CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Хроника научной жизни Философия на рубеже тысячелетий

ХРОНИКА НАУЧНОЙ ЖИЗНИ

Философия на рубеже тысячелетий

           Ныне мир приобретает все большую целостность, в том числе и интеллектуальную. Возможности Интернета поражают воображение и создают немыслимые ранее способы научной коммуникации. Тем не менее, и традиционные формы научного общения - семинары, симпозиумы, конференции, конгрессы и т.д.- остались и успешно функционируют, выполняя свои задачи.
           ХХ Всемирный философский конгресс как раз относится к разряду традиционных, хотя и не совсем ординарных, видов деятельности философской общественности и философской мысли. Для США и Бостона проведение подобного форума, как в свое время и для Москвы, - это большая честь. И Бостон удостаивается ее в ХХ веке уже второй раз. Организаторы отнеслись к конгрессу очень ответственно, а его работа началась задолго до момента официального открытия.
           Предварительная работа велась персонально с каждым будущим участником. Национальные философские общества, в том числе и Российское, тоже оказывали содействие. Но не как в старорежимные времена, когда в высоких инстанциях кто-то формировал официальные делегации. Отбор участников был прерогативой американского оргкомитета. Индивидуальное приглашение накладывает на участника особую персональную ответственность, поскольку по докладу или выступлению обычно оценивается и уровень развития философии в его стране, в нашем случае это - в современной России. Думаем, что практически все российские делегаты конгресса это понимали без всяких инструкций и предписаний.
           В нескольких словах - об организации работы. Очень квалифицированно была сделана и опубликована программа. Это своеобразный путеводитель, который позволял легко ориентироваться в море докладов и секций, быстро найти интересующую тему или нужного человека. Кроме того, к началу конгресса в одном томе были изданы резюме всех докладов. Жесткий регламент не позволял долгих словоизлияний, но давал возможность изложить суть своей позицию и даже, при определенной самоорганизации, устроить минидискуссию. Правда, возникали они по указанным причинам очень редко, но вопросы и ответы все же позволяли установить обратную связь. В целом же режим работы конгресса был очень демократичен. Можно было по желанию присутствовать на любой секции, в качестве слушателя или активного участника, удобным было сочетание пленарных и секционных заседаний. Но, как всегда, главное происходило в кулуарах, а помещения отелей, на базе которых был размещен форум, позволяли сделать это легко и комфортно.
           Каждый день был очень насыщенным. Более трех тысяч участников обсуждали с разных позиций, как философия сегодня может влиять на процессы, происходящие в мире и в отдельных странах. Что должна и может делать философия на рубеже тысячелетий, чтобы ее влияние на умы человечества, понимание и решение мировых проблем было заметным или по крайней мере возрастающим. Все были единодушны в том, что не только политики, стоящие у власти, должны прислушиваться к рекомендациям, вырабатываемым философией, но и в различных сферах деятельности, и в первую очередь в образовании, необходимо принимать во внимание последние наработки и исследования философов. Вокруг этого и шел оживленный обмен мнениями, в частности, на секции философии образования, в работе которой мы принимали участие.
           Это не означает, однако, что собственные узко-профессиональные темы не обсуждались вовсе, нет. Вся философская проблематика и ее основные разделы были представлены во всей полноте. Ведь конгресс как раз и является особой формой влияния на умы, когда не один философ изрекает истины, а обосновывает их и рекомендует целое мировое профессиональное сообщество. И даже развернутые дискуссии есть стремление понять и договориться, прийти к общему правильному решению.
           Для себя в процессе работы на конгрессе мы сделали несколько важных выводов. Так, явно высветилась специфика того способа бытования философии, который широко распространен в России, но не имеет, похоже, аналогов в мировом образовании. Там любой философ занимается конкретной проблематикой, специализированной в той или иной части философского знания: или это проблемы бытия, онтологии, или гносеологии, проблемы этики или логики т.д. И каждый, соответственно, в чем-то специалист и именно это преподает в вузе. Наше же традиционно-российское "Я преподаю философию" часто вызывало недоумение и стремление собеседника уточнить - что именно из философии мы читаем в своих курсах, чем профессионально занимаемся. Видимо, российская практика преподавания усеченного курса "Философия" во всех вузах страны требует определенной корректировки. И уж совершенно ясно, что каждый профессионал просто обязан заниматься некоторыми проблемами углубленно, специализированно, разбираясь в них особенно тонко.
           Вместе с тем, не обошлось и без проблематизации. Например, и на пленарных, и на секционных заседаниях отчетливо прорисовалась проблема, как организовать научную коммуникацию такого грандиозного масштаба так, чтобы обеспечить процесс углубления существующих наработок, а не просто обмен мнениями. Потому что в основном получались только заявочные доклады. На некоторых секциях, в силу разноязычия участников, дискуссии не состоялись, коллеги любезно выслушивали друг друга, вежливо аплодировали, но и только. Можно даже сказать, что по большому счету философия жила в кулуарах, а на пленарных заседаниях отчитывалась о проделанной работе. Возможно, что-то не получилось, но не исключено, что конгресс и не предполагает иного, нам кажется, об этом стоит подумать. С одной стороны, надо, чтобы философия на конгрессах не просто отчитывалась и представлялась, но и развивалась. Как этого достичь? Может, за счет изменения регламента или еще каких-то новых форм? С другой стороны, может быть, в том, что есть, и содержится главное: ведь где-то должен происходить просто обзор проблематики, занимающей умы и дела всего философского сообщества.
           К сожалению, несправедливо горькой пилюлей для всей российской делегации стало выступление на пленарном заседании коллеги из Москвы Н.Автономовой. Она высказала более чем спорное и странное утверждение об отсутствии у русской философии собственного категориального аппарата, объяснив к тому же это отсутствием и в целом русской философии как таковой, и собственных российских философских традиций. Это не соответствует действительности ни в широкой исторической рамке, ни тем более в рамках советского периода. Но доказывать присутствие или отсутствие философии надо не словами, а практикой философствования, бытием философии. Русская философия всегда стремилась жить проблемами своего общества, обобщать опыт проживания ситуаций и коллизий своей страны и своего народа. И никто за российских философов этого сделать не может. А свою собственную философию можно развивать лишь сообразно своей философской традиции, учитывая и дореволюционный, и советский период. Попытки же отказать нашей философской мысли в оригинальности и самобытности всегда были и будут, к этому надо относиться философски.
           Но, к примеру, проблемы формирования систем социальных ценностей, альтернативных засилью утилитарно-прагматических ценностей Запада, или поиска внеимпериалистического пути развития, различных моделей социальных систем и т.п. не только теоретически были поставлены советской философией, но эти идеи надолго стали ориентирами социального движения и прогресса для многих стран - об этом прямо говорили представители Индии, Китая. В таком профессиональном общении возникает особая ясность понимания того, что наш опыт советского прошлого требует рефлексии, а не огульного отбрасывания. Надо быть открытыми для дискуссий, готовыми принять чужую позицию, но только после аргументированной критики своей собственной позиции и доказательства ее недостаточности.
           По поводу нашего доклада на секции философии образования о соотношении понятий и процессов образования и социализации молодежи можно отметить, что обсуждение показало разницу в постановке этой проблемы в разных странах. Обмен мнениями подтвердил нашу позицию, что наше отечественное образование неправомерно теряет (а больше отбрасывает) ныне функцию воспитания. Нельзя вырастить профессионала, не воспитав гражданина. Проблема прав человека и, как ее следствие, прав ребенка, на которую мы вышли в результате споров о позициях, требует осмысленного отношения к ней. Без этого любой, даже самый разумный и гуманный, принцип можно довести до абсурда, о чем свидетельствовали примеры из жизни современных американцев, приведенные американскими коллегами.
           Вместе с тем, участие в конгрессе показало, чего мы, особенно философы из российской провинции, лишены. Там открывается другой ракурс профессионального общения, и ты понимаешь, что мир философии очень богат, он не исчерпывается всем многообразием реалий бытия философии в одной стране. Особенно учитывая, что определенная ущербность нашей профессиональной деятельности задается и бытующей у нас системой преподавания философии в высшей школе. Надо стремиться к большему профессионализму, конгресс и участие в нем стимулируют профессиональный рост.
           Еще что явно вырисовалось на американском континенте и чего не смогли заретушировать ни отменная американская вежливость, ни безупречный прием, - это обширная (можно сказать, глобальная) американская экспансия в культурные сферы жизни мирового сообщества. Сейчас наиболее широко она распространяется в виде массовой культуры. Это - мировой монстр, по словам коллеги из Индии, и ей надо активно противостоять в культуре. Другие страны уже не первое десятилетие стремятся делать это активно. Мы же никак еще не определимся в своем отношении к ней, а главное - совершенно бездеятельны. Но уже совершенно ясно, и это неоднократно было подчеркнуто на конгрессе, что культурное однообразие мира ведет к его деградации, даже когда оно не приобретает убогие черты массовой культуры. Перспектива за диалогом культур, а подминать все, стричь под одну гребенку, нивелировать под одну культуру, т.е. устраивать монолог - это деградация культуры, а с ней и человечества. Даже сами американские философы обеспокоены этим и прямо убеждали нас, призывая не терять своей позиции. Как философы они отстаивали многополярный и многоцветный мир, лишний раз заставив нас крепко задуматься над тем, с чем мы войдем в грядущее новое тысячелетие.

А.Ж. Кусжанова, д.ф.н., профессор,
С.П. Иваненков, к.ф.н., доцент,
Оренбургский государственный университет

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку