CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2012 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Духовно-нравственные основания утверждения единицы социального свободной России
Духовно-нравственные основания утверждения единицы социального свободной России

Н.П. Салохин

кандидат философских наук

 

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВАНИЯ УТВЕРЖДЕНИЯ ЕДИНИЦЫ СОЦИАЛЬНОГО СВОБОДНОЙ РОССИИ

 

Россия стремится реализовать постиндустриальный проект. Результатом социальных преобразований должно стать утверждение развитых гражданских отношений, режима правового государства и эффективной социально-ориентированной рыночной экономики. Практика двух десятилетий трансформаций, однако, демонстрирует, что обретение качественно иной социальности во многом сдерживается факторами субъективного порядка. Важнейшими из которых мы видим отсутствие активной единицы социального, способной действовать свободно, спонтанно и нелинейно на основании собственных гносеологических схем, и, как следствие, слабость среднего класса и субъективного фактора общественного развития в целом.

Нарастание негативных тенденций в системе социальных отношений современного русского общества является результатом онтологической ошибки верховного субъекта управления, избравшего в качестве образца либерально-монетаристскую парадигму, детерминирующую утверждение модели догоняющего развития технократического типа. Антигуманная направленность трансформаций предопределила распад прежней системы духовно-нравственных ценностей и существенно воспрепятствовала становлению новой, ориентированной на ценности демократии и гражданского общества. Молодёжь, в силу отсутствия достаточного жизненного опыта и устойчивого мировоззрения, стала жертвой цивилизационного хаоса, постигшего страну.

Переход от хаоса количественного роста к гармоническому порядку качественного развития не возможен без гуманистического развития индивида и социума. Смена парадигмы линейного роста на нелинейную гуманистическую парадигму развития станет залогом коренного улучшения не только общесоциального самоощущения, но предопределит положительные изменения духовно-нравственного облика каждого отдельного человека. В результате целенаправленной деятельности субъекта управления и доброй воли общества в целом гуманистически-ориентированная культура может поглотить технократическую и сформировать основания общесоциальной культуры России ХХI века. Одной из важнейших проблем социального управления в стране становится, таким образом, интеграция элементов культуры гуманистической и элементов культуры технократического типа и воспитание на этих основаниях свободного человека демократического общества.

Формирование духовно-нравственного потенциала личности традиционно происходит в процессе воспитания, обучения и приобщения к ценностям национальной культуры. Недостаточное внимание общества и субъекта управления к этим сферам, лишение их необходимой ресурсной и организационной поддержки влечёт за собой падение уровня персональной и коллективной нравственности и духовности, что утверждает кризис важнейшей сферы социальности. Своевременно неразрешаемый социальный кризис отрицательно сказывается на состоянии общественного сознания и самосознания. Общественное сознание – это не просто совокупность персональных сознаний отдельно взятых индивидов. Это целостная духовная система, отражающая в собственной структуре, уровнях и формах объективации особенности бытия социума в конкретный исторический период.

Индикатором состояния общественного сознания традиционно рассматривают социальное самочувствие молодёжи. Молодёжь трансформируемой России стала объектом агрессивной пропаганды и рекламы, стремящейся сформировать у неё частичное модернизированное восприятие сущего, не связанное с восприятием всего национально положительного. Поэтому социальное восприятие молодёжи утверждается в обстановке смутного представления об исторической и общественной традиции страны. В условиях роста информатизации социальных коммуникаций и распространения экранной культуры снижается мера положительного влияния прошлого на настоящее и будущее. Сознание молодёжи мифологизируется и мистифицируется, что вымывает из индивидуального и общественного сознания этические, моральные и нравственные элементы национально-положительного и воспроизводит хаос и кризисные явления.

Гражданское общество в качестве важнейшего основания имеет единицу социального, способную действовать автономно, равномощно и равноответственно на основании собственных гносеологических схем в нелинейных и неравновесных условиях взаимодействия с себе подобными. Единица социального системы гражданских отношений может быть представлена как совокупностью свободных индивидов, так и отдельно взятым индивидом, преодолевшим собственную частичность и утвердившим целостность субъектности. Государственно-организованное общество эпохи постмодерна, таким образом, должно быть заинтересовано в раскрепощении личности, в демистификации и демифологизации её сознания. Представители молодёжи, следовательно, должны быть лучше воспитаны, лучше образованы, лучше обучены, должны обладать более высокой индивидуальной и коллективной культурой и квалификацией, должны во всех отношениях превосходить поколения своих отцов. Только индивид, преодолевший собственную частичность человека-функции, может быть субъектом общественного развития и прогресса как такового.

Анализ практики российских трансформаций последних двух десятилетий демонстрирует нарастание противоречия должного и сущего в политике, экономике, культуре и социальных коммуникациях в целом. Прокламируемый постиндустриальный проект в указанный период осуществлялся формально, ибо верховный властный субъект активно стремился детерминировать все жизненно важные сферы общества, утверждая собственные гносеологические схемы, не связанные с предшествующим опытом как имперской, так и советской России. Либерально-монетаристская модель Милтона Фридмана[1], избранная в качестве основания трансформаций, объективно не может сформировать условия технологического и социального прорыва русского общества в мир постмодерна. В процессе обновления субъект-объектной схемы управления в стране прошла приватизация собственности на средства производства вместо необходимого разгосударствления, осуществлена модернизация авторитарного режима вместо ожидаемой демократизации, утвердилась жесткая детерминация активности личности и социума вместо чаемой свободы. Неизбежностью подобных трансформаций стали утрата промышленного потенциала, абсолютное обнищание большинства населения страны и отсутствие среднего класса[2]. «Страны золотого миллиарда», имеющие устойчивые демократические режимы и социально-ориентированную рыночную экономику, выстраивают управление экономикой и обществом в соответствии с принципиально иной либеральной парадигмой, сформированной Фридрихом фон Хайеком[3], закрепившей приоритеты производства в противовес «рыночному» обращению капитала. (Исключение составляет ФРГ: управление обществом и экономикой здесь осуществляется в соответствии с методологией «технологий прорыва», открытых Людвигом Эрхардтом[4].)

Общество остро нуждается в создании системы гражданских оснований бытия и утверждении отношений самоорганизации и самоуправления. Разрыв с предшествующей традицией и насильственное насаждение объективно чуждых России антигуманных норм протестантской этики не могли не сказаться на изменении социального статуса молодёжи. Электронные СМИ активно пропагандируют вестернизированные ценности, что, в совокупности с проблемами социально-экономического и социально-политического характера, формирует питательную среду для роста молодёжной безработицы, молодёжной преступности, появления многомиллионной армии беспризорных детей и детей, не обучающихся в школе. Социальные явления, преодолённые обществом многие десятилетия назад, в постсоветской России вновь реанимированы и стали элементом социальности. Кризисные явления обрели перманентный характер.

В условиях утверждения культуры экранного типа национальное сознание молодёжи России не может формироваться на основании ценностей какой-то определённой культуры. Но агрессивное привнесение объективно чуждых культурных ценностей и норм порождает кризис этико-морального и нравственно-этического характера, дестабилизирует воспитательный и образовательный процессы, придает социальным противоречиям в целом общесоциальный характер.

Становление гражданского общества требует утверждения системы независимой от государства экономической, социальной, политической, правовой и культурной коммуникации, в рамках которой индивиды самостоятельно и под собственную ответственность реализуют собственную субъектность. Реализация свободных инициатив человека становится возможной лишь в условиях прочных и многообразных связей юридически обеспеченного и структурно закрепленного плюрализма деятельности. Основанием свободной самодеятельности человека традиционно выступают познавательно-коммуникативные процессы, обеспечивающие саму возможность спонтанных инициатив в условиях нелинейных и неравновесных связей общества. Познавательно-коммуникативные процессы свободных индивидов не только обеспечивают обмен информацией и результатами деятельности: они активно формируют персональную и коллективную духовность и нравственность. Гражданское общество плюралистично по природе, следовательно, основания познавательно-коммуникативных процессов также плюралистичны и формируются на базе различных мировоззренческих парадигм, в том числе и мифологических и псевдонаучных (последние наиболее активно проявляются в молодёжной среде). В этой связи особую важность принимает задача определения качества познавательно-коммуникативных процессов, формирующихся на мифологизированных и псевдонаучных основаниях. Преодоление индивидом частичности и утверждение персональной целостности личности невозможно

вне общественно значимой деятельности, способной созидать новую нравственность и духовность, создавать новое знание и материально воплощать его в действительность.

В массовом обыденном сознании, в СМИ и, даже, некоторых научных изданиях, явление духовности, нередко, связывают исключительно с религией, а мифологизированное восприятие действительности – с дорелигиозными персонифицированно-сверхъестественными формами познания или фантазийными направлениями литературы. Но такое понимание не раскрывает сущность мифологического и не отражает ограниченности мифологизированного сознания и восприятия.

Мировая практика свидетельствует, что в посттоталитарных обществах властный субъект, в стремлении утвердить собственную парадигму трансформаций, нередко прибегает к мифологизированному и мифологическому обоснованию действительности. Эта деятельность отличается от религиозной тем, что не апеллирует к сверхъестественному, а соотносит собственную практику с общечеловеческими, общегуманистическими или национально-традиционными ценностями. Соотнесение обосновываемого с заведомо искаженным, в соответствии с идеологической или политической парадигмой субъекта управления, мифологизирует в массовом сознании представления о характере и сущности социальных отношений или о реальности в целом. Примеры мифотворчества указанного типа мы найдём в предвыборных программах, официальных проектах или рекламно-пропагандистских материалах. Отечественная история изобилует подобными несбыточными для объекта управления ожиданиями: к ним мы можем отнести обещание полной победы коммунизма в 1980 году, план обеспечить каждую семью к 2000 году отдельным жильём, программу «500 дней», построение общества всеобщего благоденствия при помощи законов стихии рынка без ощутимого ущерба для народным масс, обещание удвоить валовой внутренний продукт к 2010 году и прочие национальные проекты.

Познавательно-коммуникативные процессы гражданского общества применяют мифологизацию определённого типа, но здесь мы имеем дело со стремлением сконструировать социальный идеал, способный послужить ориентиром для определения направления прогресса. Мировоззрение, нравственность и духовность, имеющие мифологизированные и мистифицированные основания, не может служить фактором прогресса. Один из важнейших гносеологических устоев конструирования социального идеала, как мы полагаем, выражен не только в стремлении верно отразить в умозрительной конструкции потребности и интересы большинства, но и сформировать дееспособную парадигму дальнейших действий. Субъект управления, конструируя мифы, как правило, не ориентируется на достоверность отражения в них действительности, ибо главным критерием выступает политическая или идеологическая целесообразность.

В эпоху постмодерна, когда доступная и достоверная информация становится главной социальной ценностью и, возможно, производительной силой, преодолеть частичность индивида-функции и стать полноценной единицей социального возможно лишь демифологизировав индивидуальное и коллективное сознание. Сохранение и утверждение в обществе псевдонаучной мифологизированной парадигмы ведёт к отказу от рациональности как основополагающего принципа развития, к стиранию гносеологической границы между истиной, заблуждением и ложью, искусственному противопоставлению рациональности и духовности, науки и религии, целевой переориентации исследований (особенно в социальных науках) от достижения истины на наукообразное выражение и обоснование заранее запрограммированного требуемого результата, отсутствию моральной ответственности за практическое воплощение в процессе управления онтологических ошибок и псевдонаучных идей.

Становление духовно-нравственного здоровья молодёжи современной России должно проходить в формах гармонично сочетающих рациональное и духовное при безусловном отказе от мифологического и мистического. Мы солидарны с мнением философа А.Ф. Зотова, который подчеркнул, что «…воспитанием духовности в ущерб рациональности (и тем более без рациональности) современного кризиса нашей стране не преодолеть!»[5] Решение этой проблемы происходит в общественном сознании в процессе интеграции положительных прогностических элементов мифологического и наукообразного в общую систему принципов и отношений, характерных для парадигмы научного знания, благодаря чему происходит научное осмысление, смягчающее или нейтрализующее их гносеологически деструктивный смысл.

Проблема духовно-нравственного здоровья молодёжи не может быть решена только методами воспитания или обучения. Необходима комплексная государственная программа духовного оздоровления резерва нации, имеющая необходимое правовое обоснование и ресурсно-финансовое наполнение. Ценностная основа указанной программы должна быть результатом доброй воли самого общества и не должна детерминироваться гносеологией субъекта управления. Только самостоятельное осознание каждым необходимости той или иной социальной ценности станет основанием преодоления социумом кризиса духовности. Ценностями, имеющими общесоциальное значение должны быть патриотизм, державность, гуманизм, демократия, свобода личности, её культурное, эстетическое и физическое совершенство.

Вышепоименованные духовно-нравственные ценности станут основанием единой общенациональной образовательно-воспитательной парадигмы. Эти ценности должны пропагандироваться, поддерживаться и утверждаться в деятельности субъекта управления и массовых гражданских институтов. Особенно интенсивной в этом направлении должна стать активность муниципалитетов, органов территориального местного самоуправления и самодеятельных объединений граждан.

Формирование у молодёжи способности адекватно воспринимать сущее – важная воспитательная задача. Личность, завершающая первичную социализацию, обладающая умением объективно оценивать происходящее в стране и регионе, имеющая неограниченный доступ к достоверной информации, верно понимает своё место в общественной иерархии и способна сформировать реальные жизненные цели. Активный, грамотный, социально защищенный человек утверждает собственную деятельностную парадигму и выступает в обществе равномощной и равноответственной единицей социального.

Анализ социальных изменений общества России даёт основания вывода о наличии двух разнонаправленных типов единицы социального, действующих на различных основаниях в сущностно различающихся социальных средах. Первую мы относим к линейной системе управления, воплощающей в жизни общества гносеологические схемы и конструкции верховного властного субъекта, в большинстве актов воспроизводящих социальные связи субъект-объектного типа. Эта система представляет, на наш взгляд, известный рецидив командно-административных отношений, формирующих единицу социального, конкурирующую с себе подобными за близость к субъекту управления, распределяющему ресурсы. Элементы указанной системы воплощают в собственной деятельности отношения регресса. Акторы указанной системы представлены олигархическим бизнесом и авантюрным непроизводственным капиталом, а также общественными и политическими формированиями, сконструированными политтехнологами в рамках деятельностной парадигмы субъекта управления.

Силы прогресса олицетворены единицей социального, действующей спонтанно на основании собственных гносеологических схем и нередко вопреки воле субъекта управления. Неравновесный характер социальной среды трансформируемой России может быть преодолён лишь свободными объединениями свободных индивидов, использующими достоверную информацию и другие открытые ресурсы, нелинейные связи и отношения самоупорядочения, самоорганизации и самоуправления. Они утверждают в обществе субъект-субъектную парадигму взаимозаинтересованного взаимодействия и сотрудничества равномощных и равноответственных субъектов социальных отношений. Социальность нового – гражданского – типа утверждается в активности самодеятельных творческих и некоммерческих объединений индивидов, общественных и политических клубов, объединений граждан по месту жительства, органов самоуправления, мелкого и среднего производительного бизнеса. Именно единица социального системы субъект-субъектных отношений способна формировать основания преодоления хаоса трансформаций и утвердить духовно-нравственные начала обыденной жизни.

 

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

  1. См.: Фридман М., Хайек Ф.А. фон. Свобода, равенство, эгалитаризм // Фридман и Хайек о свободе. – Минск: Полиграф-рефрендум, 1990.
  2. См.: Бурмистров П., Великовский Д., Гребцов И., Дятликович В. Потребление по-русски // Русский репортёр. – 2008. - № 34. – С.20-28.
  3. См.: Хайек Ф.А. фон. Дорога к рабству / Пер. с англ. – М.: Новое изд-во, 2005.
  4. См.: Эрхардт Л. Благосостояние для всех. Репринтное воспроизведение: Пер. с немецк. – М.: Начала-Пресс, 1991.
  5. Псевдонаучное знание в современной культуре (Материалы «Круглого стола») // Вопросы философии. – 2001. - № 6. – 10-11.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку