CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2013 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Витол.Глобализация техносферы: тенденции, истоки, перспективы
Витол.Глобализация техносферы: тенденции, истоки, перспективы

 

Витол Эдуард Арнольдович

Международная академия исследований будущего

действительный член академии,

кандидат философских наук

Vitol Eduard

International Futures Research Academy

Member of  IFRA, PhD

E-Mail:  globcentr@inbox.ru

УДК – 141.155

Глобализация техносферы:  тенденции, истоки, перспективы

Предлагается новый подход к исследованию техносферы – ее рассмотрение в общем русле глобальных изменений, как звена планетарной эволюции. Показывается ее уникальность и переходной характер, ведущий в будущее и превращающий земную эволюцию в космическую. Делается вывод о детерминированности и векторности исторических трансформаций. Выявляется источник масштабных преобразований – основное противоречие современности, заложенное в человеке и являющееся ключом к пониманию будущего. Прогнозируется состав и качественная специфика ноосферы.

Ключевые слова: планетарная эволюция, глобализация, техносфера, будущее, ноосфера, закономерности развития, картина мира, прогноз.

Technosphere globalisation: tendencies, sources, prospects

The new approach to technosphere research is offered - its consideration in the general channel of global changes, as a link planet evolution. Its uniqueness and transitive character is shown conducting in future and transforming earth evolution into space evolution. The conclusion about determinancy of historical transformations becomes. The source of huge transformations comes to light - the basic contradiction of the present which are put in the person and being a key to understanding of the future. The structure and qualitative specificity of a noosphere is predicted.

Keywords: planetary evolution, globalisation, a technosphere, the future, a noosphere, laws of development, a world picture, the forecast.

 

Глобализация техносферы:  тенденции, истоки, перспективы

1. Осмысление техносферы

Почему глобализация техносферы становится приоритетной тенденцией планетарной эволюции? И почему именно техносфера выдвигается на авансцену мировых событий? В чем заключается глубинная сущность появления и развертывания этого, принципиально нового феномена земной действительности?

Постижение процесса глобализации техносферы, выявление ее оснований, содержания и следствий связаны со многими сложностями. Главная из них – неразработанность самого понятия «техносфера», куда разные авторы вкладывают и разный смысл. На сегодня нет ее четких и однозначных определений. Подобное можно сказать и о техногенезе – «размытости» восприятия данного явления, многообразии его теоретических интерпретаций, имеющих в основном антропоцентристский характер. Отсутствует комплексный анализ главных трендов техногенеза, ориентированных в будущее.

Если глобализация как характерная черта современного состояния Мир-Системы уже является объектом пристального внимания наук обществоведческого цикла, то глобализация техносферы как новое проблемное поле только ждет своих исследователей. А тема эта весьма актуальна, ибо связана с образом будущего, кардинально отличающегося от предлагаемых моделей и от тех иллюзий, которые питает человечество относительно своего «светлого будущего».

Идея единства техносферы, ее особой роли в планетарной истории и создании будущего носит пока аморфный характер. Еще нет понимания современной ее фазы, обусловленной глобализацией, не вскрыты истинные причины данного явления, соответственно, нет и целостного учения о техносфере. Наука и философия, столкнувшись с этим новым мировым явлением, только приступают к его познанию. И подлинные открытия в этой области нас еще ждут впереди. Автор же концептуально изложит собственное видение указанной проблемы, базирующееся на планетарном эволюционизме.

Чтобы понять глубину и последствия нарастающих перемен при изучении земной эволюции (этапом реализации которой и является техносфера) ни в коем случае нельзя оставаться на антропоцентристской позиции, рассматривая все происходящее только через призму восприятия человечества – его интересов, целей, желаний и представлений. А следует выйти на более широкий охват явлений и более высокий уровень абстрагирования, и анализировать ситуацию через «космическую призму», к чему призывали в свое время русские космисты. Об этом же говорил и наш современник Л.Н.Гумилев, предлагавший смотреть на историю не только через микроскоп, но и через телескоп.

Но вопрос заключается не в том, чтобы погрузиться в историю, с попыткой открыть ее закономерности и осуществить детализацию (формируемая теоретическая история). Сейчас, как никогда раньше, остро необходим совсем иной подход – исследование будущего. Здесь уместно привести известное высказывание Шри Ауробиндо: «Нам нужно не великое прошлое, а великое будущее». Лишь очертив и осознав контуры будущего, цивилизация сможет предпринять реальные действия по движению к нему. У человечества, также как у корабля, плывущего в океане, должен быть правильный, четко выверенный курс. Иначе – хаотичное блуждание с героическим преодолением препятствий, с большими потерями людских, вещественно-энергетических и финансовых ресурсов.

Итак, что же такое техносфера? Это просто искусственная среда обитания человека или нечто большее – созданная новая необычная реальность? В ходе индустриализации люди сформировали настолько мощный, масштабный и сложный техногенный мир, что сегодня ощущают себя простым его придатком, неким приложением системы разнообразной техники и технологий, законы функционирования которой доступны лишь определенной группе аналитиков.

Своеобразие техники, ее влияние на человека, биосферу и природу нуждаются не только в прикладном, но и глубоком теоретическом осмыслении. Ибо техника из вспомогательной превращается в силу самостоятельную, значение которой возрастает не только для земных процессов, но и для окружающего космоса. Лишь в последнее время техника, технические системы, техногенез стали рассматриваться как своеобразный феномен, возникло даже целое направление, получившее наименование «философия техники».

На протяжении истории термин «техника» наполнялся разным содержанием, что было связано с меняющейся значимостью функций человека и техники в трудовом процессе. Сегодня первостепенным становится эволюционный аспект – выявление законов развития самой техники, особенностей образования целостной техносферы и определение ее места в картине будущего. Все большую значимость начинает приобретать осмысление техники как нового этапа всей планетарной эволюции.

Важно уяснить, что замыкаясь в познании сущности техносферы на самой технике, мы никогда не поймем истинных источников ее появления и тенденций дальнейшего развития. Именно поэтому ее анализ обусловлен необходимостью включения в исследовательское поле не только генетически связанных с ней масштабных систем, таких как биосфера, антропосфера и ноосфера, но и рассмотрением всей планетарной эволюции в единстве ее пространственно-временных характеристик.

Концептуально обозначим изучаемую зону реальности. Под техносферой будем понимать совокупность объектов, систем, веществ, полей (излучений) неорганической природы, имеющих искусственное происхождение, все части которой связаны структурными взаимодействиями с обменом веществом, энергией и информацией. Такое обобщенное толкование наиболее близко к определению предмета исследований, оно раскрывает суть самой техносферы и диапазон различных ее проявлений. Что позволит включить этот феномен в систему теоретических научных воззрений и, в конечном итоге, в новую картину мира.

Если на ранних стадиях своего становления техносфера не имела структурного единства, выступая в виде локальных очагов, привязанных к человеческим сообществам. То, начиная с ХХ столетия, ее ареал стал быстро расширяться, захватывая весь земной шар, а взаимодействия между отдельными ее частями становятся системными.

Термин «техногенез» впервые был предложен А.Е.Ферсманом, использовавшим его для обозначения совокупности преобразований, производимых деятельностью человека и приводящих к перераспределению химических масс земной коры. Поскольку данный термин в основе своей содержит понятие техники, то целесообразно увязать его именно с техникой (искусственными объектами и системами неорганической природы) — ее появлением и историческим совершенствованием, что собственно и отражается вторым присутствующим здесь термином — генезисом.

Проблема познания техногенеза является весьма сложной, она носит междисциплинарный характер и не ограничивается рамками какой-либо конкретной науки или группы наук. Это вызвано тем, что сам техногенез исторически менялся, приобретая все новые черты и свойства, которых ранее не существовало. Поэтому его изучение и осмысление сопряжено с объективными трудностями, главная из которых заключается в изменчивости самого изучаемого объекта и комплекса его внешних (межсистемных) взаимодействий.

Техногенез – это процесс возникновения и совершенствования элементов техногенной реальности во всем их разнообразии. Поэтому под техногенезом следует понимать, во-первых, рождение (возникновение) техники, все новых и новых ее видов и форм; во-вторых, определенные законы эволюции самой техники, отражающие логику ее направленного внутреннего изменения (например, замену технических систем технологиями, выход на первое место интеллектуальных систем).

Внешние стороны техногенеза проявляются: 1) через систему взаимодействий техники, организованной в целостную техносферу, с другими планетарными системами — геосферой, биосферой, антропосферой и космическим пространством; 2) через преобразование мира неживой природы (неорганической планетарной и космической материи), мира живой природы (живого вещества, организованного в биосферу), мира самого человека (включая его биологическую и интеллектуальную составляющие) и мира социума в его планетарном выражении (антропосферы).

Развивающаяся техника представляет собой мощную силу, формирующую историю человечества, коренным образом меняющую характер общества (становление цивилизации техногенного типа), а также планетарной материи в целом. Техногенез, как любой природный процесс, вовлекает в свои круговороты массы вещества, потоки энергии и информации. Здесь происходит их преобразование и создание новых объектов и систем, имеющих искусственную (техногенную) основу. Особенно важной для техногенеза является интеллектуальная (мыслительная) энергия человека. Поэтому информационные потоки, инициированные интеллектуальной деятельностью, выходят в техногенезе на первый план, обеспечивая создание и развитие новых видов и форм техники. Ученые все больше говорят о предстоящем вступлении цивилизации в информационную эру.

Необходимо констатировать непрерывно возрастающий темп техногенеза, особенно отчетливо проявившийся в последнее столетие. Если в природе все изменения саморегулируются в течение очень длительных промежутков времени, то экспоненциальный рост и необычайная агрессивность техногенеза не позволяют надеяться на механизмы естественной регуляции. Приспособительные возможности живых систем и неорганической материи адекватны лишь для геологических масштабов времени. А мощь техногенеза увеличивается очень быстро. По сравнению с природными преобразованиями он идет со скоростью взрыва, резко и всеобъемлюще меняя сложившуюся реальность.

Развертывание техногенеза происходит хоть и ускоренно, но крайне неравномерно, путем подъемов на более высокие энергетические и информационные уровни. Соответственно идет рост его организованности и структуризация самой техносферы. Техногенез превращается не только в планетарную силу, определяющую характер его взаимодействия с окружающей средой. Он становится и силой социальной, которая влияет на человеческую интеграцию и участвует в формировании личности, в становлении системы знаний, в биологической жизни человечества (нанотехнологии, генная инженерия, клонирование).

Но, как уже отмечалось ранее, многогранный феномен техносферы не получит объективного объяснения при фрагментарном подходе, когда он вырывается из контекста мировой истории. Требуется комплексный анализ общепланетарного развития для раскрытия его сущностного содержания и выявления действующих в нем закономерностей. Поэтому здесь мы намеренно расширим теоретическое поле и выйдем к более широкому и емкому понятию – «планетарная эволюция». Соприкасаясь при этом с различными отраслями знаний, оформляющимися в направление, именуемое планетарным эволюционизмом. Под планетарной эволюцией будем понимать совокупно развивающуюся земную материю, последовательно проходящую определенные исторические стадии, связанные с ее качественными трансформациями, обеспечивающими подъем на более высокие уровни организованности.

Человек вынужден приспосабливаться к новой, окружающей его со всех сторон реальности, наполненной техногенными объектами. Чтобы существовать и развиваться далее, ему необходимо включать в область своего активного действия все больше и больше искусственных систем самого разнообразного предназначения. Если раньше человечество ощущало свою беспомощность перед природными стихиями и катаклизмами земного и космического характера, то в настоящее время – перед могуществом техносферы, все интенсивнее вовлекающей его в свои вещественно-энергетические и информационные круговороты.

Нужно признать тот факт, что в земной истории возник и оформляется масштабный феномен, имя которому «техносфера». Для данной системы не существует государственных, национальных или иных границ, изолирующих отдельные ее структурные образования – производственные, энергетические, транспортные, информационные. Поэтому, говоря о глобализации, мы обязательно должны отметить пространственную экспансию техносферы, ее лавинообразное проникновение во все оболочки (подсистемы) планеты – геосферу, гидро- и атмосферу, биосферу и антропосферу (человека как индивида и как социальный организм). Она втягивает в себя не только цивилизацию, но и различные планетарные процессы, резко видоизменяя их, по сути, меняя весь земной мир и окружающий ближний космос.

Техносфера, с одной стороны, освобождает человека от примитивных его функций (например, передвижения за счет транспортной техники), до весьма сложных: решения научно-исследовательских, изобретательских, экономических и иных задач творческого плана, обеспечиваемых информационно-компьютерной техникой. Даруя ему свободу и воплощение разнообразного спектра самых сокровенных желаний: от познавательных – до эротических. С другой стороны, она порождает мощные незнакомые и непредсказуемые силы, сущность которых еще до конца не понята человеком.

Техногенный мир неуклонно движется к состоянию своей системной целостности. Разрастаясь и быстро заполняя все экологические ниши на планете, продвигаясь далее – в окружающий космос. Техносфера превращается в новый локомотив истории, стремительно удаляющийся за горизонт наличного бытия – в будущее. Нарастание объема и влияния техногенной реальности в планетарно-эволюционных преобразованиях как раз и свидетельствует о вступлении в фазу глобализации – выходе техносферы на принципиально иной уровень, где она обретает автономность и начинает играть главенствующую роль в земной эволюции, выводя ее за пределы орбитального пространства в просторы Вселенной. Именно благодаря ракетно-космической технике мы имеем возможность наблюдать эпохальное событие – превращение планетарной эволюции в эволюцию космическую. Осознание этого приведет к ломке многих существующих стереотипов.

Сегодня еще можно встретить высказывания о том, что необходимо изменить ход и направленность техногенеза, поставив его под контроль человечества. Но возможно ли это? Разрабатывая и продуцируя новые техногенные объекты во всем их разнообразии, человек начинает ощущать себя Творцом. Хотя это далеко не так. На самом деле во всех областях своей жизнедеятельности он все больше становится зависимым от техносферы. И эта зависимость неумолимо растет.

Чем дальше развивается техносфера, тем меньше доля участия людей в этом развитии. Проектирование, производство, эксплуатация техногенных объектов постепенно переходят к самой техносфере за счет роботизации и автоматизации (автоматические производственные линии, заводы-автоматы), а также всемерной компьютеризации – оснащении технико-технологических комплексов, транспортных систем и проч. интеллектуальными машинами.

Таким образом, техносфера автономизируется, а человек вытесняется из ее структуры. Это означает превращение техносферы в самоуправляемую систему, где посредничество человека заменяется прямым взаимодействием «техника – окружающий мир». Здесь техногенные объекты обретают свойство автотрофности – способности непосредственного усвоения энергии из внешнего пространства (например, энергии Солнца через фотоэлементы). А координацию и направленность развития обеспечивают интеллектуальные устройства – вначале компьютеры, а в будущем искусственный интеллект.

Грядущее доминирование техносферы с ее основным компонентом – искусственным разумом в рамках традиционных представлений воспринимается, в основном, в негативном свете. Выдвигаются даже наивные гипотезы бунта мыслящих машин, в результате которого они подчинят себе человеческую цивилизацию. Авторы таких апокалиптических сценариев находятся в плену расхожих антропоцентристских воззрений, подсознательно проецируя особенности, присущие живым системам и человеку на техногенный мир. Не учитывая при этом то важное обстоятельство, что техносфера принципиально отличается от биосферы и антропосферы не только по субстратному составу, но и по логике своего развития. Ибо с возникновением электронного разума его функционирование станет неуклонно смещаться в область виртуальной реальности, имея все меньше пересечений с человеком и социумом.

Широкое внедрение информационно-компьютерных систем ведет к повсеместной виртуализации техносферы, когда структурированная определенным образом информационная реальность становится преобладающей. Этим и обусловлен масштабный переход материального (вещественного) состояния техногенного мира в идеальное (энерго-информационное). Один из теоретиков техногенеза Г.С.Альтшуллер даже предложил закон идеальной технической системы, когда ее вес и пространственные параметры стремятся к нулю, а функциональность при этом сохраняется. В этом процессе наблюдается тенденция миниатюризации (компактификации) технических объектов и систем, ярко проявившаяся в микроэлектронике и нанотехнологиях. Направленный исторический переход техники с макро- на микроуровень выступает одной из главнейших черт современной стадии планетарной эволюции.

С созданием полимерных материалов, отличающихся высокими физико-химическими характеристиками (угле-, боропластики, искусственная керамика), металлоемкие искусственные системы начинают быстро вытесняться. Как следствие, вся техносфера как планетарная структура с каждым этапом своего совершенствования становится все легче. Данный тренд весьма парадоксален, ибо с фазой глобализации, т.е. с усилением влияния техносферы в земных преобразованиях, ее собственный удельный вес стремительно уменьшается. Наукоемкие технологии становятся преобладающими в техногенезе.

Все эти важные моменты свидетельствуют об удивительных свойствах: с появлением качественно иной сущности (искусственной), которой ранее не было на Земле, планетарная эволюция обретает и новые закономерности – происходит эволюция эволюции. И к новому ее этапу (постчеловеческому), оказывается, уже не применимы антропоморфные критерии.

Выделим в итоге следующие составляющие (компоненты) глобализации техносферы:

- дифференциация, неуклонный рост разнообразия технических систем и технологий;

- интеграция элементов техносферы, формирование ее архитектоники как единой планетарной структуры;

- пространственная экспансия во все зоны земного мира, включая человека и человечество в целом;

- космическая ориентация техногенеза, выход техносферы за пределы Земли и превращение планетарной эволюции в космическую;

- индивидуализация техногенного мира, выраженная в выделении главной ветви техногенеза – интеллектуальной, за счет широкого применения информационно-компьютерных средств и технологий;

- автономизация техносферы, выход на уровень взаимоотношений «техника – окружающий мир» без посредничества человека;

- автотрофность техники – способность усваивать энергию непосредственно из окружающего пространства;

- эволюционный переход техники на микроуровень, резкое уменьшение удельного веса техносферы по сравнению с другими планетарными оболочками;

- виртуализация техносферы (массированный переход материального в идеальное).

2. Истоки и причины возникновения техники

Итак, в чем же заключается истинная причина возникновения техники? Ответ, казалось бы, лежит на поверхности, он прост и однозначен: причина кроется в несовершенстве человека, в его физической ограниченности и неспособности противостоять природным стихиям. Именно техника позволяет не только расширить функциональный диапазон человеческих возможностей, но и оградить его от неблагоприятных воздействий внешней среды, создав среду искусственную и открыв перспективы прогрессивного развития цивилизации.

На самом деле причина кроется гораздо глубже, она заключена в самом человеке, в его дуальной сущности, в единстве и противоборстве двух основных его подсистем – биологической (тело) (качественное состояние «био») и интеллектуальной (сознание) (качественное состояние «ноо»). Именно отсюда проистекают все те масштабные изменения, которые мы наблюдаем сегодня, но что более парадоксально, и те, которые будут происходить в дальнейшем, определяя облик далекого будущего.

Противоречие «био-ноо» пронизывает всю земную цивилизацию, выступая основным противоречием современности. Производя на свет техносферу, человечество тем самым открывает путь формированию качественно иной сущности, знаменующей поворот планетарной эволюции в другое русло и свидетельствующей о кардинальном изменении ее направленности.

В научной среде еще преобладает мнение о том, что развитие техники целиком и полностью детерминируется разнообразными потребностями человека – научными, экономическими, социальными, военными, политическими и т.д. Несомненно, данные тенденции присутствуют, имея локальный характер, но не ими определяется стратегия планетарных преобразований, которые обладают собственной внутренней логикой.

Возникает закономерный вопрос: ведь техносфера вовсе не является конечным итогом разрешения указанного противоречия? Действительно, она выступает лишь предтечей поистине феноменальных метаморфоз земной материи, своего рода посредующим звеном. Не может эволюция, реализуя всеобъемлющие вещественно-энергетические преобразования, перейти в новые формы, минуя промежуточные фазы. Именно техносфера и есть та переходная структура, через которую осуществляется масштабный прорыв в будущее. Конечная же цель – обретение качеством «ноо» системной целостности и самостоятельной сущности, отдельного от качества «био» бытия.

По сути дела это и есть тот всемирно-исторический процесс перехода биосферы в ноосферу, идею которого предложил в свое время выдающийся российский ученый В.И.Вернадский. Естественно, в тот период еще отсутствовали знания о технике и закономерностях ее развития, поскольку сама техносфера лишь приближалась к фазе глобализации и не раскрыла своих особенностей, таких, например, как интеллектуализация техногенеза.

На современном этапе мы уже начинаем отчетливо осознавать необходимость усовершенствования и конкретизации модели Вернадского, внесения туда определенных дополнений. Тогда реформированная картина планетарного развития будет иметь следующий вид, отражая векторность преобразований и поэтапную смену лидирующих качеств земной материи: биосфера – антропосфера – техносфера – ноосфера. А целостный пространственно-временной континуум земной эволюции, с момента образования нашей планеты как локализованного космического объекта до формирования ноосферы,  можно отразить в виде графической модели (рис.1).

  

Рис.1.  Пространственно-временной континуум планетарной эволюции

Здесь выделяются три основных этапа: 1) неживой материи (естественной), 2) живой материи, куда входят биосфера и антропосфера (человеческая цивилизация), 3) неживой материи (искусственной), представленной техносферой и ноосферой. Техносфера, впрочем, как и все предшествующие ей планетные структуры, имеет сквозной, транзитный характер, открывая возможность для появления качественно нового, еще более сложного образования, ранее отсутствующего в земной истории.

Укажем на относительность наших представлений об эволюции, которая, в зависимости от ракурса рассмотрения, будет проявлять различные свойства. Это обусловлено относительностью самих систем отсчета, выбранных в качестве базовых, а соответственно и относительном характере разных моделей эволюции. Один и тот же планетарно-эволюционный процесс может иметь совершенно разные интерпретации – линейную (рис.1) и нелинейную или циклическую (рис.2). Земная эволюция в совокупности ее этапов отражает глобально-исторические циклические преобразования: неживая материя (естественная) – живая материя – неживая материи (искусственная). А если расширим диапазон пространственно-временного восприятия, то увидим и более глобальный цикл: космос – планетарная эволюция – космос.

 

Рис.2. Нелинейная модель планетарной эволюции

Такие выводы могут привести к осознанию транзитности всей земной эволюции, ее конечном, переходном характере. А экстраполяция выявленного свойства на крупномасштабную структуру Вселенной позволяет выдвинуть гипотезу транзитности любых космических цивилизаций, которые с неизбежностью, минуя планетную фазу своего существования и испытав глубинные качественные трансформации, распространяются далее в безбрежный космос.

Следует отметить тот важный познавательный момент, что перенос фазового перехода неорганического вещества в примитивную органику (так называемое рождение жизни) с поверхности планеты в окружающее космическое пространство (гипотеза панспермии) принципиально не меняет общей картины. Сама биосфера и ее организмы, включая высших животных и человека, есть продукт именно земной эволюции, всей совокупности действующих в ней эндогенных и экзогенных условий.

Естественно, мир таит в себе еще много неизвестного. Существуют различные факторы, как планетарной, так и космической природы, способные привести к нелинейным исходам будущего. Например, удар астероида или резкое повышение сейсмической активности, вулканической деятельности. Подобные «встряски» уже не раз случались в земной истории, но свернули ли они эволюцию со столбовой дороги? Вовсе нет. Некоторые ветви эволюции, действительно, заходили в тупик и угасали. В других развитие консервировалось и виды долгое время оставались неизменными. В третьих наоборот, получали импульс, что приводило к качественным перестройкам и возникновению новых структур. Рассмотрение эволюции в совокупности ее ветвей, отражаемой дендроидной моделью (рис.3), может породить иллюзию множественности путей в будущее. На самом деле реализуется общее направление. Данная ситуация напоминает дельту реки, где, несмотря на разнообразие каналов, сохраняется единый вектор потока.

 

Рис. 3. Коэволюция масштабных планетарных систем

В русле относительности эволюционных моделей, получает новое осмысление и хронотоп – топология времени и его размерности. Время предстает и как одномерное (линейное, векторное), и как многомерное (ветвление, канализированность), и как циклическое. Более того, новые технологии (генная инженерия, нанотехнологии) открывают возможность для реализации еще более сложных топологических форм, например, сетчатой. Когда эволюционные ветви начинают смыкаться межу собой, как в рамках самого техногенеза или антропогенеза, так и между ними.

Мы сталкиваемся с явлением непривычным не только для обыденного, но и для научного мышления. Речь идет о наличии объективно существующих алгоритмов планетарной эволюции. Их открытие имеет эпохальное значение для человечества (сравнимое с научной революцией, вызванной теорией Ч.Дарвина), так как позволит понять логику масштабно-исторических трансформаций и увидеть контуры будущего.

Человек так долго восторгался своей уникальностью и собственным величием (позиция антропоцентризма), что почти утратил объективность оценки планетарно-эволюционных изменений. Считая себя ключевым звеном и высшей фазой земной эволюции, он не учел того важного обстоятельства, что материя обладает способностью производить иные формы жизни и иные формы разума (искусственный интеллект).

Сегодня нам необходимо понять главное: именно благодаря технике раскрываются различные измерения глобализации – экологические, экономические, производственные, энергетические, культурологические, социально-политические и проч. Если бы отсутствовал техногенный мир, то все эти измерения так и остались лишь в потенции, в свернутом виде. Поэтому технику следует признать в качестве первоосновы планетарных процессов глобализации. Мысленно допустив одномоментное исчезновение техносферы, мы увидим, что цивилизация будет просто парализована, для нее наступит тяжелейший всеобъемлющий кризис. Человечество окажется отброшенным назад вглубь тысячелетий, когда существовало примитивное натуральное хозяйство.

Но до сих пор многие исследователи не хотят замечать нового игрока, который уже проявил свою действенность и активность, доказав свою планетарную мощь и значимость. Именно таким игроком, за которым будущее, выступает техносфера. Ноосфера же в реальности оказывается еще более удаленной за горизонт исторической перспективы.

3. Перспективы далекого будущего

Рассмотрим внимательнее этот аспект земной эволюции. До настоящего времени у планетарной материи был лишь один исходный материал для движения в будущее – мыслящая живая материя, характеризуемая двуединством разнокачественных сущностей – «био» и «ноо». Противоречие между ними выступает по сути дела ядром и движителем тех преобразований, которые уже набирают силу, и подлинная сущность которых раскроется в грядущие исторические эпохи. Анализ данного противоречия открывает нам картину будущего, позволяя определить его специфику, ориентир дальнейших глобальных событий. Таким образом, код будущего находится в самом человеке, именно в нем запрограммирован сценарий трансформации в иную реальность.

Что служит основанием для утверждения о детерминированности и однонаправленности всего хода земной истории, и обозначения вектора планетарно-эволюционных изменений: «био» – «био-ноо» – «ноо». Зная механизм разрешения основного противоречия, мы сможем предсказать стратегическое будущее, создав его модель. Но, чтобы представить себе реальное будущее цивилизации надо мыслить не десятилетиями и столетиями, а иными временными категориями – как минимум тысячелетиями. Лишь на сверхбольших промежутках (колоссальных с точки зрения человеческого бытия) раскроются в полной мере те процессы, которые сегодня находятся лишь в зачаточном состоянии. Поэтому здесь мы сталкиваемся с парадоксом: чем больше глубина прогноза, тем четче картина планетарно-эволюционных преобразований. Это напоминает ситуацию визуального восприятия мозаичного полотна: только на определенном удалении от него отдельные фрагменты начинают сливаться воедино, образуя целостный образ.

Планетарная материя с появлением искусственных объектов получает иное измерение. Раскрытие же потенциала ее принципиально нового воплощения мы будем наблюдать на следующих этапах земной истории. Незавершенность перехода в иное состояние затрудняет понимание масштабности и направленности этого поистине глобального процесса. Созданию целостной картины будущего мешает многослойность планетарно-эволюционных преобразований: земная эволюция помимо магистрального направления имеет множество второстепенных ветвей (рис.3). Более того, отдельные из этих ветвей, такие как антропосоциогенез и техногенез могут смыкаться (здесь реализуется сетчатая модель), порождая синтетические формы – симбиоз человека с техническими объектами и технологиями, выражающийся в так называемых киборгах (кибернетических организмах). Их исследователи ошибочно воспринимают как главные, хотя на самом деле они – тупиковые, ибо не несут в себе качественных инноваций, что является главным критерием эпохальных эволюционных изменений.

Через данные ветвления развивающаяся материя, не имея изначального целеполагания, как бы «прощупывает» окружающую реальность, пытаясь определить, где оптимальнее всего осуществить следующий эволюционный прорыв. Это объясняется не только подвижностью и пластичностью самой земной материи, раскрывающей свою сущность в разнокачественных формах (структурах). Но и открытостью и изменчивостью окружающего мира, отдельные иерархические уровни которого также подвержены эволюционным преобразованиям.

Но прорыв в иное возможен лишь через формы материи, обладающие принципиально иным, качественно новым своеобразием, не имеющим прямых аналогов в существующей окружающей реальности. Именно такой формой и является искусственная (техногенная) материя неорганического происхождения, образующая техносферу.

Вместе с тем, наблюдается и преемственность в планетарно-эволюционных преобразованиях, реализующаяся в цикличности (ритмичности или функциональной повторяемости). В техногенезе также действует принцип интеллектуализации, свойственный эволюции живой материи (применительно к которой данное явление еще называется цефализацией). Поэтому можно констатировать присутствие петель эволюции на разных исторических этапах: /живая материя → интеллектуализация→ человеческий интеллект/ → /искусственная материя (техника)→интеллектуализация→искусственный интеллект/. Следовательно, искусственный (электронный) разум станет не только закономерным итогом развития техники, но и своеобразным результатом (конечным продуктом) всей планетарной эволюции. Характеризуя разрешение основного противоречия современности и выделение качества «ноо» в самостоятельную сущность (выход сознания на внешние небиологические носители).

Интегрируясь в сетевые структуры, искусственный интеллект даст основу становлению в далеком будущем принципиально новой системы, автономизирующейся из техносферы. Что же это за система? Выскажем предположение – это и будет та сфера разума, именуемая ноосферой (см. рис.1), о которой сегодня так много говорят, ошибочно связывая ее непосредственно с бытием человека.

Достигнув пика своего развития на человеке (естественном интеллекте), живая материя исчерпала резервы для самосовершенствования. Этим и было обусловлено стремительное выдвижение на авансцену исторических событий принципиально новой формы, имеющей иную качественную специфику – неживой искусственный (техногенный) субстрат. Но и ее лидерство ограниченно как в пространственном, так и во временном аспектах, ибо предел ее развития – искусственный интеллект. Эволюция же самого электронного разума будет связана со сменой его носителя, переходом с вещественной основы на полевую. Тут уместно привести пророчество знаменитого мыслителя-космиста К.Э.Циолковского, утверждавшего: по мере эволюции человечество перейдет в лучистую энергию. Такую интерпретацию можно соотнести также с точкой Омега П.Тейяра де Шардена, где ноосфера окончательно лишается своей вещественной основы, превращаясь в некую необычную для нас субстанцию – мыслящий слой.

Человек привык думать о будущем, веря в объективность законов эволюции, однозначно определяющих ее траекторию. Открытие таких факторов мироздания как сложноорганизованность, нелинейность, неустойчивость, бифуркации трансформировало наши взгляды и привело к тому, что будущее стало представляться непредсказуемым и многовариантным. Действительно ли планетарная материя как сложная система обладает множественностью и неоднозначностью путей будущего развития? Должно ли синергетическое мировидение, имеющее большую эвристическую ценность для теории познания, приводить к мировоззренческому хаосу, к неопределенности перспективной картины мира?

Вовсе нет. Пути земной эволюции все же предопределены, они детерминированы последовательностью возникающих общепланетарных структур. И с каждой новой масштабной земной структурой сужается и поле возможностей для эволюции. Происходит ее магистрализация – концентрация на определенном направлении. Поэтому векторность, как важнейшая характеристика земной эволюции, никуда не исчезает. Наоборот, расширяя и углубляя междисциплинарные исследования развивающихся планетарных систем, мы будем получать все больше фактологических подтверждений того, что реализуется единый и единственный мегатренд, ориентированный в будущее.

Аморфность, нечеткость границ долгосрочного будущего – это не реальные черты картины перспективного мироустройства, а черты, характеризующие современное состояние наших знаний (можно сказать и обратное – незнаний) о нем. Но познание стремительно ускоряется и расширяется. Вследствие этого будущее проступает все рельефнее.

Расширение сферы теоретических исследований предопределяет, во-первых, установление особенностей, структурности, фаз эволюции и закономерностей изучаемого объекта (планетарной материи), выявление его связей с другими объектами реальности (окружающими космическими системами). Во-вторых, эволюционирующая планетарная материя предстает как нелинейная макроквантовая система тотального типа. В-третьих, оценка открытых закономерностей позволяет выйти на совершенно новый уровень понимания сложности мироздания, совсем по-иному осмыслить другие – инопланетные эволюции, осознать их универсальность и транзитность – включенность в глобальные преобразования Вселенной.

Планетарный эволюционизм формирует теоретическую и мировоззренческую платформу, опираясь на которую мы сможем не только осознать сущность происходящих масштабных изменений, но и выделить среди хаоса значительных событий контуры будущего; обозначить горизонт видения грядущих новаций, достаточно удаленных от нас во времени, и их специфику. Будущее не только открыто, но в некотором смысле оно уже существует – существует в настоящем в виде объективных предпосылок. Зерна будущего уже вкраплены в окружающую действительность. Но «прорастут» они лишь в следующей исторической эпохе. Следовательно, чем глубже мы познаем законы земной эволюции, тем четче становится картина будущего.

Но неужели нет никакой альтернативы или она просто не учитывается при исследовании будущего? Альтернатива, несомненно, возможна. Например, удар масштабного космического объекта о Землю, в результате чего планета превратится в груду космических обломков, а цивилизация будет уничтожена. Это катастрофический сценарий земного развития. Мы же ведем речь о тенденциях, объективно заложенных в планетарной эволюции, которые ведут в будущее и которые не имеют других, более предпочтительных вариантов реализации.

Постулат о непредсказуемости событий будущего должен быть отвергнут. Оказывается, предсказуемо будущее и Земли как локального космического тела, и нашей звезды по имени Солнце. Уже достаточно хорошо известны траектории развития разнотипных галактических образований, в том числе галактики Млечный путь, в которой мы с вами находимся. На очереди уточнение сценария эволюции вселенной (Метагалактики) в структуре Мультимира. Планетарная материя, с входящими в нее подсистемами (антропосферой, техносферой и проч.), также имеет вполне предсказуемое будущее.

Мощным препятствием познанию этого будущего выступают стереотипы человеческого сознания, сложившиеся веками архетипы мышления. Они довлели даже над величайшими мыслителями, изменившими своими открытиями картину мира. Многие из них сомневались в правильности собственных парадоксальных научных выводов, соотнося результаты своих исследований с существующими на тот исторический момент знаниями.

Наличие у глобальных структур довольно четкой, хотя и достаточно удаленной во времени перспективы, ставит перед научным сообществом (да и цивилизацией в целом) весьма интересный вопрос. Он состоит в том, как оценивать обозначенную перспективу: в негативном или позитивном свете? Ведь человек не может принять какую-либо картину, не «вписав» ее в собственную систему мировоззренческих ценностей.

Самый главный момент заключается в том, что осознание перспективы наполняет осмысленностью бытие человека как в личностном плане, так и в социальном. Перспектива меняет наше мировоззрение. Она как свет маяка освещает нам путь в будущее, побуждая к движению именно в этом направлении. Но она может высветить такие грани нового мира (дать такие образы мироздания), которые совсем не согласуются с существующими знаниями об окружающей реальности. Более того, они даже вступают с ними в противоречие. Будущее, даже находясь на стадии концептуального воплощения, трансформирует привычную для нас картину мира сегодняшнего, меняя одновременно реалии бытия. Таким образом, будущее обладает свойством влияния на настоящее, позволяя сфокусировать его преображение. В терминологии синергетики такую преддетерминированность называют странным аттрактором, притягивающим к себе все эволюционные линии и делающим практически невозможными иные варианты развития.

Другой важный момент: огромный эффект для философской рефлексии имеет отрицание ограниченности эволюции на человеке. Планетарная эволюция не завершилась, она продолжается, и человечество оказывается ключевым, но вовсе не финальным звеном в цепи значительных событий, связующих прошлое, настоящее и будущее.

Выявление траекторий развития, уходящих в далекое будущее, позволяет минимизировать действие двух негативных факторов: 1) страха перед будущим, психоэмоциональной напряженности – ощущения опасности перед неведомым миром; 2) футурошока, когда мир войдет в зону технологической сингулярности и изменения достигнут такой колоссальной скорости и объема, что человеческое сознание просто не будет успевать их осмысливать и адаптироваться к новой реальности.

Выработка стратегии решения глобальных проблем современности и поиск путей выхода из мирового кризиса невозможны без учета объективных закономерностей самой техносферы. Прогноз, представления о предстоящих масштабных изменениях, непосредственно затрагивающих человеческую цивилизацию, составляют основную цель научного поиска. Поэтому принципиальный вывод о существовании горизонта прогноза касается самих основ современной науки, а также задает направления формированию новой картины мира. И начав свое исследование с техносферы, мы с неизбежностью выйдем на планетарный, а затем и космический уровень мироздания. Предприняв при этом попытку связать их воедино посредством универсальных эволюционных законов.

Сегодня человечество стоит перед вызовом, брошенным ему эволюцией. Это вызов, которого еще не было в планетарной истории: Куда и как пойдет дальнейшее развитие? И ответ на него предстоит искать не только научному сообществу, но и всем интеллектуалам, в том числе философам и футурологам.

На современном этапе стратегических исследований мыслители столкнулись с необходимостью заглянуть в будущее, причем, весьма удаленное во времени, для оценки перспектив самой цивилизации. И хотя некоторые науковеды полагают, что эпоха великих открытий в познании тайн мироздания уже закончилась, не будем разочаровываться вместе с ними. Ведь в реальности впереди человечество ожидают такие грандиозные открытия, которые перевернут всю систему наших представлений, радикально изменив существующие взгляды на мир и его разноуровневые эволюционные процессы.

Концепцию, изложенную выше, можно воспринять как примитивизацию – значительно упрощенную модель развития. Но вспомним знаменитого физика Л.Д.Ландау, в шутку называвшего себя гениальным тривиализатором и убеждавшего коллег в том, что чем проще теория, тем она лучше. В простоте есть определенное изящество, отражающее эстетику мироустройства, его внутреннюю гармонию.

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку