CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2011 arrow теоретический журнал credo new arrow Е.В.Круглова , Проблема человеческой агрессивности во взаимосвязи с социокультурной средой
Е.В.Круглова , Проблема человеческой агрессивности во взаимосвязи с социокультурной средой
Е.В.Круглова 

 Проблема человеческой агрессивности во взаимосвязи с социокультурной средой 

Ни для кого не секрет, что проблема человеческой агрессивности никогда не утратит своей актуальности. Ещё ни одно поколение людей не обошлось без войн, вся история человечества – это история военных действий. Достаточно бегло взглянуть на историю человечества, чтобы согласиться с этой мыслью. За 5600 лет летописной истории человечество пережило около 14600 войн, примерно 2,6 ежегодно. Только десяти из ста восьмидесяти пяти поколений посчастливилось провести свои дни в мире. Оглядывая критическим взглядом современную действительность, нельзя не признать, что очень остро стоит проблема терроризма, истоки которого кроются в человеческой агрессивности. Что же такое агрессия, в чем её причины, и каковы последствия? Обращаясь к историческим корням этого вопроса, необходимо отметить несколько фундаментальных теорий, сформулированных учеными. Первая теория принадлежит этологу Конраду Лоренцу. Он считает человека одним из видов животных, эволюционировавшим из других видов. Переходя от научного естествознания к вопросу о наличии агрессивного инстинкта у человека, К.Лоренц призывает понять, что человек всего лишь часть природы, а не центр мироздания и «венец творения», противостоящий природе как «нечто иное и высшее». Что мешает человеку познать свою суть? К.Лоренц выделяет три препятствия, стоящие на пути самопознания. Первое – это образное восприятие (именно оно заставляет человека видеть в обезьяне не просто животное, а некое карикатурное подобие человека). Второе препятствие самопознания – это неприятие человеком законов естественной причинности. Многие люди склонны предполагать, что их действия оправданы некими высокими целями, а не случайными причинами. И, наконец, третья, и самая главная причина, препятствующая самопознанию – это наследие идеалистической философии, по крайней мере, в западной культуре, пишет К.Лоренц. Деление людей на «материалистов» и «идеалистов» вышло за рамки философского рассуждения. «Мир вещей, который идеалистическое мышление считает в принципе индифферентным в отношении ценностей, и мир человеческого внутреннего закона, который один лишь заслуживает признания ценности. Такое деление замечательно оправдывает эгоцентризм человека, оно идет навстречу его антипатии к собственной зависимости от законов природы и, потому, нет ничего удивительного в том, что оно так глубоко вросло в общественное сознание». Исходя из концепции К.Лоренца, опасность следует из неспособности людей контролировать социальные процессы именно из-за непонимания причин, которые являются преградой самопознанию. Человек с оружием в руках ведёт себя более неразумно, чем любое животное, что обуславливается переоценкой собственного поведения, которое исключается человеком из числа природных явлений. Главной причиной возникновения агрессии К.Лоренц считает абстрактное мышление. Следуй человек своим природным инстинктам, ничего не случилось бы, но с тех пор как синантроп взял в руки камень и огонь, он сразу обратил эти орудия против соплеменников. «Это доказывают находки на стоянках синантропа: возле самых первых следов использования огня лежат раздробленные и отчетливо обожженные человеческие кости». Возникает вопрос: почему же человечество до сих пор не уничтожило само себя? Ведь это стало возможным уже с появлением первых видов оружия. На него К.Лоренц дает такой ответ: «Возможность открытий, изобретений и великий дар ответственности в равной степени являются плодами одной и той же сугубо человеческой способности, способности задавать вопросы. Человек не погиб в результате своих собственных открытий только потому, что он способен поставить перед собой вопрос о последствиях своих поступков – и ответить на него». Представителем инстинктивизма был и Зигмунд Фрейд. Он не уделял значительного внимания пониманию агрессивности человека, но считал, что люди вовсе не благородные, дружелюбные существа, жаждущие любви, которые всего лишь защищаются, если на них нападают. Напротив, сильно выраженное стремление к агрессии составляет существенную часть человеческих инстинктов. «…Человек не является мягким и любящим существом, – утверждал Фрейд, – которое в лучшем случае способно на защиту от нападения. Нужно считаться с тем, что к его влечениям принадлежит и большая доля агрессивности. Поэтому ближний является для него не только возможным помощником или сексуальным объектом; всегда есть искушение сделать ближнего своего средством удовлетворения агрессивности, воспользоваться его рабочей силой без вознаграждения, использовать как сексуальный объект, не спрашивая согласия, лишить имущества, унизить, причинить боль, мучить и убивать. Homo homini lupus. У кого хватит смелости оспаривать это суждение, имея весь опыт жизни и истории? … При благоприятных обстоятельствах, когда устранены психические силы, обычно ее тормозящие, агрессивность проявляется спонтанно: спадает покров, скрывающий в человеке дикого зверя, которому чужда пощада к представителям собственного рода». В работе "Я и Оно", а также во всех последующих трудах он выдвигает дихотомическую пару: влечение к жизни – Эрос и влечение к смерти – Танатос. Сам З.Фрейд описывал новую стадию своего теоретизирования следующим образом: «Размышляя о происхождении жизни и о развитии разных биологических систем, я пришел к выводу, что наряду с жаждой жизни (инстинктом живой субстанции к сохранению и приумножению) должна существовать и противоположная страсть – страсть к разложению живой массы, к превращению живого в первоначальное неорганическое состояние. То есть наряду с эросом должен существовать инстинкт смерти» . Инстинкт смерти является инстинктом саморазрушения человека, конечно если он направлен на самого себя, то есть внутрь живого организма. Если инстинкт смерти направлен вовне, он становится причиной разрушения другого индивида. Когда инстинкт смерти оказывается связан с сексуальностью, то он находит выражение в формах садизма или мазохизма. З.Фрейд неоднократно подчеркивал, что интенсивность инстинкта смерти можно редуцировать, основная его теоретическая посылка гласит: человек одержим одной лишь страстью — жаждой разрушить либо себя, либо других людей, и этой трагической альтернативы ему вряд ли удастся избежать. Из гипотезы о влечении к смерти следует вывод, что агрессивность по сути своей является не реакцией на раздражение, а представляет собой некий постоянно присутствующий в организме подвижный импульс, обусловленный самой конституцией человеческого существа. «Агрессивное влечение – потомок и главный представитель инстинкта смерти, обнаруженного нами рядом с Эросом и разделяющего с ним власть над миром» . Исследователи Джон Доллард и Нил Миллер показали, что агрессия – это следствие фрустрации (препятствий, возникающих на пути целенаправленных действий субъекта, или же ненаступления целевого состояния, к которому он стремился). Фрустрационная теория утверждает, что агрессия всегда есть следствие фрустрации, а фрустрация всегда влечет за собой агрессию. Схема «агрессия – фрустрация» много критиковалась. Замечено было, что люди, которые испытывают фрустрацию, не обязательно ведут себя агрессивно и наоборот. В дальнейшем фрустрационная теория видоизменилась. Представителем такой модифицированной формы теории фрустрации является Леонард Берковец. Он доказывал влияние социально-психологических параметров, т.е. социального окружения, взаимоотношений с другими социальными субъектами, на проявление агрессивности в действиях человека. Во-первых, это дополнительная переменная, характеризующая возможные переживания, возникающие в результате фрустрации, – гнев, как эмоциональная реакция на фрустрирующий раздражитель. Во-вторых, агрессия не всегда является доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может подавляться. Согласно теории социального научения Альберта Бандуры, исчерпывающий анализ агрессивного поведения требует учета трех моментов: 1) способов усвоения подобных действий, 2) факторов, провоцирующих их появление и 3) условий, при которых они закрепляются. Здесь агрессия рассматривается как социальное поведение, включающее в себя действия, за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения. Например, чтобы осуществить агрессивное действие, нужно знать, как обращаться с оружием, какие движения при физическом контакте будут болезненными для жертвы, а также нужно понимать, какие именно слова или действия причиняют страдания объектам агрессии. Поскольку эти знания не даются при рождении, люди должны научиться вести себя агрессивно. При наблюдении за агрессивным поведением других формируется «представление о том, как выстраивается поведение, а в дальнейшем его символическое выражение может служить руководством к действию». Хотя в теории социального научения особо подчеркивается роль научения путем наблюдения и непосредственного опыта в усвоении агрессии, вклад биологических факторов не отрицается. Нервная система участвует в осуществлении любого действия, включая и агрессивное. Однако влияние этих основных структур и процессов ограничено. В случае именно человеческого агрессивного поведения естественные ограничения, обусловленные биологическими факторами, теряют свою силу за счет способности человека производить и использовать оружие уничтожения. Подобным образом зависимость между последствиями агрессивных действий и выживанием различна у людей и животных. «В то время как физическая сила может быть важным условием в выборе брачного партнера у животных, для людей более важным оказываются такие социальные факторы, как физическая привлекательность и финансовое положение» . Обособленно стоит теория агрессивности Эриха Фромма. В своей фундаментальной работе «Анатомия человеческой деструктивности» Э. Фромм представил обобщенный анализ всевозможных исследований человеческой агрессивности. Он выделяет поведение, связанное с обороной, ответной реакцией на угрозу. Это поведение он называет агрессией (или доброкачественной агрессией). Механизм доброкачественной агрессии передается человеку генетически, у человека и у диких зверей он практически аналогичен. Эту агрессию ученый называет доброкачественной потому, что смысл, сверхзадача, заложенная в нее природой, заключается в сохранении жизни. Данный вид агрессии достаточно редко ведет к уничтожению соперника, т.к. ее главная функция в отпугивании нападающего. Вторая разновидность агрессии, проявляющаяся в формах немотивированной жестокости и деструктивности, называется у Э.Фромма злокачественной. Сопровождающаяся стремлением к максимально возможному разрушительному эффекту, она отсутствует у животных и свойственна только человеку. «Злокачественная агрессия не способствует биологическому приспособлению, выживанию и продолжению рода и является, по сути, аномалией. Но, будучи аномальной, она, тем не менее, составляет важную особенность человеческой психики и характерологии. Способная порождать чувство удовлетворения и даже удовольствия у тех, кто мучает или убивает, она представляет собой страсть как биосоциальный феномен, возникающий в результате взаимодействия человеческих потребностей с социальными условиями». Осмысливая сложившиеся теории можно сделать следующий вывод: агрессия, направленная на своего ближнего, свойственна только человеку. Только человек может сознательно выстрелить в другого, себе подобного, да и просто взять в руки оружие и учиться пользоваться им свойственно только человеку. И никакие взывания ученых к сублимации агрессии действия на человека не возымели. Вести себя агрессивно проще, нет необходимости задумываться, анализировать ситуацию, можно просто «сбросить» накопившуюся агрессию. Не каждый человек может предпринять попытку самоанализа и подавить деструктивный «порыв», находясь в состоянии враждебности. Враждебность – это свойство, отражающее недоброжелательный, недружелюбный, неприязненный характер пристрастного (обоснованного или необоснованного) отношения к чему-либо или к кому-либо. Враждебность есть состояние, предшествующее прямому выходу агрессии. И, конечно, индикатором этого состояния является современная молодежь. Склонность к агрессии современного поколения в России не вызывает сомнений. Один из ведущих исследователей проблем молодежи И.М.Ильинский пишет: «На исследователях проблем молодежи в сегодняшней ситуации лежит особая гражданская ответственность. Она состоит в том, чтобы предотвратить рост неуверенности молодежи перед лицом больших и грозящих ей перемен, тревоги за свое будущее, в котором оказывается человек, социальная группа или целый народ, что рождает у них желание снять эту тревогу, устранить неизвестность, неопределенность, а это всегда и всюду проявлялось в виде мощной социальной агрессии, которая может носить стихийный или организованный характер». Не следует забывать о том, что нарастание терроризма в современном мире и борьба с ним стали одной из глобальных проблем современности. Террористами не рождаются, ими становятся при наличии благоприятных объективных условий, предпосылок и субъективных факторов. Особо благоприятной средой для пополнения террористических рядов выступает молодежь, склонная к агрессивно-экстремистским действиям. Помимо этого, молодое поколение по своей природе, возрасту и положению в обществе, обладает особенностями и чертами мышления и поведения, которые при благоприятных условиях и целенаправленной деятельности могут привести к дальнейшему осознанному агрессивному поведению. Это и максимализм, и нигилизм, и нетерпимость, безоглядность и непримиримость, склонность к группированию, мировоззренческая неустойчивость и поиски самоидентичности. Самоидентичность – это способность соотнести свою «Я – концепцию» с собой. Подростку трудно достигнуть состояния восприятия своего сознания как самотождественного, а себя воспринимать как онтологически целостную и самостоятельную личность. В начале XX века философ Макс Шелер писал о проблеме самоидентичности личности: «Ни одна эпоха не располагала такими неуверенными, неопределенными и многообразными воззрениями о сущности и происхождении человека, как наша... За всю примерно десятитысячелетнюю историю мы – первая эпоха, в которой человек стал абсолютно и безо всякого остатка проблематичным; эпоха, в которой он не знает, что же он такое, но одновременно он знает, что не знает этого». Вопрос этот не только не утратил своей актуальности, но в условиях современной действительности стоит еще более остро. На сегодняшний день традиционную для России культуру можно считать утраченной. Национальная культура специфический механизм – это целостное образование с внутренней саморегуляцией, где структурные связи между элементами, помогают при непрерывном изменении сохранить длительную историческую устойчивость, социально-историческую уникальность и самобытность. Национальная культура выступает как форма сохранения, накопления и преобразования длительного социально-исторического опыта и знаний: традиций, ценностей, норм, символов, стандартов, моделей образа жизни. Важнейшим механизмом поддержания и передачи норм, ценностей, образцов национальной культуры подрастающему поколению выступают традиции, социальное и культурное наследие. В традициях сосредотачивается опыт социокультурной идентификации. Сложная и противоречивая социокультурная ситуация в современной России безусловно способствует проявлениям агрессии в молодежной среде. Сегодня нужно признать, что сама практика экономической, социальной, политической и духовной жизни России в определенной мере генерирует агрессию и вытекающие из нее экстремизм и даже терроризм. Внутри страны существуют объективные условия, способствующие нарастанию экстремистской и террористической деятельности. Это существование теневого и незаконного бизнеса в экономике, ослабление регулирующей роли государства, слабость и неэффективность законодательства, организованная преступность, межнациональная напряженность и бесконтрольная работа средств массовой информации. Все это приводит к дезориентации подрастающего поколения. В России формируется или уже сложилось совершенно новое поколение, в среде которого изначально наличествуют проявления нравственной распущенности и правовой безответственности, нетерпимости и агрессивности, максимализма и невежества, прагматизма и эгоцентризма, неуважения к старшему поколению, склонности к крайним методам и формам деятельности. В России идет модернизация общества и культуры и как она завершиться зависит и от современной молодежи. «Важнейшей задачей, которую необходимо решить в процессе модернизационного перехода к новой российской социокультурной системе, является массовый переход к внутреннему контролю, т. е. самоконтролю личности, ее способности принимать решения и нести за них всю полноту ответственности, в отличие от внешнего контроля, характерного для традиционного общества». Самоконтроль, готовность ввести свое поведение в рациональные, законные рамки – необходимое условие функционирования гражданского общества. Формирование внутреннего контроля является, по-видимому, главной задачей современного российского воспитания и образования. Решение этой задачи позволит во многом снизить интенсивность различных форм агрессивного и девиантного поведения. В основе самоопределения любой личности всегда лежит система ценностей, способствующая формированию собственного мировоззрения. И еще со времен Конфуция известно, что самой позитивной и прогрессивной мировоззренческой основой является гуманизм. Гуманизм стоит в одном ряду с общечеловеческими ценностями. Гуманность – это характеристика не поведения, а именно мировоззрения человека. Гуманность мировоззрения - это принятие и понимание другого человека и самого себя. В основании такого мировоззрения лежит холистическое мышление . Идентифицируя себя как гуманную личность, человек избавляется от агрессивных установок, в меньшей степени упрощает и искажает поступающую к нему информацию и т.д. Таким образом, агрессия и любые формы насильственного поведения у гуманного человека сводятся к минимуму. Главное абстрагироваться от себя, забыть на время о своем существовании, о своих чувствах и интересах. Элементы как внутреннего, так и внешнего мира можно разглядеть целиком и понять только на значительном расстоянии. «Я желал бы при исследовании человека поступать также, как в своих астрономических: мысль моя иногда выходит за пределы земного шара, с которого все движения небесных тел должны представляться неправильными и запутанными. После того как я понаблюдаю за движениями планет так, как если бы я находился на Солнце, я сравниваю кажущиеся, видимые мной с Земли, с истинными движениями, которые наблюдал бы, находясь на Солнце. Таким же точно образом я попытаюсь, исследуя человека, выйти прежде всего за пределы сферы человеческих интересов, отделаться от всех предрассудков воспитания, места рождения, и особенно от предрассудков философа». Гуманный человек не может полностью избавиться от агрессивных побуждений, поскольку нельзя устранить все факторы, способствующие их появлению. Но он может контролировать себя, он принимает и понимает все несовершенство природы человека. Это и позволяет ему избегать агрессии и насилия в своем поведении. Идеология гуманизма – единственная идеология, призывающая людей понимать и принимать отличия друг от друга. Тем самым она вполне может стать основой объединения сообществ людей в единое планетарное общество без унификации и стандартизации взглядов, с сохранением культур, традиций, образа мысли и жизни представителей разных сообществ. Что касается России, то у нас идея гуманности может занять давно пустующее место национальной идеи. Она как нельзя более точно соответствует нашему менталитету, сформировавшемуся на основе православной культуры в многовековом опыте совместной жизни в нашей стране представителей разных этносов.
 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку