CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2011 arrow теоретический журнал credo new arrow Р.А.Суслова , Культура и антропологический кризис: современное понимание
Р.А.Суслова , Культура и антропологический кризис: современное понимание
Р.А.Суслова 
кандидат исторических наук

Культура и антропологический кризис: современное понимание

Тема кризиса европейской культуры являлась одной из сквозных идей ев-ропейской философии на протяжении всего XX века. Начиная с эпохи рубежа XIX – XX веков, европейское общество вступает в совершенно новый период развития, когда классическая модель культуры, с ее традиционными ценностями, господствовавшими более двух тысяч лет (Бог, душа, мораль, творчество, духов-ный аристократизм, индивидуализм)  уходит в прошлое. Культура XX века ут-верждает новые тенденции и ценности: равенство и демократия, урбанизация, свобода, всеобщее образование, политизация, массовое общество и массовая культура, и все это происходит на фоне стремительного развития научно-технического прогресса. 
Скорость изменений, происходящих в XX веке в области развития техники и условий существования человека, несравнима ни с одной эпохой в истории че-ловечества: жизнь каждого европейского поколения резко отличается от сле-дующего. Меняется практически все: политические реалии, экономическая си-туация, уровень развития техники, духовный климат. Проблема же заключается в том, что моральные и духовные установки человека не могут меняться с той же скоростью, что и уровень техники, и в XX веке впервые создается уникальная и трагическая ситуация, когда технический прогресс опережает скорость его гума-нитарного осмысления (еще А.Тойнби выдвинул идею об отрицательной зави-симости между технологическим и социально-духовным ростом). Человек в этой ситуации ощущает состояние кризиса. 
Осмысление этого состояния пронизывает весь XX век: О.Шпенглер пишет о смерти европейской культуры и наступлении цивилизации, А.Тойнби – о кри-зисе западного христианства,  Й.Хейзинга – о разложении культуры, Э.Гуссерль – о кризисе европейского человечества, А.Швейцер о кризисе европейского ми-ровоззрения, М.Вебер – о конфликте современной науки, К.Ясперс – о трагиче-ской духовной ситуации эпохи,  Х. Ортега-и-Гассет – о «человеке массы», Р.Гвардини – о конце человека Нового времени, Э.Мунье – о кризисе героиче-ского индивидуализма, Г.Маркузе – об «одномерном человеке», Э.Фром – о «ма-нипулятивном интеллекте». При множестве подходов к решению проблемы кри-зиса все мыслители XX века указывают на одну главную особенность эпохи – утерю высших, религиозных, духовных ценностей.
Десакрализация европейской культуры породила совершенно новую куль-турную модель, не известную доселе истории человечества. Отказ от божествен-ной, сверхчувственной реальности происходит в XX веке не на уровне индивида, а на уровне культурной модели, тенденции развития: церковь отделена от госу-дарства и приверженность религиозным ценностям становится делом выбора каждого отдельного человека. В XX веке впервые в истории человечества не Бог, не душа, а  человеческая жизнь была объявлена высшей ценностью (к примеру, конституция Объединенной Европы не содержит слова Бог, а массовая культура пропагандирует исключительно земные ценности, превращая человека в их по-требителя, а не в их творца). 
Эта ситуация и виделась мыслителям XX века, когда они размышляли о конце культурной эпохи, о приближении человека, свободного от культурного наследия, «грядущего Хама», «нового варвара». В конце XX века М.Мамардашвили пишет об «антропологической катастрофе» (стремлении со-временного человека к примитивности). 
Термин «антропологический кризис» крайне популярен сегодня в гумани-тарных дисциплинах. Современная ситуация европейской (и мировой) культуры заставляет вкладывать в понятие «антропологический кризис» новый, более дра-матический смысл. Речь идет о кризисе человека как биологического вида. 
В XXI веке сама природа человека – его генетика, физиология, высшая нервная деятельность, психика – могут быть подвержены необратимым измене-ниям. Эти изменения могут происходить двумя путями: во-первых, как результат неблагоприятного воздействия экологической ситуации; во-вторых, как резуль-тат сознательного вмешательства в природу человека.
Первый путь – это техногенное воздействие человека на окружающую сре-ду, которое становится столь велико, что начинает угрожать самому его сущест-вованию. До XX века условия существования человека практически не менялись: климат, радиационный фон, суточное распределение времени, рацион… В XX веке возникают абсолютно новые факторы, оказывающие влияние на существо-вание человека: электромагнитное излучение (постоянное!), загрязнение атмо-сферы, химические лекарственные препараты, новые методы диагностики (рент-ген, УЗИ, компьютерная томография и др.), синтетические материалы, генетиче-ски модифицированные продукты и др. 
 Уже сегодня существуют опасения, что генетика человека может стать тем самым «слабым звеном», которое не выдержит столь резкого и всестороннего воздействия.  Последствия, например, ультразвукового исследования, до сего-дняшнего дня не выявлены, однако существуют данные (исследования академи-ка П.Горяева) о влиянии УЗИ на свойства молекулы ДНК.  Последние же два де-сятилетия каждый (!) ребенок в Европе  (а сегодня и в России, и все больше по всему миру) повергается обязательному УЗИ еще до своего рождения. Каковы будут последствия подобного воздействия на генотип человека в данный момент сказать невозможно.
Те же опасения вызывает и технология создания генетически модифициро-ванных продуктов. Дискуссии по этому поводу происходят постоянно на самых разных уровнях осмысления: научном, политическом, общественном. Неблаго-приятная экологическая обстановка также является результатом деятельности человека, и негативное влияние этого фактора на организм и наследственность человека уже не вызывает никаких сомнений. Достаточно сказать, что радиаци-онное воздействие на человека проявляется не в отдаленной, а в самой ближай-шей перспективе, уже у второго поколения. 
Второй путь изменения естественной природы человека связан с созна-тельным вмешательством в нее, который становится возможным благодаря но-вейшим научным разработкам  (генетическое программирование, клонирование человека, слияние человека и глобальной компьютерной сети). В связи с этим перед человечеством встают не только научные, но и мировоззренческие про-блемы.
XXI век вызывает новую постановку проблемы сущности человека. Опре-деленное решение этой проблемы существовало только в религиозных концеп-циях, где человек рассматривается как носитель души, некоего божественного начала. В десакрализованном современном обществе человек представляется но-сителем трех составляющих – биологической, социальной и духовной. Каждая из составляющих изучается отдельно, однако величайшим парадоксом нашего вре-мени является отсутствие формально-юридического определения понятия «чело-век».
 До сегодняшнего дня человечество попросту не оказывалось в ситуации, когда подобное определение было бы необходимым и понятие «человек» подра-зумевалось общепризнанным. В XXI же веке человек может столкнуться с во-просами, для решения которых потребуется четкое понимание сущности челове-ка и его антропологических характеристик.
В десакрализованном обществе человек может рассматриваться не как но-ситель души, а как объект некоего научного эксперимента. В этих условиях ста-новится возможным сознательное вмешательство в генотип человека (генная инженерия) или клонирование человека. В этой ситуации, помимо решения мно-гих медицинских проблем, перед человеком встают вопросы морального плана. То, что в XX веке было распространенным фантастическим сюжетом, очень ско-ро может стать реальностью, к которому десакрализованное общество сегодня не готово, а именно: отличается ли искусственно созданный, генетически запро-граммированный человек от «естественного»; являются ли они равными в граж-данских и политических правах (будут ли у него официальные родители  (а воз-можно ведь и массовое лабораторное производство подобных клонов), давать ли ему паспорт, образование, право голоса, имущественные права, права наследова-ния и т.д.). 
Генная инженерия открывает перед человеком и страшные соблазны: соз-дание массовой биологической рабочей силы, «новых рабов». Моральный, нрав-ственный аспект всех этих проблем не выработан, и вряд ли это возможно в рам-ках научного дискурса или гражданского законодательства. 
Не менее сложной в моральном и философском планах является возможная тенденция сращивания, слияния человеческого организма с глобальной компью-терной сетью  – «киборгизация человека» (И.Бестужев-Лада). Достаточно вжи-вить в организм человека микрочип, чтобы дать ему массу новых возможностей и преимуществ (от контроля за здоровьем до небывалого развития умственных способностей, памяти и т.д.). Одновременно, эта тенденция таит невероятную угрозу для существования общества. Речь идет, прежде всего, о возможности то-тального контроля за каждым человеком.  
Современное общество позволяет человеку жить вполне благополучно и быть свободным от внутреннего запрета, религиозных и моральных норм, совес-ти. Исчезают все запреты, кроме тех, которые вызваны страхом наказания, стра-хом перед законом. Возможно, для десакрализованного общества государствен-ный контроль – это единственный способ обеспечить безопасность граждан (уже сегодня мы видим усиление этой тенденции). Возможности же подключения че-ловека к компьютеру открывают перспективы создания нового «идеального» общества: это позволит контролировать и пресекать практически все асоциаль-ные действия человека, но, одновременно,  человек лишается главного качества – свободы выбора. 
С отказом от религиозной, гуманитарной трактовки, проблема сущности человека выходит сегодня на первый план, и ее нерешенность может грозить са-мому существованию человеческой цивилизации, и уж тем более – существова-нию человеческой духовности, его культуры. Именно это и следует считать се-годня сутью антропологического кризиса. 



 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку