CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2000 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Проблема интереса в сфере образования (философско-методологический анализ),А.Ж. Кусжанова
Проблема интереса в сфере образования (философско-методологический анализ),А.Ж. Кусжанова

А.Ж. Кусжанова,

доктор философских наук

ПРОБЛЕМА ИНТЕРЕСА В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ
(философско-методологический анализ)
(Продолжение. Начало - в Credo, 2000 г., № 2,3)

            Вторая группа авторов относит интерес к сфере объективной реальности. Причем содержательные признаки и элементы в разных точках зрения представлены в нескольких вариациях. "Интерес есть особое проявление потребности", а поскольку это так, то "в функционировании и развитии общества... интерес выступает как специфический самостоятельный фактор, и как социально значимое и учитываемое субъектом явление".(1, с.57, 43)."Интересы определены совершенно объективно и независимо от сознания людей. Возможно, что индивиды не осознают своих интересов, ... но интересы от этого не перестают существовать; они существуют по неизбежности, в силу фактического положения вещей как результат определенных общественных отношений" (2, с.391). "Только реальная деятельность во всех ее формах обеспечивает возможность создания и потребления предмета потребности, а интерес выступает как сторона этой деятельности, внешне обнаруживая себя в ее избирательности по овладению и распоряжению предметом".(1, с.27). "Видовая специфика интересов - это социально детерминированные потребности". (3, с.167) "Интерес представляет собой содержательное выражение творчески-преобразующего отношения к природной и социальной действительности... присущая всякому социальному субъекту деятельная позиция, выражающая его избирательное отношение к объективным возможностям общественного развития, и есть интерес". (4, с.56)
            Нам представляется, что важным для понимания объективной природы интереса является положение Ф.Энгельса о том, что прежнее, докапиталистическое, "идеалистическое понимание истории не знало никакой классовой борьбы, основанной на материальных интересах, и вообще никаких материальных интересов"(5, с.26) и только с развитием капитализма, когда социальная структура общества выявилась более отчетливо, впервые "интересы стали проявлять себя не как произвольные субъективные действия, а как объективная направленность поступков людей и деятельности масс, классов, государств, которую отдельные личности смогли улавливать."(6, с.355). Отсюда - и та интепретация интереса, которая, на наш взгляд, является наиболее предпочтительной в качестве определения, не отменяя, тем не менее, выявленные признаки и характеристики при других подходах, являющиеся расширением и детализацией этого определения, естественно, при условии непротиворечия исходному.
            "Когда говорят об интересе индивида, сословия, нации - "мой интерес", "интерес государства", "их интерес" - это слово означает нечто нужное или полезное для государства, для лица, для меня и т.п." (7, с.352). Справедливо замечание по этому поводу пионера отечественных исследований этой проблемы Г.М.Гака, что в этом определении "интерес трактуется как объективное явление, связанное с бытием предмета и не сводится к сознанию и воле". (8, с.17-18). Наконец, "Философский словарь" определяет понятие интереса как характеризующее "объективно значимое, нужное для индивида, семьи, коллектива, класса, наций, общества в целом"(9, с.131).
            Таким образом, объективный интерес - это такое состояние дел (условий, обстоятельств, сочетания различных факторов, общественных отношений и т.п.), которое характеризуется как нужное, полезное благоприятное для субъекта (индивида, социальной группы, государства, нации, общества). И в этой связи получает свою содержательную определенность такая характеристика интереса, как его осознанность. Осознается не психологическое состояние индивида, не движение его души, а именно эти объективные обстоятельства, объективное сочетание, комплекс, ансамбль различных факторов. Это сочетание благоприятных для субъекта, нужных и полезных ему факторов и составляет его объективный интерес, о таком состоянии дел говорят: "Это в моих (его, твоих и т.п.) интересах".
            Этот объективный интерес осознается или не осознается субъектом, осознается адекватно или искаженно, порождая специфические переживания, называемые интересом субъективным. Иногда его называют содержанием или объектом интереса, но это больше спор о терминах. Существенным при этом является лишь то, что подавляющее большинство исследователей учитывают и признают наличие этой объективной основы интереса и, как правило, именно ее кладут в основание дальнейшей классификации интересов. Но классификация - это предмет особого разговора, а пока лишь отметим, что констатация объективности интереса и не в гносеологическом, а именно в онтологическом отношении (на первой интерпретации настаивает, в частности, П.Я.Галкин), имеет чрезвычайно большое значение для любой социальной практики, в обеспечении функционирования, развития образования, его правильного понимания, управления и организации.
            "Общепризнано, что потребности присущи всему живому, а интересы - только человеку."(10, с.9) Но причину этого связывают либо со специфической, социальной (в отличие от потребности) формой интереса, либо (как у Галкина) - с отражательно-информационной природой любопытства, ведя интерес от психики "только высших животных". Гнилицкий тоже ведет линию эволюции интереса через заинтересованность, от любознательности у высших животных к человеку от физиологии, фундаментом которой он считает наличие высокоразвитой центральной нервной системы и мыслящего мозга.
            Бернацкий, Здравомыслов, Айзикович и др. объясняют различия между интересом и потребностью социализированностью интересов, т.е. такой формой потребностей, которая возникает и реализцется через систему социальных институтов, кладя в основание различий социальность "по определению".
            Но нам представляется, что интерес идет больше не от любознательности, которая характеризует внутренне-обусловленное активное отношение субъекта к реальности и зависит от его психологических свойств, в том числе и генетически обусловленных. Известно, что как среди животных, так и среди людей, различия природного темперамента сказываются на их любопытстве и любознательности, и отдельные экземпляры демонстрируют в этом отношении особые отличия от своих сородичей. Но как представляется, психолого-генетические способности - это лишь предпосылка для вариативности проявлений интереса, но никак не природа самого интереса. Интерес же, на наш взгляд, имеет больше тенденцию к осуществлению адаптивных, отражательно-приспособительных функций, но эта адаптация имеет чисто человеческую форму, невозможную у животных, и некая общая степень ее функционирования и развития зависит не от индивидуальных, а от общих характеристик людей, основой которых выступает конкретно-исторический уровень развития социальной реальности, т.е. системы общественных отношений.
            И здесь мы подходим к интерпретации интереса как феномена, имеющего объективно-субъективную природу. Однако, признание такой единой природы в качестве объективной данности чревато предположением (и неявным принятием) того, что сущностная двойственность этой природы делает это единство само собой разумеющимся, устанавливающимся автоматически. А такая презумпция единства интереса не только не соответствует реальности, где мы видим множество различных проявлений интереса, но и вуалирует актуальнейшую и колоссально значимую проблему - проблему поиска и реализации условий совпадения объективного и субъективного интересов, достижения их единства. И эта проблема тем более усугубляется тем, что интерес в своей сущности - феномен социальный (о чем речь - ниже), а любая социальная реальность возникает только благодаря и в результате деятельности людей. Следовательно, и единство это надо строить самим, как цель и результат деятельности целеустремленного социального субъекта.
            Субъективный интерес, подчеркнули мы выше, есть направленное, осознанное, избирательное отношение к тому или иному фрагменту внешней для него реальности или определенному сочетанию таких фрагментов. Что это за избирательная направленность, каково конкретное содержание упомянутой осознанности, почему "вдруг" возникает это отношение и каковы механизмы его включения? Это "вдруг" напрашивается в связи с тем, что почему-то не все становится объектом интереса, а даже возникнув как сиюминутная направленность внимания, интерес может оказаться случайным и поверхностным (внешняя привлекательность) и не породить далее никакой деятельности. А может превратиться в стойкое психологическое напряжение, устремленность, обрести цель, обостриться до потребности и стать мотивом деятельности.
            Вместе с тем, интересы могут быть осознанными и неосознанными, познанными или непознанными, а "если интересы не познаны личностью, не восприняты, то они остаются нереализованными"(11, с.72-73) И если стоять на позиции субъективности интереса, то эти свойства к нему никак не приложимы. Кроме того, если еще вспомнить про проблемы противоречий и сочетания интересов, то их разрешение требовало бы, как отмечает ряд специалистов, лишь определенной ловкости ума и свелись бы к поиску лишь удачного интеллектуального трюка. Но сплошь и рядом общественная жизнь противоречит этому выводу, опровергая его.
            Через первичное любопытство объект лишь привлекает к себе первоначальное внимание, но далее ему необходимо удержать это любопытство, не дать ему угаснуть и сформировать мотивацию. Интерес, - отмечает А.Г.Ковалев, - это "специфическое отношение личности к объекту в силу его жизненной значимости и эмоциональной привлекательности" (12, с.101). Значимость - вот что способно зафиксировать первичное любопытство, избирательно выделившее предмет из мира других подобных, и сменить его другим состоянием - заинтересованностью, субъективным интересом.
            Значимость качественно выступает как "практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку"(13, с.290) Количественно она выступает основой оценки степени актуальности, важности того или иного желательного объекта. Значимость определяет выбор и иерархию ближних и дальних целей, формирует специфику той или иной мотивации и "определяет подлинный стержень личности"(14, с.512) О важности проблемы значимости Асеев В.Г. пишет: "Явление значимости составляет основу актуализации и формирования всякого побуждения"(15, с.36). Рубинштейн С.Л.: " То, что в качестве предмета, становящегося затем целью деятельности, побуждает человека к действию, должно быть значимо для него"(14, с.542); Н.Ф.Добрынин: если знание " не приобретает действенной личной значимости для учащегося, оно не будет усвоено или усвоено формально" (16, с.46)
            Таким образом, значимость - вот что обеспечивает заинтересованность, но не она одна. Выше мы уже упоминали о внешней и эмоциональной привлекательности, о понимании сути происходящего как факторе, обеспечивающем психологический комфорт (в разных формах), о познавательной деятельности, способной дать удовольствие, - эти и другие объекты и процессы, обладающие специфическим психологическими свойствами, способны обеспечить у индивида эволюцию простого любопытства в субъективный интерес. На наш взгляд, значимость - это уже характеристика другого сорта, она разворачивает интерес от его внутри-психической локализации к внешним факторам, и не как к средствам достижения того или иного психического состояния и переживания, а как к самодовлеющей самодостаточной объективной реальности, по отношению к каковой сама психика начинает выступать средством адаптации к ней человека.
            Но что следует подчеркнуть, так это все же то, что значимость - это комплекс переживаний самого индивида, это его эмоциональный тон, "препровождающий" тот или иной фрагмент реальности на "свое" место в иерархии переживаний и мотивирующих побуждений. Это - еще пространство психологических феноменов, но куда уже вторгается упорядочивающее веление внешнего мира. Хотя эти явления внешнего мира должны быть "не только поняты, но и приняты, приобрели значимость т.е. нашли отклик и опорную точку в переживаниях человека. "(См. 15, с.37-38).
            Таким образом, значимость - это та или иная концентрация эмоциональных переживаний человеком различных фрагментов внешнего мира или их сочетаний. Оснований для такой вариативной концентрации может быть много - это и его личный опыт, и знание, и понимание объективных связей и свойств реальности, и различные психические состояния, приверженности, привычки, вкусы и прочее. То есть, значимость того или иного объекта или состояния для субъекта будет зависеть от индивидуальных особенностей субъекта. Значимое будет принято им как близкое ему, потребное, полезное и желательное, но конкретные характеристики при этом будут преимущественно субъективированными. Насколько принятое им как значимое будет соответствовать объективно-полезному, истинно-значимому, как действительно ему необходимое, а также необходимое в первую, во вторую и т.д. очередь. Автономность сознания может сослужить для субъекта плохую службу, если его избирательность не ограничена и не корректируется объективными рамками.
            Таковые рамки задает социальный опыт, общественная практика, которая налагает на психику человека свое трансформирующее влияние, делая ее принципиально отличной от психики животных. Социальный опыт исторически заключен в различные формы и социальные способы их наследования. Объективной основой, критериализующей и корректирующей индивидуальное сознание, обеспечивающей рациональный критерий правильности расстановки объектов и ситуаций по значимости, является социальная система ценностей.
            Система ценностей специфическим образом отражает систему факторов объективной реальности. Сама объективная реальность в ее соотношении фрагментов нейтральна к самооценкам. Оценочный и ценностный факторы объективных вещей и процессов, а также их сочетаний, возникает только тогда, когда они становятся в какие-нибудь отношения к субъекту. Только те фрагменты объективной реальности и их сочетания, которые имеют положительное отношение к нему как благо для него, получают особый статус и выделяются как особые части этой реальности, имеющие для него положительное значение. И сам субъект, чье положение в системе имеющихся отношений обусловливается исторически сложившимися формами таковых к моменту его деятельностной включенности в жизнь и унаследованным местом его в этой системе отношений, приобретает через систему социальных факторов "положительное отношение к одним объективным возможностям (бытия) и отрицательное к - другим, заинтересованность в реализации одних возможностей и предотвращении других".(17, с.164).
            "Совокупность предметов и условий, необходимых для жизни и развития общественного человека, способных обеспечить раскрытие его личностного потенциала и сущностных сил, есть благо, полезность."Еще Т.Гоббс предметом влечений и желаний считал благо, в противоположность злу, которое выступает предметом отвращения и ненависти.
            Обстоятельства, расцениваемые как благо для того или иного субъекта, могут выступать в разных видах:
            - как предметы потребности;
            - как средства достижения предмета потребности;
            - как общественные условия, изменяющие положение субъекта в обществе и влияющие на удовлетворение потребностей субъекта." (См. 17, с.61)
            Таким образом, избирательность и социальность интереса проявляется в том, что в нем
            -во-первых, выделяется фрагмент реальности или система обстоятельств, которые обосабливаются от других, как благо для субъекта;
            -во-вторых, такая избирательность и обособление возможны лишь при наличии осознанности (сознания), и критериев выбора и способности эти критерии должным образом применять;
            -в-третьих, основаниями для выбора выступают объективные свойства того или иного фрагмента реальности или системы обстоятельств, получивших оценку и место в систематизированной иерархии ценностей;
            -в-четвертых, система социальных ценностей не только сама является результатом социально-исторической практики человечества, но, в свою очередь, является и средством соответствующей социализации индивида, формирующим его цели, потребности, средства и пути их достижения;
            -в-пятых, осознанная через систему ценностей совокупность объективных условий, полезных субъекту и выступающих для него благом, осознается и психологически переживается как нужное ему, значимое для него;
            -в-шестых, наиболее значимое для него (это не всегда самое ценное объективно, но иногда - наиболее желаемое, иногда - наиболее доступное, или наиболее понятое и принятое и т.п.) становится востребуемым, формируется в потребность, а затем в цель и мотив деятельности.
            Вот где объединяются объективность и субъективность интереса, разворачиваются такие его признаки, как осознанность и избирательность, социальность интереса, близость, но несводимость его ни к потребности, ни к цели.
            Но "благо" - это не только полезное, не только предмет потребности. Благо - это все, что способствует пользе в широком смысле слова - реализации всех возможностей субъекта в его наиболее полном социальном и личностном самоосуществлении; его развитию и социальному, деятельностному, духовному росту, его достижениям, его потенциальным потребностям. Благо - это не совокупность предметов потребности (это слишком узко-утилитарно), а совокупность всех потенциально-возможных условий, способных удовлетворить притязания субъекта в существующих условиях и в исторической перспективе.
            Но в этом понятийном подходе заключено коварство абстракции. Потому что "благо" имеет для каждого субъекта конкретно-исторические содержательные характеристики в виде конкретной системы объективных факторов и отношений. Отрыв от конкретно-исторической почвы, уход в абстрактные характеристики блага способны превратить благо в его противоположность. Дайте смертельно-изголодавшемуся человеку вместо еды послушать фортепианный концерт - это будет зло, независимо от его собственной оценки. Еда, в свою очередь, как предмет удовлетворения голода в определенной ситуации может иметь одни свойства, а в другой - другие, чтобы остаться благом. Это говорит о специфических свойствах объективной реальности, которая может стать благом - и объективным интересом субъекта, а может им не стать, даже при наличии к ней заинтересованного внимания субъекта (мнимый интерес).
            Но если нет единства в благе (нужности, полезности, удовлетворенности) объективного и субъективного интересов, то есть, если характереистика блага относится к одному из них, то неизвестно, какой из факторов окажется сильнее - объективный или субъективный, и какой из них объективно несет характеристику блага. Если для субъекта цель (объективный интерес) становится высшим благом и приобретает первостепенную значимость, то он сможет пренебречь трудностями и психологическим дискомфортом процесса его достижения. А возможно, способ достижения окажется непосильным, неприемлемым для субъекта, "благо (точнее, зло) процесса" перевесит благо результата, сделает его более значимым, и субъект откажется от достижения цели. Иногда незначительная цель может утонуть в значимости (психологическом комфорте, удовольствии) процесса, тогда объективный интерес станет лишь поводом для реализации субъективного интереса.
            Все эти превратности проявления интересов, обусловливающие различия ценностно-значимых и деятельностных позиций субъектов, в полной мере находят свое выражение и в образовании, относя его по указанным критериям к числу неосознанных (малоосмысленных) сегодня сфер общественной жизни и деятельности. Особую сложность при этом задают, на наш взгляд, во-первых, недифференцированное содержание, неструктурированность образования как сферы действия интересов; во-вторых, собственная сложность проблем и интересов и образования, отсутствие удовлетворительной развитой теории по каждой из этих проблем.
            По нашему мнению, в проблеме взаимосвязи ценность-значимость и лежит знаменитая коллизия "первичных" и "вторичных" потребностей, представляющая предмет давнего спора психологов, социологов, философов. Она же лежит в основании споров о "низших" и "высших" побуждениях, а также обусловила некоторую методологическую узость трактовок природы интереса. "Еще открыт вопрос, существуют ли собственно человеческие, отличные от животных, потребности"(18, с.87)
            Генетически и исторически возникновение первичных потребностей и побуждений, конечно, предшествует возникновению вторичных, социальных, духовных. Но в реальном пространстве функционирования и взаимодействия их, когда они уже сформированы как элемент социальной жизни, тот или иной субъект не следует в повседневном поведении этому "историческому порядку". При условии уже сформированных потребностей обоих уровней, через систему значимостей (основанную на ценностях), система объективных интересов выступает перед субъектом в виде актуально данной совокупности условий и объектов вся, а он отдает предпочтение, выделяет из нее тот или иной фрагмент, в зависимости от его значимости для него в данный момент.
            Биологические потребности будут занимать в системе интересов, мотивов, целей то место, какое им определит система значимости их для субъекта, то есть, его психологическое переживание их актуальной роли для него в данный момент. Биологические потребности будут теснимы на вторые роли и задний план тем больше, чем больше значимых факторов социальной природы (материальных и духовных) будут занимать ведущие места в системе значимостей. А это зависит от многих личностных характеристик субъекта. И в структуре актуально-функционирующего интереса вполне возможно, что генетическая последовательность первичных и вторичных потребностей, низших и высших побуждений может оказаться нарушенной. Однако, если субъект одолеваем постоянным дискомфортом по поводу регулярно неудовлетворяемой "первичной" способности, она может приобрести для него статус первостепенной значимости и оттеснить на второй план все социализованные потребности.
            Наиболее часто связи интересов, потребностей и целей трактуют как систему взаимозависимых факторов потребность-интерес-цель. Но такая система негласно исходит из понимания интереса как осознанной потребности. Однако, как показано было выше, интерес не сводится и не тождественен потребности, он лишь может ею стать, при определенных условиях. Тот или иной фрагмент реальности может привлечь (стихийно, случайно или, наоборот, специально, организованно) внимание субъекта (любопытство-заинтересованность), заинтересовать его, заставить сосредоточиться на нем. Субъект, выделив этот объект, оценивает его, познает его ценность вообще (как социально-значимый объект), определяет его как благо для себя, определяет его значимость. И либо отбрасывает, переводит в ранг второстепенных, малозначимых, неважных, либо сознает его как первостепенное, в высшей степени значимое. Его субъективное переживание тогда изменяется, значимое стновится требуемым, формируется как потребность, которая начинает побуждать деятельность, целью которой становится это вновь обретенное требуемое.
            Следовательно, последовательность здесь будет другая: интерес-потребность-мотив-цель. Не случайно поэтому, при подходе к этой схеме с позиции первичной потребности (1, с.108) интерес "выпал" из системы, оказался не связанным с целью.
            Но для образовательной деятельности эта трансформация имеет важные следствия. То, что еще не стало потребностью для субъекта, еще не побудило его к деятельности по ее достижению, может таковым стать при помощи интереса. И достоинства механизма функционирования интереса перед потребностью заключается в большей широте методов формирования и возбуждения направленного внимания, а затем и направленной деятельности на данный объект или совокупность обстоятельств. Формируя интерес, педагог использует то свойство человеческой психики, что она по-разному может отражать реальность и активизироваться под воздействием этой реальности.
            Интерес - более самостоятельная, менее обусловленная внешними условиями форма психической активности. На определенном этапе и до известных пределов интерес может выступать как самостоятельная психическая активность, направленная на объект, еще не включенный в объективное содержание психического отражения. Выделив в заинтересованности объект и оценив его, соотнеся его посредством значимости с условиями своего существования и деятельности, взвесив издержки пути его достижения (этот фактор тоже присутствует как энергетическая характеристика мотивации, о чем мы еще скажем ниже несколько слов), субъект избирает его дальнейшую судьбу - отбросить и забыть или положить в основу своей деятельности как мотив, как цель, как предмет потребности.
            На наш взгляд, отождествление объективного интереса с "содержанием интереса" является не совсем правомерным, потому что при этом следует, что за интересом признается только субъективная, психологическая природа, но одновременно за этой последней не оставляется никакого собственного, субъективного содержания. А это не так, ибо таковым является совокупность взаимодействующих психических и социально-психологических явлений (ощущения, эмоции, чувства и т.д., а также избирательные, оценочные, социальные субъективно-нормативные и прочие отношения).
            Так же не совсем удачной нам представляется замена объективного интереса объектом интереса, ибо последним (если признавать за интересом только субъективный статус) становится не весь ансамбль факторов, благоприятствующих существованию и деятельности субъекта, а лишь субъективно выделенный фрагмент такового, т.к. объем понятия "объект интереса" (при отнесении интереса к субъективной реальности) значительно уже, чем объем понятия "объективнй интерес" в том содержании, как это представлено выше.
            Такое понимание интереса увязывает воедино все позиции четырех групп исследователей, признавая правоту тех, кто настаивает на объективной природе интереса, и сторонников субъективной его природы; тех, кто говорит о двойственности этой природы, и тех, кто считает объективные и субъективные интересы двумя взаимосвязанными, но в известной степени автономными рядами явлений. Природа интереса настолько сложна, а проявления (реально существующие, функционирующие, проявляющиеся объективно, влияющие и проявляющиеся в деятельности и отношениях, много определяющие в этих отношениях) столь разнообразны, что можно сказать, что каждая из этих позиций отразила не всю реальность интереса, а определенный фрагмент его реального существования и функционирования, и ошибка заключается лишь в том, что тот или другой фрагмент был неправомерно абсолютизирован и противопоставлен остальным. "Чем богаче определяемый предмет, то есть, чем больше различных сторон представляет он для рассмотрения, тем более различными могут быть выставляемые на основе их определения" - мудро отмечено Гегелем.
            Но весь этот гносеологический экскурс имеет большие и значимые следствия. Так, в такой сфере общественной жизни и практики, как образование, эти, на первый взгляд, абстрактно-теоретические баталии оформляются в конкретные дела и их результаты. И недооценка или переоценка того или иного существенного фактора может модифицировать цель наших благих намерений до перерождения в их прямую противоположность. А для образования существенны все указанные проявления интереса. Ведь если мы остановимся только на объективном интересе и проигнорируем субъективный, то мы потеряем не только мощный движущий и целереализующий потенциал, мы потеряем все - ни достигать, ни использовать эти блага будет некому, потому что как нужное и полезное что-то может выступать только для кого-то, по отношению к кому-то. Именно поэтому интерес не существует вне отношений к субъекту, и всякий интерес всегда обязательно чей-то интерес, то есть, интерес всегда субъектен, но не всегда субъективен.
            Если же мы примем за основу только субъективный интерес, то потеряем целеопределяющий, материальный потенциал, первичную основу жизнеспособности всякого субъективного интереса - и тоже в конечном счете потеряем все. Единство же объективного и субъективного интересов - это и есть "истинный" интерес, достижение и реализация которого - предмет особой деятельности и особого осмысления. Он очень многого требует от сознания (индивидуального и общественного), от исторического момента и от уровня развития объективной реальности, природной и социальной. Проблема достижения истинного интереса начинается с осознанного выделения его объективных и субъективных элементов, для чего требуется:
            1. Адекватное выделение тех или иных (точнее, всех) фрагментов реальности, представляющих для данного субъекта потенциальное благо, то возможное сочетание существующих и возможных в данный момент и на достижимую перспективу факторов, которые в принципе могли бы способствовать полной реализации сущностных личностных сил субъекта; для чего требуется
            2. достаточно разработанные и адекватно осознаные (освоенные) субъектом оценки и критерии выбора, избирательности,а также развитые способности к рациональному выбору (логическое мышление);
            3. достаточно разработанная, освоенная субъектом и адекватно применяемая система оценок;
            4. адекватное осознание и переживание иерархии ценностей как иерархии значимостей;
            5. способность данной (той или иной) значимости сформировать адекватную потребность и мотивацию действия;
            6. адекватный выбор целей, средств их достижения, оценка способности и возможности субъекта достижения с их помощью поставленной цели;
            7. построение деятельности по достижению того ансамбля факторов, которые были оценены как нужные, полезные для субъекта, как благо для него.
            Но этот пункт - предмет самостоятельного обсуждения. А здесь лишь заметим, что формирование и реализация "истинного" интереса требует не только зрелых и оформившихся систем - ценностей, оценок, логических средств, критериев выбора, способностей сознания и т.д., но и соблюдения условий адекватного перехода от одного структурного уровня интереса к другому. Столь же существенно требование адекватности и к формированию соответствующего эмоционального ансамбля, необходимого комплекса внутренних переживаний субъекта, в соответствии с иерархизированным движением объективированных взаимодействующих факторов. Это и будет то самое единство объективного и субъективного интереса, устойчивый, или "истинный интерес".

            ЛИТЕРАТУРА

            1. Бернацкий В.О. Интерес: познавательная и практическая функция. - Томск, 1984.
            2. Мегрелидзе К.Р. Основные проблемы социологии мышления. Тбилиси, 1973.
            3. Айзикович А.С. Важная социологическая проблема.
            4. Ханипов А.Т. Интересы как форма общественных отношений. Новосибирск, 1987.
            5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 20.
            6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 2.
            7. Дидро Д. Избранные произведения. М.-Л.,1951.
            8. Гак Г.М. Общественные и личные интересы и их сочетание при социализме.// Вопросы философии, 1955, N 4.
            9. Философский словарь. - М., 1980.
            10. Галкин П.Я. Интерес в диалектическом единстве отражения и отношения.
            11. Автореф...канд.филос.наук. - Киев, Одесса, 1977.
            12. Эхин П.Э. Собственность и экономические интересы при социализме. - М.,1972.
            13. Ковалев А.Г. Психология личности. - М.,1956.
            14. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.42.
            15. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1965.
            16. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М., 1976.
            17. Добрынин Н.Ф. Проблема значимости в психологии//Материалы совещания по психологии. - М., 1957.
            18. Ханипов А.Т. Интересы как форма общественных отношений. Новосибирск, 1987.
            19. Голубев С.В. Взаимоотношения индивида, общества и государства как проблем социальной философии. Диссер... канд.филос.наук. - М., 1993.

  С хорошей скидкой настольные наборы для руководителей без дополнительной оплаты.
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку