CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Субъекты журналистики,Г.В. Иващенко, Т.В. Науменко

.В. Иващенко,

кандидат философских наук

Т.В. Науменко,

кандидат философских наук

СУБЪЕКТЫ ЖУРНАЛИСТИКИ

           Важнейшим условием понимания той или иной деятельности выступает умение правильно определять субъекта этой деятельности. Действительно, деятельность - это, с необходимостью, “чья-то” де-ятельность. Этот “кто-то” и является субъектом данной деятельности. При этом важно иметь в виду методологическое требованиеосуществлять процедуру выявления субъекта деятельности в каждом вновь предпринимаемом исследовании заново, ибо одна и та же социальная “инстанция” (индивид, группа) в одних видах деятельности может выступать как субъект, в других - в иной роли, причем этидеятельностные ряды могут быть осуществляемы как синхронно, так и разновременно.
           Социология определяет субъект как источник направленной активности, содержательно представленный индивидами или группами индивидов, которые в своей деятельности реализуют самостоятельно выработанные программы. В этом определении содержится также критерий отличения субъектов деятельности от иных ее участников.Характеризуя субъекта с точки зрения отношения к продуктудеятельности, мы можем определить его как социальную “инстанцию”,чью потребность удовлетворяет продукт данной деятельности. Поэтому, чтобы выявить субъекта той или иной деятельности или, соответственно, того или иного деятельностного акта, необходимо дать однозначный ответ на вопрос: “Чью потребность удовлетворяет продукт данной деятельности (данного деятельностного акта)?” Этот ответ явится вторым критерием субъектности участников деятельности.
           С практической стороны, выделенные два критерия дают исследователям субъектной структуры тех или иных видов деятельности (деятельностных рядов) достаточно эффективный методологическийинструмент выявления субъектов этих деятельностных рядов, что немаловажно для подобных процедур, которые, как уже упомянуто, необходимо каждый раз предпринимать заново в каждом случае теоретического исследования или практического акта деятельности в условиях интерсубъективных контактов.
           Для решения задач нашего исследования важность выявления субъектов не является исключением из этого правила.Кто же является субъектом журналистики как деятельности? Не вскрыв сущность журналистики, трудно говорить однозначно об ее субъекте, но, в то же время, намечая подходы к определению субъекта журналистики, мы, тем самым, приближаемся и к постижению ее сущности.
           Попытаемся применить названные методологические критерии к предмету нашего исследования.Если исходить из того, что субъект - это такой участник деятельности, чью потребность удовлетворяет ее продукт, то, согласно положениям современной теории журналистики, мы должны будем предположить, что таковым является так называемая массовая аудитория, ведь теория утверждает, что продукты журналистики - совокупность текстов - удовлетворяют потребности именно этой аудитории.
           “Невооруженным” глазом видно, что подобный вывод - неверен.Попытки найти причину ошибки в данном выводе приведут нас к пониманию того, что речь идет не об эвристической некорректности предложенного понятия “субъект” и не о неправильной фиксации массовой аудитории в качестве потребителя продуктов журналистской деятельности, а в методологической неоднозначности, связанной с пониманием текстов как продукта журналистики.
           Попытаемся пояснить это на примере из других сфер социальной жизни, где эвристический потенциал данного методологического критерия усматривается яснее и четче. Рассмотрим такую сферу общественной жизни, как материальное производство, например, производство автомобилей и прохладительных напитков. Автомобильная фирма, скажем, “А”, производит автомобили, фирма по производству прохладительных напитков, скажем, “Б”, производит, соответственно, кока-, пепси-, или какую-либо другую “колу”.Если предположить, что субъектами производства этих продуктов являются владельцы этих фирм - предприниматели, и если, как следует из определения, субъект - это тот участник деятельности (индивид или группа), потребности которого удовлетворяются продуктами данной деятельности, то снова получается, на первый взгляд, странная ситуация: зачем владельцам фирмы “А” столько автомобилей, а владельцам фирмы “Б” столько напитка? Такое количество продуктов превышает все мыслимые и немыслимые потребности владельцев фирм (субъектов данной деятельности) в них. Напрашивающийся двоякий вывод очевиден: либо владельцы фирм не являются субъектами данных видов деятельности и, соответственно, определение понятия “субъект” сформулировано неправильно, либо автомобили и напитки не являются продуктами данных видов деятельности.
           Дело, разумеется, не в определении понятия. Оно сформулировано социологией вполне адекватно самой действительности. Дело в том, что и автомобили, и напитки являются продуктами данных видов деятельности в рассматриваемом аспекте лишь в видимости, кажимости, то есть, так или иначе, на поверхности явлений и в превращенной форме. В другом аспекте рассмотрения, то есть в этих видах производства, рассматриваемых в другом деятельностном ряду, под иным углом рассмотрения, они таковыми (т.е. продуктами), без сомнения, выступают. Но это - уже другая деятельность, другой деятельностный ряд, требующий, в свою очередь, специального исследования на предмет выявления ее (деятельности) субъектной структуры.Суть дела - в том, что настоящим продуктом рассматриваемых видов деятельности (предпринимательской, уточним, деятельности) является, как хорошо известно из экономической науки, прибавочная стоимость, выступающая в форме прибыли на капитал. Если мы примемэтот факт во внимание, многое становится на свои места. Безусловно, субъектами этих видов деятельности являются владельцы названных фирм, ибо главной потребностью предпринимателя как предпринимателя является именно получение прибыли, а вовсе не производство автомобилей и напитков. И производство “колы” - по сути - вовсе не производство “колы”, а производство прибавочной стоимости (вданном случае, посредством производства “колы”).И, тем не менее, названные предприниматели заинтересованы в том, чтобы заниматься производством автомобилей и “колы”, в этом производстве заключается их интерес.Интерес, так же как и потребность, есть отношение. Но, в отличие от потребности, которая есть отношение субъекта к необходимым условиям собственного существования, выражающееся как полагание субъектом отсутствующего предмета необходимым для него, проще говоря, как состояния нужды в каком-либо предмете, - интерес есть отношение субъекта к способам удовлетворения собственныхпотребностей.
           Говоря языком системного подхода, потребность - это нужда субъекта в системе, то есть необходимость определенных условий для существования и развития субъекта, а интерес - это нужда системы в субъекте, то есть необходимость определенного способа деятельности, который система задает субъекту для собственного воспроизводства и развития. “Для субъекта, таким образом, наиболее важны его потребности. Однако, для того, чтобы их удовлетворять, он должен реализовать интерес, то есть осуществлять тип деятельности, который необходим системе как целому... Таким образом, для субъекта интересы - средство удовлетворения его потребностей, а для системы удовлетворение потребностей субъекта - средство реализации его интересов.”
           Иными словами, производя прибавочную стоимость и, тем самым, удовлетворяя свои потребности как предприниматель, он заинтересован получать эту прибавочную стоимость, производя колу или автомобили, тем самым удовлетворяя необходимость социальной системы в этих продуктах. Но если производство прибавочной стоимости посредством производства колы перестанет удовлетворять субъекта этой деятельности (например, понизившейся нормой прибыли), он переключится на производство чего-нибудь другого, где норма прибыли выше, не переставая быть субъектом именно этого вида деятельности - предпринимательства, бизнеса, то есть производства прибавочной стоимости. И тот факт, что теперь производство прибавочной стоимости будет происходить посредством производства, например, деревообрабатывающих станков или кожаной обуви, даже отдаленно не похожих на напиток, сути дела нисколько не меняет. Не изменится суть дела и в случае, если, вместо производства колы, наш субъект начнет выпускать газету, выкупив ее у прежнего владельца, или станет хозяином одного из каналов телевидения, производя массовую информацию. Он будет заинтересован производить именно этот продукт. Иэтот новый интерес, в свою очередь, тоже будет задан субъекту системой (в конечном счете, той же нормой прибыли).Применяя второй из названных методологических критериев, то есть исходя из положения, что субъект - это участник деятельности, который реализует в ней самостоятельно выработанные программы деятельности, попытаемся дать ответ на вопрос о том, кто именно, то есть содержательно, является субъектом вышеназванных видов деятельности по этому критерию? Чьи программы деятельностиреализуют компании “А” и “Б”?Ответ вряд ли вызовет затруднения не только ученого-исследователя, но и просто здравомыслящего человека. Без сомнения,субъектами этих деятельностей (деятельностных актов) и с точки зрения данного критерия являются владельцы фирм, т. е. те же предприниматели.
           Какие методологические выводы следуют из вышеизложенногодля теории журналистики? Подобно тому, как напитки являются продуктами деятельности компании по их производству только в видимости, в превращенной форме, точно так же, в видимости, тексты являются продуктами журналистской деятельности. И точно так же, в видимости, журналисты, производящие эти тексты, являются субъектами журналистики. Это, в свою очередь, означает, что теория журналистики, которая в качестве субъектов последней признает журналистов и теоретически обосновывает это положение , сама, с очевидностью, является лишь“видимостью” теории, ее несовершенной попыткой.Необходимо отметить в этой связи, что в последнее время некоторые теоретики журналистики предпочитают вообще отказаться от понятия “субъект журналистики”, от фиксации субъектов как важнейших элементов системы журналистики, растворяя эту проблему в перечислении “действующих сил” данной системы, акцентируя при этом внимание на сугубо юридической стороне дела, так как важнейшими “действующими силами” признаются учредители - “государственные или общественные организации, профессиональные и творческие союзы, ассоциации и общества, группы граждан и отдельные лица, создающие издания и программы, организующие и направляющие их деятельность в той форме и мере, как зафиксировано в редакционном уставе.”
           Реальная действительность, в том числе современная российская практика функционирования СМИ, например, события, связанные с продажей “Коммерсанта”, контрольного пакета акций телеканала ТВ-6 и т. д. недвусмысленно указывают на истинных субъектов журналистики, истинных хозяев СМИ (в том числе в условиях так называемой рыночной экономики), подтверждая методологическую правильность выбора изложенных выше критериев субъектности.
           На самом деле субъектами журналистики являются социальные группы, реализующие свои потребности, связанные с обеспечением условий собственного существования, в данном случае условия, связанные с необходимостью внесения в массовое сознание (т. е. В систему сознания, функционирующего непосредственно в практике), социальных установок на основе собственных мировоззренческих парадигм, выраженных в форме их групповых идеологий. Исходя из этих потребностей, социальные группы (частным случаем которых, как известно, являются социальные классы), заинтересованы производить массовую информацию (в том числе в виде текстов) как способ существования собственных мировоззренческих парадигм, способ, который как раз и соответствует социальной психике, и продвигать ее в массовое сознание с помощью механизмов, опять же соответствующих этому последнему.
           Здесь, как и в случае, приведенном выше, интерес этот задан самой социальной системой, например, в виде необходимости для практического сознания получить “оперативную ориентацию в важных вопросах внутренней и внешней политики”. Интерес, осознаваемый субъектом как цель своей деятельности, реализуется с помощью наличных средств, имеющихся в распоряжении субъекта. В прошлом, в отсутствие современных технических средств, в качестве такового механизма могло выступать, например, оглашение манифестов (“во всю Ивановскую”), нынешние же “оглашения манифестов” реализуются посредством механизмов, связанных сгигантскими возможностями, предоставляемыми современными техническими средствами, возможностями, доходящими до планетарного масштаба (типа спутникового телевидения и “всемирного радио”).
           Таким образом, субъектов журналистики надо искать не среди журналистов, а в другом месте, во всяком случае, вне редакционных кабинетов, на каких бы высоких редакционных этажах эти кабинеты ни находились, и какие бы таблички на них ни висели. Однако, прежде чем сформулировать определение сущности журналистки и определить ее субъектов, мы должны обратить внимание и на некоторые другие аспекты рассматриваемых проблем. Из приведенных теоретических доводов и примеров следует еще один вывод, который на языке теоретической социологии выражается следующим образом: один и тот же технологический процесс, одна и та же инструментальная деятельность (то есть деятельность, взятая с ее инструментальной стороны, со стороны средств деятельности) имеет различное значение для различных участников деятельности. Иначе говоря, то, что для одного участника деятельности является средством заработка,для другого - производством, скажем, духовной ценности, для третьего может выступать как производство прибавочной стоимости, а для четвертого, пятого и т. д. еще как-нибудь иначе.В силу каких причин одни и те же (в инструментальном плане) действия оцениваются их участниками (субъектами и несубъектами) столь различным образом?
           Во-первых, частично один из ответов содержится уже в самом вопросе. Этот ответ - в понятии оценка. Во-вторых, один и тот же (в инструментальном опять же плане) деятельностный акт включен в целый ряд (цепочку) деятельностей, и поэтому является точкой пересечения нескольких деятельностных рядов, вызванных к жизни различными потребностями различных же субъектов.Вспомним еще раз известную притчу о строительстве собора в средневековом городе Шартре. Спросили трех человек, каждый из которых катил тачку с камнями, что они делают. Первый пробормотал:“Тачку тяжелую качу, пропади она пропадом”. Второй сказал: “Зарабатываю хлеб семье”. А третий ответил с гордостью: “Я строю Шартрский собор!”Здесь нам важно отметить следующее. У каждого из опрошенных мы наблюдаем один и тот же набор действий. Иными словами, с точки зрения физики или физиологии они делают одно и то же. Однако деятельности их существенно различны, ибо различны цели и лежащие в их основе ценностные ориентации.
           В этом примере мы совершенно четко видим, что одни и те же инструментальные действия различных участников данных актов деятельности вызваны различными причинами, выраженными в виде различных ценностей и лежащих в их основании различных потребностей различных же субъектов. В данных действиях реализуются несколько видов деятельности, в зависимости от которых эти действия квалифицируются в соответствии с целями тех деятельностей, реализациями которых они выступают. Для одного участника это может быть выполнение трудовой повинности как наказания за некое преступление, для другого - способ добывания средств существования для своей семьи, для третьего - производство духовной ценности (собора как храма) и, соответственно, творческая самореализация, для четвертого, пятого и т. д. - что-либо еще.
           Журналистика, как сфера деятельности, также находится напересечении разных деятельностных рядов, в которых ее участники выступают или субъектами или средствами той или иной деятельности.Субъектами журналистики выступают, как правило, социальные группы, занимающиеся трансляцией духовных значений (в том числе и специализированного знания) в массовое (практическое) сознание. В этом отношении средства массовой информации (во всем объеме содержания этого понятия, то есть коллективы редакций, технические средства - оборудование редакций и типографий, радио- и телестудий и т.д.) - выступают как составные элементы интегративных субъектов данной деятельности. Репортеры и публицисты (“пишущие” журналисты), в свою очередь, участвуя в журналистской деятельности, но не имея статуса ее субъектов, являются в то же время субъектами деятельностных рядов иного плана: субъектами своей творческой деятельности по производству текстов, в которых реализуются их личности как публицистов; субъектами деятельности по обеспечению своей семьи средствами существования и т.д.
           Поэтому, когда Е. П. Прохоров пишет, что “вступить на стезю журналистики можно, например, из желания вложить свой капитал и получить прибыль, из стремления к повседневному заработку илиреализации творческих потенций, из намерения приобрести престижную работу или стать влиятельным человеком... Подобных целей может быть множество, и ни одна из них не несет в себе ничего предосудительного. Но все это как бы побочные цели, имеющие смысл только в том случае, если реализуются глубинные, сущностные цели, то в данном случае речь может идти как раз о том, что журналистика, взятая со стороны своей инструментальной составляющей (производство текстов), находится на пересечении целого ряда деятельностей, имеющих свои собственные цели, и что речь не может идти о глубинных или неглубинных (кстати, какими единицами измерять их глубину?) целях журналистики, а о разных видах деятельности, инструментально (то есть, по сути, в видимости) идентичных и, стало быть, о разных субъектах, добивающихся своих целей (вероятно, не менее “глубинных”, чем все иные), посредством участия в журналистике. И если исследователь видит перед собой, как в данном случае, “множество целей”, то это с необходимостью означает, что на лицо и множество деятельностей, и, соответственно, множество субъектов различных деятельностей.
           С другой стороны, то, чему автор не находит адекватного термина, называя “как бы побочными целями”, в действительности представляют собой те или иные последствия данной деятельности, не являвшимися ее целями (даже и побочными), но целями иных видов деятельности, реализуемых посредством журналистики (например, того же бизнеса). Таким образом, поскольку проблема выявления субъектов деятельности далеко не всегда решается поверхностным анализом тех или иных деятельностных рядов, зачастую при таком анализе создается впечатление, что сами журналисты, сотрудники редакций и т.д. являются субъектами журналистики.
           В действительности решение данной непростой проблемы возможно только на путях скрупулезного и методологически выверенного анализа, позволяющего пролить свет на многие проблемы, остающиеся пока неразрешимыми для тех подходов, которые господствуют сегодня в теории журналистики.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики. М.,1995, с. 31-37.
           2. Фофанов В. П. Социальная деятельность как система, с.166-167.
           3. См. напр.: Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики. М.,1993, с.9,123-124.
           4. Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики. М., 1995, с.9;
           5. См. также Корконосенко С. Г. Основы теории журналистики, с.35.
           6. См.: Теория и практика средств массовой информации и пропаганды в современном мире. Реферативный сборник. М., 1985, с.37.
           7. Розов М. А. Проблема ценностей и развитие науки. - В сб. Наука и ценности, Новосибирск, 1987, с.5.
           8. Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики, с. 45.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку