CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2012 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Мясников. «Русский Царь» в структуре матрицы русского традиционного сознания
Мясников. «Русский Царь» в структуре матрицы русского традиционного сознания

Мясников Андрей Геннадьевич

Пензенский государственный университет

доктор философских наук, профессор кафедры философии

 

Myasnikov Andrej Gennadjevich

Penza State University

PhD, professor of the Chair of Philosophy

 

E-Mail: myasnikov-g@mail.ru

УДК – 130.2


«Русский Царь» в структуре матрицы русского традиционного сознания (опыт философской реконструкции)

Аннотация: В статье предпринята попытка философской реконструкции традиционного стереотипа «русского Царя». Этот стереотип рассматривается как структурный элемент матрицы русского традиционного сознания. В ходе исследования показано структурное место «русского Царя» и выявлены его основные функции. Статья имеет важное значение для модернизации российского общества.

Ключевые слова: русский Царь, матрица традиционного сознания, властная вертикаль, стереотипы сознания, принуждение.


 

«The Russian Tsar» in structure of a matrix of Russian traditional consciousness (Experience of philosophical reconstruction)

Summary: In article attempt of philosophical reconstruction of a traditional stereotype of "the Russian Tsar» is undertaken. This stereotype is considered as a structural element of a matrix of Russian traditional consciousness. During research the structural place of "the Russian Tsar» is shown and its basic functions are revealed. Article has great value for modernisation of the Russian society.

Keywords: Russian Tsar, matrix of traditional consciousness, imperious vertical, consciousness stereotypes, coercion

 

«Русский Царь» в структуре матрицы русского традиционного сознания (опыт философской реконструкции)

Статья написана в рамках исследовательского проекта РГНФ № 12-03-00153«Распад матрицы традиционного сознания в России: этико-философский анализ»

 

Моя исследовательская задача состоит в том, чтобы представить один из вариантов философской реконструкции матрицы русского традиционного или народного сознания, и в контексте этой реконструкции показать структурное место и функциональные роли «русского Царя» как важнейшего элемента традиционного русского сознания.

Матрицу традиционного сознания я буду сокращенно называть (МТС) или просто «Матрица». Научный интерес к этой теме появился ещё конце 80-х и начале 90-х годов, когда начался системный кризис российского общества и распад прежней советской системы власти.

Новая российская власть была и до сих пор очень заинтересована в том, чтобы иметь чёткое представление о своём народе, о его слабых и сильных сторонах. Исторический опыт последнего столетия наглядно показывает, что несмотря на многочисленные трансформации в виде революций и смен политических режимов, в российском общественном сознании преобладают традиционные, родовые стереотипы, ценности и верования, которые имеют устойчивый системный характер.

Например, традиционное имперское представление о назначении жизни русского человека – это самопожертвование «за веру, Царя и отечество» или известная уваровская триада «Православие, самодержавие, народность» в советское время трансформируются в идеологическую схему «за веру в коммунизм, за Ленина – Сталина (вождя и партию), и отечество».

Если внимательно вдуматься в эти смысловые единицы, то можно увидеть, что их формальная структура остаётся той же самой, хотя содержание меняется.

Уже на основе этих стереотипных представлений мы можем задать уровни традиционной русской властной вертикали:

 

- религиозно-метафизический (Высший небесный) уровень

 «вера в Бога» - «Православие» - « вера в коммунизм»

- социо-природный или государственный (Земной) уровень

 «Царь» - «самодержавие» - «Вождь - партия»

- конкретно-социальный (родовой) или отеческий уровень

 «Отечество» - «народность»

Теперь мы можем подойти к определению Матрицы традиционного сознания.

 

Понятие матрицы традиционного сознания

Когда я говорю о «матрице», то имею в виду общую схему-структуру некоторого образца, способного воспроизводить себя с помощью копирования. Матрица традиционного сознания воспроизводит себя через формирование одинаковой структуры сознания и поведения у большинства индивидов (1). Она функционирует через различные общественные стереотипы и привычки: верования, обычаи, речевые штампы, сложившиеся в определённой местности, климате и конкретных исторических условиях. Матрица традиционного сознания часто отождествляется современными исследователями с «культурным кодом», «культурным ядром», «национальным характером», «национальным менталитетом», определяющими специфику народного сознания и поведения (2).

Матрица традиционного сознания (МТС) задаёт системообразующую схему отношений для данного социума. Такой схемой в традиционном обществе является социально-политическая вертикальная (стержневая) оппозиция власти и народа, так как в традиционном (доиндустриальном, догражданском) обществе все сферы жизни зависят от политических, властных отношений. См. Схема властной вертикали

Властная вертикаль, идущая от «Бога-Отца» к «Царю-батюшке» и затем к родному отцу и отечеству, может быть названа «отеческой» вертикалью. Именно в структуре «отеческой» властной вертикали мы можем определить место и функции «русского Царя» как важнейшего структурного элемента «Матрицы».

При этом мы оставляем вне поля нашего зрения другие вертикали или «стержни», которые составляют структуру «Матрицы».

В центре нашего внимания будет понятие «русского Царя».


Историческое происхождение стереотипа «русского Царя»

Византийская идея «автократии» или самодержавия была заимствована русской княжеской властью в эпоху Ивана III, в конце 15 века, а именно для создания единого централизованного московского государства с абсолютной властью Великого князя. Так, пять столетий лет назад Иван III провозгласил себя «Царём» − «Божьей милостью, Государем всея Руси». Царь как «помазанник Божий» становится не только высшим правителем своей земли, но и хранителем православной веры, так как это ещё и церковный сан.


Схема властной вертикали:




  Бог - «Царь всех Царей»




Русский Царь – «помазанник Божий»

Наместник Бога на земле – самодержец = господствует один

 

Церковь и Армия как проводники воли Царя

 

«Отечество» - «Родовая горизонталь»

(род – народ - природа)

 

Настоящим русским «Царем» становится Иван Грозный: сначала в 1547 году русская Церковь его венчает на царство, а в 1562 году он получает Соборную грамоту от Константинопольского патриарха. Из которой следует, что «…явная есть польза быть и утвердиться Царю благочестивому и православному, как началу и непоколебимому основанию, которому весь народ и всё ему подвластное привыкли бы повиноваться и ему подражать, по силе в делании всякого добра; такого рода последствие истекает от благого и нравственного начала, как выше сказано» (3).

Иван Грозный долго добивался этого вселенского церковного статуса «Царя − помазанника божия» для того, чтобы сконцентрировать в своих руках всю возможную власть, чтобы от имени Бога держать в своих руках все бразды правления русской землёй. «Землёй» для него были и все подданные (народ), и всё их имущество, и природные богатства. Этот царский взгляд «сверху - вниз» от имени Господа Бога привёл к окончательному закрепощению крестьян и лишению большинства населения какой-либо свободы.

Иван Грозный даёт определение русского Бога, на которое мы и будем опираться в реконструкции «отеческой «вертикали: «Бог – Царь всех Царей». Он задаёт жёсткую властную иерархию, в которой сам занимает место под Богом и стоит над всей русской православной землёй. Абсолютная власть допускает только единомыслие, «единые уста» или одни говорящие уста, одну волю – волю Царя. У других её быть не должно. По его мнению, Царь должен быть выразителем веры народа, а не его воли, ведь воля народа − это «многомятежное человечества хотение». А потому её нужно подавлять государственным принуждением и обыкновением веры. Любой ропот, любое своеволие считается грехом и государственным преступлением, ибо это есть посягательство на абсолютную власть Царя.

Царь и Церковь служат одному Богу, представляют одну власть, идущую от Него. Формально именно Церковь связывает русского Царя с Богом, но имея священный (сакральный) статус «помазанника Божия» Царь следует собственному пониманию промысла Божия, а значит, подотчётен только перед Ним. Кто не смиряется перед такой всесильной властью и не повинуется ей, тому не жить на царской земле, а подобно безводным облакам улетят они в другие земли или в иной мир.

Вместо своеволия русскому народу навязывается христианское смирение, а свобода личной жизни должна уступить место жертвенному подвигу ради единой Веры, Царя и Отечества.

Наглядным подтверждением служит переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским (с 1564 по 1577 гг.). На все обвинения своего бывшего друга, советника и соратника князя Курбского в жестокостях и несправедливых гонениях, Грозный отвечает богословскими аргументами.

Первый аргумент Грозного гласит: «Если же ты, по твоим словам, праведен и благочестив, то почему же испугался безвинно погибнуть, ибо это не смерть, а воздаяние? В конце концов все равно умрешь. Если же ты убоялся смертного приговора по навету, поверив злодейской лжи твоих друзей, слуг сатаны, то это и есть явный ваш изменнический умысел, как это бывало в прошлом, так и есть ныне» (4).

По мнению православного царя истинно верующий христианин не должен бояться умереть, ведь все мы рабы Божьи и все предстанет перед его судом.

Второй аргумент Грозного представлен в словах апостола Павла из послания римлянам: ««Всякая душа да повинуется владыке, власть имеющему; нет власти, кроме как от Бога: тот, кто противится власти, противится Божьему повелению». Воззри на него и вдумайся: кто противится власти — противится Богу; а кто противится Богу — тот именуется отступником, а это наихудший из грехов. А ведь сказано это обо всякой власти, даже о власти, добытой ценой крови и войн» (5).

Ссылка на авторитет апостола Павла позволяет Грозному утверждать: «А жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнить...» (6).

Любое сопротивление царской власти считалось богоотступничеством и государственным преступлением, а главное, что Иван Грозный жестоко расправлялся с любыми своими противниками как бы не по своей воле, а по воле Божией, ведь он такой же раб Божий как и все другие; но его церковно-государственный статус «помазанника Божия» давал ему неограниченную власть над жизнями («животами») остальных рабов, т.е. превращал его в Господина − самодержца − в орудие промысла Божия.

Таким образом, в царской России эпохи Ивана Грозного все были несвободны, начиная с царя − все были рабами; но так как один из рабов богоизбран как главный охранитель истинной веры Христовой на русской земле, то остальные со страхом и трепетом должны ему безмолвно повиноваться, иначе смерть или вынужденное бегство в другие земли. Перед таким выбором был поставлен и князь Курбский.

Жизнь раба ничего не стоит, ей не нужно дорожить, ведь «в конце концов» все умрём. Эта страшно циничная мировоззренческая установка лишает жизнь человека земного смысла, стирает качественные различия жизни человека («земного червя») и обесценивает содержание жизни. Земные дела, направленные не на безропотное служение царской власти, оказываются ничтожными, ничего не значащими перед лицом некоего высшего промысла и неизбежной смерти. Наверное, поэтому русские цари легко убивали своих и чужих холопов, почти не беспокоясь о нарушении божественной заповеди «не убий». Их высшая миссия дозволяла всё.

Интересно то обстоятельство, что Андрей Курбский не смог по существу ответить на вышеизложенные богословские аргументы Ивана Грозного и что-либо противопоставить. Он не осмелился поставить под сомнение абсолютную власть русского Царя и его статус «помазанника Божия», но сами публичные обвинения в жестокостях и несправедливом насилии были свидетельством большого человеческого мужества и честности Курбского и только косвенно намекали на такого рода сомнения.

Интересно и то, что даже Петр I, желая разрушить основы русской традиционной жизни, отменив царство и установив империю, не смог подорвать основы «Матрицы». Более того, он еще больше укрепил государственный уровень «отеческой» властной вертикали с помощью мощной Армии и фискальных органов, а также окончательно подчинив себе православную Церковь. В народном сознании он так и остался великим «Царём», а вовсе не первым императором российским. И вплоть до отречения от престола Николая второго, народ верил в царя.

Перейдём к рассмотрению основных черт «русского Царя», которые ему приписывал сам народ.

 

 

Образ Царя в народном сознании

Многие исследователи отмечают, что образ Царя является для русского народного сознания в целом положительным и в нём преобладают символические и сакрально-мифологические характеристики (6). Это вполне объясняется длительным отсутствием в России массовой письменной культуры и достоверной политической информации. Устное народное творчество формировало образ идеального правителя под контролем служителей Церкви, которые и были проводниками государственной политики.

Итак, какие же черты приписывал русский народ своему Царю?

Во-первых, место русского Царя во вселенной − между Небом и землёй. Ведь он Божий избранник, он является орудием высшего божественного промысла. Поэтому на него можно смотреть только снизу-вверх.

Во-вторых, русский Царь − «божий помазанник», ему дарована самим Богом особая благодать − устраивать всё на русской земле, но не по своему хотению, а по божьему повелению. А потому воля Царя − закон. Он за всё в ответе перед Богом на своей земле. Его заботы самые многотрудные.

По сути, русский царь подобен греческому титану, держащему на своих плечах весь мир. Именно по божьей благодати он волен миловать и казнить супротивцев своих (несогласных) как богоотступников.

В-третьих, по мнению народа, если Царь и ошибается, то не по своей вине, а по вине своих приближённых, хитрых и корыстных советчиков, бояр и вельмож, а потому многие несправедливости на земле Царю прощаются. Ему даётся только одно наказание − божьей кары в виде природных лишений, стихийных бедствий, неурожайных лет, а как следствие, голода, болезней и народных бунтов. И если сама природа против Царя, значит, или он слишком грешен перед Богом, или не истинный Царь (например, самозванец). Тогда небесная кара настигнет весь народ.

В-четвёртых, в XVII веке в народном сознании сложилась мечта о добром «Царе-батюшке», ставшая впоследствии важной идеологемой русского самодержавной власти. «Царь-батюшка» символизирует близость верховного правителя к простому народу, надежду на постоянную заботу о своих детях - подданных подобно родному отцу, а также веру в его высшее, неограниченное милосердие.

Вместе с тем образ «Царя-батюшки» концентрирует в себе всю возможную в то время земную власть − государственную, церковную и родовую. Как «Царь» − он глава всего государства, как «Батюшка» − он представляет вместе с патриархом главу Церкви, т.е. высшее духовное лицо, а как «родной батюшка» является отцом всего народа.

В-пятых, «Царь» символизирует все превосходные степени человеческих возможностей и сил − ума-разума, справедливости, милосердия, мужества и веры предков. Именно поэтому он должен разрешать все возникающие конфликты и междоусобные распри. Например, если человек окажется «без царя в голове», т.е. без ума и истинной отцовской веры, то жизнь его будет сплошным мытарством.

Из его превосходства над всем народом следует и величие, усиленное страхом Божьим. Царь должен быть грозным, суровым, чтобы его все боялись как первого русского Царя – Ивана Грозного, иначе не удержать царство в одних руках. Великая Россия основана на всемогуществе Царя, его устрашающем величии, чтобы и свои, и чужие боялись.

И в-шестых, русский «Царь»-самодержец является хранителем веры «дедов и отцов», защитником истинной христианской православной веры и хранителем Третьего Рима. На нём особая божественная миссия − готовить свой народ к божьему спасению.

Опираясь на выявленные характерные черты «русского Царя» мы можем более чётко сформулировать его основные структурные функции в матрице традиционного сознания.


Основные структурные функции «русского Царя»

Первая функция – посредническая или мистико-религиозная. Онавыражается в посреднической роли русского Царя между Небом и землёй, между Богом и своим народом. Царь проводник воли Божией, тем более что он отвечает за это только перед Богом.

Вторая функция − административная непосредственно вытекает из первой, так как роль единственного посредника между Богом и народом даёт русскому Царю абсолютную власть, порождает единоначалие и самовластие. Из этого самовластия возникает государство как институт господства одного − богоизбранного «помазанника божия». В руках Царя сосредотачивается вся возможная власть: и государственная, и духовная, и родовая, ведь он предстаёт как отец своего народа. Самодержавная власть не терпит никакого инакомыслия, никакой самостоятельности подданных (холопов). Главным средством управления своей «землёй» является страх и насильственное принуждение. За счёт централизованного насилия достигается концентрация необходимых материальных ресурсов для выживания в экстремальных природных и геополитических условиях.

Третья функция − спасительная или мессианская прежде всего оправдывает насильственные методы управления своим народом и полный произвол Царя, опираясь на первую функцию. В качестве наместника Бога на земле он мыслится подобно Христу спасителем своего православного народа, защитником от внешних врагов и различных происков Сатаны. Для невежественного, наивного народа спасительная функция Царя оказывалась решающей. Ему могли простить всё, главное, чтобы он был настоящим русским Царём.

 

Схема структурных функций «русского Царя»:

 

Русский Царь

 

1 функция 2 функция 3 функция

«посредническая» «административная» «мессианская»

Итак, «Русский Царь» концентрирует в себе все возможные функции власти: и политической, и социальной, и духовной.Историческая необходимость такой концентрации власти обычно объясняется историками экстремальными природно-климатическими и геополитическими условиями, при которых можно было выжить народу только путём всеобщей принудительной мобилизации, с помощью единоначалия и единоверия. Получается, что ради выживания народа государственной властью использовалась беспощадная эксплуатация и повсеместное насилие (включая массовые убийства) того же самого народа, ради которого и существовала государственная - царская власть. Правда, сама государственная власть заботилась не столько о животах своих смертных холопов, а о спасении их душ. Не случайно, что простые подданные назывались в России «душами», тем самым власть игнорировала их телесное, земное значение.

А что значит, владеть «душами» людей? Это значит, произвольно распоряжаться их мыслями, чувствами, верой и убеждениями. Это страшнейший деспотизм.

Когда же речь заходит о целесообразности тех или иных средств для спасения душ, то оправдать можно любое насилие, любую жестокость и даже тиранию, ведь проверить этот вид целесообразности невозможно: об ином мире и состоянии душ в нём мы ничего не знаем. Если Царь считает, что самопожертвование ради веры, Царя и отечества позволит спасти православную душу, то так оно и будет. А ведь придумать можно всё что угодно, ведь никто не сможет проверить: спаслись ли на самом деле погибшие холопские «души» или нет?

При этом идея коллективного спасения «православных душ» очень удобна для деспотического правления, которое может использовать миллионы холопских «душ» для собственных целей.

Также нужно отметить, что доминантным отношением «отеческой» властной вертикали является принуждение, основанное на страхе:

- на метафизическом уровне - это страх перед гневом Божьим;

- на государственном уровне – это страх перед гневом Царя;

- и на родовом уровне - это страх перед гневом отца-родителя

Поэтому господство и подчинение, основанное на страхах, будет постоянным напряжением и противоборством. Ослабление чувства страха ведёт к ослаблению всей «отеческой» властной вертикали.

Заключение

Представленная реконструкция «отеческой» властной вертикали раскрывает лишь часть русской матрицы традиционного сознания, и показывает, что ключевую роль в ней играет стереотип «русского Царя».

От чего зависит этот стереотип? Почему он так устойчиво воспроизводится на протяжении пятисот лет? Можно сослаться на объективные природно-климатические факторы, которые оказывают влияние на мысли и чувства россиян, но нельзя и недооценивать интерсубъективные условия, ведь речь идёт именно о стереотипах общественного сознания.

Конечно, для малообразованных, суеверных, запуганных и несвободных людей нужны высшие авторитеты в виде Царя, Церкви, какой-либо Партии или гегемона. Но таких людей всё меньше в современной России, значит, есть надежда, что будут преодолеваться устаревшие стереотипы, наивные предрассудки и коллективные страхи, и будет возрастать ценность каждой конкретной личности и её свобода. А из возрастания ценности и свободы каждого человека возрастает ценность и свобода всего общества.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Под «матрицей» мы будем понимать образец для формирования или отливки стереотипов

2. См.: Яковенко И.Г. Каким аршином мерить? // http://www.aikiclub.ru/arshin_1.html (дата обращения: 10.10.2011); Григорьева А.А. Русский менталитет: сущность и структура (социально-философский анализ). − Дисс. на соиск. канд. филос. н., Томск, 2008. 17 с. // http://sun.tsu.ru/mminfo/000336209/000336209.pdf (дата обращения: 21.10.2011); Желтов М.П. Практическая философия: учебное пособие. Чебоксары. 2009. 153 с.; Еромасова А.А. Русский менталитет: антропо-культурное своеобразие (на материалах Дальнего Востока) − Дисс. на соиск. док. филос. н., С-Петербург, 2011. 48 с.

3. См.: Зызыкин М. Царская власть и закон о престолонаследии в России. Издание Кн. А. А. Ливен. София. 1924. / http://www.russia-talk.org/cd-istory/zyzykin.htm#og (дата обращения: 24.10.2011)

4. Первое послание Ивана Грозного Курбскому // ПЕРЕПИСКА ИВАНА ГРОЗНОГО С АНДРЕЕМ КУРБСКИМ (перевод на современный русский язык) / http://www.infoliolib.info/rlit/drl/grozny.html (дата обращения: 24.10.2011)

5. Послание к римлянам святого апостола Павла 13:1-7. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение…».

6. См.: Царь и царство в русском общественном сознании. Мировосприятие и самосознание русского общества. М., 1999. 179 с.; Буганов А.В. Отношение к русским царям в народном сознании XIX- начала XX веков // Куда идёт Россия? Формальные институты и реальные. М., 2002. С. 253-260.


 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку