CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 1999 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Пути России: причины углубления и проблемы преодоления кризиса в трансформационном процессе
Пути России: причины углубления и проблемы преодоления кризиса в трансформационном процессе

Д.Л. Головачев,

кандидат экономических наук

ПУТИ РОССИИ: ПРИЧИНЫ УГЛУБЛЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИЗИСА В ТРАНСФОРМАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

           Мировая экономика, начиная с 70-х годов, глубоко изменилась, При этом основополагающие общественные и экономические изменения в мире сопровождались целым рядом кризисов: два международных нефтяных кризиса; и разразившийся за ними мировой кризис начала 80-х годов; международные кризисы задолженности развивающихся стран и мировая экономическая дезинтеграция беднейших стран, падение "мировой социалистической системы" и начало локальных войн.
           Начавшийся в конце 80-х годов переход от социалистической системы хозяйствования к рыночной экономике имеет особое значение, так как в этом случае речь идет о беспрецедентной трансформации политических, экономических и общественных порядков, сопровождающейся тяжелейшими кризисами, которых современная история еще не знала.

           1. "Упадок наций" как следствие трансформации систем: к реальности трансформации социально-экономической системы

           6-8 лет назад, начавшийся в восточно- и среднеевропейских странах процесс трансформации центрально-управляемой плановой экономики в работоспособную, стабильную и общественно принимаемую рыночную экономику явился причиной "революционных" изменений в политической и экономической реальности этих странах.
           Результаты этих изменений являются неоднозначными. Немногочисленные успехи переплетены со многими драматическими провалами. Без всякого сомнения можно констатировать то, что произошло в ходе трансформации, имеет мало общего с тем, что ожидали реформаторы и их западные консультанты. Развитие основных социально-экономических данных в последние годы свидетельствует об упадке экономики и общества в восточно-европейских странах.

           1.1 Сокращение валового национального продукта

           Переход от социалистической к капиталистической экономической системе производства осуществлялся в особенно тяжелых условиях. Многие бывшие социалистические страны оказались в процессе трансформации на краю экономического коллапса. Типичным признаком экономического упадка в этих странах является падение валового национального продукта, хотя здесь имеются значительные отклонения от страны к стране.
           С 1989 по 1996 годы валовый внутренний продукт стран-членов СНГ уменьшился в целом на 53%, в балтийских государствах - на 47%. Несколько по-другому выглядит развитие рецессии в восточно-европейской экономике (без СНГ и Балтики), где падение ВНП составило с 1989 по 1994 год только 21%. Такое падение ВНП сравнимо только с разрушением производства во время войн.
           Несмотря на некоторые объективные причины "трансформационного упадка" экономики (устаревшие основные средства производства, сокращение производства в связи с открытием внутренних рынков, большой удельный вес тяжелой и оборонной промышленности, разрыв экономических отношений между странами бывшего восточного блока и т.д.) снижение ВНП в трансформируемых странах должно быть рассмотрено как неудача избранной трансформационной политики.
           Хотя быстрое сокращение производства в Восточной Европе немного замедлилось и в отдельных в странах в 1992-93 гг. был наблюдаем рост экономики, к сожалению еще не удалось создать солидный базис для постоянного роста экономики. Во-первых, ухудшился баланс по текущим операциям, так как поднялось потребление, а экспорт в западные страны заметно снизился. Во-вторых, инвестиционная деятельность в большинстве стран осталась на низком уровне. Ни в одной из бывших социалистических стран не имеется признаков инвестиционного бума, необходимого для быстрого роста производства.
           Как показывают последние события, что даже в такой успешной трансформационной стране как Чехия снова наблюдается ослабление конъюнктуры.

           1.2 Деиндустриализация

           Во всех бывших странах-членах СЭВ, соответственно, в бывших республиках СССР, с отказом от плановой экономики наблюдается резкое снижение индустриальной продукции, которое является основной составляющей общего падения производства в этих странах. Особенно подвержены этому не только оборонная промышленность, но и обрабатывающая индустрия, в общем, и в особенности наукоемкие отрасли промышленности, такие как электроника, специализированное машино- и приборостроение, автоматизационная техника. Главной причиной этого является исчезновение рынка сбыта продукции, обеспеченного в прошлом государственными заказами, государственным материально-техническим обеспечением и т.д. Этот кризис сбыта в России усиливается из-за развала экономических и торговых отношений между бывшими советскими республиками и регионами.
           Глубину кризиса на начальном этапе трансформации в обрабатывающей промышленности в России показывает следующая таблица:

           Таблица. Россия: индекс промышленной продукции 1994 в сравнении с 1990 (1990=100%)

Энергетическая промышленность* 16 Легкая промышленность 26
Машиностроение 32 Топливная промышленность* 36
Деревообрабатывающая и бумажная промышленность 38 Производство строительных материалов 42
Химическая промышленность 45 Черная металлургия 55
Пищевая промышленность 55 Цветная металлургия 65
Промышленность в целом 47

           *= 1994 год к 1989 году

           Источник: данные Госкомстата.

           Существование особой обусловленной трансформацией деиндустриализации проявляется четко и в других восточно-европейских странах, например, в Польше, Венгрии, Словакии и Чехии, хотя они - в сравнении с Россией - не в такой степени изолированы от мирового рынка, имеют меньшую долю оборонной промышленности и в своей экономической структуре не ориентированы на добычу сырьевых ресурсов.

           1.3 Социально-политические последствия трансформации

           Что экономическая эффективность является необходимой предпосылкой каждой социально-мотивированной политики распределения, установлено уже давно (см. Miller-Armack, 1947; Eucken, 1952). Системная трансформация не должна тем самым упразднять имеющиеся социальные достижения, а наоборот должна создавать более благоприятные экономические предпосылки для осуществления социальной политики, совместимой с новым экономическим порядком. В каком объеме имеются возникающие в течение трансформационного процесса отдельные микроэкономические трудности, зависит во многом от стратегии и мероприятий трансформационной политики.
           Опыт трансформации показывает, что все бывшие социалистические страны пережили социальный шок. Во всех трансформационных странах переход к рыночной экономике был связан с большими социальными проблемами, хотя воздействие трансформации на уровень жизни отличается от страны к стране, В конце концов, эти проблемы зависят от взаимодействия четырех факторов: распределения дохода и капитала в ходе трансформации, уровня экономического роста, мобильности рабочей силы и среднего возраста населения (Weltbank, 1996, S. 81).
           Могут быть установлены следующие социально-политические последствия с начала трансформационного процесса: возрастающая бедность, которая усиливает неуверенность, связанную с драматической перестройкой системы, увеличивающаяся безработица, кризис производственной и соответственно государственной системы социального страхования и здравоохранения, а также растущая дифференциация зарплат, доходов и капитала.
           Сравнения между различными странами показывают, что когда трансформационные страны испытывают одновременно сокращение производства и растущее неравенство, то очень сильно возрастает уровень бедности. Опыт Польши показывает, что уровень бедности имеет тенденцию к стабилизации, когда появляется рост экономики; и все же слишком рано утверждать, не будет ли снова возрастать уровень бедности (Weltbank, 1996, S. 84).
           Увеличивающаяся дифференциация в распределении доходов в этих странах иллюстрируется изменением GINI-коэффициента. Согласно этим данным неравенство распределения доходов в Болгарии, балтийских государствах и славянских государствах бывшего Советского Союза достигло того уровня, который приблизительно соответствует уровню в индустриальных странах с неравномерным распределением доходов (например, в США).
           Общее ухудшение социально-экономической и социально-психологической ситуации в этих странах привело к значительному сокращению средней продолжительности жизни населения. По данным Мирового банка продолжительность жизни мужчин в России сократилась с 1990 по 1994 годы на 6 лет (с 64 до 58 лет) и женщин - на три года (с 74 до 71 года). В нашем столетии это можно сравнить только с сокращением средней продолжительности жизни населения в период второй мировой войны (Weltbank, 1996, S. 156).
           Кроме того, воровство и коррупция достигли таких размеров, при которых они становятся существенным фактором ухудшения социально-экономической ситуации страны.
           Падающие доходы населения и рост стоимости жизни оказывают свое негативное воздействие на внутрисемейные отношения. Результатом этого является также увеличившееся число разводов. Рождаемость падает во всех европейских трансформационных странах, включая Восточную Германию (Weltbank, 1996, S. 88).
           В целом можно заключить, что до сих пор проводимая трансформация не решила свою ключевую задачу переустройства экономики, а именно, социального сглаживания последствий макроэкономической дестабилизации и структурной экономической перестройки. Нельзя забывать, что социальные трудности во время трансформационного процесса могут привести к индивидуальному и коллективному возврату к старой ментальности и идеологии, которые делают возможным реанимацию старых институциональных образцов и старых господствующих структур (Krьsselberg, 1994, S. 251).

           2. К предмету всеобщего кризиса трансформации

           2.1 Признаки и особенности кризиса трансформации

           Анализ основных эмпирических фактов отчетливо показывает, что ни одно европейское бывшее социалистическое государство не смогло избежать во время системной трансформации негативных сопутствующих явлений. Наблюдаемый в трансформационных странах кризис отличается от конъюнктурного кризиса типичного для капиталистической экономики. J. Kornai, который анализировал трансформационный процесс в Венгрии, охарактеризовал этот кризис как трансформационно обусловленный и ввел в научном языке понятие "кризис трансформации" ("рецессия трансформации") (Kornaп, 1994).
           Если рассмотреть вместе эмпирические факты, то вырисовывается некоторая основополагающая тенденция развития кризиса, которую можно описать следующим образом (Kornaп, 1994, S. 39 ff.; Меньшиков, 1996, с. 179 и далее):

  • Экономика переживает как высокую инфляцию, так и драматическое сокращение производства - невиданной еще в новейшее время глубины и длительности, Эти проблемы проявляются одновременно и тесно связаны друг с другом. В этом смысле трансформационный кризис сравним со стагнацией, наблюдаемой в рыночной экономике.
  • В начальной фазе важнейшую роль играют факторы на стороне предложения (это означает, искусственно или спонтанно возникающие дефициты товаров и услуг). Эти дефициты являются, с одной стороны, следствием разрыва традиционных экономических и торговых связей как внутри отдельной страны, так и между странами, бывшими членами СЭВ, с другой стороны, физического устаревания основных средств на основе дефицита инвестиций в высшей степени изношенное оборудование.
  • С развитием кризиса общее сокращение важнейших компонентов спроса играет все возрастающую роль; кризис проявляется все более как кризис сбыта.
  • К этому добавляются денежные и финансовые проблемы (среди которых, сверхвысокие налоги и проценты, нереальные (очень часто также множественные) обменные курсы, большой дефицит бюджета, и вследствие этого, быстрый рост государственного долга), которые ведут к кризису платежей и, на основе роста расходов, к снижению рентабельности производства.
  • Отказ рыночного механизма в трансформационном процессе есть скорее правило, чем исключение. Это представляет собой значительное препятствие для спонтанного приспособления экономики к преодолению кризиса и для проведения эффективной политики стабилизации.
  • Отечественная продукция заменяется в значительной степени импортными товарами.
  • В ходе развития кризиса наблюдается явное ухудшение социальных индикаторов.

           2.2 Системные компоненты всеобщего кризиса трансформации

           Кризис трансформации есть комплексное явление, которое обусловлено рядом различных социальных, политических, институциональных и экономических факторов. На основе компаративного анализа развития кризиса во время трансформации в пост коммунистических странах Восточной и Средней Европы можно выделить следующие системные компоненты всеобщего кризиса трансформации:

  • Кризис центрально-планируемой системы экономики советского типа (кризис наследия);
  • Кризис как непосредственное следствие трансформации (кризис приспособления);
  • Кризис в трансформационном процессе (кризис трансформационной политики).

           Следует заметить, что эти три компонента кризиса являются очень тесно друг с другом связанными и друг от друга зависимыми, хотя наступление каждого компонента в ходе трансформации упорядочено по времени.

           2.2.1 Кризис центрально-планируемой системы экономики советского типа (кризис наследия)

           В основе этого кризиса лежат многочисленные экономические, социальные и политические наследия социалистической системы. Тема недостатков и сбоев социалистической плановой экономики была исследована в целом ряде научных публикаций, особенно в рамках теории сравнения систем (Brus, 1971; Bernheim, 1972; Krsselberg, 1984, 1991; Leopold, 1988). Вопрос о функциональной слабости командно-административной системы экономики и ее значения для разрешения трансформационного кризиса не является релевантным для данной статьи, поэтому детально здесь не рассматривается. Необходимо, однако, еще раз подчеркнуть, что из-за узкой взаимосвязи между экономическим и социально-политическим развитием на трансформацию экономических отношений обременяющее влияние оказывало не только экономическое, но также и политическое и общественное наследие, доставшееся от прежнего социализма, которое также ответственно за раскручивание спирали кризиса трансформации.

           2.2.2 Кризис как непосредственное следствие трансформации (кризис приспособления)

           Развитие этой компоненты кризиса связано с процессом приспособления при возникновении новой политической и экономической системы.
           В фазе трансформации наряду с всеохватывающими проблемами перераспределения (Krьsselberg, 1991 и 1994) возникают также общеэкономические издержки трансформации, Сосуществование институтов различных, несовместимых систем экономики и управления порождает издержки "трения". Разрушение старых и построение новых институтов требует дополнительных инвестиций. К этому добавляются информационные издержки и издержки поиска. Являются неизбежными также постоянные расходы ресурсов на инвестиции в человеческий капитал. Эти расходы необходимы для того, чтобы индивидуум смог воспринять новые задачи в производстве, маркетинге и управлении, но прежде всего, также для понимания функционирования новой экономической системы (Kratz/Thieme, 1991, S. 419 f.).
           Если все же издержки приспособления являются слишком высокими, и они не сглаживаются соответствующими экономическими и социально-политическими мероприятиями, тогда в процессе трансформации может происходить быстрое углубление кризиса.
           Пример народных республик Китая и Вьетнама, которые инициировали процесс трансформации без смены однопартийной системы на многопартийную, показывает все-таки, что издержки приспособления в ходе экономической трансформации могут быть очень низкими, при чем также может сохраняться позитивный рост экономики.
           Также при неприятии трансформации в широкой массе населения или при полном бойкотировании или саботаже со стороны противников трансформации следует считаться со значительным кризисным потенциалом. Негативные установки общественности по отношению к политическим и экономическим реформам во многих трансформационных странах и последние события в Албании и Болгарии, где это привело во время трансформации к насильственному низвержению правительства, показывают глубину кризиса, который вызван как высокими издержками приспособления, так и не консистентной политикой трансформации.

           2.2.3 Кризис в процессе трансформации (кризис политики трансформации)

           О кризисе трансформационной политики можно говорить только тогда, когда становится ясным, что фактические экономические и социальные издержки трансформации в действительности намного выше, чем те, которые могут быть результированы из первых двух составляющих общего кризиса трансформации, Хотя очень трудно оценить вклад каждой компоненты в общую картину кризиса, беглый взгляд на начальные условия и ход процесса трансформации в бывших социалистических странах позволяет предположить, что третья компонента кризиса в трансформации экономики является наиболее значительной. Основополагающие социально-экономические данные проясняют также, что до сих пор проводимая трансформация реформируемых государств вела к краю экономической и социальной катастрофы. Эта компонента кризиса трансформации еще и потому обладает наибольшим значением, что она имеет решающее влияние на общие результаты трансформации.
           На развитие кризиса в трансформационном процессе могут оказывать влияние различные факторы - от дефицита политического порядка до высоких "издержек концепции трансформации", которые образуются из не консистентных, по времени не уточненных и не согласованных решений носителей стратегии и, соответственно, политических руководителей трансформации, Следует обратить внимание на то, что влияние этих факторов большей частью могло бы быть существенно минимизировано, если бы трансформация была бы управляемым, а не спонтанным процессом, как это было почти повсюду в трансформируемых социалистических хозяйствах. Отсутствие концепций о системном переходе к рыночной экономике у некоторых реформационных правительств (как, например, в Албании, Белоруссии, на Украине) доказывает, что мы здесь имеем дело с кризисом политики трансформации.
           Только с устранением этой компоненты кризиса могут быть достигнуты большие успехи при преодолении рецессии трансформации и становиться возможным строительство стабильной и дееспособной рыночной экономики.
           Если рассмотреть эти соображения в совокупности, то теория трансформации должна была бы быть в состоянии дать объяснение наступившим катастрофическим экономическим и социальным последствиям радикальных изменений экономического порядка в прежних социалистических странах Восточной и Средней Европы и в республиках бывшего Советского Союза. Другими словами: в чем лежат причины диагностируемого кризиса при системной трансформации в этих странах?

           3. К доминированию идеологии в практической политике трансформации

           Как показал ход процесса трансформации в Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе, первоначальные, действительно наивные ожидания, быстро преодолеть "развитой социализм" на основе рыночной экономики и парламентаристкой демократии, оказались развеянными. Так легко и естественно трансформация не совершается. Процесс трансформации сегодня все еще продолжается и сопровождается рядом трудностей, которые ведут к различным проявлениям кризиса. Почему не удалось построить в восточноевропейских пост коммунистических государствах "цивилизованного" капитализма, чтобы не разрушить национальную экономику и не сбросить население в пропасть бедности?
           В случае трансформации большой индустриальной страны нельзя все происшедшее просто отвергнуть и начать заново с белого листа. К наследию коммунизма принадлежат наряду с централизованной структурой планирования и управления, также предельно сложный, однако и "лабильный" индустриальный и технический потенциал. Имеющийся в России человеческий капитал является в международном сравнении хорошо квалифицированным и образованным (Weltbank, 1996, statistische Daten zum Erziehungswesen, S. 234 f.). Перед лицом этих предпосылок необходимо согласиться с von Beymen, что старые теории модернизации, которые были созданы для "недоразвитых" обществ, не являются полностью применимыми для бывших социалистических стран sind (von Beyme, S. 100).
           Необходима специальная комплексная теория трансформации, предполагающую адекватную стратегию преобразования, которая учитывает различные макроэкономические и политические исходные данные и отвечает на вопросы о пути к рыночной экономике, о необходимых мероприятиях, о правильной последовательности ("sequecing") реформ и о темпах преобразования ("шоковая терапия" или "градуализм") (Svindland, 1992; Bohnet/Ohly, 1992).
           При выборе пути трансформации необходимо установить, что "человечность реформ" имеет преимущество перед абстрактными размышлениями об эффективности, Среди реформаторов господствует убеждение, что частный сектор всегда эффективнее государственного. Независимо от того, является ли это высказывание верным или ложным, необходимо все же вначале поставить следующие вопросы: как может быть уменьшено возникающее во время реформ человеческое страдание, даже, если эти реформы предпринимаются из лучших намерений и очень важны для будущего. В этой связи навязывается одно сравнение.
           На западе и востоке теперь осуждается, проводимая Сталиным в 30-е годы бесчеловечными средствами и способами, коллективизация в сельском хозяйстве, стоившая миллионам людей жизни. Однако, Сталин был полностью убежден, что колхозы по определению функционирует более эффективно, чем маленькие частные сельские производства. Однако методы принуждения и спешка при претворении мероприятий исказили смысл реформ и нанесли обществу невосполнимый ущерб. Однако то, что реформаторы, убежденные в преимуществе капиталистической системы, сделали 60 лет позже в России и в других странах Восточной Европы, напоминает старый большевистский лозунг: "разрушим все до основания, а затем...". Насколько это есть процесс "созидательного разрушения", остается открытым.
           Большинство пост коммунистических реформаторов отказалось в самом начале от последовательного, неидеологического поиска оптимального режима для развития национальной экономики. Для них было важнее нанести уничтожающий удар по классовому врагу, в качестве которого оказались не только коммунистическая партия, но также ее старая номенклатура, "красные директора". Что было более важным для влиятельного западного советника русского правительства J. Sachs, когда он в 1992 году в Москве выступил открыто против проведения какой-либо структурной и индустриальной политики в пост коммунистической экономике (Некипелов, 1996, с. 219), можно было только догадываться. Является очевидным, что при выборе политики трансформации не доминировали размышления о минимизации ущерба для экономики и уменьшения социальных издержек перехода, если они вообще были. Другими словами: экономическая и социальная эффективность процесса трансформации в пост коммунистических странах стала жертвой идеологии.
           Уже D. North (1990) подчеркивал необходимость дополнения теории институциональных перемен на основе учета фактора идеологического влияния и принятия во внимание государственных процессов управления и принятия решений в смысле теории общественного выбора. Во время смены институтов принимаются очень часто не лучшие стратегии, так как политические носители решения (как государственные служащие, так и политики) ожидают от этой смены институтов ущерб для себя. Политик рассматривается, таким образом, как любое домашнее хозяйство или как предпринимательство. С этим ни в коем случае не сказано, что определенные идеалы или идеологии не играют роли в соответствующих функциях полезности. Слишком узкое экономическое объяснение процессов трансформации не может полностью дать ответ на вопрос о причинах кризиса трансформации. Становится очевидным, "что правила выбора институтов в процессе трансформации подчинены определяющим причинам, которые мы не знаем даже приблизительно и которые в любом случае не могут быть охвачены логикой расчета издержек трансформации, разработанного для рыночных экономик и этаблированных либеральных правовых систем" (Schьller, 1992, S, 43).
           К сожалению, необходимо констатировать, что многие либерально-демократические реформаторы в пост коммунистических странах не могли избежать коммунистического идеологического влияния. Это выражается не в их взглядах, а в способе мышления, С полным правом можно указать на то, что в ходе процесса трансформации возникает "либеральная догматика", которая превращает рынок в волшебное слово, во всеисцеляющее средство, точно также как раньше для коммунистов являлось "обобществление средств производства" (Ignatow, 1995, S. 26 ff.). Не редко пост коммунистические либералы переносят марксистский детерминизм на содержание своих идей. "Объективная необходимость", которая якобы присуща коммунизму, теперь понимается как атрибут рыночной экономики, которая одновременно олицетворяет "объективную закономерность", При этом не ставится вопроса, имеется ли вообще "объективные закономерности" в обществе, которое состоит из субъектов, волевые решения которых являются трудно предсказуемыми (так как не детерминированы).
           Напомним, что в России, соответственно, в Советском Союзе, в этом столетии уже происходил процесс трансформации. Подразумевается пролетарская Октябрьская революция 1917 года, "новая экономическая политика" в 1921-27 годах и второй социалистический эксперимент "построения социализма в отдельно взятой стране" непосредственно после НЭП. Первый и третий случаи являются примером ожесточенной борьбы по принципу "кто-кого?", которые многим людям стоили не только благосостояния, но и жизни и в результате которых "капиталистически элементы" были полностью "изжиты" из экономики. Второй случай дает пример для того, что стратегия реформ, которая обходит идеологические догмы, может быть связана с меньшими издержками трансформации. Даже В. Ленин понимал, что долгое время существующая система не может быть отвергнута, не избегая хаоса. Он понимал, что великий социалистический эксперимент из-за неспособности партийного аппарата управлять сложными процессами экономики ведет к всеобщей катастрофе (Starbatty, 1996, S. 39) и требовал "в ряде областей экономики возврата к государственному капитализму" (Lenin, 1921, S. 408). Тогда были предприняты ряд мероприятий, которые вели к восстановлению капиталистических элементов в экономике и поддерживали процесс трансформации. Современные реформаторы после 70 лет очевидно ни чему не научились и снова выбрали "революционный" путь трансформации (с модернизированными сталинскими методами проведения), без того, чтобы вспомнить, что 70 лет социализма оставили за собой глубокий след в обществе и экономике.

Перевод с немецкого Ю.И. Семенова

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Bank fьr Internationale Zahlungsausgleich (1994): 64, Jahresbericht, Basel
           2. Bernheim, Roger (1972): Die sozialistischen Errungenschaften der Sowjetunion, Zьrich
           3. Bernholz, P. (1990): Probleme der Wдhrungs- und Bьdgetpolitik beim Ьbergang von der zentralgeleiteten zur marktwirtschaftlichen Ordnung, in: Kredit und Kapital, Heft 3, S. 295-317
           4. Beyme, Klaus von (1992): Transformationstheorie - ein neuer interdisziplinдrer Forschungszweig?, in: Geschichte und Gesellschaft, 1, S. 98-118
           5. Brus, Wlodzimierz (1971): Funktionsprobleme der sozialistischen Wirtschaft, Frankfurt am Main
           6. Easterly, William; Fischer, Stanley (1995): The Soviet Economic Decline, in: The World Bank Economic Review, Vol. 9, p. 341-372
           7. Eucken, Walter (1952): Grundsдtze der Wirtschaftspolitik, 6. Auflage, Tьbingen, 1990
           8. FAZ (1997): An der unsichtbaren Hand des Marktes in die Krise, in: Frankfurter Allgemeine Zeitung, 20.05.1997, S. 5
           9. Гайдар, Егор (1997): "Детские болезни" пост социализма, в: Вопросы экономики, 4, с. 4-25
           10. Gцtz, Roland (1995): RuЯland auf dem Weg zur Deindustrialisierung?, in: Bundesinstitut fьr ostwissenschaftliche und internationale Studien (Hrsg.): Zwischen Krise und Konsolidierung: Gefдhrdeter Systemwechsel im Osten Europas, Mьnchen, Wien, S. 247-256
           11. Government of the Russian Federation (1994): Russian Economic Trends, Vol.3, No. 4
           12. Ignatow, Assen (1995): Ist die kommunistische Ideologie wirklich ьberwunden, in: Bundesinstitut fьr ostwissenschaftliche und internationale Studien (Hrsg.): Zwischen Krise und Konsolidierung: Gefдhrdeter Systemwechsel im Osten Europas, Mьnchen, Wien, S. 17-28
           13. Jawlinskij, Grigorij (1995): RuЯland: Markteuphorie oder zielgerichtete Transformation? in: Weidenfeld, Werner (Hrsg.): Demokratie und Marktwirtschaft in Osteuropa: Strategien fьr Europa, Bonn, S.467-494
           14. King, Robert; Levine, Ross (1994): Capital Fundamentalism, Economic Development, and Economic Growth, in: Carnegie-Rochester Series on Public Policy, 40, p. 259-292
           15. Kornaп, Jбnos (1992): The Socialist System. The Political Economy of Communism, Princeton
           16. Kornaп, Jбnos (1994): Transformational Recession: The Main Causes, in: Journal of Comparative Economics, 19, p. 39-63.
           17. Krьsselberg, Hans-Gьnter (Hrsg.) (1984): Vermцgen im Systemvergleich, Stuttgart, New York
           18. Krьsselberg, Hans-Gьnter (1991): Distribution versus Allokation: zur Dominanz verteilungspolitischen Denkens und dessen Effekte, in: Hartwig, Karl-Hans; Thieme, Jцrg H. (Hrsg.): Transformation in sozialistischen Wirtschaftssystemen: Ursachen, Konzepte, Instrumente, Berlin u. a. O., S. 55-80
           19. Krьsselberg, Hans-Gьnter (1994): Enttдuschungspotenziale, Motivationen und Mentalitдten als Transformationsbarrieren, in: Herrmann-Pillath, Carsten (Hrsg.): Marktwirtschaft als Aufgabe: Wirtschaft und Gesellschaft im Ьbergang von Plan zum Markt, Stuttgart, Jena, S. 245-262
           20. Leipold, Helmut (1988): Wirtschafts- und gesellschaftssysteme im Vergleich, 5. Auflage, Stuttgart
           21. Lenin, Wladimir (1921): Referat ьber die Neue Цkonomische Politik, 29. Oktober, wiederabgedruckt in: Lenin, Wladimir (1971). Ausgewдhlte Werke in sechs Bдnden, Bd. VI, Frankfurt am Main, S. 395-416
           22. Mеньшиков, Станислав (1996): Экономика России: практические и теоретические вопросы перехода к рынку, Москва
           23. Mьller-Armack, Alfred (1947): Wirtschaftskenkung und Marktwirtschaft, Hamburg
           24. Некипелов, Александр (1996): Очерки по экономике пост коммунизма, Москва
           25. North, Douglass (1990): Institutions, Institutional Change, and Economic Perfomance, Chicago
           26. Schrцder, Hans-Hennig (1995): Politisch-цkonomische Interdependenzen in der russischen Transition, in: Bundesinstitut fьr ostwissenschaftliche und internationale Studien (Hrsg.): Zwischen Krise und Konsolidierung: Gefдhrdeter Systemwechsel im Osten Europas, Mьnchen, Wien, S. 223-238
           27. Schьller, Alfred (1990): Probleme des Ьbergangs von der Staatswirtschaft zur Marktwirtschaft, in: Forschungsstelle zum Vergleich wirtschaftlicher Lenkungssysteme (Hrsg.): Zur Transformation Wirtschaftsordnungen: Von der sozialistischen Planwirtschaft zur sozialen Marktwirtschaft, Marburg, S. 1-24
           28. Schьller, Alfred (1992): Ansдtze einer Theorie der Transformation, in: ORDO: Jahrbuch fьr die Ordnung von Wirtschaft und Gesellschaft, Band 47, S. 35-63
           29. Schumpeter, Joseph A. (1918): Die Krise des Steuerstaates, in: Zeitfragen aus dem Gebiet des Soziologie, 4.Heft, S. 1-71; wiederabgedrukt in: Schumpeter, Joseph A. (1953): Aufsдtze zur Soziologie, Tьbingen, S, 3-74
           30. Solow, Robert M. (1956): A Contribution to the Theory of Economic Growth, in: Quarterly Journal of Economics, 70, p. 65-94
           31. Starbatty, Joachim (1996): Anmerkungen zur Interdependenz politischer und wirtschaftlicher Ordnungen im TransformationsprozeЯ, in: ORDO: Jahrbuch fьr die Ordnung von Wirtschaft und Gesellschaft, Band 47 S. 33-50
           32. Tцrцk, Бdбm; Penyigey, Krisztina (1996): Investitionen und Industriepolitik in Ungarn in den 90er Jahren, Institut fьr Betriebswirtschaft der Ungarischen Akademie der Wissenschaften, Budapest
           33. Weber, Ralf (1992): Transformationsbarrierien, in: Schьller, Alfred; Krьsselberg, Hans-Gьnter (Hrsg.): Grundbegriffe zur Ordnungstheorie und Politischen Цkonomik, 3. ьberarbeite Auflage, Marburg, S. 170-172
           34. Weltbank (Hrsg.) (1996): Vom Plan zum Markt: Weltentwicklungsbericht 1996, Washington

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку