CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Нормы классического типа естественнонаучной рациональности,В.А. Любичанковский

В.А. Любичанковский,

кандидат философских наук

НОРМЫ КЛАССИЧЕСКОГО ТИПА ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

           В процессе своего развития человечество выработало множество форм освоения действительности. Назовем основные: мифологическая, религиозная, художественная, научная, техническая и другие. Принципиально то, что каждая имеет свои "правила игры". Между формами освоения человеком действительности нет непроходимой пропасти. Они в чем-то друг с другом пересекаются, в чем-то расходятся. Но только все вместе обеспечивают жизнедеятельность человеческого общества. Конкретный человек может являться носителем сразу нескольких форм освоения действительности, с преобладанием, однако, принципов той или иной. В процессе своей жизнедеятельности человек может переходить с позиций одной формы освоения действительности на позиции другой. При этом он не должен забывать, что и "правила игры" должны быть заменены.
           Возникает вопрос: чего же касаются эти правила? На наш взгляд, они составляют систему норм той или иной формы освоения человеком действительности.
           Основой современной цивилизации, бесспорно, является научная форма освоения человеком действительности. Каковы же ее нормы? Где их надо искать? Как они формировались? На наш взгляд, их становление и развитие надо искать в исторических типах научной рациональности.
           В данной статье мы ставим более узкую задачу: показать, какие нормы рождает классический тип естественнонаучной рациональности, причем нас будут интересовать только те нормы, которые определили дальнейшее развитие естествознания. Такой подход связан с тем, что эти нормы историчны и в смысле их качественного многообразия, и в смысле их конкретного содержания, и в смысле изменения их значимости со временем.
           В работе (1) отмечалось, что классический тип естественнонаучной рациональности относится к науке 18-19 веков. Ограничимся рамками классической физики. Это возможно, так как именно физика являлась ядром классической науки.
           И еще одно предварительное замечание. В философском энциклопедическом словаре дается следующее определение нормы: “Норма (от лат. - руководящее начало, правило, образец), 1) средняя величина, характеризующая к.-л. массовую совокупность случайных событий, явлений. В таком смысле это понятие употребляется в исследованиях, проводимых с применением методов теории вероятностей и математической статистики; 2) Н. социальная, общепризнанное правило, образец поведения или действия” (2). Перенесем второе значение понятия “норма” в область научной формы освоения действительности. Тогда получим: научная норма- это правило, применение которого обязательно в процессе научной деятельности. Из многообразия норм классического типа естественнонаучной рациональности рассмотрим только две.

1.

           Классический тип естественнонаучной рациональности дал человечеству жесткую схему формулировки научных утверждений. Суть ее в следующем: если справедлив данный комплекс условий, то будет то-то. Характер предсказаний может формулироваться двояко. Предсказания могут иметь точно определенный, однозначный характер (динамическая закономерность). Предсказания могут носить не достоверный, а лишь вероятностный характер (статистические закономерности). Статистические и динамические закономерности- два основных класса закономерностей, получивших в современной физике (можно сказать, и в современной науке) наиболее развитые формы своего теоретического выражения, а вместе с тем и математического воплощения. Для исследования и выражения динамических закономерностей (их часто называют закономерностями жесткой детерминации) используются обычно методы классического математического анализа, особенно методы теории дифференциальных уравнений. Эти методы используются также в познании и выражении статистических закономерностей. Однако решающую роль здесь играют методы теории вероятностей. Заметим, что теория вероятности - один из поразительных разделов математики, ибо она устанавливает четкие, строгие закономерности для тех явлений, где изначально никаких законов вроде бы нет. В наше время теория вероятности - это фундамент не только классической физики, но и квантовой механики.
           Отработанная логическая схема формулировки научных утверждений позволяет их проверять на “истинность-ложность”. Если такой проверки осуществить нельзя, то утверждение будет бессмысленным. И наука должна от них освобождаться.
           Условия, при которых справедливо то или иное научное утверждение, должны формулироваться предельно точно и полно. Обязательно их разъяснение и в научной, и в учебной литературе. Приведем элементарный пример. Возьмем учебник “Физика” для 9 класса средней школы (3). Рассматривая закон всемирного тяготения И. Ньютона, авторы подчеркивают, что он справедлив, когда расстояние между телами настолько велико по сравнению с их размерами, что тела можно считать материальными точками. На наш взгляд, уже в этом учебнике можно было бы добавить, что закон всемирного тяготения И. Ньютона справедлив тогда, когда поле тяготения достаточно слабое и тела движутся медленно, по сравнению со скоростью света в вакууме. Если всеми этими разъяснениями пренебрегают, то это ведет к отсутствию глубокого понимания излагаемого материала.
           Данная норма не только позволяет осуществлять проверку истинности научных утверждений. Она позволяет также проводить материальное и теоретическое экспериментирование, что исключительно важно для развития науки. Чтобы было понятно, что имеется в виду под теоретическим экспериментированием, приведем пример из математики. Со времен А. Муавра было подмечено, что при суммировании большого числа независимых случайных величин распределение их сумм сближается с нормальным распределением при достаточно широких условиях. Для большинства задач практики вполне достаточно указать такие условия, но для математика это только начало работы. Он ставит перед собой задачу разыскать необходимые и достаточные условия для этого. Но и этого мало, постольку требуется также выяснить быстроту сближения по мере увеличения числа слагаемых, возможность избавиться от предположения об их независимости, перенести результат со скалярных величин на векторные или же на объекты еще более сложной природы. Однако и это только одна сторона дела, поскольку необходимо еще узнать, могут ли встречаться и другие распределения, с которыми возможно сближение распределения сумм.
           Как видим, это уже целая программа действий по развитию математического знания. А фактически она задается поиском условий справедливости определенных утверждений.
           Материальное экспериментирование с исследуемыми объектами по схеме “что будет с объектом, если он будет находиться в таких-то условиях” создает запас решений. А это выход и в практику, а также создание теоретических условий проникновения в неизвестные области реальности.
           На основании этой нормы в науке ставят и обратные задачи: какие надо создать условия, чтобы проходил такой-то процесс. Например, при каких условиях термоядерная реакция может стать управляемой.
           Необходимо подчеркнуть, что эта норма должна присутствовать во всех типах научной рациональности. Однако практическое осуществление ее чрезвычайно сложно. Это вызвано тем, что комплекс условий, при которых справедливо то или иное научное утверждение, достаточно полно устанавливается лишь тогда, когда анализируемое утверждение уже начинают рассматривать как частный случай более общего. Иного пути решения данной проблемы научное сообщество не знает.
           Необходимо учитывать, что данная норма, давая науке практически безграничный простор для формулировки проблем и задач, таит в себе возможность наступления в науке системного кризиса.
           Действительно, с одной стороны, уже в эпоху Возрождения было осознано, что научный метод включает в себя экспериментальное (опытное) и теоретическое начала. Последнее воплощается прежде всего в математике.
           Развитие теоретического начала научного метода сопровождалось выработкой мощных орудий исследования. “Теория,- пишет Л. де Бройль,- также должна иметь свои инструменты для того, чтобы получить возможность формулировать свои концепции в строгой форме и строго вывести из них предположения, которые можно было бы точно сравнить с результатами эксперимента; но эти инструменты являются главным образом инструментами интеллектуального порядка, матаматическими инструментами, если можно так сказать, которые теория постепенно получила благодаря развитию арифметики, геометрии и анализа и которые не перестают множиться и совершенствоваться” (4).
           Итак, постепенное овладение началами научного метода в эпоху Возрождения привело естествознание к разработке первых научных теорий как относительно целостных концептуальных систем. Таковыми явились, прежде всего, классическая механика Ньютона, а затем классическая термодинамика, классическая электродинамика и т. д. В физико-математическом естествознании разработка теорий - это результат настойчивого применения математики и кропотливого развития эксперимента.
           Но вот теория, например, классическая механика Ньютона, создана, а математика продолжает развиваться. Ее наработки позволяют со временем созданную на основе определенных экспериментальных данных теорию сформулировать на языке математики без обращения к опыту. Например, ввести произвольную функцию, зависящую от времени, наложить на нее ряд математических условий, использовать уже созданный в классической механике понятийный аппарат и его математическое представление и, выполняя определенные математические манипуляции, получить фундаментальные утверждения классической механики Ньютона. Такая деятельность для многих кажется весьма привлекательной. Она порождает убежденность, что человек занимается фундаментальными проблемами, возвышает его в собственных глазах. Коллеги, как правило, в таких ситуациях найти ошибку не могут, ибо ее просто здесь нет. Но прироста нового знания такая деятельность тоже не дает. Непосредственно же цели науки- это описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе открываемых законов.
           С другой стороны, что такое системный кризис в науке? Академик РАН Н. Моисеев подчеркивает: “Кризис системы, или системный кризис, - такие словосочетания достаточно употребительны, когда они относятся к большим системам самой различной природы... Однако содержание этого понятия обычно не расшифровывается и понимать его можно в самой разнообразной тональности” (5). Поэтому объясним смысл, вкладываемый нами в понятие “системный кризис науки”.
           Итак, речь идет о большой системе “наука”. Она имеет вполне определенный набор целей. Это прежде всего получение нового знания о действительности. Назовем ее системой А. Для того, чтобы она могла достичь своих целей или хотя бы следовать по пути их достижения, необходима некоторая субсистема Б, иначе говоря, аппарат управления наукой.
           Любой аппарат составляют люди, и перед каждым тоже ставятся определенные цели, выполнение которых необходимо для достижения целей системы А. Но у каждого человека, кто бы он ни был и чем бы он ни занимался, есть и некоторые собственные цели, которые, возможно, четко и не сформулированы. Но они объективно существуют и влияют на поведение их обладателя и на качество его деятельности, направленное на достижение системой А ее целей.
           Н. Моисеев в указанной статье подчеркивает, что никогда или почти никогда не бывает так, чтобы интересы системы Б полностью совпадали с интересами системы А. Может случиться так, что собственные цели системы Б окажутся превалирующими над ее обязанностями. Другими словами, при определенных условиях аппарат управления пожелает работать на себя! И даже вообще может начать игнорировать цели системы Б, то есть свое истинное назначение. Вот такая ситуация и называется системным кризисом.
           Какие выводы вытекают из сказанного для нашего случая? Возьмем для примера вузовскую науку. Основное научное подразделение - кафедра, лаборатория при ней или научно-исследовательский институт при факультете. Они - первоначальное звено планирования научных исследований. Руководство этих подразделений отчитывается о проделанной работе. Ему легче отчитаться числом публикаций, а не решениями отдельных проблем и задач. Публикаций может быть много, а решение проблем и задач отсутствовать. Создается лишь видимость бурной научной деятельности. Если в публикациях, в “научных исследованиях” будут превалировать старые результаты, то наука перестанет выполнять свою главную цель- приращение знаний о действительности. Поэтому здесь должен быть жесткий заслон такого рода исследованиям. Его легко поставить: смысл имеет лишь такая математическая обработка известных данных, которая ведет к предсказанию новых явлений, новых данных о действительности. Другими словами, такая новая математическая обработка известных результатов должна предлагать новые эксперименты и, самое главное, предсказывать их результаты. Если таких предсказаний нет, то нет и смысла в такого рода переформулировках уже известного материала. Происходит простая перегрузка математической ученостью. А это самое опасное для ученого-теоретика. И научные журналы не должны принимать статьи, где нет предсказаний новых эффектов при такого рода работах. В противном случае мы направим интеллектуальную мощь научных кадров не по оптимальному, с точки зрения науки, пути.

2.

           Всякая задача, относящаяся к природе, должна быть сформулирована корректно. Корректно должны формулироваться и научные проблемы. В работе (1) мы подчеркивали, что если при заданном комплексе условий траектория движения макротела не определена однозначно или значения ее некоторых характеристик строго не определены, то с точки зрения механики Галилея-Ньютона механическая задача считается некорректно поставленной. Итак, корректность постановки задачи задается в широком смысле типом научной рациональности, в узком- теми теориями, которые позволяют ее решить. Это означает, что в общем виде перечислить необходимые и достаточные условия корректности постановки любой задачи в принципе нельзя. Это же относится и к проблемам науки. Кроме того, то, что считается корректно сформулированной задачей с точки зрения одного типа научной рациональности, с точки зрения другого типа может быть некорректным. Так, с точки зрения классического типа естественнонаучной рациональности считалось, что объяснить явление- это значит создать его механическую модель. Поэтому считались корректно сформулированными задачи поиска механических моделей эфира, электромагнитных явлений. Неклассическая естественнонаучная рациональность отказалась от понимания объяснения явления как обязательного создания его механической модели. И сразу указанные выше задачи перестали иметь статус корректно сформулированных.
           Анализ проблем и задач на корректность их постановки часто связан с рассмотрением ситуаций, в которых ученые пока не могут дать выверенных прогнозов и рекомендаций. Это означает, что творческий субъект не может полностью застраховать себя от теоретических и практических ошибок и заблуждений. Но это не означает, что в сознании людей следует культивировать методологическую мировоззренческую установку - “мы не гарантированы от ошибок”. Подобная установка может быть использована для оправдания любой некомпетентности или непродуманности в постановке проблем и формулировке задач естествознания. Здесь полезен анализ ситуаций, которые неизбежно ведут к некорректности постановки проблем и формулировки задач. Рассмотрим некоторые из них.
           1. Логические перескоки в объяснении тех или иных явлений. Так, невозможно правильно ответить на вопросы, что будет с явлением, как им управлять, если предварительно не изучена его природа.
           2. Рассмотрение в качестве определяющего при анализе конкретного явления того, что лучше изучено или того, что наиболее легко поддается управлению.
           3. Неполнота исходной информации для анализа. В каждой конкретной ситуации есть обязательный минимум данных, не располагая которыми, анализ ситуации проводить в принципе нельзя, иначе он будет ошибочным. Конечно, нельзя забывать, что есть специальные методы исследования ситуаций при наличии неполной информации. Ими необходимо умело пользоваться, особенно при анализе природных явлений. Но они имеют значительные ограничения.
           4. Подмена действительных фактов науки уже интерпретированными фактами. В случае такой замены совершенно необоснованно налагаются запреты на другие возможные объяснения действительно истинных научных фактов.
           Рассмотрим поясняющий пример. В популярной литературе можно встретить утверждение, что разбегание галактик- научный факт. Что же имеется на самом деле?
           Увеличение длин волн в спектре источника излучения (смещение линий в сторону красной части спектра) по сравнению с линиями эталонных спектров называется красным смещением. Красное смещение возникает, в частности, тогда, когда расстояние между источником излучения и его приемником (наблюдателем) увеличивается. Это явление называется эффектом Доплера. Он характерен для любых волн (свет, звук и т. д.): при приближении источника к приемнику длина волны уменьшается, при удалении- растет. В астрономии красное смещение наблюдается в спектрах далеких внегалактических объектов (галактик, квазаров). Рассматривается оно как следствие космологического расширения Вселенной. Так к этому вопросу подходит серьезная научная литература. А вот в популярной, как мы уже подчеркивали, разбегание галактик трактуется как научный факт.
           На самом деле фактом является смещение спектральных линий галактик и квазаров к красному концу. Разбегание же галактик - это утверждение, основанное на интерпретации красного смещения с точки зрения эффекта Доплера.
           Если мы за факт выдадим разбегание галактик, то заранее совершенно необоснованно наложим запрет на другие возможные объяснения красного смещения. И действительно, красное смещение возможно и тогда, когда источник находится в сильном гравитационном поле.
           В процессе обоснования корректности постановки проблем и формулировки задач, если это происходит в рамках научного знания, необходимо учитывать и следующее:
           а) невозможным считается такое явление, которое противоречит определенным законам природы;
           б) утверждая, что то или иное явление произойдет, необходимо обосновать свои выводы ссылками на объективные законы природы и общественного развития;
           в) теория и ее воплощение в жизнь нередко не совпадают (жизнь всегда богаче теоретических представлений);
           г) практическая реализация знаний нередко связана с появлением нежелательных элементов, которые выявляются и устраняются лишь последующим научным исследованием и практическими действиями;
           д) чтобы успешно управлять системой, надо постоянно следить за изменениями, которые в ней происходят.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Любичанковский В. А. Классический тип естественнонаучной рациональности // Credo, 1998, №2. - С. 5-12.
           2. Философский энциклопедический словарь.-М., 1983. - С. 441.
           3. Кикоин И. К. , Кикоин А. К. Физика. Учебник для 9 класса средней школы.-М., 1994. - С.80.
           4. Де Бройль Л. По тропам науки.-М.,1962. - С. 163.
           5. Моисеев Н. Девяностые годы. Взгляд и вопросы на рубеже веков // Наука и жизнь, 1998, №10. - С. 3.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку