CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2012 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Зигзаги внешней политики Турции
Зигзаги внешней политики Турции

 

Шерьязданова Камилла Галимовна

Доктор (PhD), доцент кафедры внешней политики и дипломатии

Института дипломатии Академии государственного управления

при Президенте Республики Казахстан

Kamilla Sheryazdanova

Doctor (PhD), associate professor of the External Policy

and Diplomacy Department, Institute of Diplomacy

Academy of Public Administration under

the President of the Republic of Kazakhstan

 

E-mail: kami_shery@mail.ru

УДК 327.82

 

Зигзаги внешней политики Турции

Аннотация: Новая внешняя политика Турции характеризуется тремя основными факторами: новым пониманием идентичности Турции и ее роли в мире, «демилитаризацией» ее отношений с другими странами и усилением ее позиций в сфере международной торговли.

 

Ключевые слова: внешняя политика, современные международные отношения, казахстанско-турецкие отношения.

 

 

The zigzags of Turkey’s external policy

 

Summary: Turkey’s modern external policy is characterized by three main factors: new understanding of Turkey’s identity and role in the world, “demilitarization” in it’s relations with other countries and it’s growth positions in international trade sphere.

 

Keywords: foreign policy, contemporary international relations, Kazakh-turkish relationship.

 

Зигзаги внешней политики Турции

События, происходящие в настоящее время на Ближнем Востоке и в Северной Африке, прокатившаяся волна протестов, демонстраций и революций, вызвали серьезные сдвиги в геополитике этого региона, в арабском мире, в крупнейших арабских странах_Ливии,Тунисе, Египте, к власти рвутся радикальные силы, в том числе из «Аль Каиды» с их намерениями установить свои порядки. На этом фоне заметно изменение внешнеполитического курса Турции.
Как известно, Турция проводит многовекторный внешнеполитический курс, политику «ноль проблем с соседями», что позволило урегулировать территориальные претензии и противоречия со всеми государствами Ближнего Востока- это была взвешенная политика по воплощению своих лидерских позиций. Турция не ввязывалась в конфликты с региональными лидерами, она шла по «китайскому пути» ползучей экономической экспансии и завоевывала местные рынки. Такая стратегия помогла Турции укрепить позиции в Сирии, выстроить партнерские отношения с Ираном, Турция даже «помирилась» с Арменией [1].

Политика «бесконфликтности с соседями» давала хорошие плоды: авторитет в Европе приобретался эффективно и последовательно. Хорошие взаимоотношения Турция поддерживала и поддерживает с государствами на постсоветском пространстве, прежде всего с Россией, республиками Центральной Азии.

Казахстанско-турецкие связи многогранны и обширны в политической, торгово-экономической, культурной и иных сферах. Казахстан и Турция активно сотрудничают в организации ТЮРКСОЙ, в СВМДА, в Организации Исламского сотрудничества. Установлены тесные связи на высшем и высоком уровнях, осуществляется обмен официальными государственными и рабочими визитами глав государств, глав правительств, министров и т.д. Турция одной из первых признала независимость Республики Казахстан и открыла Посольство в РК. О хорошем и добром отношении Турции к Казахстану свидетельствует и тот факт, что именно Турция открыла памятник первому Президенту РК Н. А. Назарбаеву [2].
Наибольшей проблемой Турции было отношение Сирии, которая поддерживала Курдскую рабочую партию в Турции. Из-за этого на границе располагалась усиленная боевая группировка (от 30.000 до 50.000 военнослужащих), призванная умалить сирийское влияние. Наряду с этим, существовала проблема рационального использования питьевой воды Ефрата. Новый министр иностранных дел Турции этот вопрос с Сирией решил и сейчас две державы отменили визы для своих граждан, так что отныне и сирийцы, и турки могут свободно пересекать границу.

В то же время Турция заново открывает Ближний Восток. За последние несколько лет Анкара сделала серьезнейший прорыв в отношениях с Сирией. В 2004 году впервые в истории сирийский лидер (Башар Асад) совершил визит в Турцию. С тех пор обе стороны проводили конструктивное обсуждение таких важных вопросов, как разделение водных ресурсов Евфрата или противодействие курдскому движению. Произошли серьезные перемены и в отношении Турции к арабо-израильскому конфликту. Будучи единственной мусульманской страной, признавшей еврейское государство весьма скоро после его образования (в 1949 г.), Турция заняла сегодня более сбалансированную позицию и пытается быть посредником в мирном процессе.
Интересна политика Турции на Балканах, где она сыграла определенную роль в судьбе Косова, она поддерживает соплеменников в Болгарии и единоверцев в Боснии и Герцеговине. Заслуживает интереса и тот факт, что некоторое время тому назад министерство культуры и туризма Турции приступило к осуществлению масштабного проекта по восстановлению и реставрации памятников Османской империи, расположенных на Балканах.
И если признание независимости Косова и поддержка албанцев в Македонии воспринималась как безоговорочное и некритичное следование в фарватере американской политики, то посещение нового министра иностранных дел Турции А. Давутоглу в г. Сараево в конце 2009 года вызвало настоящий шок, ибо так и прозвучала идея обновления Оттоманской империи.
Турция умело использовала внутренние противоречия в соседнем Ираке между курдской властью в Ираке во главе с Мусадом Барзани Фуад Хусейном, суннитами и шиитами. В обмен на гарантию поддержания территориальном целостности Ирака Анкара добилась от Багдада согласия на создание свободной экономической зоны, а это позволит Турции взять под свой контроль богатые месторождение нефти на севере Ирака, включая огромное месторождение в Киркуке.
Турция удивила все мировое сообщество примирением с Арменией: всем известно о турецком геноциде над армянами, и что этот вопрос был незаживающей раной во взаимоотношениях стран.
В этом значительную роль сыграла госсекретарь по внешней политике США Хилари Клинтон, что подчеркивает факт поддержки американцами новой политики Турции.

Новая внешняя политика привела и к налаживанию торгово-экономических связей с Саудовской Аравией. Турция установила лучшие отношения с Ираном, даже взяв на себя роль посредника между этой страной и Западом. Затем посвятила внимание ХАМАС в Палестине и ХЕЗБОЛЛАХ в Ливане.
С приходом к власти в Турции Исламистской Партии справедливости и развития, возглавляемой Реджепом Эрдоганом, Турция свернула со светского пути развития, определенного еще в 20-е годы XX века Мустафой Кемалем Ататюрком. Наследие отца турецкой нации постепенно предается забвению. Новая внешняя политика Турции, названная неооттоманством, была заложена еще в 2002 году, когда к власти в Турции пришел Эрдоган и его партия, которая является образцовым носителем мусульманских ценностей. Внешнюю политику формулировал университетский профессор Ахмет Давитоглу. Сторонники Р.Эрдогана- это приверженцы новой турецкой доктрины с придуманным термином «неоосманизм».Это « учение» зиждется на убеждении, что у Турции именно сейчас появился реальный шанс снова обрести статус империи. В Анкаре считают, что мир рушится, а Турция должна восстановить свои позиции в Северной Африке, на Ближнем Востоке, на Балканах, ведь все регионы некогда входили в состав Османской империи.

Такой подход в стратегии внешней политики Турции связан с приходом к власти в качестве министра иностранных дел Ахмета Давитоглу, который как-то заявил: «Существует наследие, оставленное Османской империей. Нас называют «неоосманами». Да, мы «новые османы», мы вынуждены заниматься соседними странами и даже идем в Африку».

По его мысли Турция должна научиться использовать свои преимущества, должна преобразиться из периферийного члена НАТО в один из центров мировых сил. Ключ этого преображения лежит в оттоманском прошлом Турции. В этом смысле Турция предприняла крупную научную, культурную и информационную пропаганду ценностей Оттоманской империи, и так объявила о желании вновь вернуться не только в Центральную Азию, но и на Балканы.
Уже в 2009 году одним из важнейших научных, информационных и политических вопросов был поиск ответа на вопрос, существенный для всего мира: куда ведут реформы, которые начала турецкая власть?
Реформы начались в 2008 году после военной операции Израиля в секторе Газа. Турция по этому поводу заняла критическую позицию по отношению к Израилю, утверждая, что «добрый друг не болтает за спиной». Реформы завершились кадровыми изменениями, из которых важнейшим было назначение в мае 2009 года министром иностранных дел доктора Ахмета Давитоглу, идеологически близкого движению «Milli gerus» («Национальный взгляд») и воспитанника бывшего премьера Наджмедина Эрбакана. В связи с этим большинство СМИ и аналитиков сделали вывод о том, что проводимые реформы ведут Турцию вовсе не в ЕС, но превращают ее в региональную суперсилу. Пост министра иностранных дел Турции весьма важен, поскольку в этой стране существует значительное разногласие между внутренней и внешней политикой - между политическими субъектами и госструктурами, пребывающими в перманентном столкновении. В этой ситуации МИД играет одну из ключевых ролей. Внешняя политика какой бы то ни было державы формулируется, как правило, весьма узким кругом людей, так что роль личности в этом деле весьма велика. Это правило касается и Турции.
Аналитики и эксперты считают, что возвращение Турции к оттоманской традиции, во-многом, связано с тем, что пока ЕС не принимает Турцию в свои ряды. Главная причина- это большое население Турции: около 70 миллионов (из них 50 миллионов - турки). С таким количеством мусульман ЕС потеряла бы свою (христианскую и секулярную) идентичность. Турция подала прошение о приеме в ЕС еще в 1987, а статус кандидата обрела в 1999 году. Переговоры о присоединении заморожены в 2006 году. Условием принятия Турции в ЕС было решение кипрского и курдского вопросов, а также проблема невыполнения прав человека: право на исповедание веры и духовное образование граждан православного исповедания. Не желая решать эти проблемы, Турция обратила внимание на США. С другой стороны, США поддерживают вхождение Турции в ЕС, полагая, что это неминуемо приведет к уменьшению товарооборота с Россией, а также воспрепятствует прохождению российских танкеров через Босфор и Дарданеллы, которые контролирует Турция, что должно привести к изоляции России .
Турция, между тем, еще со времени распада СССР на разных уровнях рассматривала план своего возвращения в Евразию и Балканы. Турецкие политики с радостью приняли весть о возможности создания мусульманских стран на Балканах [3].
Турция на Балканах, прежде всего среди мусульман, развернула пропаганду о позитивном облике Оттоманской империи, как «примеренной» организации жизни, в которой всякий кто был лоялен султану, как, к примеру албанцы, занимали ответственные позиции в государстве, за что и были награждены значительным территориальным расширением. Эти программы так отредактированы, что будто даже намекают на возможность попытки обновления такой модели, какая была в Оттоманской империи.
То, что Турция ввела новые параметры в свою политику, было засвидетельствовано на открытии Стамбульского форума, который организовал Центр стратегической коммуникации (Centre for Strategic Communication) при поддержке немецких фондов (прежде всего German Marshall of the United States). Как отметил президент Турции Эрдоган,
«Турция привержена европейской интеграции, но не желает выглядеть беспомощной попрошайкой. Турция будет играть ту роль, которая отвечает ее статусу быстро развивающейся страны, находящейся на стратегическом перекрестке Востока и Запада». Нужно упомянуть и заявление этого же политика, данного им во Франции в конце сентября 2009 года. в котором он говорит: «Турция намерена в будущем отказаться от идеи членства в ЕС и избрать путь, которым следует Норвегия».

Итак, Турция желает создать свой союз, и этим объясняются некоторые заявления мусульманских политиков о том, что Оттоманская империя была тем же, чем сейчас является ЕС.
В последние годы Турция, по единодушному мнению политологов, стремится к пересмотру своей геополитической роли. Анкара принципиально пытается изменить свое геополитическое «позиционирование» как в регионе Большого Кавказа, так и во всей мировой политике. В частности, сегодня Анкара уже не собирается ограничивать себя лишь «родственными обязательствами» в отношении Азербайджана, что, понятно, не очень нравится некоторым деятелям в Баку, да и в некоторых других местах, находящихся далеко от азербайджанской столицы. Турецкие дипломаты ведут интенсивное примирение с Арменией, даже отодвигая карабахскую проблему. Проявляет активность Турция и в Грузии, особенно в плане бизнеса.
По мнению наблюдателей, подъем в мире турецкой активности явился результатом сложного процесса переосмысления как ценностных основ, так и практик своей внешней политики после распада СССР. Выпадение из геополитического контекста одной из опор «биполярного мира», каковой, бесспорно, был СССР, привело к появлению новых соседей и одновременно вооруженных конфликтов в непосредственной близости от турецких границ. Столь огромные перемены, произошедшие в мире в конце 80-х – начале 90-х годов, вынудили Анкару провести коренной пересмотр своего внешнеполитического курса, базировавшегося прежде на заветах Ататюрка. Можно напомнить, что Ататюрк, считавший своей главнейшей задачей покончить с османским прошлым, полагал, что необходимо, по возможности, держаться в стороне от региональных проектов (Ближний Восток, Кавказ, Балканы). Но с приходом к власти в начале 90-х президента Тургута Озала Турция впервые в новый период своей истории заявила об ответственности за историческое пространство бывшей Османской империи. Однако подлинный расцвет дипломатического «неоосманизма» наступил лишь теперь – с приходом к власти Эрдогана и его Партии справедливости и развития, которую называют партией «умеренных исламистов» или же «исламских демократов».

С началом арабской весны и революций особый интерес вызывает неожиданный зигзаг вектора внешней политики Турции на « Юг»: Турция резко изменила главное направление внешней политики, которая стала приобретать нескрываемый агрессивный характер. В середине сентября 2011 года Премьер_-_Министр Турции Р. Эрдоган нанес визит в «освобожденный» Египет, Ливию,Тунис, где его встречали с лозунгами «Спаситель ислама, любимый Аллахом Эрдоган!», его называли «новым Салах ад_Дином» в честь известного мусульманского лидера ХII века, султана Османской империи», его именем стали называть родившихся детей, а рестораны Каира открывались с новыми названиями «Реджеп», «Эрдоган».

В течение нескольких месяцев глава Турции является главным ньюсмейкером, своими заявлениями Р. Эрдоган фактически отодвинул на второй план всех вершителей арабских революций. Нападки на Израиль, открытое выступление против диктаторских ближневосточных режимов, требование немедленного «поднятия флага Палестины в ООН» и деблокады сектора Газа сделали турецкого главу правительства человеком номер один в арабском мире.

Государства Ближнего Востока уже ощутили первые уколы агрессивности Турции. Первым стал Израиль: Турция продемонстрировала свою решимость в виде усиленного многочасового досмотра и допроса израильских граждан, прилетающих в турецкие аэропорты как ответную меру на усиленные меры безопасности в аэропорту им Бен-Гуриона до высылки своего посла, объявления свертывания всех отношений с Израилем в военной сфере, торговых отношениях, сотрудничества по линии ВПК вплоть до последующих санкций в отношении Израиля. Израиль эти действия Турции особо не испугался, ибо в последнее время военные контакты двух стран сведены к нулю, а Турция включена в список стран, которым запрещено экспортировать израильскую военную продукцию и технологии. Турция не скрывает раздражения в отношении Израиля- из союзника Турции Израиль превратился в ее врага. Новые османы угрожают Израилю войной - пока на море. Турция заявила: «что не позволит Израилю делать в Средиземном море все, что он захочет» и поэтому турецкий военный флот будет патрулировать воды Восточного Средиземноморья, а корабли Турции в числе прочих будут охранять новые «флотилии свободы», идущие к Газу. Собственно из-за этих флотилий и началось противостояние двух стран: принимая во внимание, что израильские ВМС имеют четкий приказ эти флотилии не пускать, все может обернуться серъезным турецко-израильским военным столкновением на Средиземном море. Небезинтересно, что Турция разработала национальный план под названием «Барбаросса». Так в свое время называлась военная операция фашистской Германии против Советского Союза в 1941 году. Конечно, это не случайное совпадение. Турция хочет получить новый шокирующий эффект, но при этом подчеркивает историческую взаимосвязь с Ближним Востоком.

В Анкаре утверждают, что Барбаросса-это имя знаменитого турецкого пирата и властелина Алжира. Подобные тактические внешнеполитические шаги Турции повышают авторитет ее лидера Р. Эрдогана в глазах мусульманского мира и укрепляют ее решимость утвердиться в качестве регионального лидера. Однако не стоит упускать из виду и экономическую составляющую турецко-израильского конфликта. Чтобы стать действительно «новой Османской империей» Турции крайне важно получить независимость в обеспечении страны энергоносителями из Ближнего Востока и Северной Африки, поэтому не случаен внезапный отказ официальной Анкары от подписанного ранее на высоком уровне присоединения Турции к иницированному Россией «Южному потоку» по транспортировке газа в Европу. Теперь Россия ищет участников среди частных турецких кампаний.

Заметно изменение внешнеполитического курса Турции в отношении Сирии. Из ближайшего военного и экономического союзника Турции на Ближнем Востоке Сирия превратилась в главного врага: Анкара разорвала отношения с Сирией. Уже 21 сентября 2011 года на пресс-конференции в Нью-Йорке глава турецкого правительства Р. Эрдоган заявил: «Я прекратил диалог с сирийскими властями. Мы никогда этого не хотели, но, к несчастью, они вынудили нас принять такое решение». 24 сентября турецкие корабли захватили сирийское судно с оружием, отправителем которого был Иран. Сирийская сторона называет внешнюю политику Анкары «тяжелым случаем шизофрении», который накалил двусторонние отношения.

Осенью этого года резко ухудшились отношения Турции и с ее восточным соседом Ираном. Турция подтвердила согласие на размещение на своей территории радар системы ПРО США, которые будут развернуты на юго-востоке страны и направлены против Ирана. Тегеран предупредил Турцию, что установка РЛС приведет к напряженности в регионе. Ситуация сложная: Турция наверняка поддержит Запад в действиях против Ирана. Нельзя не учитывать, что шиитский Иран- давний враг персидских монархий, поэтому и Саудовская Аравия, со своей стороны, тоже подталкивает Турцию к агрессии против персов.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что зигзаги внешней политики Турции запутали геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке. Турция-член НАТО и привилегированный партнер США. Одновременно Турция стала врагом лучшего друга США- Израиля и в то же время угрожает врагу Израиля и США- Иран . В этой ситуации Турция сама сближает Иран и Израиль против Турции. Все это наглядно демонстрирует, что в мире не бывает постоянных врагов и постоянных союзников.
Как указывают аналитики, новая «неоосманская» внешняя политика Турции основывается на нескольких принципиальных позициях.

Во-первых, Турция больше не периферия, не «младший партнер» США и НАТО. Эта страна – один из важнейших компонентов региональной безопасности и центр Евразии. Отсюда и посреднические инициативы на Ближнем Востоке.

Во-вторых, неправильно думать, что «неоосманизм» представляет собой какую-либо угрозу Западу или России. Нынешний курс Турецкой Республики направлен на диалог, в первую очередь, с ЕС, а также с США и Россией.

В-третьих, у «неоосманизма» не просматривается никаких признаков агрессивности или подозрительной воинственности. Максимум «неоосманской» жесткости – это закрытие сухопутной границы с Арменией (при том, что с 1996 года действует воздушное сообщение между Стамбулом и Ереваном), политическая поддержка боснийских мусульман, а также признание Косова. Во всех этих шагах при всем желании никак нельзя увидеть ничего, кроме естественного желания каждого суверенного государства законными средствами отстаивать собственные интересы.
«Неоосманизм» - весьма разумный и хорошо рассчитанный курс, который не отвергает кемализм, но лишь дополняет его чертами, соответствующими новым реалиям. О правильности такой внешней политики красноречиво свидетельствует то, что еще никогда международный авторитет Турецкой Республики не был столь высок, как в наши дни, когда у власти стоит Эрдоган и его ПСР. В последние годы Турция, по единодушному мнению политологов, стремится к пересмотру своей геополитической роли. Анкара принципиально пытается изменить свое геополитическое «позиционирование» как в регионе Большого Кавказа, так и во всей мировой политике.

В целом изменение вектора внешнеполитической стратегии Турции, ее резкий поворот «на Юг» позволяет прийти к следующим выводам. Турция стала более уверенным международным игроком. Новая внешняя политика Турции характеризуется тремя основными факторами: новым пониманием идентичности Турции и ее роли в мире, «демилитаризацией» ее отношений с другими странами и усилением ее позиций в сфере международной торговли. Турция стремится использовать арабскую весну для трансформации политической структуры государств региона по собственному образу и подобию.

В Турции надеются, что новые власти Египта, Ливии, Туниса возьмут в качестве модели турецкую исламскую демократию. Но надо учитывать и тот факт, что турецкое и арабское понимание « политического ислама» далеко не одинаково: в Турции ислам- это модернизационная сила, турецкие исламисты- это выросшие в исламской среде бизнесмены, получившие отличное образование.

Турция- страна, население которой ассоциирует ислам с прогрессом. На Ближнем Востоке ислам более радикален. Их исламистские лидеры- это малообразованные подпольщики и повстанцы с соответствующими установками и идеологией, а население арабских стран рассматривает радикальную исламистскую идеологию как замену светского режима вплоть до введения шариата.

Конечно, ожидать достижения Турцией ее амбициозной внешнеполитической цели - превращать Турцию в безоговорочного регионального лидера Ближнего Востока не стоит. Мир полон перемен и событий. Однако необходимо осознать, что и в будущем интересы Турции и стран региона возможно будут расходиться. Западным странам, в первую очередь, США, придется считаться с независимой внешней политикой Турции.

Внимательно отслеживать внешнеполитические шаги Турции, на наш взгляд, надо и Казахстану. Тем более, что Казахстан председательствует в Организации Исламского сотрудничества, сотрудничает с Турцией в СВМДА, ТЮРКСОЙ. Учет изменений тактики и стратегии турецкой внешней политики позволит казахстанской стороне вносить определенные коррективы в тактику и стратегию внешней политики Республики Казахстан.

 

Литература

 

  1. Турция и современные проблемы региональной экономической интеграции. - Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск пятый. М., 1998. – С. 47.

  2. Червонная СМ. Пантюркизм и панисламизм в российской истории //
    Отечественные записки. 2003. № 5. - Режим доступа: http://www.strana-oz.

  3. Сагнаев Д.Е. Евразийская политика Турецкой Республики.2008. 34 стр

 


 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку