает в “образ-Я” три компонента: познавательный (знание себя), эмоциональный (оценка себя) и поведенческий (отношение к себе). Их гармоническое единство, целостность обусловливают успешность процесса социализации. В этой сфере социальные страхи могут возникать скорее всего вследствие дискриминации эмоционального и поведенческих компонентов. Это может проявляться в действии социальных факторов, которые занижают самооценку, ухудшают отношение к себе. Как часто из уст некоторых политиков и в средствах массовой информации мы слышим, что наша страна отстала от Запада, что если мы не способны справиться с имеющимися трудностями , что наш народ ленив, спивается и т.п. Причем все это повторяется многократно и конечно же оказывает серьезное влияние на деформацию “образа-Я” личности и появлению социальных страхов. Данный прием известен хорошо, его постоянное применение так же является социальным заказом определенных влиятельных сил в обществе, которые заинтересованы в том, чтобы народ испытывал социальные страхи, ведь известно, что в этом состоянии человек очень внушаем, у него снижается критичность мышления, ослабляется действие здравого смысла, тогда он легко становится объектом манипулятивных воздействий.
           Таким образом, социализация страха проявляется в:
           - снижении стремления повышать профессиональное мастерство, осваивать новые виды деятельности, но в освоении новых видов, имеющих скрытый и компенсаторный характер;
           - уменьшению межличностного общения и его примитивизации;
           - деформации “Я-образа”, снижению самооценки, ухудшении самоотношения.
           Рассмотрение социализации страхов в данный трех сферах не исчерпывает этой проблемы. Психологические механизмы их социализации связаны и во включенности в трудовую деятельность. В этом случае выделяют три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую (Андренкова Н.В., Гилинский Я.Н.).
           Дотрудовая стадия включает в себя период жизни, связанный с обучением, освоением профессий, до поступления на работу. Социальные страхи в этот период могут быть связаны с угрозой не получить образование, не освоить профессию, которая бы делала труд личности значимым и востребованным в обществе и обслуживала ей достойный уровень жизни. Очевидно, что данные социальные страхи могут овладеть главным образом молодых людей, которые являются главным трудовым ресурсом общества.
           Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости личности. Эта стадия охватывает весь период трудовой деятельности человека и следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Социальные страхи в этот период связаны с боязнью потерять работу, быть невостребованным в обществе, влачить жалкое существование на грани голода.
           Они же могут быть связаны с ограничениями в служебном и профессиональном росте, отсутствием профессиональных перспектив, постоянным выполнением незначимых, но трудоемких функций (“винтик в машине”, “рабочая лошадь” и т.д.).
           Наконец, послетрудовая стадия, она связана с процессами социализации после активной профессиональной деятельности. Здесь типичными социальными страхами являются невыплаты пенсий, их величина, которая много ниже черты бедности, невозможность получить квалифицированную медицинскую помощь, незащищенность перед жизненными обстоятельствами.
           Таковы основные психологические механизмы социализации страхов. Очевидно, что они формируют систему отношений личности и направленность ее активности как защитно-компенсаторные. Это в свою очередь весьма негативно сказывается на процессах развития личности как члена общества. Защитно-компенсаторные механизмы социализации страхов у населения провоцирует стихийные формы реагирования, поведения и отношений людей. Это было особенно заметно в годы “перестройки” и “радикально-экономических реформ”. Страх голода опустошал полки продуктовых магазинов. Страх перед скачками цен приводил к исчезновению отнюдь не необходимых товаров. Страх перед ОМОНом возводил баррикады на улицах города. Начало войны ускорялось страхом войны. Индивидуальный страх ослепляет сознание отдельного человека, и он начинает действовать наперекор разуму. Массовой страх не просто ослепляет общество. Он раскалывает его, заставляя людей боятся друг друга и действовать наперекор друг другу. Так возникает желание порядка, который каждый трактует по-своему, ведет к массовым беспорядкам. Затем начинается самоорганизация и самодеятельность противостоящих сил. И тогда раскручивается социально-политический маховик. Увлеченные его движение люди становятся его заложниками, попадая в плен обстоятельств. Страх гонит молодежь на улицы добывать собственный авторитет любой, подчас, даже самой жестокой ценой. Сотни тысяч боящихся национальной расправы скитаются по городам и весям страны под названием беженцы. Неизмерим страх родителей за здоровье, а зачастую уже и за жизнь своих детей, вынужденных расти в районах экологических бедствий (6).
           Следует отметить очень важную особенность изменения поведения и отношения людей в процессе социализации их страхов - это стремление объединиться и сообща преодолевать страхи и ощущения угрозы. В этом случае путем компенсации социальных страхов является объединение людей, их испытывающих.
           Это стремление обладает большей регуляторной силой (7). Когда люди объединяются у них возрастает ощущение собственной силы, что в конечном счете переходит в уверенность в способности справиться с угрожающими обстоятельствами. В процессе объединения обязательно осуществляется взаимопомощь, отсюда приходит снижение психической напряженности, возникшей под воздействием страхов, у людей появляется уверенность в том, что они не одиноки, что им обязательно помогут в критической ситуации. Стихийное социальное поведение масс, связанное со страхом, часто стимулируется циркуляцией слухов и распространением недостоверной информации через прессу или необъективной, односторонней демонстрацией того или иного явления, особенно через электронные средства массовой информации (СМИ) (8).
           Стихийное объединение приводит к образованию организационных структур, берущих на себя функции социального управления. В них появляются свои методы, выполняющие функции руководителя и представляющие интересы объединившихся людей. Направленность деятельности лидеров и объединившихся людей быстро приобретает политическую окраску, причем ее ориентация обычно направлена против тех, кто, по их мнению, повинен в создании ситуации представляющей угрозу. Так социальные страхи усиливают оппозиционные настроения, вплоть до экстремальных проявлений (9).
           Экономические, политические, экологические и другие страхи стали такой же реальностью, как само существование человека. Таким образом, социальный страх и социальное настроение становятся в некоторую зависимость от факторов общесистемного характера. Социальные страхи в современной действительности представлены отчетливо. Однако они, порождая социальное настроение с отрицательным знаком, создает почву для прихода к власти “сильной личности, которая железной рукой наведет порядок” (Андрусенко В.А.).
           При обсуждении проблемы социальных страхов у населения неизбежно возникает вопрос - являются ли они естественной реакцией на угрожающие обстоятельства специальной реальности или же они инсценируются специально с далеко идущими политическими целями (10). Многие исследователи склонны придерживаться первой точки зрения. Но весьма аргументированно обосновывается и другая! Анализ деятельности средств массовой информации и прежде всего телевидения свидетельствует о целенаправленном и сознательном нагнетании страхов у населения.
           “Образованные люди не могут не понимать, что так называемая правда о страданиях конкретного человека, привычное любование ужасом, вовсе не уменьшает масштабы зла. Скорее увеличивает истерику, страх, ненависть, желание во имя справедливости что-то немедленно насильно перераспределить. Отсюда замедление реформ, то есть уменьшение возможностей помогать нуждающимся. Запугивание позволяет олигархам сохранить халявный доступ к дешевым бюджетным ресурсам.
           Очень важный момент: сами зрители не должны заподозрить, что их убеждениями манипулируют. Отсюда все концептуальные обманки - дескать, ТВ ни к чему не призывает, не формирует, а лишь отражает то, что реально существует в обществе. Убедили - и ловушка захлопнулась” (Дондурей Д.).
           Данная точка зрения заслуживает ее более детального рассмотрения. По данным Н.Бирмона и Л.Пияшевой все статистические показатели потребления занижены минимум в полтора раза. Положительная информация как-то запрятана и чуть не морально запрещена. Кто знает, например, что уровень доходов среднестатистической семьи рос в прошлом году на 7 процентов быстрее роста цен. Считается неприличным соглашаться с тем, что даже с учетом невероятно выросших притязаний населения на несоветские стандарты две трети его живет лучше, чем в предперестроечный период. “Интеллигентных авторов апокалиптической картины происходящего не надо особо подкупать, они по собственной воле готовы живописать “свинцовые мерзости” нынешней действительности. Кинематограф наполнен уродами, негодяями, грязью и океаном безнадеги, современный литературный язык - уголовщиной, шоу-бизнес - пошлостью и кабаком.
           Запугивание страны ужасающим настоящим и беспросветным будущим стало самым перспективным бизнесом.
           Массовая популяризация страха и неверия в собственные силы, насилие над идеалами дают ощущение нестабильности всего уклада жизни. Отсюда рукой подать до потери этического порога перед компроматом. В мутной воде легко строить империи, консолидировать власть, подминать под себя государство. И зарабатывать, зарабатывать..” (Дондурей Д.Б.).
           Данная точка зрения, несмотря на ее экстремистскую публицистическую форму выражения, думается обоснована и психологически. Исследования специалистов в области психологических воздействий (Бодалев А.А., Зазыкин В.Г., КовалевГ.А., Куликов В.Н., Мельник Н.К., Панасюк А.Ю.) показывает, что управления людьми существенно упрощается по мере роста их внушаемости. Внушение постоянно применяется в социальном управлении, особенно в период избирательных кампаний.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Анисимов С.А., Павлов Б.С. и др. Городская власть и горожане.: прямая и обратная связь. Екатеринбург, СВ-96, 1998.
           2. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982.
           3. Андрусенко В.А. Социальный страх. Свердловск, 1991.
           4. Дерябин В.С. Чувства, влечения, эмоции. Л., 1974.
           5. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1980.
           6. Ольшанский Д. Страх. // Диалог N 5 ., 1991.
           7. Лебон Г. Психология народов и масс. Спб., 1995.
           8. Гостев Л.А., Зазыкин В.Г. Психологические проблемы эффективного идеологического воздействия средствами телевидения и радиовещания. М., ГКТР., 1989.
           9. Гаджиев К.С. Политическая наука. М., 1994.
           10. Дондурей Д.Б. Самый перспективный бизнес – запугивание страны. // Ж. Эксперт. N 13., 1998.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку