CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Российские регионы в условиях становления нового типа мировой экономики,С.Г. Воронков

С.Г. Воронков,

кандидат экономических наук

РОССИЙСКИЕ РЕГИОНЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОГО ТИПА МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

           В последнее время все яснее становится то, что Россия не имеет никаких шансов на то, чтобы ее оставили в покое, не имеет шансов на автаркию. Слишком важно ее евроазиатское и геополитическое положение, слишком необъятна история, слишком велик духовный вклад в копилку человечества, слишком огромны интеллектуальные, территориальные, экологические, энергетические, сырьевые, военные и демографические ресурсы (36. С. 34). Именно по этой причине выход из кризиса Россией не может быть найден вне контекста общецивилизационных проблем мирового развития. Изучая большинство публикаций на тему экономических реформ России нельзя не отметить их идеологическую зашоренность, подтягивание реальности под заведомо известный результат, либо положительный, либо отрицательный. Однако на пороге ХХI века - века информационных, интеллектуальных, управленческих технологий, когда на повестке дня всерьез стоят вопросы о возможностях перехода к управляемому и проектируемому развитию общества, когда социальная инженерия становится сферой профессиональной деятельности сотен тысяч специалистов, необходим другой язык обсуждения данных проблем. Смысловое поле подобных разборов должно быть четко выстроенным и рационально выверенным с большей точностью, нежели та с которой выверяются сложные технические системы.
           Рыночные реформы проходят при значительных различиях в условиях воспроизводства: регионы в разной степени обеспечены природными ресурсами, сильно отличаются по климатическим условиям, демографическим процессам, экономическому и научно-техническому потенциалам, национально-культурным традициям и т.д. Рассчитывать на выравнивание уровней через директивное перераспределение ресурсов в новых условиях не приходится. Реальность, вызванная процессами регионализации экономики такова, что если отдельные регионы не начнут самостоятельного движения к участию в мировом рынке, Россия никогда не займет в нем достойного места. Необходимым компонентом реформ в России является определенная свобода для регионов в целях создания конкуренции между ними, что должно дать толчок развитию хозяйства экономическими методами.
           Мероприятия по переводу региональной экономики на рыночную основу достаточно разнообразны и в среде специалистов идет, как правило, спор об их полноте и расставляемых среди них приоритетах. В целом обсуждаемые мероприятия можно разделить на два направления.
           Первое рассматривает как приоритетное направление перехода к рыночным отношениям реформирование общественных условий (формы) функционирования общественного производства и включает в себя, как правило, мероприятия, составляющие триединую задачу:
           - изменение экономической роли государства (смена принципа финансирования приоритетных сфер экономики с бюджетного дотирования на инвестиционный; замещение административных методов управления народным хозяйством экономическими и правовыми; поддержка конкурентной среды и благоприятного предпринимательского климата; замена системы жесткого административного планирования на стратегически - целевое развитие с согласованием целей хозяйствующих субъектов на принципе "общественного договора" и индикативное планирование; поддержка платежеспособного спроса и структуры потребления, создающих перспективы развития цивилизованной рыночной экономики и экономического роста т.д.);
           - изменение отношений собственности (разделение государственной, региональной и муниципальной собственности, формирование рыночно ориентированной структуры общественного производства по формам собственности хозяйствующих субъектов, развитие новых нетрадиционных отношений собственности, свойственных постиндустриальному этапу развития общества);
           - изменение менеджмента (формирование многочисленного слоя экономически обособленных товаропроизводителей, ориентирующих свое производство на рыночный платежеспособный спрос и несущих полную экономическую ответственность за результаты своей деятельности; становление современных принципов управления производством, обеспечивающих высокую экономическую эффективность производства, качество выпускаемой продукции, гибкость и диверсифицированность производства, конкурентоспособность продвижения товара на рынке; развитие новых форм горизонтальных и вертикальных связей).
           Второе направление научных исследований, посвященных изучению переходного периода экономики к рынку настаивает на приоритетности реформ самой сути общественного производства и может быть сгруппировано в два блока задач:
           - изменение структуры общественного производства и экспорта в соответствии с конъюнктурой рынка и преимуществами, которые можно максимально извлечь из современного международного разделения труда (формирование принципиально новых и сворачивание старых секторов и отраслей экономики, видов производств; развитие новых форм организации производства , в частности, малого и среднего предпринимательства, новых форм научно-производственных комплексов, финансово-промышленных групп и т.д.);
           - достижение качественно нового уровня развития производительных сил, отвечающих высшим критериям современной эпохи (формирование нового технологического уклада в развитии средств производства, достижение иного качества трудовых ресурсов, становление новой модели пространственного раз-мещения производительных сил).
           Оба направления содержат три существенных недостатка:
           - они не включают вопрос формирования субъекта реформ, т.е. развития трудовых ресурсов, готовых принимать в них самое активное и творческое участие;
           - не учитывается региональный аспект реформ ;
           - каждое в отдельности игнорирует действие закона соответствия производственных отношений уровню и характеру развития производительных сил и не показывает путей достижения передового мирового уровня последних.
           Необходимость самостоятельного участия в мировом рынке и интеграции в мировое хозяйство требует соотнесения изменений, происходящих в региональном производстве в ходе реформ, с процессами развития мирового рыночного хозяйства. Последнее сегодня претерпевает коренные изменения. В.Кузнецов, анализируя доклады французских экономистов-советологов в отношении реформ на опыте Восточной Европы и СССР в работе "Теория регулирования и переходный процесс" приходит к выводу о том, что: "Современная западная экономика, на которую ориентируется наша реформа, построена не только по рыночным стандартам. Теория регулирования не случайно настаивает на системном подходе к любому способу производства" (1, с.81).
           Если поверхностно зафиксировать описываемые в современной экономической литературе тенденции складывания "нового типа мировой экономики", то можно говорить о становлении новой модели отношений обмена результатами труда. Основные изменения состоят в трансформации фундаментальных традиционных основ рыночных форм обмена. Подрываются основы самого товарного производства (товарная специализация и кооперация за-меняется производственно-технологической; растет объем производства не на рынок, а под гарантированный заказ; в мировом товарообороте растет доля внутри корпоративного распределения продуктов труда; реализуется фактически не товар, а комплекс сопровождающих услуг по всему жизненному циклу продукта труда, т.е. исчезает обмен как самостоятельная фаза; компьютеризация и гибкость технологий позволяют самому потребителю включаться непосредственно в процесс производства, регулируя качественные характеристики товара под индивидуальный заказ и т.д.).
           Совершенно иным содержанием наполняются понятия конкуренции и монополии. Получают дальнейшее развитие известные формы создания искусственных монополий (межкорпоративный сговор о разделе рынка, ограничение доступа на рынок, вплоть до использования военной силы, усиливающийся государственный протекционизм и патернализм). Появляется новый вид так называемых "эффективных монополий", работающих на производство нового уникального продукта и получающих "функциональную (инновационную) прибыль" в период до освоения массового производства.
           Все сказанное означает, что конкурентоспособность регионального производства определяется способностью бороться не столько "на рынке", сколько "за рынок", т.е. создавать все новые и новые рынки несуществующих ранее товаров и услуг, выступая на них какое то время "эффективным" монополистом.
           Данные изменения обусловлены проникновением рыночных отношений в самые дальние уголки планеты, втягиванием в орбиту международного товарооборота все большего количества стран и регионов. Все более тесная международная интеграция приводит к перерастанию мирового рынка в единую систему мирового общественного производства. Выражается это в изменении структуры общественного производства и новом разделении труда, коренных изменениях в уровне и характере развития производительных сил и производственных отношений, существенных изменении отношений базиса и надстройки.
           Поэтому для того, чтобы понять какие рыночные институты, определяющие общественную форму функционирования регионального производства, требуется внедрять в ходе реформ, необходимо сначала рассмотреть происходящие глубинные изменения самой сути общественного производства.
           Изменения структуры мирового общественного производства происходят на различных уровнях разделения труда (общий, частный и единичный), через трансформацию принятых для анализа в экономике макро секторов экономики (первичный, вторичный, третичный, четвертичный) и составляющих их отраслей (содержание которых будет раскрыто ниже).
           Переход к рыночной экономике стран бывшего социалистического лагеря сделал важнейшей проблемой взаимозависимого мира уже не сотрудничество различных социально-экономических систем, а взаимодействие разно уровневых структур, "...характеризующихся не только степенью развития, но степенью вовлеченности в мировое разделение труда и мировое хозяйство" (2, с.137).
           Наиболее популярная схема такого взаимодействия - так называемая "трехзвенная структура", которая порождает и воспроизводит территориальное неравенство: отношения типа "центр - полупериферия - периферия" (3, с.18). Маркс хорошо показал, что в основе подобной иерархической системы лежит территориальное разделение труда: "Вся внутренняя организация народов, все их экономические международные отношения являются выражением определенного вида разделения труда" (4, с.404).
           Но современный этап мирового развития имеет свою специфику, которую объективно не могли учесть в своих исследованиях по разделению труда и обмену его результатами ни Маркс, ни Рикардо. Современный этап интернационализации производства, обусловленный научно-технической революцией, вызвал новый этап в развитии международного разделения труда - переход от предметной (межотраслевой) специализации к подетальной (внутриотраслевой). Иначе говоря то, что Маркс называл единичным (внутрифабричным) разделением труда перерастает рамки отдельного предприятия, района, страны. Фундаментальный процесс единичного межтерриториального разделения труда заключается в том, что весь процесс производства продукта труда расчленяется не только подетально, но и пофазно. В самостоятельные виды производств выделяются такие фазы производственного цикла, как фундаментальная наука - прикладная наука - материальное производство. В самостоятельную сферу деятельности оформляется управление.
           Это означает, что "действительное" разделение труда на производство духовных и материальных благ достигло апогея и приобрело территориальный (региональный) характер. Смысл его, как пишет В.Вазюлин, в том, что: "Разделение труда между трудом по постановке целей, оперированию целями, ор-ганизационными функциями и трудом по их исполнению представляет собой разделение между тем, что по преимуществу есть труд как целое и тем, что имеет по преимуществу частное значение в совокупном труде" (5, с.130). Неравноправное положение при обмене продуктами труда основано на том, что при разделении труда на производство духовных и материальных благ непосредственную решающую роль в производственных отношениях играют субъекты первого вида труда, а субъекты второго вида труда - подчиненную. Только такое разделение труда обуславливает устойчивые существенно различные присвоение и распределение продуктов труда, производства между территориальными группами людей, занятыми этими видами труда. Духовное производство при такой организации общественного производства играет определяющую роль, а материальное становится его технологическим воплощением.
           При сопоставлении национальных и региональных экономик, применяя описанную схему, их можно соответственно разделить на три группы:
           Представительницы центра, с преобладающей сферой духовного производства. Доля третичного и четвертичного секторов в производстве ВНП составляет в этих регионах 60-65% и доля занятости 60-70% (6, с.36).
           Они специализируются на следующих сферах деятельности четвертичного сектора экономики: организационно-управленческой, консультационной, научно-исследовательской (фундаментальная наука) и научно-проектировочной (прикладная наука), сфере деловых услуг. Процесс территориальной концентрации этих видов деятельности (ярким свидетельством чего служит характер размещения головных фирм и их филиалов) обусловил появление в современной рыночной терминологии новых понятий "экономики штаб-квартир", "экономики верхних и нижних этажей". К примеру 66% штаб-квартир 500 крупнейших компаний Великобритании находится на юго-востоке и 52% научно-исследовательских учреждений, принадлежащих фирмам (7, с.76). 80% штаб-квартир крупнейших компаний Франции находится в Парижском регионе; 2/3 штаб-квартир голландских компаний - в Ранстаде (8, Р.73) и т.д.
           В производстве третичного сектора преобладают: 1). В сфере производственных услуг отрасли по обслуживанию инфраструктурных узлов производственных, транспортных, финансовых, информационных, коммуникационных инфраструктур, разбросанных по всему миру. Например, крупнейшая, стремительно растущая коммуникационная корпорация США "MCI" в 1989 г. обслуживала 150 стран, общая протяженность сетей составляла 47 тыс. миль, трудилось в ней 19 тыс. человек, годовой доход равнялся 6,4 млрд. долларов (9, с.38). В развитых странах развитие инфраструктур все больше выделяется в самостоятельный сектор экономики. Целые города и регионы становятся "инфраструктурными узлами и центрами". "Так, например, один из американских городов Омаха, став национальным телемаркетинговым и коммуникационным центром, получил 20 тыс. принципиально новых рабочих мест" (10, с.40). 2). Отрасли производства человека: массовые услуги, бытовой сервис, социо-культурная сфера. Некоторые районы и регионы специализируются на отдельных видах деятельности: культурно-исторические центры и заповедники, рекреационно-туристические зоны, лечебно-оздоровительные места. Для равнения достаточно сказать, что занятых в сфере общественных отношений (социологов, юристов, психологов), в России в 10 раз меньше чем в экономически развитых странах (11, с.250).
           Вторичный сектор (промышленность и строительство) в регионах "Центра" составляет по доле в общем производстве 30-40% и количеству занятых 25-35% (6, с.36), и представлен преимущественно "авангардными" отраслями, производящими новую и уникальную продукцию (вычислительная и лазерная техника, средства связи, приборостроение, электронные компоненты, тонкая химия, биотехнология, голография, новые виды энергетики, космическая и авиационная). Оценки ЮНИДО и прогнозы по США выделяют в качестве "авангардных" в основном отрасли, обеспечивающие промежуточные продукты для отраслей хозяйства, необходимые для интенсификации производства. Отличительные их характеристики: экспортная ориентация и благоприятствование во внешней торговле; более высокий уровень накопления капитала (капиталоемкость); рост производительности труда больше, чем в других, одновременно с притоком рабочей силы; высокая и растущая наукоемкость; высокая доля квалифицированного труда; растущие агрегированные показатели (доля в ВВП) и капиталовложения (6, с.59). Рост использования квалифицированного труда и высокая наукоемкость стоят в ряду главных отличительных черт "авангардных отраслей".
           Все большее значение приобретают новые межотраслевые структурные образования (научно-производственные, индустриально-информационные, научно-технические парки), перерастающие в так называемые "стратегические" отрасли экономики, работающие в плане генерирования научных и технологических разработок на все остальные отрасли (как опытного так и серийного производства). "По определению американских экономистов стратегическая отрасль характеризуется тремя основными признаками: она должна иметь большое значение для поддержания национальной безопасности; в ней должны вестись интенсивные научно-исследовательские и опытно-конструкторские исследования и разработки; иметь "привлекательный внешний вид", т.е. приносить экономические выгоды другим отраслям" (10, с.39). К примеру в 1990 г. Япония объявила телекоммуникации ключевой стратегической отраслью XXI в. В стране появилось пять новых общенациональных и 25 региональных сетей связи (10, с.41).
           Первичный сектор (сельское и лесное хозяйство) в регионах центрального типа представлен крайне незначительно: 2-4% в общем производстве и 3-6% в общей занятости (6, с.36). Он отличается во-первых, углублением специализации региона на производстве того или иного вида сельскохозяйственной продукции (12, с.167). Во-вторых, качественным изменением профессиональных групп, занятых в сельском хозяйстве, как по составу, так и по количеству: профессионализация крестьянства, повышение качества занятых трудовых ресурсов, обусловленная быстрыми темпами индустриализации и интенсификации сельскохозяйственного производства (13, с.84). Параллельно происходит превращение мелких и средних хозяйств в фермерство "по совместительству" играющего роль своеобразной "компенсирующей прослойки", баланса противоречий, вызванных стиранием граней между городом и деревней. В 1981г. в ФРГ лишь 7,7% хозяйств площадью от 1 до 5 га считались полностью сельскохозяйственными, 87% получали основные доходы на стороне (14, с.39).
           В общественном производстве регионов и стран полупериферии преобладает вторичный сектор, составляя 50-70% общего производства (6, с.36). При этом индустриально-промышленное производство представлено в основном "традиционными" отраслями (ресурсодобывающие, металлургические, тяжелое машиностроение, производство стандартной продукцию массового потребления). По отношению к мировым инфраструктурам данные регионы выступают в основном рядовыми пользователями.
           Периферия мирового развития характеризуется преобладанием первичного сектора (аграрная специализация, торговля природными ресурсами). Четвертичный сектор практически не развит, а третичный формируется преимущественно за счет мелкотоварной кустарной торговли и ремесленных услуг. Немногие из периферийных стран и регионов имеют развитый рекреационный сектор, соответствующий международным стандартам. Технологически периферия наименее сильно интегрирована в мировое хозяйство. Именно это имеет в виду, например, Г.К. Широков, когда анализирует возрастающее несоответствие экономических структур стран полупериферии и периферии новой технологической модели воспроизводства развитых капиталистических стран (15, с.224).
           Подобное разделение труда между странами и регионами в складывающемся технологически едином мировом общественном производстве "позволяет организаторам производства передавать выпуск рядовой продукции в регионы полупериферии и периферии, оставляя за собой функции управления и технологической политики" (16, с.78). Данный процесс нашел отражение в зарубежных теориях "фильтрации продукта" (17, с.23-38) и "жизненного цикла технологий" (18, с.15), характеризующих три "жизненных" стадии продукта (технологии): инновации, роста, стандартизации. На первой передовые предприятия производят продукт для экспорта в другие города и регионы. Вторая стадия: передача технологий в другие города и регионы, когда дальнейшее инвестирование производства становится не выгодным. Третья - производство освоенного продукта переводится в регионы с дешевой рабочей силой. За счет создания такой мировой технологической цепочки "сброса" устареваемых технологий и производств со всеми издержками, регионы "Центра" освободились от необходимости заниматься проблемами их рутинизации и утилизации и получили возможность сосредоточиться на беспрерывном производстве новых знаний, технологий, товаров, услуг и т.д. Можно сказать, что в целом современное общественное производство в регионах "Центра" представляет собой своеобразную фабрику, ставящую на поток генерирование и производство различных инноваций.
           Рассмотрение наиболее развитых регионов в качестве своеобразных инновационных центров дает представление лишь о высших критериях развития общественного производства, но не дает полной его картины. Более полное рассмотрение современной модели общественного производства возможно при уточнении понятия "экономической инновации".
           Закономерности технических и экономических нововведений стали изучаться только в начале 20 века. Пожалуй, первое интересное, специфически инновационное наблюдение было сделано российским исследователем Н.Д. Кондратьевым в 20-х го дах (19), (20). Он обнаружил существование так называемых "больших циклов" развития экономики, связанных с базовыми техническими нововведениями и сменой поколений средств производства. И.Шумпетер увидел здесь возможность ускоренного преодоления очередного спада через активизацию радикальных технико-экономических нововведений (21). Вскоре была установлена еще одна возможность использования нововведений. Выяснилось, что источником прибыли может стать не только изменение цен или экономия на затратах, но и радикальная смена выпускаемого изделия. Фирмы стали разрабатывать свою "инновационную политику"- динамичную систему продуктных нововведений, обеспечивающих рынок в соответствии с его конъюнктурой. Можно утверждать, что теории современного маркетинга основываются не столько на ценовом механизме, сколько на инновационном.
           По сути инновация - есть совокупность и взаимодействие процессов эволюции новшества и нововведения. Новшество - это новые экономические элементы (сырье, товары, услуги, изобретения, технологии, структуры, отношения, виды производств и т.д.), вносимые в среду внедрения (организацию, поселение, общество и т.д.). Они могут быть чисто материальными или социальными, но каждый из них сам по себе представляет лишь предмет нововведения. Нововведения - это процесс внедрения экономического новшества и придания его существованию относительно стабильного характера.
           Важно понимать, что новшество и нововведение в экономике имеют самостоятельные жизненные циклы, характер пересечения которых определяет успех инновационного процесса. Так, жизненный цикл новшества включает в себя следующие стадии: разработка (фундаментальные исследования, прикладные, теоретические расчеты), проектирование (оформление документации, создание образцов), изготовление (установочной и полной серии), использование, устаревание (исчерпание возможностей, появление альтернативного новшества). Применительно к нововведению понятие "жизненный цикл" будет означать следующую стадийность: зарождение (осознание потребности и возможности изменений, поиск соответствующего новшества); освоение (внедрение на объекте, эксперимент, осуществление производных изменений); диффузия (тиражирование, многократное повторение нововведений на других объектах); рутинизация (нововведение реализуется в стабильных, постоянно функционирующих элементах соответствующих объектов). Нововведение не может считаться полностью завершенным, если оно остановилось на любой из промежуточных стадий (22, с.30).
           Сопоставим оба жизненных цикла. Они различны по диапазонам, ибо рутинизация нововведения может наступить, а новшество еще не устарело. К тому же новшество может быть спроектировано, изготовлено и даже успело устареть, а нововведение так и не началось. Оба жизненных цикла тесно связаны, взаимообусловлены и невозможны один без другого. Жизненный цикл новшества может прерваться на стадии использования, если не сомкнется с нововведением. А жизненный цикл последнего может только лишь начаться (как поиск нового средства для удовлетворения уже осознанной необходимости), но не развиться, пока новшество не дойдет до стадии изготовления. Но важно видеть и разницу: в одном случае происходит процесс формирования новшества, в другом - процесс его применения (22, с.31).
           Все эти различия играют вполне конкретную и практическую роль. Они дают представление о том, что становление инновационного типа общественного производства в регионах стран "Центра" стало возможным лишь по тому, что создан полный инновационный производственный цикл, в котором отдельные страны и регионы специализируются на различных фазах инновационного процесса: центральные на производстве новшеств и контроле за инновационным процессом в целом, полупериферийные на освоении и массовом тиражировании нововведения, периферия на рутинизации и утилизации нововведения.
           Новое инновационное содержание мирового общественного производства требует новых соответствующих экономических и технологических форм организации его функционирования.
           Для соорганизации всего процесса в межрегиональном и межнациональном масштабе возникают транснациональные корпорации, способные за счет высокой степени концентрации капитала осуществлять фундаментальные научные исследования и разработки, проводить непрерывную диверсификацию производства, осуществлять масштабные инвестиции и разворачивать глобальные инфраструктуры.
           Для соединения науки и производства наиболее эффективной формой оказываются различного рода "парки" и "технополисы" (инновационные, научные, предпринимательские) и связанные с ними "предпринимательские сети" мелких инновационных предприятий.
           Освоение новых технологий и само производство обеспечивается преимущественно средними производственными формами, различными формами кооперации мелких и мельчайших предприятий в кооперации с крупными промышленными (включая семейные и надомничество), субподряд, субконтрактация "коммерческая" или "промышленная". Быстрая передача производств в другие регионы становится возможной при наличии условий моделирования производственного процесса, когда в нем меняются лишь определенные модули, передаются пакеты программ и производство управляется, где бы оно не находилось, посредством развитых инфраструктур. Такая форма организации производства дает возможность переключаться на новые виды продукции ежедневно и ежечасно при производстве партий объемом от 50 до 500 единиц (мелкоcерийное производство составляет 3/4 промышленного производства США) (13, с.71).
           Появление данных условий связано со сменой промышленных форм организации производства на технологичные (23, с.60). Последние основаны на принципах: соорганизации в единую технологическую цепочку всех фаз жизненного цикла продукта от производства, реализации и сервисного обслуживания до утилизации; воспроизводимости производства по описанию (в которое входит не только описание технических процессов, но и качество трудовых ресурсов и управление их развитием) в любом месте; мелкосерийности, мелкомасштабности и гибкой специализации, низкой энерго и материалоемкости производства.
           В целом экономические формы организации производства эволюционируют к сочетанию и многообразию крупнейших форм транснациональных корпораций и гибких микроформ. Как пишет А. Фонотов: "В сложном народохозяйственном организме имеются определенные ниши, в которых те или иные формы собственности оказываются более жизнестойкими и оправданными" (24, с.61).
           Новым содержанием на современном этапе наполняется содержание регионального развития, важнейшим фактором которого становится процесс пространственной передачи (диффузии) новых видов производств. А характер развития региона определяется местом и ролью его в этом процессе. Большинство получивших наибольшее признание современных концепций регионального развития - это концепции "диффузионно-инновационного" толка, т.е. пространственной передачи новшества. К числу исследователей географических проявлений диффузии нововведений относится целый ряд западных ученых-регионалистов: Т. Хагерстранд, А. Пред, Х. Перлофф, Б. Бери, Т. Ричардсон, Ф. Перу (25, с. 57-60). На этом принципе распространения инноваций строятся теории "фильтрации продукта" (17, с.23-38) и "жизненного цикла технологий" (18, с.15).
           Важнейшей задачей регионального развития сегодня все больше является занятие наиболее выгодных позиций в мировом инновационном производственном цикле, в цепочке пространственной передачи новых видов производств и технологической иерархии. Выделена даже новая тенденция в международном разделении труда - комплиментарность или взаимодополняемость, как соединение внутренних и внешних факторов с целью максимального использования имеющихся или специально создаваемых преимуществ в международном разделении труда для достижения наибольшей эффективности как в экономической, так и в социальной сфере (26).
           Не случайно все больше в качестве показателя конкурентоспособности региона выдвигается степень его инновационности, как "способности к самообновлению, адаптации к изменениям и генерированию научно-технического прогресса" (27, с.230). Набор производств, развиваемых самостоятельно или имп- лантируемых в регионе, степень их сложности и престижности, при описанной системе организации общественного производства, зависят прежде всего от двух факторов (28): 1). Производственной культуры населения (высокое качество трудовых ресурсов и установки людей на изменения и повышение социального статуса); 2).Качества среды обитания (насыщенность социо-культурной инфраструктуры, информационного поля и состояние экологии). Не случайно американские регионалисты выделяют следующие критерии оценки конкурентоспособности региона: качество рабочей силы, уровень нового поколения бизнесменов, трудовая мотивация, качество продукции, рыночная ориентация (29).
           Подобный подход к определению конкурентоспособности региона позволяет уточнить понятие самого региона.
           Существует множество подходов к определению понятия "регион" (геогра-фический, природно-климатический, культурно-этнический, экономический, военно-политический, исторический и т.д.). При этом их границы, как правило, не совпадают друг с другом. Различными авторами предпринимаются попытки объединить их в единое понятие (30). Но наиболее на наш взгляд продуктивный подход - деятельностный, рассматривающий регионообразующие характеристики в зависимости от изучаемых процессов и видов деятельности. С экономической точки зрения под регионом следовало бы понимать образование, основу которого составляет территориально-производственный комплекс, способный обеспечить его целостность и относительно самостоятельное развитие.
           Но, во-первых, реально существовавшее межрегиональное разделение труда было основано на производственно-технологических и административно-мобилизационных, но не экономических принципах. Сами регионы в существующих административно-территориальных границах представлены в основном монопрофильным производством, являясь практически территориально-производ-ственными узлами некогда единого народнохозяйственного комплекса "страны-фабрики". Т.е. классическая экономическая и административно-территорильная регионализация не совпадают. В то же время социально-культурная инфраструктура практически полностью сформировалась в соответствии с административно-территориальным устройством региона. Во-вторых, в новых экономических условиях с тенденцией углубления именно технологического межтерриториального разделения труда региону понадобится не комплексность и замкнутость регионального производства, а поиск более экономически выгодной специализации и кооперации. Ускоряющиеся темпы смены видов производств потребуют постоянной территориально-отраслевой перестройки и изменения экономического регионального рисунка.
           Необходим поиск таких регионообразующих факторов, которые бы обеспечивали минимальные условия регионального воспроизводства при смене хозяйственной модели. Более важным регионообразующим признаком в таких условиях выступает целостность среды обитания человека, которая на сегодняшний день обеспечивается совпадением административной и социально-культурной инфраструктур.
           В новых условиях властные полномочия, которыми наделены регионы, приобретают особое значение в поиске новых ресурсов и источников развития, структурной перестройки всего общественного производства региона. Следовательно, под регионом необходимо понимать одновременно определенную территориально-пространственную форму организации производства и субъекта, обладающего необходимыми властными полномочиями для перегруппировки ресурсов и выступающего субъектом социально-экономических процессов, владеющего определенной социо-культурной инфраструктурой, скрепляющей целостность среды обитания человека на данной территории и дающей устойчивость к изменениям.
           Описанные принципиальные изменения содержания общественного производства, форм его организации и регионального размещения в современных рыночных экономиках позволяют выделить складывающийся новый инновационный тип развития общественного производства, являющийся базисом нового типа мировой экономики. Это определенный этап его развития, основанный на непрерывных инновациях, существенно изменяющих все стороны общественного производства, объективно вызванных появлением новых потребностей общества и его членов, способов их удовлетворения и улучшения жизнедеятельности общества, следствием чего выступает постоянное повышение эффективности функционирования общественного производства.
           Для освещения проблемы, обозначенной в названии, помимо данной логики рассмотрения нового типа мировой экономики, необходимо попробовать применить ее к современному развитию Российских регионов. Из вышесказанного видно, что развитие региона при переходе к рынку объективно происходит по модели двойной зависимости: от стартовых условий региональной экономики и от стартовых условий национальной экономики, частью которой он является.
           В целом Российская экономика проходит этап индустриального развития с преобладанием вторичного сектора и попадает в разряд полупериферийных стран. Соответственно развиваются и Российские регионы. Лишь в нескольких центральных регионах третичный и четвертичный сектора получили наибольшее развитие, обеспечивая возможность перехода на новую ступень постиндустриального развития.
           Процессы территориальной концентрации данных секторов деятельности, как закономерный процесс, имеют место и в России. Например, "обследование 300 филиалов в малых и средних городах Центральной России показало, что 42% их сос- тавляют филиалы московских объединений, особенно легкой промышленности" (31, с.66). Однако общее отставание уровня развития производства определяет то, что в целом Россия со своим каркасом регионального развития так же отстает от мировых экономических центров, что подтверждается специально проводимыми системами исследований и расчетов (31, с.130).
           Большинство российских регионов представлены производством вторичного сектора, который внутренне не однороден. Регионов, представленных преимущественно стратегическими отраслями (за которые можно при определенных оговорках принять оборонные) практически нет (32, с.31). Регионов с преобладающим развитием современных авангардных отраслей, о которых говорилось, также нет.
           Проведенная на основе материалов института экономики Российской Академии наук (33, с.148-149), типологизация регионов по критерию лидирующего комплекса в структуре их промышленного производства показывает, что все регионы можно объединить в шесть основных типов.
           Все шесть типов регионов представлены преимущественно традиционными отраслями: I тип - представляют пять Российских регионов, лицо которых определяется топливно-энергетическим комплексом с его долей (28 - 75%). II тип - объединяет восемь регионов, в которых преимущественное распространение получил металлургический комплекс (32 - 63%). III тип - семь регионов, ориентирующихся на лесохимическое производство (30 - 42%). IV тип - к нему принадлежат регионы РФ, где основной упор делается на развитие отраслей машиностроения и металлообработки. Это наиболее многочисленная группа: сюда входят 29 российских территорий (26 - 56%). При невысоком технико-экономическом уровне отечественного машиностроения именно его следует рассматривать, как преимущественную специализацию российской промышленности. V тип - включает 9 регионов, в которых структурной доминантой выступает легкая промышленность (25 79%). VI тип - определяется наибольшим удельным весом пищевой промышленности (27-78%). Таких регионов девятнадцать.
           В Российском сельском хозяйстве отсутствует четко выраженная региональная специализация. Низок научно-технический уровень аграрно-промышленного комплекса России. Комплексная механизация не внедрена ни в одной отрасли земледелия. По фондовооруженности и энерговооруженности наше сельское хозяйство отстает от мировых регионов-лидеров в 4 - 5 раз, при том что энергоемкость на единицу создаваемого дохода выше в 5-6 раз, а производительность труда меньше в 3 - 4 раза. Надо учитывать также тот факт, что уровень биоклиматического потенциала РФ (совокупность показателя обеспеченности территории теплом и влагой) в 2,7 раза ниже, чем в США, и в 2,2 - 2,4 раза ниже, чем в основных странах Западной Европы (12, с.89).
           Дав сопоставление уровня и этапа развития экономики Российских регионов с общемировыми тенденциями развития можно выделить три группы противоречий, с которым будет связано развитие региона в период рыночных реформ.
           Общие объективные противоречия, свойственные для прохождения индустриального этапа развития. Среди них: перегруженность экономики регионов вторичным сектором, представленным в основном традиционными отраслями при слаборазвитом третичном и четвертичном секторе; технологическая несовместимость традиционного промышленного производства с новыми формами технологичного производства, что делает проблематичным их модернизацию и потребует скорее коренной смены основных фондов производства; нежелание участвовать в подобных видах производства молодежи, что лишает традиционные отрасли естественного источника поступления трудовых ресурсов.
           Есть однако и частные противоречия, доставшиеся от ми- литаризированно-административной экономики, связанные со сверхутяжеленной промышленностью; поляризацией общественного производства с огромным разрывом между отраслями "ядра" (оборонной, космической и др.) и отраслями "периферии" (гражданские и сервисные); низким уровнем диверсификации крупных производственных предприятий и отсутствием в них профессиональной прослойки менеджеров; отсутствием отрасли-звена, стыкующего науку и производство в лице малого и среднего предпринимательства и соответствующей инфраструктуры. В большинстве регионов России достаточно высок уровень концентрации промышленного производства. Например, в Оренбуржье на 10 крупнейших предприятиях производится более 60% товарной продукции области. Вместе с тем количество мелких и средних предприятий, образующих эластичную рыночную ткань, заполняющих всевозможные ниши на рынке товаров и услуг, обеспечивающих в странах рыночной экономики до 80% прироста новых рабочих мест, явно недостаточно. Если бы в России уровень развития мелкого и среднего предпринимательства достиг хотя бы половины уровня США, то в Оренбуржье насчитывалось бы около 100 тыс. таких предприятий против менее 3-4 тыс. в настоящее время (34, с.24).
           Новые, имманентные противоречия, вызванные проведением реформ заключаются в том, что при отсутствии прогрессивных структурных сдвигов в общественном производстве, не создаются для этого достаточные предпосылки в виде развития трудовых ресурсов. Переход к рыночным отношениям не меняет пока главного в размещении производительных сил и социально-экономического развития регионов - территориального разделения общественного труда, производственной специализации регионов. Более того, наблюдается заметное ухудшение показателей структуры общественного производства: отсутствие прогрессивных сдвигов при явной деиндустриализации со структурным сдвигом в сторону сырьевых отраслей, разрушением фундаментальной науки и отраслей "ядра", разукрупнение многоотраслевых концернов (имеющих потенциал превращения в транснациональные корпорации). Происходит перераспределение кадров в менее квалифицированные отрасти и сферы деятельности с потерей квалификации. Только в 1992 году предприятия оборонного комплекса, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро этой отрасли потеряли в общей сложности 800 тыс. человек (35, с.15).
           При этом надо особо отметить, что ситуация со становлением малого и частного предпринимательства складывается недостаточно благоприятно для хода реформ. Во-первых, доля малого и среднего бизнеса в региональном производстве крайне мала и незначительно количество зарегистрированных малых предприятий. Надо учитывать еще и тот факт, что большая их часть преобразована из уже действовавших до этого кооперативов. Во-вторых, формирование малого и среднего предпринимательства происходит неконтролируемо и преимущественно не в сфере производства, а в сфере посредничества, причем мелкотоварной неорганизованной торговли. Интерес к развитию средних и малых предприятий связан с тем, что они помимо выполнения функции "нервной ткани" рыночной экономики, являются для государственных предприятий и организаций переходной формой на их пути к достижению полной экономической обособленности на основе разгосударствления и трансформации формы собственности. А если доля таких предприятий мала, это означает, что ограничен процесс разгосударствления и резко сужены границы развития рыночных отношений.
           При реформировании Российского сельского хозяйства, зачастую просто опускается вопрос о формировании в нем новых профессиональных групп, обеспечивающих конкурентоспособность хозяйств в рыночных условиях. Большинство вновь созданных крестьянских и фермерских хозяйств повторяет старую специализацию региона, еще более усиливая хозяйственную автаркию. Фермерство (зачастую - по совместительству) сводится к форме кустарного, мелкотоварного натурального сельского хозяйства (сады-огороды), соответствующей скорее до индустриальной стадии эволюции сельского хозяйства.
           В целом в Российском общественном производстве по сравнению с 1990 г. производительность труда, измеренная по ВНП, упала почти на 35%. При этом занятость сократилась только на 7%. (33, с.140). Этот факт свидетельствует о наличии не учитываемого огромного резерва незадействованных трудовых ресурсов, не участвующих в создании предпосылок для необходимых структурных сдвигов в общественном производстве.
           На наш взгляд перечисленные основные противоречия развития Российских регионов в переходный период могут быть наиболее эффективно разрешены через использование инновационных стратегий развития.
           Ведь главная особенность инновационного развития общественного производства в том, что оно создает экономическую и технологическую основу механизма для разрешения экономических противоречий и кризисов за счет повышения степени управления процессами общественного развития (становление управления, как профессиональной деятельности, развитие управленческих технологий и технологий социально-информационного контроля и моделирования, уплотнение социального пространства за счет развития коммуникационных инфраструктур и т.д.).
           Некоторые специалисты по геополитике и футурологии осмысливают новый тип развития как новый этап развития человеческой цивилизации через понятия общецивилизационного кризиса, нового мирового порядка и конца истории: Осознание глобальной неустойчивости мира, которая грозит катастрофой, привело к идее снять все основные факторы неустойчивости наиболее радикальным образом, снимая саму Историю как череду духовных, идеологических, социальных, экономических, этнических, военных и т.д. кризисов и конфликтов .... учреждением единого универсального мирового порядка (36, с. 34).
           На наш взгляд инновационный тип развития есть лишь определенный исторический тип технологического и экономического уклада, достаточно нейтральный по ценностно-нравственному наполнению. Так же как и все фундаментальные достижения научно-технического развития (атом, средства массовой коммуникации, биотехнологии и т.д.) данный тип развития может быть использован как в целях прогрессивного развития, так и в целях установления нового типа мировой диктатуры и неоколониализма, основанного на информационно-манипулятивных иерархиях управления (36, с.36). В широком общественном смысле нововведения выступают лишь как форма управляемого развития. Иначе говоря, нововведение есть своего рода "клеточка" управляемого развития, целенаправленных изменений. Поэтому инноватика изучает закономерности изменения развития социальных систем через имплантацию новых социальных и технических элементов с позиций "социальной инженерии".
           Учитывая тотальный и глобальный характер нового типа мировой экономики, уйти не только от выбора стратегии экономического развития, но и от ценностно-нравственного самоопределения не удастся ни одному государству и региону, будь то самостоятельно или по чужой воле. Именно поэтому на наш взгляд современный мир как никогда нуждается в новых ценностно-нравственных императивах развития человеческой цивилизации, во что Россия непременно внесет свой очередной неоценимый исторический духовный вклад.
           Но учитывая предмет статьи, нас больше интересует все же правильный выбор регионами стратегии экономического развития. Именно эту тему мы продолжим в последующих статьях.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Кузнецов В. Теория регулирования и переходный процесс. //Международная экономика и международные отношения. - 1992 - N 11.
           2. Кистерский Э. Ассиметрия взаимозависимости разноуровневых структур: сотрудничество и эксплуатация // Международная экономика и международные отношения. - 1992. - N1 - с.137.
           3. Бродель Ф. Время Мира Т.З. - М.: Прогресс, 1992. - 291 с.
           4. Маркс К., Энгельс Ф., Соч. - т.27. - с.404.
           5. Вазюлин В.А. Логика истории. Вопросы теории и методологии - М.: Изд-во МГУ, 1988. - 328 с.
           6. Кузьмин С.А. Эффективная занятость населения. - М.: Экономика , 1990 - 143 с.
           7. Артоболевский С.С. География производства и непроизводственной сферы в обрабатывающей промышленности Великобритании //Изв. АН СССР Сер. геогр. - М., 1985г - No3 - c.76.
           8. The regions of Europe //Ist periodic rep. in the social and economic situation of the regions of the community (commiss. of the Europe commuities Luxemburg, 1981).
           9. Макгован У.Дж. Телекоммуникации и мировая конкуренция //Информационная революция: наука,экономика, технология. - М.: ИНИОН, 1993. - с.38.
           10. Информационная революция: наука, экономика, технология - М.: ИНИОН, 1993. - 202 с.
           11. Человек и общество. Кн. 3. Мир, в котором мы живем // Под редакцией Купцова. - М.: Изд.МГУ, 1993. - 280 с.
           12. Руцкой А. Аграрный комплекс России (пути реформ). - М.: РАУ Корпорация, 1992. - 167 с.
           13. Урбанизация в условиях капитализма (под ред. М.Н.Межевича). - Л.: Наука, 1988. - 230 с.
           14. Statistical Abstract of the USA - 1971, p.222, 1981, p.401, 1988. p.376-377.
           15. Широков Г.К. Развивающиеся страны в мировом капиталистическом хозяйстве. - М., 1987. - 224с.
           16. Ширяев Ю. Мировое хозяйство в условиях современного технологического переворота. // Международная экономика и международные отношения., 1984 - N 10 - с.73-83.
           17. Molle W. Ntchnological change and regional development in Europe//Papers of Rtgion.Sci. Assoc. 1983.P.23-38.
           18. Герасимова В.В. Крупный промышленный город : Социально-экономические развитие и управление . Дисс...канд.эконом.наук. - М. , 1992.
           19. Кондратьев Н.Д. Избр. сочинения, М.: Экономика, 1993г. - 542 с.
           20. Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики . Предварительный эскиз. - М.: Наука, 1991. - 187 с.
           21. Schumpeter I. Theorie der wirtschaftlichen Entwicklung B., 1911, s.101.
           22. Пригожин А.И. Нововведения: стимулы и препятствия (социальные проблемы инноватики). - М.: Политиздат, 1989. - 271 с.
           23. Попов С. Идут реформы по России... - М.: ротапринт, 1992. - 60 с.
           24. Фонотов А.Г. Россия: от мобилизационного общества к инновационному. - М.: Наука, 1993.- 272 с.
           25. Грицай О.В. Урбанизация и региональное развитие в Западной Европе // Изв. АН СССР, серия география, 1984г. - N1.
           26. До Дак Дин Комплиментарность - новая тенденция в международном разделении труда /Инновации в промышленности, технологии, обществе // Международ. журнал социальных наук. - М., 1993. - N2. - с.111-117.
           27. Зимин Б.Н., Одессер С.В. Эволюция старопромышленных развитых капиталистических стран и использование результатов ее мзучения для СССР // География и проблемы регионального развития. - М.: ИГ АН СССР , 1989 - с.220-234.
           28. Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. - М.: Изд. "Калуга", 1991. - 167 с.
           29. Мальцев А. Местное управление и стимулирование региональной внешнеэкономической деятельности: из опыта США // Вопросы экономики, 1991. - N 11 - с.127-135.
           30. Предприятия и регионы в новых условиях хозяйствования (св.реферат). - М.: ИНИОН,серия РЖ Экономика, 1994. N1.
           31. Мячин В.А. Территориальная организация системы расселения страны (на примере СССР и США) Автореф. Дисс. Канд. геогр. наук.- М.: ИГАН СССР, 1988. - 130с.
           32. Кулагин А., Курнышева И. Национальное богатство России и инновационный потенциал. // Международная экономика и международные отношения. - 1993 - N11.
           33. Национальная безопасность России - М.: РАУ Корпорация, 1994. - 562 с.
           34. Формирование региональной системы организации и управления экономикой в условиях рыночных отношений (на примере Оренбургской области). - М., 1991. - 169 с.
           Ржаницина Л.С. Цена рабочей силы в условиях рынка. - М.: Профиздат, 1993. - 109 с.
           36. Поле ответного действия (под. Ред. Кургиняна С.Е. и др.). - М.: ЭТЦ Информ, 1993. - 41 с.
           1410

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку