CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2013 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Мальков.Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации
Мальков.Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации

 

Мальков Николай Романович

Московсий университет МВД России

кандидат психологических наук, старший инспектор  отдела

психологического обеспечения университета

Мусиенко Тамара Викторовна

Санкт-Петербургский государственный университет

аэрокосмического приборостроения

доктор политических наук, профессор кафедры истории и политологии

Яргина Наталья Юрьевна

Санкт-Петербургского имени В.Б.Бобкова филиал

Российской таможенной академии

специалист кафедры организации таможенного контроля

Malkov Nikolay Romanovich

Moscow State University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

Candidate of Psychological Sciences, the Senior Inspector of a Department of 

Psychological Maintenance of University

Musienko Tamara Viktorovna

St.-Petersburg St. Petersburg State University of Aerospace Instrumentation

Doctor of Political Sciences, the professor of the Chair of  History

and Political Sciences

Yargina Natalia Yurievna

St.-Petersburg branch of the Russian Customs Academy named after V.B.Bobkov

Specialist of the Customs Control Chair

E-Mail: tvm77777@mail.ru; malkovn@yandex.ru; natayarg@mail.ru

УДК – 3.30.32.303.01

Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации

Аннотация: В статье показано, что в условиях глобализации предметом особого внимания исследователей социологических аспектов безопасности стал анализ рисков безопасности, в том числе в аспекте их влияния на процесс идентификации и особенности социализации в современном обществе. Обосновывано, что перспективы решения этих проблем во многом связаны с проблемой социальной справедливости.

Ключевые слова: безопасность, социальная справедливость, либеральная парадигма, культурная идентичность, этнический национализм.

Sociology of the security: problems of social justice in the context of globalization

Summary: It is shown in the article, that globalization context defines the subject of political analysis so that much of attention of researchers is paid to sociological aspects of a security so that their choice is the analysis of risks of a security, including the aspect of their influence on process of identification and features of socialization in a modern society. The point of view is revealed here, that prospects of the decision of these problems in many respects are connected with a problem of social justice.

Keywords: Security, Social Justice, Liberal Paradigm, Cultural Identity, Ethnic Nationalism.

Социология безопасности: проблемы социальной справедливости в контексте глобализации

Глобализация предстает как противоречивый процесс, заключающий в себе и новые возможности, и новые риски безопасности. Под воздействием социокультурных противоречий возникают глобальные проблемы, связанные с системой «человек и общество», к которым относятся проблемы обеспечения социальной стабильности и безопасности, проблемы развития различных культур и обеспечения их взаимодействия, проблема идентичности и адаптации человека в современных условиях и другие.

В этих условиях предметом особого внимания становятся философские, политические и социологические аспекты безопасности, прежде всего анализ рисков безопасности c позиций интегративных теорий безопасности международных отношений [25], в том числе в аспекте влияния глобализации на процессы идентификации [19,  24, 26, 23, 22] и особеннности социализации в современном обществе [18, 11, 16, 17].

Перспективы решения этих проблем во многом связаны с проблемой социальной справедливости [20, 27, 28, 29].

С глобальными проблемами, связанными с системой «человек и общество», сопряжена интерсоциальная по характеру проблема – проблема глобальной справедливости (Global Justice) [21, 30, 27, 14].

Во многом проблемы современной цивилизации связаны с тем, что в условиях неолиберальной глобализации существующие миры культур и цивилизаций, справедливо отстаивающие свою идентичность и самобытность, расходятся и различаются существенным образом в восприятии и в понимании общечеловеческих ценностей (прежде всего, современных норм нравственности и социальной справедливости).

В глобальном мире соответственно возрастает угроза конфликтов и войн национально-этнического характера, что составляет угрозу безопасности на всех уровнях.

Концептуализацию социальной справедливости в рамках либеральной ее модели отличают определенная политизированность трактовки ее принципов, сосредоточенность сугубо на процессуальной стороне и институциональных основах социальной справедливости [7, 11, 12, 13, 31].

Либеральное понимание социальной справедливости нуждается в пересмотре, в более широком включении в концептуализацию проблемы нормативно-ценностных и морально-этических аспектов [10].

Представители современной политической теории, ориентирующиеся на разработку неконвенциональной либеральной теории социальной справедливости, подчеркивают, что модель либеральной справедливости (Liberal Justice), основанная на принципах «этического либерализма» (Ethical Liberalism), в отличие от соответствующей модели «политического либерализма» (Political Liberalism), – оптимальнее.

Социальная справедливость в рамках этического либерализма предполагает, что тот, кто не приемлет смыслообразующие стандарты жизни в данном обществе, тем не менее, может вполне мирно сосуществовать с другими членами социума. Все они имеют право свободного выбора собственного образа жизни и могут придерживаться собственных понятий и представлений о качестве жизни, равно как и не имеют права насильственным способом навязывать предпочитаемый образ жизни друг другу [7].

Концепция социальной справедливости Д. Томаси, разрабатываемая с позиций этического либерализма, основана на представлении об индивиде как единственном, главном арбитре в оценке подлинных ценностей собственной жизни. Этический либерализм основывается на концепции нравственности личности, в полной мере определяющей ее самостоятельный индивидуальный выбор и характер ценностных ориентаций.

Концептуализация глобальной справедливости обрела сегодня и другие новые акценты. Брайан Берри (Barry B.) и Самюэль Шеффлер (Scheffler S.) концентрируют внимание на проблеме конфликта между локальными интересами и требованиями глобальной справедливости, который сопряжен со снижением уровня лояльности и благонадежности в обществе [8].

Б. Берри, рассматривает одну из экстремальных форм данного конфликта, а именно национализм, используемый для обоснования сопротивления требованиям глобальной справедливости, и в особенности справедливости, утверждаемой акциями и методами гуманитарной интервенции и редистрибуции социальной справедливости в мире. Он различает две разновидности национализма: национализм «духа и крови», как наиболее распространенный в современном мире, и «академический национализм» научной элиты. Ни одна из этих двух разновидностей национализма не совместима, считает Б. Берри, с принципами космополитизма и его трактовкой глобальной справедливости.

Б. Берри выводит смысловое значение еще одной разновидности национализма, к которой относит так называемый «космополитический национализм» (или цивилизационный гражданский национализм Civic Nationalism), который он определяет как «основу функционирования либеральной демократической политии» [8]. Гражданский национализм способствует социальному кооперированию и, в отличие от названных выше двух разновидностей, не входит в конфликт с космополитическими принципами социальной справедливости.

Вместе с тем, целый ряд исследователей приходит к выводу, что концептуализация проблемы социальной справедливости и связанной с нею такой конфликтной формы как национализм, осуществляемая в рамках различения «цивилизованного (гражданского) национализма» и «этнического национализма», способна скорее ввести в заблуждение, а соответственно, не содержит смыслообразующей основы.

Доминик Арель (Arel D.) считает, что ни одно государство не может быть безразличным к вопросам языка и культуры нации. Соответственно, гражданское государство-нация (Civic Nation-State) – это такое образование, в котором входящие в него меньшинства (обычно это иммигранты) принимают необходимость ассимиляции к доминирующим языку и культуре.

Что касается этнического национализма, он не обязательно нелиберален. В действительности (на практике), он может толерантно относится к культурным меньшинствам, хотя теоретически оставаться верным священным принципам защиты собственной культуры. Имея ввиду особенности национализации Канады и Квебека, Д. Арель пишет: «Подобно эффекту кривых зеркал, гражданская нация в какой-то мере предстает нацией этнической, прежде, всего в глазах других наций» [6].

Осмысливая в этом же ключе ситуацию в Шотландии, к аналогичному выводу приходит Дэвид Миллер, который указывает на распространенность явления двойной идентичности, соединяющей и гражданскую, и этническую разновидности [9].

В отличие от рассмотренных выше случаев, С. Шеффлер делает акцент не на проблеме национализма как форме конфликта глобального и локального, а на таком аспекте социальной справедливости как обязанности (Obligations) на глобальном и локальном уровнях. Он полагает, что конфликт между глобальными частными обязанностями часто выражается в форме конфликта между «общими» обязанностями (и связанной с ними ответственностью личности перед остальными членами социума) и особыми, «частными» обязанностями (ответственность перед членами различных социополитических групп).

Случаи, когда частные обязательства доминируют над общими обязанностями (связанными с требованиями глобальной справедливости), С. Шеффлер рассматривает как основу для возможного конфликта, проявляющегося, прежде всего, на микроуровне, но способного проявляться и на иных уровнях социума вплоть до мегауровня.

Главная проблема, требующая решения, – это необходимость понимания и определения ограничений, сдерживающих подобный конфликт и предотвращающих нарушение баланса глобального и частного в сфере обязанностей и ответственности. Ограничения обеспечивают такое состояние, когда приоритет не отдается в полной мере ни одному из типов ответственности таким образом, что ни глобальная, ни частная ответственность не подавляется. Это и создает условия для реализации принципов социальной справедливости на всех уровнях, вплоть до мегауровня современного мироустройства [8].

Нормативная составляющая конфликта глобального и частного в соотношении прав и обязанностей человека в современном мире все больше привлекает внимание исследователей. Среди них происходит размежевание на сторонников либерально-культурологического подхода и институционально-нормативного.

Первые ищут истоки конфликта, выражающегося, в частности в форме национализма, в основах культуры нации и связанной с нею национальной идентификацией. Вторые, и число их растет, – в особенностях институционального оформления этических и нравственных нормативов, являющихся фундаментом национальной идентичности.

В качестве примера второго варианта анализа может служить нормативная теория национализма (Normative Theory of Nationalism) Маргарет Моор (Moore M.) [5].

Национализм понимается здесь как «нормативная аргументация – в пользу моральной значимости принадлежности к нации, ценности ее прошлого и будущего существования, – идентифицирующая нацию как особую часть глобального мира» [5]. М. Моор обосновывает необходимость институционального признания национальных идентичностей. Нации концептуализируются как сообщества с особыми нормами нравственности, определяющими характер связей на основе солидарности и взаимного доверия. Склонность людей и их привязанность к своему сообществу рассматриваются как признание своей национальной идентичности.

В целом, нормативные теории национализма можно оценивать как один из подходов к поиску решения проблем, связанных с конфликтом глобального и национального в понимании справедливости в современном мире. В качестве ответа на связанные с ним глобальные риски нормативный подход предлагает институциональные и процессуальные ограничения национализма, в том числе предполагающие укрепление института государственной власти как координатора национальных идентичностей в обществе, а также развитие соответствующих политических практик [4].

Либеральный подход к трактовке проблемы социальной справедливости и идентичности неоднороден и представлен двумя современными разновидностями, отличающимися акцентом либо на аспектах культуры как основы многообразия (Diversity) групповых идентичностей, либо на проблеме индивидуальной автономии (Individual Autonomy) и ее связи с существующим разнообразием социополитических групп, отстаивающих право личности на такую автономию.

Современный либерализм ориентирован на поиск адекватного ответа, на вопрос о совместимости либерализма с многообразием (плюрализмом) культур и идентичностей в глобальном обществе. Это прежде всего вопрос об обязанностях либерального общества перед культурными меньшинствами, с одной стороны, и ожиданиями, притязаниями, требованиями, предъявляемыми такими культурами к либерализму, с другой.

Первый аспект общего вопроса об ответственности либерализма в обеспечении справедливости актуализирован, в частности, в исследовании Эмили Джилл (Gill E.R.).

Исследователь, указывая на фундаментальные обязанности либерализма, подчеркивает, что в «фокусе либеральной политики должно быть обеспечение ситуации выбора, максимизирующего вероятность того, что принадлежность к той или иной культуре перестанет выражаться в форме критического восприятия и соответствующей им позиции, а станет тем самым функционировать как форма выражения автономности личности» [3].

Э. Джилл полагает, что многообразие культур ценно не само по себе, а лишь с точки зрения той функции, которую оно может выполнять в жизни индивидов как форма выражения их автономии. В этом смысле борьба за особые права меньшинств трактуется здесь как один из способов достижения права на свой индивидуальный выбор. С этой точки зрения, принципиальную важность имеет автономия личности, а не значимость культуры того или иного сообщества [3].

Второй аспект вопроса (о том, что же принцип социальной справедливости требует для культурно-национальных меньшинств, а соответственно, какова природа их ожиданий) рассмотрен в работе Моник Девокс (Deveaux M.). Ее исследование может быть рассмотрено как другая разновидность либеральной трактовки справедливости в многообразии современного мира.

Если в первом случае в качестве отправной точки рассуждений берется либерализм и его способность согласовывать и примирять требования разнообразных культур, то во втором случае во внимание берется прежде всего характер требований многообразных культур и вероятность их воплощения в рамках либеральной модели социальной справедливости [2].

В рамках либеральной парадигмы идея о разнообразии культурных идентичностей в современном обществе нашла выражение в концепции многонациональной демократии (Multinational Democracy). Так, Чарльз Тейлор (Taylor Ch.) отмечает, что либеральные демократические системы становятся все более многообразными с точки зрения культурной идентичности граждан, поэтому легитимность политических систем данного типа зависит от решения проблемы поддержания определенного уровня социального единства и гомогенности (однородности).

Ключ к решению этой проблемы видится сегодня в том, чтобы демократическая власть проводила политику создания, по крайней мере, видимости общности целей, но в то же время признавала и принимала неизбежность многообразия культур [6].

Представители компаративной политической науки особое внимание уделяют анализу взаимосвязи политики по согласованию разногласий во всем многообразии интересов и стабильностью общества. Джеймс Талли (Tully J.), например, отдает предпочтение изучению проблемы соотношения справедливости и признания прав и требований тех или иных разновидностей сообществ с различными чертами культурной идентичности.

Вместе с тем, все более распространенным становится подход, когда проблема справедливости соотносится со стабильностью социума, но не связывается с традиционным рассмотрением в качестве основного способа решения социальных противоречий и конфликтов в целях достижения стабильности реализацию некоторой справедливой и стабильной формы признания прав и требований социокультурных идентичностей [6].

Этот вопрос рассматривается сегодня в иной плоскости – поиск и стремление социокультурных идентичностей к признанию своих прав и требований трактуются не в аспекте стабильности и окончательности решения конфликта, а в процессуальном аспекте, что предполагает понимание этих устремлений как перманентного процесса обсуждения проблемы без возможности окончательного ее решения. Тем самым произошла перестановка акцентов: от приоритетности полного решения проблемы безопасности и социальной  стабильности на основе обеспечения максимального уровня социальной справедливости к значимости решения вопросов, связанных с выработкой процессуальных норм и правил управления политическим диалогом между властью и разнообразными культурными идентичностями.

ПРИМЕЧАНИЕ

 

  1. Beitz Ch. R. Global Justice // American Political Science Review. 2001. Vol. 95. N 3. P. 718.
  2. Deveaux M. Cultural Pluralisаm and Dilemmas of Justice. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press. 2000. P. 121–122; Mendus S. Cultural Pluralism // American Political Science Review. 2002. Vol. 96. N 4. P. 801–802.
  3. Gill E. Becoming Free: Autonomy and Diversity in the Liberal Polity. Lawrence: University Press of Kansas. 2001. P. 7., P. 88.
  4. Kukathas Ch. The Ethics of Nationalism // American Political Science Review. 2002. Vol. 96. N 3. P. 618–619.
  5. Moore M. The Ethics of Nationalism. Oxford: Oxford University Press. 2001. 272 p.
  6. Multicultural Democracies / Eds. Alain G. Gagnon and James Tully. Cambridge: Cambridge University Press. 2001. P. 5, 35, 76, 133, 275.
  7. Newman S. Liberalism Beyond Justice // American Political Science Review. 2002. Vol. 96. N 3. P. 626–627.
  8. Nomos XLI: Global Justice / Ed. Ian Shapiko and Lea Brilmayer. New York: New York University Press. 1999. 222 p.
  9. Stevenson G. Multicultural Democracies // American Political Science Review. 2002. Vol. 96. N 3. P. 658, 659.
  10. Tomasi J. Liberalism beyond Justice: Citizens, Society, and the Boundaries of Political Theory. Princeton: Princeton University Press. 2001. P. 9. 163.
  11. Веденина Н.А. Современный политический либерализм и проблема социальной справедливости Дисс. … канд. истор. наук / Москва. 2003.
  12. Гаврилова И.Н. Западные трактовки социальной справедливости (обзор концепций) // Социологические исследования. 2009. № 3. С. 36−44.
  13. Гаврилова И.Н. Современные теории социальной справедливости // Полития: Анализ. Хроника. Прогноз (Журнал политическойфилософии и социологии политики). 2009. Т. 52. № 1. С. 182−189.
  14. Елфимов М.А. Международный аспект теории справедливости Дж.Роулса // Вестник Российского государственного гуманитарного универсистета. 2010. N 4. С. 234 – 245.
  15. Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Проблемы формирования толерантной среды в современном российском обществе // Ценности и смыслы. 2011. N 3.
  16. Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Важнейшие факторы самоидентификации и социализации молодежи во взаимосвязи поколений // Молодежь современной России: альтернативы выбора духовных и нравственных убеждений. Сб.статей. Изд. 2–е, перераб. и дополн. – М.: ИНИОН РАН. 2012.
  17. Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Некоторые тенденции в динамике ценностных ориентаций и социальной позиции российской студенческой молодежи // Российское студенчество на рубеже ХХ-XXI веков: Трансформация системы ценностей. Сб.трудов. – М.: ИНИОН РАН, 2012.
  18. Иваненков С.П., Лукин В.Н. Проблемы социализации молодежи в глобализирующем мире // Вестник РФО. 2005. N 4.
  19. Капицын В.М. Управление идентификациями как фактор международных отношений // Социально-гуманитарные знания. 2010. N 2. С. 262 – 275.
  20. Кузнецова А.В. Созидающий диалог о безопасности и справедливости (Модена, 2008) // Безопасность Евразии. 2008. № 3. С. 409−410.
  21. Купин В.Н. Геополитические императивы глобальной безопасности: социально-философский анализ: Автореф. дисс. …   докт. философ. наук / Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена. Санкт-Петербург. 2004.
  22. Лукин В.Н. Современный дискурс и стратегии политической идентичности // Ученый и власть: круглый стол. 12 ноября 2009 г. СПб.: СПбГУП, 2010.
  23. Лукин В.Н., Бунаков М.Ю. Национализм и национальная идентичность в условиях глобализации: проблемы концептуализации // Credo–New. 2006. N 2.
  24. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В. Политическая идентификация личности: проблемы концептуализации // Credo–New. 2003. N 3.
  25. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В. Традиционные и новые парадигмы безопасности: сравнительный анализ. Credo–New. 2006. N 4.
  26. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В. Дискурсы культурной идентичности и стиль жизни: проблема общего и особенного // Москва-Петербург: лики культурной идентичности. Опыт сравнительной культурологии: материалы круглого стола. 2 марта 2007. СПб.: Изд-во СПб ГУП. 2007.
  27. Лукин В.Н., Мусиенко Т.В., Федорова Т.Н. Социальная справедливость и власть в глобальном мире: поиск концептуальных решений // Социология власти. 2004. № 2. С. 103−114.
  28. Максимов С.И.  Проблемы права и справедливости в условиях глобализации: XXII Всемирный конгресс по философии права и социальной философии // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2007. № 1. С. 237−245.
  29. Мошняга В.П. Проблемы развития и социальной справедливости в условиях глобализации // Мир и политика. 2009. № 29. С. 88−101.
  30. Тихомиров А.А. Глобальная безопасность как вектор социального развития // Среднерусский вестник общественных наук. 2009. № 3. С. 26−30.
  31. Шамилева Р.К. Проект социальной справедливости в идеологии либерализма // Экономические и гуманитарные исследования регионов. 2012. № 2. С. 151−156.

 

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку