CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2013 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Емелин и др. Мобильная связь: факторы и механизмы воздействия на человека
Емелин и др. Мобильная связь: факторы и механизмы воздействия на человека

 

Емелин Вадим Анатольевич

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

кандидат философских наук, доцент кафедры методологии


Рассказова Елена Игоревна

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

кандидат психологических наук, доцент кафедры нейро- и патопсихологии


Тхостов Александр Шамильевич

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

кандидат психологических наук, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии


Emelin Vadim Anatolievich

Lomonosov Moscow State University

PhD, associate professor of Department of Methodology of Psychology


Rasskazova Elena Igorevna

Lomonosov Moscow State University

PhD, associate professor of Clinical Psychology Department


Tkhostov Alexander Shamilievich

Lomonosov Moscow State University

PhD, the head of Clinical Psychology Department


E-Mail: emelin@mail.ru

УДК – 316.613


Мобильная связь: факторы и механизмы воздействия на человека

Работа поддержана грантом РГНФ, проект №11-06-00733а

Аннотация: В современном мире мобильный телефон стал незаметным и незаменимым спутником человека, приведя к целой серии психологических, экономических, политических и социокультурных изменений. Актуальность исследования психологических последствий мобильной связи приобретают в связи с распространением ее "проблемного" использования и возникновения специфических форм зависимости. В статье приводится обзор исследований психологических факторов и последствий мобильной связи. С позиций психологии телесности рассматриваются механизмы (изменение границ), обуславливающие развитие зависимости, а также социально-психологические процессы, приводящие к хронификации этих изменений. В работе очерчивается круг психологических и поведенческих последствий пользования мобильной связью - как условно "нормативных" (с точки зрения общества или определенных социальных групп), так и патологических. Рассматриваются личностные, ситуативные и связанные с особенностями самой технологии факторы пользования мобильным телефоном. Предлагаются возможные варианты «перехода» к последствиям и обсуждаются возможности нормальной адаптации к технологии мобильной связи.

Ключевые слова: Мобильная связь, "проблемное" использование мобильного телефона, зависимость от мобильного телефона, границы телесности, идентичность, адаптация.


Mobile network: factors and mechanisms of its influence on people

Study is supported by RFH, project №11-06-00733а

Summary: In the modern world, mobile phone has become invisible and indispensable companion of man, leading to a series of psychological, economic, political and socio-cultural changes. Growing interest to the studies of psychological consequences of mobile network is related to the proliferation of "problem" use of mobiles and development of specific forms of dependence. This article reviews studies of psychological factors and the effects of mobile phones. From the psychology of body functions regulation perspective the mechanisms (changes of boundaries) that lead to addiction and determine social-psychological processes related to changes perpetuation are considered. The paper outlines a range of psychological and behavioral effects of mobile communication - both relatively "normative" (from the point of view of society or certain social groups) and pathological. Personal, situational and technology-related factors of mobile phone use are discussed. Possible variants of "transition" to consequences are offered as well as opportunities of normal adaptation to mobile technology are discussed.

Keywords: Mobile, "problem use" of mobile phone, mobile phone dependence, psychological boundaries, identity, adaptation.


Мобильная связь: факторы и механизмы воздействия на человека

Работа поддержана грантом РГНФ, проект №11-06-00733а

В современном мире мобильный телефон стал не столько техническим средством, сколько важным социальным объектом, тесно связанным с идентичностью людей (Srivastava, 2005). Во-первых, мобильные телефоны позволяют высокую степень персонификации - отражая индивидуальность хозяина, они становятся своеобразной его "частью". В некоторых группах пользование мобильным телефоном связанно с коренными изменениями в структуре идентичности - например, мобильный телефон открывает подростку различные возможности, свидетельствуя о его "взрослости" и независимости, изменяет возможности общения, создавая особые социальные сети и т.д. Во-вторых, ощущение принадлежности (месту, семье, стране), ключевое для идентичности, также искажается. В частности, принадлежность месту трансформируется в принадлежность коммуникативной сети, позволяя человеку самому конструировать свое окружение. В отличие от стационарных телефонов, мобильные телефоны позволяют связываться с другими без ведома членов семьи и без их контроля - с одной стороны, это приводит к фрагментации семейных отношений и усилению роли "сетевых" отношений, тогда как с другой стороны, открывает возможности для получения социальной поддержки и совладания с трудностями вне семьи. Возможность построения своей собственной мобильной "сети" позволяет говорить о формировании "мобильной" идентичности. Идентичность, основанная на "сетевых" связях, неминуемо отличается от идентичности, основанной на личных отношениях со стабильными группами. У пользователей возникает впечатление, что они постоянно связаны с окружающим миром и реже одиноки, нарастают физическая и эмоциональная привязанность к телефону, страх забыть его дома. При этом открытыми остаются многие весьма принципиальные вопросы. Каковы позитивные и негативные проявления и психологические последствия использования мобильной сети? Каковы направления и механизмы влияния мобильной сети на представления, переживания и поведение людей? Чем влияние мобильной сети отличается от влияния других технологий? Если речь идет о негативных последствиях, то каких именно, какие группы риска можно выделить, а также при помощи каких психологических интервенций можно снизить негативные последствия и наметить пути выработки механизмов адаптации к технологии мобильной связи?

 

Психологические последствия мобильной связи: идентичность, общение, поведение

 

Психологические последствия использования мобильной связи влекут за собой трансформацию структуры идентичности, моделей общения и форм поведения. На основе патологичности влияния на жизнь человека изменения можно объединить в три группы (на основе уровня патологичности влияния на жизнь человека): изменения, связанные с использованием мобильной связи (условно "нормативные" социально-психологические процессы), так называемое "проблемное" использование мобильной связи, и возникновение негативных изменения, связанных с формированием зависимости от нее.

Средняя частота использования мобильного телефона у подростков составляет 2-5 раз в день, как для звонков, так и для SMS (Madell, Muncher, 2004). Близкие значения получены и в более поздних работах (Thomee et al., 2011): для молодых людей 20-25 лет число звонков и сообщений обычно составляет 1-5 раз в день, в некоторых случаях - до 10 раз в день. В исследованиях предикторов частого пользования мобильной связью (Walsh, White, 2007) в качестве граничного значения обычно берется "5 и более звонков/сообщений в день". В абсолютном большинстве случаев люди звонят или отправляют/получают сообщения по телефону. В 13% случаев подростки используют телефон для выхода в интернет, в 14% случаев - для других целей, таких как игры. При этом мобильная связь не только чаще других технологий используется человеком, но и является его наиболее частым спутником - многие практически не расстаются с телефоном (Madell, Muncher, 2004).

Л. Сривастава выделяет несколько аспектов психологических последствий мобильной связи (Srivastava, 2005):

1. Мобильная связь влияет на культурную и политическую идентичность, позволяя организовывать флеш-мобы и регулировать социальные движения, оперативно получать и передавать информацию и быть "на связи". В пределе она позволяет собрать случайных людей в группу за минимальное время. Возможность высказать жалобу, участвовать в шоу, голосовать при помощи мобильного приводит к стиранию не только физических, но и границ в социальной иерархии и границ между группами. В Индии можно по мобильному телефону отправить молитву, в Саудовской Аравии действуют скидки на SMS и звонки во время паломничества в Мекку.

2. Мобильный телефон становится отражением статуса человека. Нередко люди громче разговаривают по мобильному в общественных местах, чтобы их могли увидеть и услышать. Внешний вид, набор мелодий, номер мобильного телефона позволяют утвердить и повысить свой социальный статус, особенно это характерно для молодежи - подростки часто показывают свои телефоны друг другу. В развивающихся странах (Donner, 2008) само обладание телефоном является признаком достатка, что формирует "цифровой разрыв" между разными группами населения. Следует отметить, что "цифровой разрыв" формирует и компенсаторные действия: в тех же странах возникают деревни с "общественными" мобильными телефонами, в которых жители собирают совместную сумму денег на обладание одним аппаратом. В странах с высоким уровнем дохода в последнее время высокий социальный статус, наоборот, может демонстрироваться роскошью отсутствия мобильного телефона (Емелин, Тхостов, 2010).

3. Немаловажную роль играет мобильная связь в отношении аспектов идентичности, связанных с коммерческой деятельностью. Многое можно купить или заказать по телефону, например, заказать билеты куда-либо, переслать финансовую информацию. С одной стороны, это приводит к размыванию физических границ, дополнительным возможностям. С другой стороны, снижается защищенность и безопасность - что приводит к необходимости защищать идентичность (при утрате мобильного телефона, пересылке важной информации, при возможном использовании информации телефонной компанией и т.п.)  и доступности человека (в частности, открытости спам-сообщениям и рекламным сообщениям). Вследствие персонализации мобильного телефона, люди нередко доверяют полученной с его помощью информации больше, чем информации из других источников - что и создает основу для "спама".

4. Резкое расширение возможностей и утрата приватности связаны с такими возможностями мобильного телефона как наличие фотокамеры и выхода в интернет, что позволяет сделать фотографию и отправить ее быстро и незаметно для окружающих. Существуют так называемые "моблоги" - пространство в интернете, где люди размещают фотографии, сделанные с мобильных телефоном. Связанная с этим утрата приватности привела к тому, что, например, в Японии все мобильные телефоны оборудуются специальным звуком, издаваемым при фотографировании. В Европе запрещено размещение фотографий, сделанных без согласия сфотографированных людей.

5. Мобильная связь тесно связана с особенностями общения. С одной стороны, она создает иллюзию близости других людей (отсутствия одиночества), позволяет решать затруднительные вопросы и общаться стеснительным людям. Так, 78% людей предпочитают отослать SMS, а не звонить в социально затруднительной ситуации. С другой стороны, нередко это "решение всех проблем" иллюзорно: мобильная сеть знакомых не всегда может выполнять функции, характерные для личного общения. Немаловажно, что с развитием мобильной связи появляется возможность смены социальных контекстов и/или их совмещения. Так, можно одновременно проводить совещание и общаться с близкими, а также отвлечься в случае неприятной или скучной ситуации. Обратная стороны медали этих возможностей - ухудшение качества и глубины непосредственного общения, которое теперь происходить параллельно или с перерывами на мобильную связь. Обмен сообщениями может создавать иллюзию очень личной беседы, очень близких отношений - однако, в таком общении отсутствует большинство элементов, важных для общения между людьми. Хороший пример иллюзии близости - флирт, свидания и построение любовных отношений по мобильному телефону, что активно предлагается специальными сервисами. Изменениям подверглись особенности назначения встреч. В 71% случаев люди постоянно опаздывают на встречи, поскольку об этом можно предупредить звонком или SMS-сообщением. В 70% случаев они отменяют встречу в последний момент теми же способами. Нередко люди назначают несколько встреч на одно время - поскольку могут выбирать и регулировать ситуацию позднее. В целом, из-за доступности большого количества коммуникационных технологий, с людьми стало труднее связаться.

6. Мобильный телефон относится к числу интерактивных средств массовой информации: примерами тому являются участие в шоу при помощи SMS, большой набор мобильных игр и т.п. Как и в отношении телевидения и интернета, это способствует сидячему образу жизни, снижению активности, особенно у подростков.

7. Особое внимание следует уделить гендерным и возрастным особенностям этих изменений. В частности, женщины чаще используют мобильную связь, нередко она позволяет им совмещать работу и общение с домашним хозяйством. В отношении подростков гендерные закономерности не однозначны. Если интернетом, согласно большинству исследований, чаще пользуются юноши, то частота пользования мобильным телефоном по некоторым данным выше у девушек (Madell, Muncher, 2004), по другим - не связана с полом (Rees, Noyes, 2007). Наиболее выраженные изменения мобильная связь привносит в жизнь подростков и молодых людей. Согласно исследованиям, многие молодые люди не чувствуют разницы между личным общением и общением по мобильному телефону, что свидетельствует об изменении самой структуры общения. Более того, эта возрастная группа отдает предпочтение SMS, а не разговору по телефону - отчасти из-за дешевизны текстовых сообщений, но также потому, что их можно писать незаметно и держать в секрете, они облегчают общение в затруднительной ситуации, а также позволяют сохранять и возвращаться к значимым сообщениям. В отличие от большинства взрослых, которые чаще используют SMS для решения практических вопросов и назначения встреч, подростки с помощью этого сервиса выражают свои эмоциональные переживания - что привело к разработке простого языка символов, сокращений, неологизмов, и даже целой "субкультуре" текстовых сообщений. Мобильный телефон позволяет молодым людям создавать и поддерживать свою социальную сеть, которая нередко скрыта от глаз родителей. Так, ночные переписки с друзьями без ведома взрослых были практически невозможны при использовании стационарного телефона.

В некоторых случаях использование мобильного телефона нежелательно и даже запрещено законом. Здесь мы сталкиваемся с «проблемным» использованием мобильной связи. Сюда можно отнести вождение автомобиля: несмотря на большое количество данных о трудностях сочетаниях этих двух деятельностей и авариях, случившихся в результате, многие люди продолжают звонить, отвечать на звонки и даже переписываться за рулем (Bianchi, Phillips, 2005). Не столь опасна, но не менее выражена тенденция разговаривать в общественных местах, в театрах и кинотеатрах, транспорте - там, где разговор мешает или может помешать другим людям. Нередко некоторые люди намеренно громко говорят о личном при других людях (Srivastava, 2005). Помимо этого, все чаще мобильная связь используется с целью преследований и мошенничества, с нарушением личного пространства человека - особенно это касается детей и подростков.

О "проблемном" использовании говорят и при появлении существенных задолженностей за телефон, которые человек не может проконтролировать, а также при чрезмерном использовании телефона и развитии зависимости. Аддикция в отношении мобильной связи , независимо от частоты пользования, подразумевает развитие симптомов значимости, изменения настроения, толерантности, отмены, конфликта, рецидива (Griffiths, 2005), когда человек возвращается к мобильному телефону, не может отказаться и использует его все чаще, а его потеря или забывание приводит к нарастанию тревоги и даже соматических симптомов.

Как и любая зависимость, зависимость от мобильного телефона связана с нарушением функционирования в различных сферах, может сочетаться с нарушениями здоровья (головная боль, боли в ушах, трудности концентрации, усталость, Thomee et al., 2011) и здорового образа жизни (курение, прием алкоголя, регулярность сна, рабочий режим, стресс и т.п.), особенно у мужчин (Toda et al., 2006). С одной стороны, аддикция напрямую связана с нарушением режима сон-бодрствование, рабочего графика, сидячего образа жизни. С другой стороны, разные виды аддикций могут иметь общие основания: стресс, одиночество и т.д., что приводит как к нарушениям пользования мобильной связью, так и к чрезмерному употреблению алкоголя и курению.

В проспективном исследовании более 4000 молодых людей (Thomee et al., 2011) было показано, что частое использование мобильного телефона приводит к появлению жалоб на депрессию и нарушения сна (последнее - только у мужчин). Чрезмерное использование мобильной связи предсказывало стресс и нарушения сна у женщин, а переживания по поводу своей чрезмерной доступности окружающим - развитие стресса, нарушений сна и депрессии как у мужчин, так и у женщин. Иными словами, негативная сторона мобильной связи определяется не только риском развития зависимости, но и сопряженными с ней нарушениями здоровья и адаптации.

В исследованиях технологических зависимостей, связанных с взаимодействием человека и машины (Griffiths, 2005), как правило, ищется ответ на два ключевых вопроса (Larkin et al., 2006): почему оказываются зависимыми одни люди, но не другие (психологические и ситуативные факторы) и почему порождают зависимости одни технологии, а не другие (особенности технологий или деятельностей)? Та же логика полностью применима к исследованиям "нормативного" и патологического использования мобильной связи.

Выделим несколько ключевых особенностей самой технологии, способствующих частому использованию мобильного телефона и развитию перечисленных последствий. Во-первых, как и любая информационная технология, технология мобильной связи обеспечивает достижимость людей и возможность быстрого получения и передачи информации - тем самым снижая неопределенность и приводя к чувству безопасности (Tian et al., 2009). Следует отметить, что ни одна из существующих информационных технологий не обладала такой степени близости, «нательности» для пользователя. Во-вторых, мобильный телефон предоставляет все возможности для персонализации - изменения его черт и особенностей так, чтобы отражать вкусы, предпочтения хозяина, нести социальную информацию (Srivastava, 2005, Tian et al., 2009), тем самым вызывая у человека представление о телефоне как части физического Я.

Так, телефон Vertu определит статус человека, подобно дорогим часам, но качество связи он обеспечит не лучше, чем дешевая модель, равно как часы стоимостью в десять тысяч долларов не покажут время в тысячу раз лучше, чем часы за десять. В-третьих, мобильность и удобство приводят к "прочному" вхождению технологии в жизнь людей, и, в конечном счете, появлению зависимости от нее. Сюда относится не столько "проблемное" пользование, сколько широко распространенные явления, когда люди стараются носить телефон с собой, испытывая тревогу при его потере или разрядке. В общественном транспорте, на улицах городов стала привычной картина, когда люди не выпускают из рук свои телефоны, находятся в постоянном состоянии ожидания звонка и механически набирают SMS -сообщения.

Еще одна особенность мобильной связи (Madell, Muncer, 2007) - возможность контролировать процесс социального взаимодействия. Согласно ответам молодых людей, это наиболее частая причина использования интернета и мобильного телефона в общении. Технологии дают свободу выбора: общаться и реальном времени или приостановить разговор, подумать над ответом, сократить нежелательный или неприятный разговор до минимума, активно участвовать в некой ситуации или отвлечься от нее социально приемлемым способом. Кроме того, можно общаться с людьми, не отвлекая их. Все эти особенности, согласно ответам молодых людей, дают им ощущение контроля за процессом и результатом общения. Хотя испытуемые замечали и отрицательные стороны - например, SMS легко неправильно понять, она не обеспечивает глубины отношений, наконец, она может быть отослана не тому человеку - положительные моменты "перевешивали" для них недостатки.

Мотивация активного пользования мобильной связью определется целой серией разных личностных и социальных факторов (Tian et al., 2009): стремлением к удобству, уверенности в себе, безопасности, возможности быть на связи, немедленно получать информацию, контролировать социальную ситуацию. Мотивы формируют установки в отношении мобильных телефонов: представления том, что телефон обеспечивает безопасность, выражает идентичность человека, необходим ему (чувство безопасности, расширения себя, зависимости). Немаловажную роль играют представления о простоте использования и полезности (модель принятия технологий, см. Donner, 2008). В эмпирических исследованиях (Walsh, White, 2007) было показано, что установки и субъективные нормы в отношении пользования мобильным телефоном, способность контролировать свое поведение позволяют надежно предсказать, насколько часто будет использоваться мобильный телефон (объясняя 60% дисперсии данных).

Другим фактором, влияющим на намерения в отношении пользования мобильным телефоном, являются особенности идентичности. Речь идет о трех проявлениях идентичности: самоидентичности человека (восприятие себя как пользователя мобильного телефона), его субъективного сходства с прототипом пользователя (относит ли он к себе те же черты, что и к прототипу), позитивное отношение к прототипу (насколько человеку нравится типичный пользователь мобильного телефона). Результаты исследования показывают, что намерения в отношении мобильного телефона определяются субъективным сходством с прототипом и самоидентичностью (независимо от субъективных норм и установок), но не отношением человека к этому прототипу. Причем влияние субъективного сходства с прототипом перестает быть значимым при включении в модель самоидентичности. Иными словами, воздействие субъективного сходства с прототипом полностью объясняется его влиянием на самоидентичность: чем выше сходство, тем более человек склонен идентифицировать себя с пользователем мобильного, что усиливает его намерения использовать мобильный телефон. Намерения (а также уверенность в своих возможностях контролировать поведение), в свою очередь, определяют реальную частоту звонков и переписки.

"Проблемное" использование и зависимость от мобильного телефона связаны с экстраверсией (по-видимому, благодаря большей склонности к риску экстравертов) и низкой самооценкой, но не связано с нейротизмом (Bianchi, Phillips, 2005), тогда как время, потраченное на мобильный телефон в течение недели, связано только с экстраверсией. В другом исследовании были получены связи с экстраверсией, нейротизмом (Ezoe et al., 2009). Кроме того, зависимость от мобильного телефона отрицательно коррелировала со здоровым образом жизни. По другим данным, "проблемное" использование связано с тенденцией к самомониторингу (чувствительностью к обратной связи от окружающих и стремлением вести себя в соответствии с их ожиданиями и одобрением) и мотивацией одобрения (Takao et al., 2009), но не связано с одиночеством.


Механизмы воздействия мобильной связи поведение человека: постановка проблемы и пути решения.

Стоят ли за "проблемным" использованием и зависимостью те же закономерности, что и за обычным использованием мобильной связи, или должны действовать особые условия?

Первое, что обращает на себя внимание при переходе от анализа факторов к анализу процессов и механизмов, за ними стоящих, - цикличность, при которой психологические последствия еще в большей степени усиливают исходные причины. Речь идет о "реципрокности" социальных и психологических изменений при использовании технологий. Например, формирование новых потребностей (в отражении статуса, персонализации при помощи мобильного телефона) способствует все большим усилиям производителей по удовлетворению этих потребностей - и круг замыкается. 

Точно также, идентификация с типичным пользователем "мобильного" приводит к увеличению частоты пользования телефоном, трансформации социальных связей человека ("мобильное" общение с близкими, друзьями и знакомыми), подкрепляя идентификацию далее (Walsh, White, 2007). На наш взгляд, это характерная особенность любых технологий - и обусловлена она масштабностью социо-культурных и психологических последствий, описанных выше. В результате, в области технологии сходятся интересы самых разных сфер, и появление новых изменений быстро вызывает реакцию разных социальных структур (стремление правительства регулировать мобильную связь, провайдеров - обеспечить гибкие условия, производителям - обеспечить максимальные условия для реализации любых потребностей пользователей и т.п.).

Эвристичной основой для психологической модели мобильной связи и выработке механизмов адаптации к ней являются подход к проблеме идентичности психологии телесности (Тхостов, 2002, Рассказова, Тхостов, в печати). Можно выделить два основных вектора воздействия мобильной связи на человека (рис. 1).

1. Расширяя возможности человека, она, как и любая технология, расширяет границы телесности, позволяя незаметно, быстро и удобно преодолевать пространство и время, контролировать общение и т.д. "Незаметность", постоянное сопровождение и полное "подлаживание" телефона под своего хозяина приводит к "встраиванию" технологии в воспринимаемую телесность человека - мобильный телефон и мобильная связь начинают расцениваться как часть физического Я. Образно говоря, человек "заканчивается" там, где заканчивается покрытие сети - все "внутри" субъективно достижимо для него.

2. Функции, выполняемые мобильной связью, становятся не просто важными, а незаменимыми. Возможность контроля за окружающим миром (пространством, временем, общением и т.п.) признается молодыми людьми ключевой причиной пользования телефоном (Madell, Muncer, 2007). Благодаря персонализации и возможности хранения важной личной информации (телефонные номера, например), "мобильник" не только помогает хозяину, он отражает и выражает определенные черты. Он становится не просто частью физического Я, а важной составляющей идентичности человека, ставшего пользователем мобильной связи (Walsh, White, 2007), абонентом не мыслящего себя без мобильного телефона и испытывающего тревогу когда оказывается «вне зоны доступа». Рис. 1. Особенности технологии мобильной связи, приводящие к изменению границ телесности и идентичности

Мы предполагаем, что эти два процесса (влияние мобильной связи на границы телесности и идентичность) лежат в основе психологических и поведенческих изменений, связанных с использованием мобильной связи, а их влияние поддерживается вторичными социально-психологическими механизмами, связанными как с изменениями границ телесности, так и с особенностями самой технологии.

Новые возможности и изменение идентичности, в первую очередь, приводят к изменению принятых в культуре и социуме правил и представлений - в сторону долженствований. В частности, если человек потенциально может быть на связи постоянно, он должен быть доступен, это признак современного человека. Далее эти возможности и правила, принятые в культуре и обществе, трансформируются в систему представлений человека. По данным популяционных исследований (Thomee et al., 2011), 47% мужчин и 42% женщин в возрасте 20-30 лет отвечают, что должны быть на связи (по работе или из-за отношений) весь день, еще 27% мужчин и 24% женщин - что должны быть на связи круглые сутки. Насколько это действительно необходимо или же таковы представления молодых людей, определяющие их поведение? Немаловажно, что эти представления остаются актуальными и тогда, когда использование мобильного телефона негативно сказывается на жизни человека и даже перестает устраивать его самого. По данным того же исследования, в 13-17% случаев звонки в ночное время будят хозяев телефонов раз в месяц и чаще, в 10-15% случаев молодые люди испытывают выраженный стресс вследствие своей доступности окружающим, в 6-22% случаев говорят о чрезмерном использовании и невозможности сократить его. Более того, поведение сохраняется, даже если связано с нарушениями сна, симптомами депрессии, стрессом. Поддерживая необходимость пользования мобильной связью, представления не дают человеку "выбраться" из сложившегося круга.

В контексте принятых в культуре представлений интересно рассмотреть еще одну особенность мобильной связи и технологий в целом - их способность к продуцированию мифов и действие по принципу плацебо-эффекта в широком смысле слова (Тхостов, 2002). Знания среднестатистического пользователя о том, как реально устроена технология и на основе чего работает, минимальны, как и знания пациента, принимающего таблетку о законах ее воздействия на организм. Поэтому, используя технологию, человек опирается не на знания о механизмах, а на мифологические представления о том, что причина (взял с собой мобильный телефон с заряженным аккумулятором и положительным балансом, оказался в зоне связи) порождает следствие (можно дозвониться куда угодно), между которыми - некий "черный ящик", описываемый такими общими словами, как сеть, сигналы соты и станции. Как следствие, возникает иллюзия контролируемости - человек считает, что границы его телесности расширены, что он может дозвониться куда угодно, но на самом деле он лишь частично контролирует этот процесс, человек считает, что мобильный телефон - это часть него, но на самом деле это аппарат, который может изменить своему хозяину и сломаться в любой момент, может потеряться, и все данные будут утеряны, равно как может в любой момент выйти из строя сама сотовая сеть.

Простые проявления таких иллюзий: формально все знают о разных причинах недоступности других людей, но многократное столкновение с сообщением "абонент недоступен" вызывает тревогу или раздражение; многим знакомы переживания почти обиды при утере или порче телефона, но лишь немногие люди регулярно копируют содержимое адресной книги на другие носители. Мифы, связанные с мобильной связью, никогда не становились объектом систематического исследования. Тем не менее, существуют примеры включения мобильной связи в процесс магического мышления в разных странах (Donner, 2008): например, на Филлипинских островах в рамках католицизма существует направление, при котором сообщение с молитвой отправляется напрямую Богу, а в Нигерии бытуют представления о телефонах-киллерах, навлекающих беду на своих хозяев, если те принимают звонок с определенных номеров.

В России и европейских странах пример такого магического по содержанию  представления - идея о том, что мобильным телефоном следует пользоваться как можно реже, поскольку посылаемые им сигналы вредны для организма и могут вызвать рак головного мозга (если часто разговаривать) и органов таза (если хранить в кармане). Римско-католическая церковь официально дала согласие на разработку приложения "Confession: A Roman Catholic App" для iPhone, которое призвано послужить облегчению процесса исповеди. Из ЮАР, где невероятно сильна вера в колдунов и шаманов, распространилась идея отправляться в последний путь вместе с мобильным телефоном. Люди боятся, что с помощью заклинаний их погрузят в летаргический сон и похоронят заживо. Но если в гроб умершему положить телефон, то "в случае чего" он сможет позвонить "наверх", а сотрудники погребальной конторы помогут обеспечить покойников и запасными батарейками на тот случай, если телефон разрядится до того, как умерший очнется.

Создание нового "мобильного" круга общения и изменения в структуре общения сопряжены с социально-психологическими процессами формирования прототипа пользователя мобильным телефоном (Walsh, White, 2007) и необходимости соответствия этому прототипу для идентификации со многими социальными группами. Особенно это характерно для молодежи, где, как уже говорилось, мобильный телефон может придавать статус взрослого и самостоятельного человека, быть необходимым признаком группы ("у всех моих друзей есть мобильные телефоны"). В результате сложившийся "мобильный" круг общения и паттерн общения поддерживают дальнейшее пользование технологией.

С развитием мобильной связи структура целого ряда деятельностей изменяется таким образом, что необходимость опосредствования внутреннего, требующего от человека усилий и им контролируемого, заменяется возможностью внешнего опосредствования, не требующего интериоризации и дополнительного внимания. Примеры приводились выше: нет необходимости запоминать, хранить, записывать номера телефонов (они сохраняются), планировать встречи и приезжать вовремя (их можно отменить), ждать и организовывать свой досуг или заполнять паузы (есть игры и SMS). Формально те же законы действуют и в более широком контексте: нет нужды лично решать неприятные вопросы, просить прощения (можно отправить SMS), выражать и понимать выражение эмоций ("смайлы" делают это однозначно, без индивидуальных вариаций), знать правила орфографии (для текстовых сообщений появился специфический выхолощенный сленг, кроме того, есть система распознавания T9). Даже флиртовать и знакомиться, участвовать в политических движениях, а в некоторых странах "ходить" за покупками и голосовать можно, не двигаясь с места. Помимо социального значения (например, исчезновение эпистолярного жанра), эти трансформаций важны с психологической точки зрения. Внешне изменение структуры деятельности выглядит ее упрощением - на деле имеет место замена внутренних опор внешними "костылями". Продолжая эту аналогию, не используемые "мышцы" (внутренние средства) постепенно ослабевают и атрофируются (дезавтоматизация и невозможность произвольного опосредствования деятельности), что, в свою очередь, делает "костыли" еще более незаменимыми (поддерживает незаменимость мобильной связи).

Несколько слов следует сказать о роли гендерных, возрастных и личностных факторов чувствительности (уязвимости в случае "проблемного" пользования) к тем или иным аспектам технологии. С одной стороны, различается структура потребностей, в удовлетворении которых может помочь мобильная связь. Экстравертам и сидящим с детьми женщинам она предлагает дополнительные возможности общения и работы, подросткам - возможности самовыражения и неподконтрольного родителям общения. С другой стороны, чувствительность задается трудностями или несформированностью тех или иных процессов. Например, стеснительным и одиноким людям мобильная связь позволяет избежать непосредственного общения, молодым людям - формировать межличностные связи без "лишних" усилий, легко "развлекать себя" свободное время, отвлекаться от ситуации "здесь и теперь", когда становится скучно.

Источники и механизмы нарушения пользования мобильным телефоном в большинстве случаев те же, что и при его "нормативном" использовании, но в утрированном виде. Представление о необходимости всегда "быть на связи", принятое в культуре, подразумевает все ситуации, в том числе, за рулем и в кинотеатре и, что важно, оно усвоено человеком и воспринимается как личная необходимость. Напротив, нормы и правила (например, не включать телефон в кинотеатре) регулируются извне (внешняя необходимость), требуют дополнительных усилий (выключать или не отвечать, перезвонить потом) и не соответствуют прототипу пользователя, т.е. не разделяются членами той группы, с которой идентифицирует себя человек. В исследованиях в рамках теории самодетерминации (Sheldon et al., 2003) было показано, что усвоенная мотивация (внутренняя) в большей степени предсказывает поведение, нежели знаемая мотивация (идентифицированная), особенно в отношении поведения, связанного со здоровьем. Кроме того, мотивация всегда "быть на связи" связана с идентичностью человека, тогда как мотивация отказаться от использования телефона в некоторых местах - идет с ней вразрез. Конечный выбор человека зависит от того, в какой степени он идентифицирует себя с пользователем мобильной связи и в какой степени принял нормы и правила, то есть, по сути, превратился в абонента.

Рост чрезмерного использования и аддикции мобильной связи также является следствием "встраивания" мобильного телефона в телесность и идентичность человека и переживания необходимости его постоянного использования. Релевантны в данном контексте данные о связи зависимости со склонностью к самомониторингу и мотивации одобрения. Длительные ожидания (необходимость отвлечься), проблемы в разных сферах жизни, тревога - особенно при трудностях совладания с ними - усугубляют и хронифицируют аддиктивное поведение. При этом одиночество будет связано с чрезмерным использованием мобильного телефона, только если он позволяет преодолеть его или отвлечься от него, а экстраверсия - при отсутствии возможностей реализовать свои потребности в непосредственном общении. Недоучетом этого контекста объясняются, на наш взгляд, неоднозначные данные о личностных факторах пользования мобильными телефонами и невысокие корреляции, полученные в исследованиях.

Таким образом, согласно предложенной модели, как "нормативное", так и чрезмерное использование мобильной связи обусловлено влиянием ряда особенностей этой технологии на телесности и идентичность человека. Благодаря мобильности, персонализации и контролируемости, которую обеспечивает мобильный телефон, он становится более незаметным и незаменимым спутником человека, максимально «телесным» гаджетом, по сравнению с другими технологиями. Немаловажную роль играет и постепенное инкорпорирование в мобильный телефон других технологий (часов, фотоаппарата, видеокамеры, компьютера с выходом в интернет, навигатора, калькулятора и т.п.). Развивающиеся в культуре представления об использовании мобильной связи, социальные ожидания от человека в соответствии с прототипом пользователя, а также "упрощение" структуры ряда деятельностей поддерживают эти механизмы, не давая человеку отказаться от телефона даже при неудовлетворенности ситуацией и развитии проблем со здоровьем.

Социально-демографические и личностные черты, хотя и активно исследуются в качестве факторов "проблемного" и зависимого использования мобильной связи, с нашей точки зрения, способствуют чувствительности и уязвимости к действию перечисленных механизмов, не изменяя принципиально направления их действия. Направление дальнейших исследований мы видим в эмпирической верификации различных звеньев модели и выявлении факторов, предотвращающих переход от частого к "проблемному" использованию телефона. Проведение таких исследований в соответствии с предложенными базисными моделями будет способствовать выработке действенных механизмов адаптации к мобильным телефонам, которые подобно другим «хищным» технологиям информационного общества становятся далеко не такими «невинными» по отношению слишком быстро и искренне привязавшемуся к ним человеку.


Литература

Емелин В.А., Тхостов А.Ш. От тамагочи к виртуальному ошейнику: границы нейтральности технологий // Психологические исследования. Электронный журнал. 2010. №6(14). URL: http://psystudy.ru/index.php/component/content/article/42-n6-14/400-tkhostov-emelin14.html?directory=82

Рассказова Е.И., Тхостов А.Ш. К вопросу о структуре и механизмах формирования идентичности: подход психологии телесности //  Психологические исследования. Электронный журнал. В печати.

Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002.

Bianchi, A., Phillips, J.C. Psychological predictors of problem mobile phone use // Cyberpsychology and Behavior. 2005. №8. P. 39-51.

Donner, J. Resarch approaches to mobile use in the developing world: a review of the literature // The Information Society. 2008. №24. P. 140-159.

Ezoe, S., Toda, M., Yoshimura, K., Naritomi, A., Den, R., Morimoto, K. Relationship of personality and lifestyle with mobile phone dependence among female nursing students // Social Behavior and Personality. 2009. №37(2). P. 231-238.

Griffiths, M. A 'components' model of addiction within biopsychosocial framework // Journal of Substance Use. 2005. №10(4). P. 191-197.

Larkin, M., Wood, R.T., Griffiths, M.D. Toward addiction as relationship // Addiction Research and Theory. 2006. №14(3). P. 207-215.

Madell, D., Muncher, S. Control over social interactions: an important reason for young people's use of the Internet and mobile phones for communication? // Cyberpsychology and Behavior. 2007. №10(1). P. 137-140.

Madell, D., Muncher, S. Back from the beach but hanging on telephone? English adolescents' attitudes and experiences of mobile phone and the Internet // Cyberpsychology and Behavior. 2004. №7(3). P. 359-367.

Rees, H., Noyes, J.M. Mobile phones, computers and the Internet: sex differences in adolescents' use and attitudes // Cyberpsychology and Behavior. 2007. 10(3). P. 482-484.

Sheldon, K., Williams, J., Joiner, T. Self-determination theory in the clinic. New Haven & London: Yale University Press, 2003.

Srivastava, L. Mobile phones and the evolution of social behavior // Behavior and Information Technology. 2005. №24(2). P. 111-129.

Takao, M., Takahashi, S., Kitamura, M. Addictive personality and problematic mobile phone use // Cyberpsychology and Behavior. 2009. №12(5). P. 501-505.

Thomee, S., Harenstam, A., Hagberg, M. Mobile phone use and stress, sleep disturbances ad symptoms of depression among young adults - a prospective cohort study // BMC Public Health. 2011. №66. URL: http://www.biomedcentral.com/1471-2458/11/66

Tian, L., Shi, J., Yang, Z. Why does half the wourld's population have a mobile phone? An examination of consumers' attitudes toward mobile phones // Cyberpsychology and Behavior. 2009. №12(5). P. 513-516.

Toda, M., Monden, K., Kubo, K., Morimoto, K. Mobile phone dependence and health-related lifestyle of university students // Social Behavior and Personality. 2006. №34(10). P. 1277-1284.

Walsh, S.P., White, K.M. Me, my mobile and I: the role of self- and prototypical identity influences in the prediction of mobile phone behavior // Journal of Applied Social Psychology. 2007. №37(10). P. 2405-2434.

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку