CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 1999 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Критика и библиография
Критика и библиография

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Резник Ю.М. Введение в социальную теорию. Социальная эпистемология. Пособие. М.: Институт востоковедения РАН, 1999 – 325 с.

           В последние годы появился целый ряд работ по социальной философии и социологии известных отечественных авторов1. Однако, это не снижает интерес к новой работе, посвященной данной проблематике – эпистемологические основы современной социальной теории. Данное исследование представляет собой, по информации автора, первую часть серии книг, посвященных различным аспектам социальной теории. “В последующих изданиях, - пишет он, - предполагается осветить теорию социальной реальности (социальная онтология), теорию социальных систем (социальная эпистемология) и теорию социальной практики (социальная праксиология)” (с. 4).
           Несомненным достоинством работы Ю.М. Резника является то, что она объединяет в себе свойства монографии и учебного пособия. В качестве сверхзадачи своего исследования автор определяет “поиск оснований для интеграции социальных наук” (с. 3). Такое направление исследований в области социальной теории представляется весьма актуальным.
           Проанализировав основные подходы к проблеме социального и многообразные концепции социальной реальности (с. 16-48), автор дает собственный подход, который он называет “событийным подходом”. Под социальными событиями он понимает “значимые воздействия между людьми”, а также “типические, повторяющиеся явления, которые можно описать при помощи универсальных имен”, т.е. понятий. “При таком подходе, - пишет автор, - общество выступает как огромное пространство, “вместилище” разнообразных и многоуровневых событий совместной жизни людей, связанных между собой причинными и смысловыми отношениями” (с. 35). Автор подчеркивает значимость смысловой, ценностной компоненты социальной жизни и это вполне оправданно. При этом хотелось бы добавить к точке зрения автора, что не только взаимодействие между людьми направленно, но и все вещи, вовлечены в человеческие формы деятельности и познания, несут в себе тот или иной человеческий смысл. Кроме того, автор сближает понятие “идеальность социальной жизни” и “мир смыслов, значений, символов” (с.55-57). Тогда как между понятиями “идеальное” и “человеческий смысл” есть определенные различия, идеальное – это отношения между материальными объектами, при которых один объект выступает в роли представития другого объекта или всеобщей природы этого другого объекта. В то время как человеческий смысл, тоже являясь идеальным, возникает только тогда, когда одной из сторон отношения является человек или его свойства.
           Весьма интересной и продуктивной представляется точка зрения автора на соотношение понятий “социальное” и “социетальное”. Проанализировав точки зрения на природу социального, сложившиеся в отечественной литературе в конце 70-х – середины 80-х годов, он предлагает использовать для обозначения социального, рассматриваемого в его узком смысле понятие, “социетальное” (с. 46). Автор здесь следует за Т. Парсонсом и считает, что социальное есть не что иное, как социетальное, если имеются в виду такие аспекты социальной жизни как взаимнообусловеденность, взаимодополнительность, нормативная упорядочиваемость, согласованность, солидарность интегративность, институциальность и т.д. (с. 77).
           Кроме термина “социетальный”, автор считает необходимом учесть еще один аспект понятия “социальное”, разработанным американским социологом А. Смоллом. Имеется в виду термин “социабельный”, который близок по смыслу к термину “общительность”.
           Выделив уровни социального познания (обыденный, прагматический, гуманитарный, социально-философский, научный) (с.50), автор рассматривает специфику социального познания, которая “характеризуется, с одной стороны, особым ракурсом рассмотрения социальных явлений (познание их целостности и конкретности…) и, с другой стороны целостностью самого объекта познания, представленной единством трех моментов – его идеальным содержанием (определяющий качественное своеобразие социальных явлении), комплексностью и интегративностью” (с. 62-63).
           Особый интерес представляет предлагаемая автором многоуровневая классификация социальных наук. К области социально-гуманитарных наук он относит науки: 1) философские, 2) гуманитарные, 3) исторические, 4)социально научные. При этом основными уровнями социального познания являются: 1) социально-философский , 2) уровень промежуточный (социология, социальный антропология и социальная психология) и 3) конкретно научный. Таким образом, автор располагает все социальные науки на двух структурных уровнях. “Общие” науки о социальном (социология, антропология и психология) относятся к первому обобщающему уровню. Они изучают “главные социальные явления”… - личность, культуру и социальную организацию (систему). “Частные” социальные дисциплины (экономическая теория, политическая наука правоведение и пр.) – ко второму “конкретизирующему” уровню. Последние занимаются, соответственно, исследованием “частных социальных феноменов” – экономии, политики, права, а также некоторых других явлений” (с. 72-72). Главными объектами социальных наук являются личность и общество (социальная психология), культура и общество (социальная антропология), социетальное общество (социология), экономическая система общества (экономическая наука), правовая система (юридическая наука). Исходными, ключевыми категориями социальных наук выступают “общество”, “культура” и “человек”.
           Автор выделяет в системе социальных наук “базисные” и “смежные” “общие” и “частные” социальные науки и т.д. Изложение материала удачное иллюстрируется графически, даются схемы, таблицы (с.69-78).
           Триумвиратом наук о человеке и обществе автор называет социологию, социальную антропологию и социальную психологию, при ведущей роли социологии, что обусловлено ее центральным местом в изучении социальной системы. Поэтому совершенно закономерно, что именно объект и предмет социологии как науки, соотношение социологии с другими социальными науками, а также роль социологии как теоретической основы социальных наук становятся теми проблемами, которые анализируется далее автором в главе под названием “социология как общая социальная наука”. Здесь материал исследования представлен не менее чётко и ясно, чем в предыдущих главах. Сначала выделены пять фраз развития предметной области социологии: 1) “универсиализации” социологии, 2) “национализации” социологии, 3) “интернационализации” социологии, 4) “индигенизации” социологии и 5) “глобализации” социологии. Затем представлены точки зрения классиков социологии ее статусе и предмете (с.82-87). Следом четко проанализирована дискуссия о предмете социологии в современной отечественной литературе, содержащие точки зрения 16-ти известных общественных социологов (с.88-95). Проделав эту работу, автор предположил и собственный вариант определения предметной области социологической науки, существо которого заключается в том, что “социология есть систематическое изучение институциональных связей, принципов и законов социетальной организации как фундаментальной структуры современного общества, выполняющей функцию интеграции всех индивидуальных и коллективных субъектов. Ее назначение в системе других социальных наук состоит не в том, чтобы дать целостную картину современного общества (что в принципе пытается достичь социальная философия), а в том, чтобы ответить на вопрос, как и благодаря каким социетальным структурам и процессам возможно нормальное существование данного общества. (с. 110)
           Значительный интерес представляет II раздел раскрывающий проблемы и содержание социальной теории как научной дисциплины, а также ту систему теоретических координат, в которых отображается научный статус и предмет социальной теории (с.189-208).
           “Задачей социальной теории, согласно автору, является, во-первых, формирование целостной картины социального мира людей, как прошлого (“традиционное общество”), так и настоящего (“современный социум”), и, во-вторых, в обоснование адекватных способов и средств познания этого мира (с.195). В связи с этим в работе рассматривается несколько типов социальной теории: общая теория социального действия Т. Парсонса, “диалектическая теория Ж. Гурвича, теория самореферентных систем Н. Лумана, теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, “общая теория социального существования” Э. Тирикьяна, теория структуруфции Э. Гидеенса теория социального пространства П. Бурдье.
           Однако, подчеркнутое разнообразие типов социальной теории вовсе не является показателем благополучия в научном познании. Напротив, такое положение является свидетельством того, что уровень обобщения не соответствует задачам самой социальной философии, которые сформулированы автором.
           Более того, многообразие концепции социальной теории и есть показатель превалирования эмпирического, а не теоретического уровня отображения действительности.
           Попытка преодолеть указанное многообразие и сблизить позиции выступает, как утверждает автор, “два типа социальной теории – редукционистские, стремящиеся объяснить социальные явления несоциальными факторами (физическими, географическими, климатическими и др.) и протосоциалогические, предшествующие непосредственному появлению современной научной социологии.
           Следует отметить, что не только западные авторы, но и отечественные исследователи приходит к осознанию необходимости разработки общих проблем социальной теории, выходящих по своему статусу или уровню абстракции за пределы собственно философского, социологического и социально-антропологического знания. Так, определяя статус социальной философии, Ю.М. Резник пишет, о том, что социальная философия в узком смысле, т.е. как социальная теория “занимает “промежуточное” место между общими науками о человеке и обществе (социальной антропологией, социологией и социальной психологии) и социальной философией”. (там же с.200).
           Значительный интерес представляет рассмотрение вопроса об объекте и предмете социальной теории, ее статусе и междисциплинарных связи.
           Предметное содержание социальной теории автор рассматривает в виде “трех уровневой системы”: а) во-первых, это существенные связи между “главными явлениями социума” (личностью, культурой и социальной организацией); б) во-вторых, выделяются “интегративные” и “организационные” связи, т.е. связи, характеризующие процессы объединения людей в социальные организации и системы; в) в-третьих, анализ дополняется уровнем отдельных “социальных фактов” или “целостных социальных феноменов”, требующих теоретического обобщения.
           Социальная теория в системе социального познания занимает, согласно автору рецензируемой работы, “промежуточное положение”, являясь одновременно общей концептуальной базой и общей теоретической основой частных социальных наук – экономики, политологии и права. В месте с тем, рассматривая уровни и типы инструкционального анализа в социальной теории, автор отмечает тенденции к междисциплинарной интеграции и к теоретическому синтезу различных областей знания по средствам социокультурного и институционального подходов.
           Автор не разделяет претензии философии на “универсальную методологию всех наук”, а также не разделяет точку зрения известного русского философа С. Франка “на социальную философию в качестве единственной методологии социальных наук”. (с. 252).
           Резник Ю.М. обосновывает положение о том, что методология социальных наук все более превращается в самостоятельную область научного знания и претендует на “статус отдельной дисциплины” (с.252) и принадлежит ли она к социальной философии или к общей социологии, согласно его мнению не имеет принципиального значения, а вот социальная теория по своему методологическому статусу “находится на границе философских и социальных наук” (с.252), определить которые автору, как нам представляется, все-таки не удается.
           И в заключении в работе анализируется некоторые “перспективы развития социальной теории”, которые, на наш взгляд, чрезмерно схематичны с одной стороны, и усложнены, с другой. Тем не менее, в качестве некоторых рекомендаций можно выделить позитивные моменты, “интегрального” подхода в социальных исследованиях имеющего свой основой “социальную теорию, призванную конструировать и реконструировать научную картину современного социального мира”. (с. 272)
           Перспективный путь развития социальной теории обусловлен, как видно из анализа, во-первых, усложнением структуры социальной реальности, во-вторых, переходом от моностуктурного к полиструктурному социальному пространству, в-третьих, переходом от тотальной системности социокультурной жизни к ее дифференцированности и плюралистичности, в-четвертых, переходом от локальности социальной жизни к ее глобализации.
           В заключение следует отметить, что, несмотря на огромную работу по обобщению и систематизации имеющегося материала с целью выявления общего и специфического в социальных теоритических системах современности и в этом состоит, на наш взгляд, значение рецензируемого произведения, автору, тем не менее, не удалось реализовать задачи по разработке “новой социальной теории”, отражающейся на принципах “интегрального” подхода и способной наиболее адекватно отразить реалии социального мира.
           Остается только пожелать автору осуществить в будущем эту цель, создать “новую социальную теорию”, направленную “на изучение культурных особенностей порождения, воспроизводства и распада социальных структур и институтов”.

Демченко Л.М.
Писарчик Т.П.

           ПРИМЕЧАНИЯ

           1. Имеются в виду работы Барулина В.С., Давыдова Ю.Н., Кемерова В.Е., Комарова М.С., Момджяна К.Х., Тощенко Ж.Т., Фролова С.С., Ядова В.А. и др.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку