CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2000 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Эволюция науки и развитие научного мышления,М.Х. Хаджаров
Эволюция науки и развитие научного мышления,М.Х. Хаджаров

М.Х. Хаджаров,

кандидат философских наук

ЭВОЛЮЦИЯ НАУКИ И РАЗВИТИЕ НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ

            Всякая деятельность, формирующаяся в рамках общественного бытия, является результатом развития человеческого сознания как творческого начала. При этом практика понимается как основание становления и развития сознания. Вместе с тем процесс их взаимовлияния друг на друга в ходе развития органически связан. Эти стороны человеческой жизни - материальная и духовная - можно рассматривать как диалектические противоположности единого процесса, направленного на освоение мира и постоянное совершенствование интеллекта.
            Вместе с тем следует заметить, что не всякая деятельность направлена на развитие человеческого интеллекта, а только такая, которая требует инновационного подхода и решения. Одним из видов такой деятельности является познавательная деятельность. Познание - это особая форма отражения действительности, направленная на создание сложных субъективных образов объективной действительности. Это достаточно сложный процесс, требующий логической переработки чувственной информации и создание идеальных моделей исследуемых объектов.
            Познание как неотъемлемое свойство человеческой жизнедеятельности осуществляется и протекает в исторически выработанных социокультурных формах. Последние необходимо детерминируют разные формы познания как явления, вызванные общественно-историческим и культурным развитием. В ряду этих форм особо выделяется научное познание - деятельность, направленная на производство и воспроизводство объективно истинного знания о мире, обществе и человеке и требующая соответствующее мышление для своего осуществления. Анализ генезиса научного мышления и науки как концентрированное выражение результатов познавательной деятельности, в их диалектической взаимосвязи является целью данной статьи.
            Понимание науки в ее целостном виде становится недостаточным для выявления динамики научного мышления, его становления и развития. Важное методологическое значение для раскрытия этой проблемы имеет выяснение возникновения самой науки. В философской, социально-гуманитарной литературе можно выделить в качестве распространенных, по крайней мере, два подхода к возникновению науки. Первый подход основывается на формационных критериях развития общества, разработанных К.Марксом. При этом за методологическую основу берут положение о способе производства как факторе, определяющем все сферы человеческой деятельности. Эта традиция проявилась в учебной литературе.
            Способ производства действительно определяет развитие естествознания. Однако необходимо иметь в виду неоднозначность этой зависимости, ее сложность и опосредованность, особенно если речь идет о развитии отдельной научной дисциплины. Формационный подход к типологизации науки страдает определенными недостатками: он не ставит вопрос о специфике научных эпох в отличие от исторических этапов развития общества; наличие различных теорий и противоборствующих течений в развитии науки делает маловероятным точное совпадение периодизации науки с общественными формациями.
            Определение периода зарождения и становления науки в соответствии с периодизацией истории общества не согласуется по следующим причинам. На ранних этапах развития общества наука как таковая не существовала. Общественное производство не нуждалось в научном познании природы и практическом применении знания, а регулятором материального производства выступали приемы и навыки, сложившиеся в ходе предметно-практического освоения мира на уровне обыденного сознания. Известный историк науки О.Нейгебауэр отмечает, что “математика и астрономия практически не влияли на обычную жизнь древних цивилизаций. Даже в наиболее развитых экономических структурах древности потребность в математике не выходила за пределы элементарной домашней математики, которую ни один математик не назовет математикой”1. Знаток античной философии Ф.Х.Кессиди обращает внимание на созерцательно-художественную и умозрительно-гипотетическую форму воспроизведения идеального мира древними мыслителями2. Можно предположить, что многие цивилизации, вплоть до Нового времени, обходились без научных знаний и не нуждались в них, производя лишь ненаучное знание. Прав В.Ж.Келле, который отмечает, что для того, “чтобы возникла наука, общество должно достичь не только определенного уровня социально-экономического развития, порождающего потребность в научных знаниях, но и сформировать культуру определенного качества, культуру, в недрах которой возможно зарождение и развитие научного мышления”3.
            В этом смысле поворотным моментом в истории генезиса науки можно считать начало появления зачатков новых производственных отношений, основанных на частной собственности и использовании в промышленности механических паровых машин. С возникновением этих производственных отношений, по словам К.Маркса, “впервые возникают такие практические проблемы, которые могут быть решены лишь научным путем”4.
            В плане нашего анализа заслуживает второй подход к проблеме возникновения науки. Его сторонники5 выделяют три крупных стадии в развитии науки: классический, неклассический и постнеклассический. Классический период развития науки, по их мнению, совпадает с началом формирования новых экономических отношений. Поскольку классический период развития естествознания совпадает с возникновением капиталистических производственных отношений, то, видимо, всю предшествующую историю науки следует охарактеризовать как доклассическую. Исходя из данной схемы периодизации истории науки, доклассический этап развития познавательной деятельности следует рассматривать как донаучный период накопления знания. Очевидно, что демаркация доклассического и классического периодов развития знания служит основанием для установления исторической времени возникновения науки, в собственном смысле этого слова. А то, что мы называем наукой, которая возникла в высоко развитых в культурном отношении античных странах - Вавилонии, Греции, Китае, Индии и таких утраченных цивилизациях, как Майя, Шумера и Атлантида - и продолжала свое развитие в средневековой Арабии свидетельствует о возникновении, становлении и накоплении донаучных знаний на фоне социального и культурного развития того или иного общества. Безусловно, донаучные знания вырабатывались не имея специализированных методов и средств, без учета определенных норм и правил их производства, они не оформлялись в соответствующие теоретические схемы.
            Таким образом, современная наука в том смысле, какой мы вкладываем в это понятие сейчас, берет свое начало со второй половины XVI в. Значит и начало развития научного мышления следует рассматривать именно с этого периода. Мышление, которое предшествовало научному, так же мы характеризуем, как донаучное, а точнее, как обыденно-практическое мышление.
            Отличие обыденно-практического мышления от научного состоит в том, что оно стремится к установлению свойств, связей и отношений наблюдаемой реальности, подвергает логическому обобщению информацию о явлениях, процессах и вещах, вовлекаемых в сферу практической и познавательной деятельности. С помощью таких обобщений, включающих воображение, выдумки, человек осваивал окружающий его мир, формировались общие представления о вещах и явлениях, которые впоследствии образовали тот или иной исторический тип мировоззрения. Обыденно-практическое сознание также придает логическую структуру знаниям, что является свидетельством единства чувственного и рационального моментов познания. Однако эти знания не отличаются системностью, методичностью, включают в себя известную случайность, в содержательном аспекте менее глубоки, отражают внешнее проявление объекта.
            Человек понимал несовершенство практического мышления (сознания), поэтому целенаправленно двигался по пути его оттачивания и превращения в надежный инструмент в деле освоения и преобразования окружающей природы. И первый шаг, который им был сделан в этом направлении, был шагом в сторону создания особых средств с целью придания обыденно-практическим знаниям специализированный вид. Это стало возможным только в рамках определенной духовной (философской) деятельности, которая специализировалась на познании природы и человека. Философское осмысление окружающей действительности имело важное значение для человека в деле его утверждения как разумного существа. Однако философское исследование вещей и явлений, в силу специфики ее предмета и объекта познания, не могло дать объективно истинных знаний о них. По мере возникновения необходимости в таких знаниях, не только в собственно интеллектуальном, но и в практическом смысле, из философии стала отделяться относительно самостоятельная познавательная сфера, в рамках которой осуществлялось объективное исследование действительности и поиск закономерностей ее возникновения и развития с помощью специализированных средств и методов. С возникновением науки знания стали обретать истинностное значение, а истина становилась научной по мере ее обоснования специализированными средствами науки и “этим научное знание отличается от других форм утверждения истины - уверенности, мнения и т.п.”6. Одновременно с этим процессом стали формироваться демаркационные черты научного и ненаучного знаний. Обоснованные научные знания стали обладать определенными атрибутивными свойствами - системностью, истинностью, интерсубъективностью, доказательностью и другими.
            С возникновением науки как специфической деятельности, ориентированной на производство и воспроизводство объективного знания, адекватно отражающего суть реальных связей и отношений и глубинные причинно-следственные зависимости объектов, формируется и соответствующий ей тип мышления - научное мышление.
            Научное познание осуществляется на основе точных методов установления, отбора, обобщения и организации. Следовательно, научное мышление представляет собой продукт сложного познавательного процесса, включающего в себя выделение объекта и предмета исследования, использование множества различных логических приемов и методов, специального языка. В научном познании мыслительные действия направлены на исследование глубинной сущности реального мира, связей и отношений его вещей и процессов, законов его существования и развития. В ходе сложных мыслительных операций познается становящийся и изменяющийся мир. Мышление позволяет объяснить не только существующее, но и предвидеть будущее, оперировать с потенциально возможным, а формируемые им знания отражают объективные законы и закономерности.
            Наука и научное мышление тесно взаимосвязаны между собой, но не тождественны. Наука в целом является завершившимся процессом, результатом мыслительной деятельности. В этом плане наука выступает как сложившаяся система, содержание которой включает продукты деятельности мышления - аксиомы, постулаты, принципы, эмпирические факты и закономерности, гипотезы и теоретические законы, понятийно-категориальные структуры и методы. Научное же мышление есть определенный способ производства содержания этой системы.
            Развитие науки неотделимо от развития научного мышления. В познавательной деятельности они выступают как форма и содержание, и тем самым составлют единство противоположностей, неразрывно связаннные собой и дополняющие друг друга. В основе их диалектического единства лежит противоречие между существующими наличными знаниями, с одной стороны, и мыслительной активностью, связанной с поиском и производством новых знаний, несоответствующих установившимся научным представлениям - с другой. Содержание более подвижно и активно, чем форма. Оно имеет тенденцию к постоянному развитию и совершенствованию. Непреодолимая тяга к проникновению в сущностное основание исследуемой реальности есть характеристика содержания, значит и научного мышления. Форма же тяготеет к устойчивости и стабильности, долгому сохранению качественной определенности. Это чревато обострением противоречий и может конце концов привести к ликвидации единства формы и содержания. Подобного рода конфликтные ситуации приводят к отрицанию старой формы - то бишь существующих форм знания - как консервативной и отжившей свое соответствие действительности. Диалектическое отрицание формы связано с удержанием положительного, ценностного и необходимого для становления новой системы связей и отношений. Формирование новой системы всегда сопряжено с активизацией мыслительной деятельности: идет процесс создания идеальных объектов, умозрительных конструктов, построения теоретических концепций с выведением новых законов. Смена старого и становление нового является непрерывным процессом, характеризующимся условие прогрессивного развития науки и мышления.
            До Коперника мыслительная деятельность протекала в одной системе координат. Она всецело базировалась на идеях и представлениях геоцентрической картины мира. Появление на свет сочинения Коперника “Об обращениях небесных сфер” (1543) можно рассматривать как “бунт” вечно ищущей мысли против устоявших, догматизированных и господствовавших на протяжении тысячелетии представлений о мире. Идеи о расположении Земли относительно Солнечной системы легли в основу создания гелиоцентрической картины мира. Мыслительная деятельность Кеплера и Галилея была ориентирована на дальнейшее упрочение гелиоцентрической картины мира. Галилей сумел устранить качественное различие между законами Неба и Земли, сумел показать несостоятельность аристотелевской физики и основанных на ней физических принципов движения Вселенной. “Открытие, сделанное Галилеем, и применение им методов научного рассуждения были одним из самых важных достижений в истории человеческой мысли...”7.
            Исследовательский ум Ньютона открыл законы всемирного тяготения и разработал на его базе теорию движения небесных тел. Механика оформилась в классическую научную дисциплину. Само мышление вооружилось механистическими (метафизическими) принципами объяснения явлений, в соответствии с которым процессы, протекающие в природе и обществе, рассматриваются не как следствия внутреннего развития, а как вызванные внешним воздействием. Успехи механистическо-метафизического мышления в познании природы привели к становлению классической формы естествознания. Роль ядра классической науки выполняла ньютоновская механика, рационально-методологическая установка которой предписывала:
            - рассматривать все явления природы как имеющие механистическую основу;
            - как поддающиеся объяснению законами механики Ньютона (объяснение понималось как поиск механических причин, лежащих в основе наблюдаемого явления);
            - подходить к исследованию всех физических явлений и процессов как к следствиям действия простых сил;
            - свойства целого объекта рассматривать как полностью определяющиеся состоянием и свойствами его частей.
            Эти метаморфозы в представлениях на мир и процессы, которые произошли в естествознании в связи с переосмыслением прежних положений об объекте познания и познавательной деятельности в целом, господствовавшие в умах мыслителей на протяжении веков, завершились соответствующим логическим следствием - формированием метафизико-механистическим стилем мышления в науке. Научный стиль мышления - это определенная форма мыслительной деятельности, в рамках которой задаются субъектам познания специфическое видение исследуемого объекта и, в соответствии с особенностями этого объекта, определенные стандарты и нормы их научной деятельности, учитывающие сложившиеся в данный исторический период социокультурные реалии. Указанный тип мышления сформировался не только в астрономии, механике и ф5изике, но и стал в XVIII-XIX вв. оказывать влияние и на другие науки о природе. Механистические представления о вещах и явлениях, транслированные из механики в биологию, стали оказывать определяющее влияние на формирование эмпирических и теоретических концепций о живых организмах. Так, развитие органического мира рассматривалось как сумму ответных реакций организмов на воздействие факторов внешней среды, как результат усиления или ослабления функкций организмов в процессе механической адаптации их к окружающей природе8. Под влиянием механистических воззрений на мир в биологии даже возникли такие исследовательские направления, как неоламаркизм, механоламаркизм, ортоламаркизм, психоламаркизм, которые, несмотря на их антидарвинскую ориентацию, способствовали обоснованию некоторых сторон эволюционного учения и упрочению идей этого учения в биологии9. В геологии, географии объект исследования предстал в виде уникальных пространств (районов), заполненных механически взаимосвязанными и жестко детерминированными вещественно разнородными телами - геокомпонентами. На механистический дух, царивший в географии и ее дочерных дисциплинах, на их ограниченность обратил внимание В.В.Докучаев, отметивший, что этими дисциплинами “изучались главным образом отдельные тела... и явления... но не их соотношения, не та генетическая...закономерная связь, какая существует между силами, телами и явлениями”10. Механические идеи проникли и в химию. В частности в эпоху Лавуазье химические реакции, а точнее, процессы уподоблялись механическим процессам природы и объяснялись в соответствии с законами всемирного тяготения Ньютона. Так, представители этой науки были убеждены, что процессы, наблюдаемые в химии, происходят под влиянием особой силы (сродство веществ). Действие этой силы может быть выявлено экспериментально и выражено в таблицах, классифицирующих вещества по степени тяготения друг к другу. Успехи механики по изучению природных вещей и явлений дало повода, а точнее, приводило к убеждению естествоиспытателей о всеобщности механических законов и возможности сведения всех естественно-научных дисциплин к механике.
            Очевидно, что механистические и метафизические воззрения послужили основанием для утверждения о создании целостной физической картины мира. Она, по представлению ученных того времени, описывала и могла описать любое явление физического мира, способное стать объектом внимания практической и теоретико-познавательной деятельности человека. Это был период, когда отдельные науки имели успех в познании естества природы. И многим представителям естествознания казалось, что их научно-изыскательские старания достигли цели.
            Однако мир не исчерпаем в своем многообразии, следовательно, процесс познания этого многообразия будет продолжаться до бесконечности. Поэтому беспокойное человеческое мышление будет всегда стремиться к новым неизведанным горизонтам мироздания. Да и наука не довольствуется “абсолютно истинными” теориями, так как невозможно создать универсальных теоретических систем, способных объяснить закономерные связи взаимодействия и развития процессов, вещей и явлений.
            В первой половине XIX в. В некоторых частных науках стал накапливаться эмпирический материал, который не мог быть объяснен законами механики.Представители биологии и геологии стали осознавать непригодность средств и методов механики и физики для познания предмета их науки. Это был первый сигнал начала “раскола” внутри естествознания в классический период его развития. Представляемый ими единый мир, поддающийся описанию и объяснению с помощью законов механики, так же стал “раздваиваться” на неорганический, в котором действуют принципы механики, и на органический, в котором, по мнению ученых, видимо, действуют свои законы, отличные от законов механики и физики.
            К тому времени в отдельных отраслях знания стала пробивать себе дорогу идея всеобщего развития. Эта идея и до XIX в., со времен К. Линнея, выступала философско-методологической установкой для естествознания. Наиболее четкое отражение идеи всеобщей связи и всеобщего развития мы находим в “Философии ботаники” К.Линнея, “Философии зоологии” Ж.-Б.Ламарка, “Опыте философии теории вероятностей” П.-С.Лапласа, “Небулярной теории” Канта-Лапласа-Гершеля и др. Однако указанная идея находилась под сильным влиянием метафизических представлений о мире. С появлением Гегеля на философской арене идея развития и всеобщей связи стала обретать черты историзма (правда, в идеалистическом обрамлении). В произведениях Маркса и Энгельса идея развития включает в себя диалектическое содержание и обусловливает возникновение исторического метода познания.
            В естествознании так же стал утверждаться исторический метод. Впервые идея историзма с диалектическим содержанием стала утверждаться в геологии. Однако в ее первоначальной форме ей была присуща некоторая ограниченность, нашедшая свое выражение в историческом методе. Последний был ориентирован на фиксацию только количественных изменений земной поверхности, совершающихся постепенно и непрерывно в течение длительного исторического времени в результате суммирования мелких отклонений11 (с учетом обратимости суммирования).
            Идея изучения естественно-научного объекта с учетом его изменения на протяжении многих исторических эпох постепенно утверждалась в конкретных науках. К тому времени в биологии рассматривались радикальные изменения, происходящие в эволюции органических видов, как результат суммирования малых изменений в исторически длительный период. Однако понятие “суммирование” не включало в себя идею развития, а понималось как механическое накопление этих изменений. Поэтому в эпоху Ламарка эволюцию скорее понимали как механическое суммирование изменений, происходящих в организмах в результате их адаптации к окружающей среде и приводящих к усилению или ослаблению тех или иных органов под влиянием конкретных природных факторов, но не к изменению видов органического мира. В частности идею качественной неизменяемости органических видов поддерживал Ж.Кювье, однако, были ученые, которые придерживались протиположного мнения.
            Уже в 40-60 гг. XIX в., набирающая силу, материалистическая диалектика задавала методологические установки мышлению ученых, ориентируя их на понимание развития не только как количественное изменение предметов и явлений, но и как их качественное преобразование. Философские идеи о диалектическом характере развития реальной действительности становятся ядром астрономии, биологии, географии и геологии. Объекты исследования этих дисциплин осмысливаются через призму идей диалектического развития и в новой интерпретации предстают как развивающиеся в пространственно-временном континууме. В эволюционном процессе время становится важнейшим атрибутом развития неорганического и органического миров. Поэтому в науках о неживой и живой природе фактор времени стали восприниматься как один из важнейших элементов естественно-научного познания, а метод исторический - важнейшим в ряду других методов производства научных знаний.
            Таким образом, в науках (кроме механики и физики) о неживой и живой природе доминирующими становятся эволюционные представления, а мышление наполняется диалектическим содержанием. Нормой научной рациональности становится понимание действительности в ее широком смысле как находящейся в непрерывном развитии и усложняющейся структурно и организационно под влиянием физико-географических, химических и биологических изменений, необратимых во времени. Понимание объекта научного исследования как результата эволюции, в котором происходят непрерывные количественные и качественные изменения на протяжении исторического времени и их необратимость, становится важнейшим требованием рационального мышления в этих науках. Органическая природа понимается как сходная с неорганической по изменению и действию природных сил, осознается существование тесной зависимости развития организмов от изменения неорганического мира.
            В биологии эволюционный тип мышления стал задавать видение изменения организмов в их историческом развитии под углом зрения действия естественного отбора. Естественный отбор рассматривался как закон, действие которого сводится к сохранению и накоплению малых наследственных изменений, каждое из которых выгодно для сохранения существа. Само значение естественного отбора как закона органического мира состоит в том, чтобы “стремиться к тому, чтобы сделать организацию каждого существа более специализированной и совершенной и в этом смысле более высокой”12.
            Формирующийся в биологии, геологии и других дисциплинах новый тип рациональности, основывающийся на идее эволюции, определял и систему нормативной методологии, в результате чего окончательно стал утверждаться эволюционный подход к объекту познания, а исторический метод становился определяющим методом познания объектов органической и неорганической природы.
            В становлении и утверждении исторического метода, как приоритетного метода в естественно-научных исследованиях, важную роль сыграл отход от метафизики как всеобщего метода философского познания в связи с возникновением диалектики - учения о всеобщей связи и развития и диалектического метода как наиболее глубокого и последовательного философского метода познания действительности.
            Определяющий метод естествознания в тот или иной исторический период развития науки находит свое конкретное выражение в стиле научного мышления13. В науке со второй половины XIX в. постепенно утверждался эволюционный стиль мышления, который впоследствии стал успешно функционировать, выступая общим социокультурно-когнитивным фоном научного познания. Его философским основанием явилось диалектическое учение о развитии. Что касается физики, то она продолжала оставаться в стороне от новых идей в естествознании. Идея эволюции была для нее чужда, так как она еще находилась в тисках механистическо-метафизического мировоззрения. Однако основания ее уже были поколеблены в связи со становлением диалектики, с иным видением строения материального мира.
            Успехи механики и возникновение на ее основе теории тепловых явлений имело огромное значение в жизни человека. Люди уверили в науку, в ее способности в постижении тайн природы и с оптимизмом стали смотреть в будущее. Однако некоторая поспешность физиков с выводами о создании завершенной физической картины мира можно рассматривать как игнорирование ими основополагающих положений диалектического материализма (диалектичность абсолютного и относительного моментов научной истины, неисчерпаемость многообразия материального мира и др.). Предполагаемая “завершенность” познавательного процесса всегда оказывается всего лишь хорошей базой для формирования новых исследовательских программ и начала дальнейшего движения Разума по пути углубления в тайны природы. В частности, в этом аспекте можно рассматривать осознание известным ученым того времени Уильямом Томсоном релятивного характера научного исследования, который указывал на отдельные явления, неохватываемые физической картиной мира и ею необъяснимые. Так, например, к таким явлениям физического мира относились постоянство скорости света, независящей от скорости его источника и “ультрафиолетовая катастрофа”.
            Обнаружение несоответствия между существующими знаниями и новыми фактами выступает одним из движущим фактором развития мышления. Обнаруженное несоответствие служит гносеологическим сигналом мышлению, обращающим его внимание на отсутствие или слабую логико-концептуальную основу исследуемой предметной области.
            В первой половине XIX В. физике одна за другой пробивают себе дорогу идеи об электрическом и магнетическом полях, которые “открыли путь к новому философскому взгляду, отличающемуся от механического” и привели “к созданию новых понятий, образующих новую картину действительности”14. Динамика мышления состоит не только в производстве новых идей, открытии закономерностей мира и воплощении их в понятиях, но и в ретроспективном анализе старых мыслей. Представлениями об электрическом и магнитном полях был поставлен под сомнение принцип дальнодействия Ньютона. Понятие же “поле” стали приниматься за основную величину сил. Тем самым переход от сил дальнодействия к полям открывал дорогу появлению новых фундаментальных представлений о физическом мире. В начале ХХ столетия появление на свет сначала специальной, а затем и общей теории относительности можно рассматривать как аспект рефлексивного отношения мышления к собственному развитию. Плодотворность этого отношения проявлялся в преемственности между новыми и старыми представлениями на физическую реальность. Принцип преемственности позволял в историческом измерении определить истинное от ложного. Специальная теория относительности, основываясь на исходных представлениях классической механики о материи как распределенной непрерывно в пространстве и во времени, отвергала абсолютные значения пространства и времени, постулируемые в механике Ньютона. В результате этого в научную терминологию было введено понятие “четырехмерное пространство”.
            Появление в свет теории относительности расценивался учеными как завершающий момент классического периода развития физики и одновременно как начало неклассической физики15. Эта своего рода емкая характеристика физики, которая, с момента обретения статуса научной дисциплины, прошла определенный исторический путь, приведший ее к выработке целостных представлений о мире. Отныне ньютоновская механика, теория электромагнитного поля Максвелла и теория относительности Эйнштейна в их содержательной основе выступали в качестве взаимодополняющих онтологических схем реальности, которые давали человеку различной полноты представления о строении материального мира.
            В целом классической, а точнее, физической науке был присущ некоторый недостаток, суть которого выражался в узости гносеологической позиции мышления. Механико-метафизическое мышление не в состоянии был схватить различие между явлениями различной природы. Оно отождествляло явления и их сущность, законы мышления и отражаемые ими природные связи и отношения. Осознание этого недостатка послужило толчком для переориентации мышления на выработку иных, отличных от классических, способов и методологических регулятивов для концептуализации фрагментов материального мира, вовлекаемых в сферу научного познания. Немаловажное значение в осознании ограниченности мышления классического периода развития науки имел и кризис физики, детальный анализ которого был дан Лениным в работе “Материализм и эмпириокритицизм”. Этот кризис показал, что безусловным атрибутом научного мышления является принцип историзма, идея неисчерпаемости материального мира и бесконечности процесса его познания.
            Развитие научного мышления было связано с обогащением его содержательной части, созданием понятийных конструктов и категориальных смыслов для освоения объектов познания. Новый понятийно-категориальный аппарат, который воспроизводит мышление, характеризует не только возможности концептуализации новых областей познания, но и собственный уровень развития и совершенства в построении идеальных объектов, позволяющих раскрыть сущность физических вещей и явлений. Формирование понятий и категорий было обусловлено обобщенными представлениями фундаментальных научных теорий о явлениях и процессах материального мира. Понятийно-категориальное определение вещей и явлений становилось надежным теоретическим способом раскрытия сущности исследуемых объектов. Генезис научного мышления в этом плане был процессом становления теоретического мышления.
            Как известно, теоретическому мышлению присущ ряд характерных черт, которые по разному обнаруживаются в естествознании. В частности ему свойствен анализ проблемных фрагментов действительности как способ выявления их генетически исходной основы, а также рефлексия, благодаря которой субъект деятельности систематически рассматривает основания своих собственных мыслительных действий. В целом теоретическое мышление служит когнитивной “нишей”, в лоне которой раскрываются объективные законы действительности.
            Конец ХIX первая половина ХХ в. - период крупных научных открытий, заставивших пересмотреть прежние представления о мире. Существенные изменения в развивающемся научном мышлении произошли с возникновением квантовой механики. Признанием фундаментального значения стало положение квантово- механической теории о том, что объективный мир дан нам в формах нашей деятельности. В научном познании это положение нашло свое выражение в принципах дополнительности и относительности к средствам наблюдение.
            Квантово-механическим видением мира было стимулировано и дан толчок становлению вероятностного стиля мышления в естествознании16. Со становлением вероятностного типа мышления к переоценке были подвергнуты некоторые основополагающие положения классического типа рациональности. В частности процесс научного познания представлялся уже как диалектическое взаимодействие субъекта и объекта. Идеал объективно-истинностного знания предполагал связь между знаниями о предметной области и спецификой средств познавательной деятельности. Понимание связи между явлениями в лапласовском смысле уступило место пониманию существования вероятностных связей и отношений. Закономерности мира рассматривались как имеющиеся статистический характер, а сами же законы природы понимались не как единственно допустимое направление развития мира, а как граница возможного развития природы.
            С генезисом вероятностного стиля мышления усложнялся и категориальный строй научного мышления. В структуру категориального языка были введены понятия “определенность”, “неопределенность”, “случайность”, “возможность”, “вероятность” и другие, которые обнаруживали тесную связь с категориями философского мышления - возможностью и действительностью, случайностью и необходимостью, тождеством и различием, качеством и количеством, мерой, связью, движением, свойством17.
            Вероятностный стиль расширил рамки возможных областей познания. Стали формироваться программы новых направлений научного исследования. Наиболее знаменательным событием стало возникновение и ускоренное развитие кибернетики и других наук, с ней связанных, в том числе генетики, математической теории сложных систем. С развитием этих наук изменился и образ современной науки. Наука стала высокотеоретизированной и информатизированной. Эти изменения в науке обусловили становление системно-структурного стиля мышления18.
            По мере того, как развивался системно-структурный стиль мышления, обогащался и языковой аппарат мышления. В его структуры вводились, например, такие понятия, как отражение, информация, содержание, система, управление, обратная связь. Трансформировалась семантика научного познания: иссследовательский процесс стал пониматься как процесс конструирования идеальной модели объекта.
            Отличительной особенностью вероятностного и системно-структурного стиля мышления является то, что в их рамках решение каждой научной проблемы проходит в два этапа: сначала происходит дивергенция путей познания, определение и конструирование ряда вариантов возможного решения проблемы, далее происходит последовательное редуцирование имеющихся вариантов решения и сведением их в идеале к единственному оптимальному решению19. Две группы образуют и логико-методологические принципы, выражающие названные стили мышления. Принципы первой группы - аналогия, соответствие, инвариантность, - называемые координационно-конструктивными, регулируют формирование поля возможных решений. Принципы же другой группы - полноты, универсальности, простоты, - именуемые селективно-вариационными, формируют требования, предъявляемые к возможным решениям - максимальной емкости, максимальной информативности, минимума исходных понятий, аксиом - и на этом основании осуществляют выбор оптимальных решений. В результате взаимосогласованных действий принципов обеих групп возникает такая устойчивая интегральная тенденция развития науки, как взаимная согласованность, корреляция всех элементов научного знания, ведущая к его единству.
            Квантовая и релятивистская теории физики, квантовая химия, концепция нестационарной Вселенной, генетика и кибернетика и другие взгляды в науке требовали отказа от однозначного понимания бытия мира и представления об абсолютной истине. Наука все больше и больше осознавала относительность познания и относительно истинностный характер научного знания. Этапы развития науки и научного мышления представали как исторические шаги приближения к сущности многоликой природы.
            Вторая половина ХХ столетия ознаменовалась в развитии науки формированием новых представлений о природе как о сложной и динамической системе, которые привели к обнаружению общих законов управления и обратной связи. Указанные законы ориентируют на освоение сложных саморегулирующихся и саморазвивающихся систем. Последние характеризуются относительно самостоятельными подсистемами, элементы которых имеют тенденцию к массовому стохастическому взаимодействию, а также наличием управления с обратной связью, позволяющей надежно функционировать целостной системе. Идея относительно автономных подсистем в системе детерминирует иное видение образа объекта в философских основаниях науки.
            Современное научное познание во многом определяется уровнем развития компьютерной технологии и техники.Последняя открывает в исследовательской деятельности широкие возможности, связанные прежде всего с моделированием будущих состояний развития объектов познания. В связи с этим перспективным направлением научного исследования становятся сложные синергетические системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием20. Сами по себе синергетические системы являются объектами междисциплинарных областей наук, исследование которых возможно в рамках смежных научных дисциплин. В силу этих особенностей научного познания , сами конкретные отрасли знания оказываются взаимозависимыми. В познавательном аспекте они порождают комплексные исследовательские программы, реализация которых требует взаимосвязи теоретико-экспериментальной деятельности представителей различных научных дисциплин. В настоящее время реализация комплексных программ осуществляется в области нейробиологии, нейроинформатики, нейросинергетики, опирающихся на новейшие разделы статистической физики, теорию динамических систем и компьютерных архитектур.
            Таким образом, вся история развития науки является историей развертывания развивающейся мысли. История науки не предстает при этом как последовательность разнообразных мнений, теорий, концепций, сменяющих друг друга во времени. Генезис научного мышления во временном аспекте выступает как собственная его история, с присущей ей перипетией. Следовательно, историю мышления можно рассматривать как непрерывный процесс порождения мыслью себя. Так, осмысливая историю философии, Гегель полагал, что эта есть “история нахождения мыслью самой себя...”, а находит она себя “только порождая себя”21. Порождение, нахождение и новое порождение мыслью самой себя есть действительная жизнь мышления.

            ЛИТЕРАТУРА

            1. Нейгебауэр О. Точные науки в древности. М.,1968. С.83.
            2. См.: Кессиди Ф.Х. От мифа к логосу. М.,1972. С.138.
            3. Келле В.Ж. Наука как феномен культуры //Наука и культура. М.,1984. С.10.
            4. Маркс К.,Фридрих Э. Соч. 2-Е изд. Т.47, С.554.
            5. См.:Мамардашвили М.К., Соловьев Э.Ю., Швырев В.С. Классика и современность: две эпохи в развитии буржуазной философии //Философия в современном мире. М.,1972.
            6. Мартынович С.Ф. Факт науки и его детерминация. Саратов, 1983. С.31.
            7. Эйнштейн А., Инфельд Л. Эволюция физики. М.,1965. С.10.
            8. См.: Ламарк Ж.Б. Философия зоологии. М.,1937. Т.1.
            9. См.: Завадский К.М. Развитие эволюционной теории после Дарвина (1859-1920-е годы). Л.,1973.
            10. Докучаев В.В. Учение о законах природы. М.,1948. С.63.
            11. См.:Лайель Ч. Основные начала геологии. М.,1866.
            12. Дарвин Ч. Происхождение видов. Соч. Т.3. М.-Л.,1939. С.555.
            13. См.: Степин В.С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации //Вопросы философии. 1989. №10. С.8.
            14. Эйнштейн А., Инфельд Л. Указ.соч. С.102.
            15. Омельяновский М.Э. Проблема элементарного и сложного в квантовой теории //Структура и формы материи. М.,1967. С.286.
            16. См.: Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. М.,1971.
            17. См.: Готт В.С.,Урсул А.Д. Определенность и неопределенность как категории научного познания. М., 1971. С.41-53.
            18. У данного типа мышления пока нет однозначно определенного названия, его называют по-разному: системным,системно-вероятностным,системно-ибернетическим, системно-структурным, системно-функциональным. Видимо, это многообразие в названиях можно объяснить тем, что данный стиль мышления находится в состоянии становления и формируется преимущественно под влиянием ряда лидирующих наук.
            19. См.:Саймон Г. Науки об искусственном. М.,1972.
            20. См.: Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизация сложных систем. М.,1990.
            21. Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии //Соч. Т.9. М.,1932. С.12.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку