CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Этноцентризм и пути нейтрализации его негативных последствий.,О.В. Нагорная

О.В. Нагорная

Этноцентризм и пути нейтрализации его негативных последствий.

           Этноцентризм - объективно существующий феномен культуры. В литературе выделяется две причины его живучести.

           1. Разрушение общественных ценностей, “когда великие цели, вчера придававшие ясную архитектонику нашему жизненному пространству, утеряли свою четкость, притягательность, силу и власть над нами. В подобную эпоху окружающее нас пространство чудится распавшимся, шатким, колышущимся вокруг индивида, шаги которого делаются неуверенными, потому что поколеблены и размыты точки отсчета. Сам путь, ускользая из-под ног, приобретает зыбкую неопределенность” (1).

           2. Экспансия " фаустовской цивилизации" на протяжении двух последних столетий, тенденция к унификации по западному образцу без учета местной цивилизационной и культурной специфики.

           Этноцентризм можно рассматривать как средство защиты, "когда рушатся все иные общественные ценности, именно этническая идентичность остается последним прибежищем, элементом приобщения личности к некоей общности, группе" (2).

           Шестопал Е. Б., Брицкий Г. О., Денисенко М. В., провели глубинные интервью и выявили, что'' мотив защиты проходит красной нитью через интервью самых разных по возрасту, полу, политическим ориентациям людей " (3).

           В основе этноцентризма лежит конфликт ценностей, что приводит к враждебному отношению между этносами, к национальным конфликтам, которые принимают самые дикие и жестокие формы.

           Хантингтон С. считает, что "... в нарождающемся мире основным источником конфликтов будут уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество и, преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой"(4, 33). Причину этого феномена он видит в том, что "... культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические и вследствие этого их сложнее разрешить либо свести к компромиссу. В бывшем Советском Союзе коммунисты могут стать демократами, богатые превратиться в бедных, а бедняки - в богачей, но русские при всем желании не смогут стать эстонцами, а азербайджанцы - армянами" (4, 35).В ближайшем будущем, по мнению Хантингтона С., основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско - конфуцианских стран. Этот философ ищет пути избежания столкновения цивилизаций, исходя из интересов Запада и его ценностей, разделив их на краткосрочную выгоду и долгосрочное урегулирование. Одним из девяти пунктов краткосрочной выгоды является "укрепление международных институтов, отражающих и легитимизирующих западные интересы и ценности, и привлечение к участию в этих институтах незападных стран''(4, 47).

           В долгосрочном урегулировании Хантингтон С. требует от Запада глубокого понимания фундаментальных религиозных и философских основ других цивилизаций, понимания, как люди этих цивилизаций представляют себе собственные интересы. В обозримом будущем он не видит возможности создания единой универсальной цивилизации. Каждой цивилизации придется научиться сосуществовать со всеми остальными.

           На наш взгляд, здесь следует добавить исключительную роль распространения во всем мире идей многокультурного образования и их практическую реализацию. Это, в частности, предполагает в образовании отражение многокультурных идеалов, сравнение культурных ценностей и мнений о них, развития сочувствия к другим, содействие внутрикультурному и межкультурному взаимодействию и уважению. Мы, безусловно, уважаем и поддерживаем право народов на самоопределение. Однако, мы глубоко убеждены в том, что самоопределение не означает - драться с соседями. Мы понимаем, что сепаратистские тенденции сильны во всем мире и особенно сейчас в нашей стране - России. И у многих граждан Российской Федерации возникает вопрос: " Удастся предотвратить распад теперь уже Государства Российского? Или опять нам всем не хватит культуры? "

           Со всей ответственностью можем утверждать, что пока существует война интересов элитных групп, особенно в наших автономных образованиях, угроза распада России остается.

           Интеллигенция, особенно ученые, не должны слепо идти на поводу у своих национальных элит. Наоборот, мы должны разрабатывать противовесы тенденции раздробленных народов. Приведем лишь один пример. Все время можно слышать, что религия разъединяет людей. Прав Ю.А.Жданов, подчеркивающий: " А почему бы христианам, мусульманам, католикам не изучать постулаты буддизма? А какой мощный слой гуманитарной культуры лежит в рамках мусульманства! " (5, 5). А как сделать так, чтобы люди разных религий начали проявлять интерес к другим религиям. Вот вам действительно и научно – практическая, и педагогическая проблема.

           В нашей отечественной литературе тоже встречаются философские работы, которые рассматривают этнические конфликты в цивилизационном ракурсе. Однако авторы этих работ считают, что универсальные ценности - вполне реальная перспектива. Именно они и будут являться основой разрешения конфликтов. Так, по мнению Шемякина Я. Г. цивилизационный подход позволяет рассматривать тот или иной тип общества как единство социальности и культуры (6).

           Цивилизационный подход позволяет выдвинуть новое основание для классификации конфликтов. Условно можно разделить конфликты на два типа: конфликт интересов и конфликт ценностей. Конфликт интересов по своему основному содержанию - борьба за контроль над определенной территорией, проживающим там населением, и ресурсами, расположенными на данной территории. Конфликт ценностей - столкновение качественно различных, часто противоположных подходов к решению коренных проблем - противоречий человеческого существования: между мирским и сакральным, человеком и природой, индивидом и социумом, традиционной и инновационной сторонами культуры и др. Трудно, а то и невозможно, определить какой тип конфликтов является доминирующим.

           Если мы проанализируем эмпирические материалы конфликтов в Нагорном Карабахе, в первой и второй чеченской войнах, то увидим, что эти два типа конфликтов тесно переплетены и неразрывно взаимосвязаны в действительности. Мы постоянно слышим лозунги защиты " истинной религии", "исконных ценностей". На самом же деле за этой идеологической риторикой скрывается прозаическая борьба за материальные объекты - территорию и ресурсы. А прикрывается это болтовней о праве наций на самоопределение.

           Но как же тогда объяснить тот факт, что основная линия раздела в конфликтах многих стран, в том числе и в России, проходит между приверженцами различных мировых религий, в конечном счете, различных цивилизационных ориентаций - православными, мусульманами, католиками. Значит, нельзя сводить природу конфликта только к борьбе за материальные блага. Американский исследователь Дж.Комарофф писал, что " вопрос этнического самосознания неизменно связан с проблемой баланса власти - материальной, политической и символической одновременно" (7).

           По мнению Я.Г.Шемякина, Россия принадлежит к особой разновидности "пограничных цивилизаций, основные параметры реальности которых определяются фактом столкновения двух главных потоков мирового цивилизационного процесса - Запада и Востока (6).

           На исторический облик подобных цивилизаций решающий отпечаток наложило явление, которое характеризуется в российской традиции ( И. Киреевский, В. Соловьев, Н. Бердяев, Г. Федотов, А. Ахиезер и др.) как "раскол". Под термином "раскол" подразумевается исторически длительное состояние общества, столкновение качественно различных ценностных ориентаций в отношении всех коренных проблем человеческого существования. Противостояние культур в жизни "пограничных" цивилизаций играет важную роль, но реальность жизни этих цивилизаций не сводилась только к противостоянию. Межкультурный контакт цивилизаций "пограничного" типа осуществляется в форме противостояния, симбиоза и синтеза.

           Прямое противостояние культур ограничивает связи чисто внешними контактами ( " чужаки " не допускаются во внутренний мир ); в рамках симбиоза участники межкультурного контакта соединены внутренней духовной связью, а сам контакт интериоризируется в их сознании, но нового культурного качества не возникает, каждый остается сам собой. При симбиозе мы не наблюдаем абсолютного господства логики инверсии, как в условиях противостояния. В рамках симбиоза получает развитие процесс медиации, при котором устанавливаются связи между различными сторонами противоречия. Симбиоз, как межкультурный контакт, в отличие от противостояния, позволяет удерживать конфликт в определенных рамках, не давая ему "разгореться".

           Окончательное решение проблемы может дать лишь высшая разновидность взаимодействия разнородных человеческих реалий - культурный синтез. Именно на основе культурного синтеза формируются новые культурные качества, то есть образуется система базовых ценностей, которые являются общими для всех слоев данного общества. Процесс синтеза чуждых друг другу культурных традиций означает одновременно формирование "срединной культуры", которая помогает избегать крайности и позволяет преобладание логики медиации над логикой инверсии. Такую цель невозможно достигнуть без преодоления жесткого дихотомического мышления в пределах, очерченных комплексом "мы и они".

           Создание предпосылок разрешения межнациональных конфликтов возможно лишь в случае преодоления этничности и универсализации сознания. Я. Г. Шемякин считает, что признание универсальных ценностей есть условие необходимое, но недостаточное для разрешения межнациональных конфликтов. Все дело в том, что представители различных культур вкладывают разное содержание в понятие

           " универсализм" (6).

           История человечества знает несколько вариантов универсализма, порожденных великими цивилизациями. Каждый из этих вариантов представляет собой целый человеческий мир, единство которого цементируется мировой религией. Это единство воплощается в принципах организации жизни, нормах поведения и социальных институтах при помощи уникального опыта Откровения - непосредственного общения человека с предельной духовной реальностью, то есть Богом.

           "В конечном счете... возникли четыре варианта, четыре проекта " единого человеческого общежития ", четыре способа подчинять племенное и национальное общечеловеческому. Возникли четыре субэкумены, каждая из которых в принципе общечеловечна, суперэтнична, накладывается на различия народных культур, подчиняя их себе, и в то же время по отношению к другим субэкуменам является индивидуальной культурой " (8). К числу субэкумен относятся : христианский Запад, мир ислама, индо-буддийский мир Южной Азии и конфуцианско-буддийский мир Дальнего Востока. И хотя в сознании пророков, мыслителей и законодателей всех четырех субэкумен жила идея мировой цивилизации, на практике они не выходили за рамки региона. С момента формирования субэкумен мировая история представляет собой сложное переплетение качественно различных типов универсальности. Проблема заключается в том, что принцип " мы - они" воспроизвелся на почве самих мировых религий, вступив в вопиющее противоречие с их универсалистским импульсом. В результате отношения между субэкуменами приобрели важнейшие черты межэтнических отношений. Сплошь и рядом приверженность той или иной мировой религии становилась знаком принадлежности какой - либо этнической общности. Особенно обострилась эта ситуация в современном мире, где в последние годы наблюдается рост " отчуждения и ненависти между исповеданиями, ставшими чем - то вроде враждебных племен "(9). Означает ли это, что выхода нет? Шемякин Я. Г. видит выход в поисках новых путей взаимопонимания, новых более гармоничных форм сочетания универсального и локального, новых принципов взаимоотношений между различными видами универсализма, воплощенными в опыте мировых религий и субэкумен. Шемякин Я.Г. разделяет взгляды крупного современного российского мыслителя Г.Померанца. Г.Померанц предлагает решить проблему единства человечества и многообразия различных человеческих миров исходя из принципов, которые были выработаны христианской мыслью ранней Византии (6).

           Он ссылается на соотношение трех лиц Троицы: единосущности, равночестности (признание полного равенства), неслиянности (признание полноценного существования каждого из лиц, как неповторимого, несводимого к двум другим) и неразделенности (наличие общей глубинной основы, единства, цементирующего многообразие ). Таким образом, Померанц Г. утверждает, что " в этих категориях можно мыслить не только единство Бога и человека, но и единство разных вер, культур, не стирая их логически несовместимых различий" (6, 59 ).

           По существу речь идет о более глубоком религиозно - мировоззренческом обосновании ценности терпимости в том ее понимании, которое утверждалось в Европе в эпоху Просвещения.

           На наш взгляд, такая основа поиска универсалий представляется оригинальной и интересной, но совершенно умозрительной, так как едва ли реально решить проблему единства человечества и многообразия различных человеческих миров только на основе одной мировой религии. Думается, что здесь надо исходить из естественнонаучной составляющей культуры, что нами развито в статье (10).

           Другой интересный взгляд на возможность выработки универсалий высказывает Моисеев Н. Н. В отличие от предыдущих авторов, он предлагает эволюционистский подход к этой проблеме. С точки зрения универсального эволюционизма автор объясняет стремление к национальной обособленности и обосновывает возможность выработки универсалий. Моисеев Н.Н. считает, что человечество еще на заре своего существования сделало выбор в пользу кооперативного и " во имя общественного развития, во имя будущности популяции "человек разумный", сам человек поступился своим индивидуальным совершенствованием" (11, 60 ). В конце мезолита у наших предков было два исхода: либо исчезнуть, либо приобрести качественно новые свойства, по - особому приспособиться к новым условиям жизни и у первобытного человека появляется основа основ человеческой морали, основное табу всех народов - "не убий ". С этого момента эволюция переходит на другой надорганизменный уровень. Отбор начинает происходить на уровне организации популяций, племен, а впоследствии и народов, на уровне организации общественных социальных структур. Моисеев Н. Н. считает, что именно с этого момента начинается утверждение нравственности, как основного кооперативного механизма, а мораль и нравственность выступают как новые принципы отбора. Некоторые постулаты морали " мы называем вечными истинами ибо на протяжении всего рода человеческого они не изменяли своего смысла" (11, 61).

           Итак, перед человечеством стоит задача - не допустить культурной и национальной унификации, поскольку это означает лишь прекращение развития, и в то же время выработать универсалии, на основе общечеловеческой морали, которые помогут разрешить мировые проблемы. Нормы нравственности должны быть выработаны разумом человека. "И выработка этих норм, и их утверждение в общественном сознании должны приобрести характер научной программы и программы общепланетарной человеческой деятельности" (11, 62 ). Думается, что такие выводы не утопия, а жизненная необходимость. Однако, до тех пор, пока в мире будут существовать экономическое первенство различных этносов, национальные элиты со своими финансово-экономическими интересами будет преобладать тенденция жажды этими элитами собственной власти. А это означает, что национальный эгоизм будет брать верх над общепланетарными ценностями. Ничто так не объединяет людей, как общая беда. Наука должна показать, что ждет человечество как результат его собственной деятельности, что предотвратить беды, грозящие человечеству, в одиночку нельзя (надо объединяться). Только на этом пути будут выработаны такие общечеловеческие ценности, которые станут выше всех религий, всех особенностей этносов, любых претензий на привилегированное место в мире. Именно наука, естественнонаучная составляющая культуры, интегрируясь с гуманитарной, укажет человеку путь выработки общепланетарных ценностей, которые действительно объединяют всех людей нашей планеты.

           Литература

  1. Кефели И.Д. Судьбы культуры ХХ века.//Социально политический журнал. 1996.№5.С.78.
  2. Мирский Г.И. Еще раз о распаде СССР и этнических конфликтах.//Мировая экономика и международные отношения.1997.№2.С.22.
  3. Шестопал Е.Б., Брицкий Г.О., Денисенко М.В. Этнические стереотипы русских. // Социс., 1999, №4.С.66.

               4. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций?//Полис, 1994, №1.с.33-48.

  4. Война и мир по Юрию Нединову //Российская газета, 19февраля 2000 года. с.5.
  5. Шемякин Я.Г. Этнические конфликты: цивилизационный ракурс//ОНС, 1998.№4.С.49-60.
  6. Этничность и власть в политических государствах. М., 1994.С.42.
  7. Померанц Г.С. Теория субэкумен и проблема своеобразия стыковых культур. //Выход из транса.М., 1995.С.212.
  8. Ахиезер А. Культурные основы этнических конфликтов//ОНС, 1994, №4.С.115-125.
  9. Любичанковский В.А., Богуславская С.М., Нагорная О.В. "Интеграция естественно-научного и гуманитарного компонентов культуры личности, как фактор преодоления отрицательных последствий этноцентризма."//Credo, 2000, №4.
  10. Моисеев Н.Н. Логика универсального эволюционизма и кооперативность. //Вопросы философии, 1988, №1.С.52-66.

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку