CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2001 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Компаративная политическая наука: системный анализ Д. Аптера.,Т.В. Мусиенко
Компаративная политическая наука: системный анализ Д. Аптера.,Т.В. Мусиенко

Т.В. Мусиенко

кандидат исторических наук

Компаративная политическая наука: системный анализ Д. Аптера.

В современной зарубежной политической науке при изучении процесса функционирования сферы теории и методологии компаративной науки применяются идеи и понятия системного подхода. Следует отметить, что на первый план при этом выдвигается, прежде всего, категория изменения, а не категория развития. Все внимание теоретиков направлено на изучение потоков изменений в сфере теории и методологии науки. Вместе с тем, сам процесс понимается, как определенная система изменений.

В фокусе системного анализа изменения сферы компаративного научного знания находится исследование проблемы возникновения качественно нового в проблематике, в сфере теории и методологии науки в целом.

Особое место в теоретической дискуссии о специфике и тенденциях развития компаративной политической науки во второй половине ХХ века занимает проблема направленности развития сферы компаративного научного знания. В центре внимания - каузальный анализ направленности развития науки, предполагающий изучение внутренних и внешних факторов, детерминирующих направленность исторического развития.

Системный анализ направленности развития науки сосредоточен на изучении одного из кардинальных свойств развития - прогресса. Разрабатываются вопросы о смене направлений и форм исторических изменений.

Составной частью системного анализа сферы теории и методологии компаративной науки является прогноз основных тенденций развития такой сложной системы, как система компаративного научного знания.

Проблема направленности развития сферы компаративного научного знания и основных направлений развития занимает особое, если не сказать ключевое место в теоретической дискуссии о специфике и тенденциях развития компаративной политической науки во второй половине ХХ века. Это связано с тем, что именно проблема направленности исторических изменений в области компаративного научного знания нацеливает исследователей, специализирующихся в сфере компаративной теории, на изучение одного из кардинальных свойств развития - прогресса. Исследование направленности развития также самым непосредственным образом связано с разработкой вопросов о смене направлений и форм исторических изменений, а также с прогнозом основных тенденций развития таких сложных систем, как система компаративного научного знания.

Современные концепции развития компаративной науки не ограничиваются феноменологическим описанием или сравнением отдельных направлений исторического процесса становления науки. В большинстве своем они идут много дальше простого выяснения соотношений прогресса и регресса, а также других направлений развития. Это выражается в ориентации на каузальный анализ направленности развития. В центр внимания ставятся вопросы о внутренних и внешних факторах, детерминирующих направленность исторического развития.

 

Подход Д. Аптера к анализу направленности развития сферы теории и методологии компаративной науки определяется следующими особенностями. Во-первых, поступательный характер развития компаративистики теоретик раскрывает не с позиции определения тенденции движения в направлении прогресса или регресса, а в контексте выявления цикличности самого процесса. Во-вторых, значительный акцент Аптером сделан не столько на субъективных, сколько на объективных факторах развития компаративной науки, и, прежде всего, на влиянии конкретно-исторических условий развития. В третьих, всесторонность анализа обеспечивается за счет выявления философских, теоретических и исторических корней ведущих компаративных теоретических подходов, а также их взаимосвязи с теоретико-методологическими подходами других социальных наук. В-четвертых, в фокусе внимания Аптера не столько сфера теории и методологии компаративной науки, сколько сфера проблематики компаративного анализа. В-пятых, глубина анализа обеспечивается с помощью раскрытия преемственности в рамках каждого цикла развития, связанной с переносом некоторых ведущих теоретических и методологических открытий предшествующих периодов в новое качество. В-пятых, в обобщениях Аптера персонификация является неотъемлемой частью анализа и сопровождает типологию школ, установленных теоретиком в рамках исследуемых им компаративных подходов.

Основные направления развития компаративной науки Дэвид Аптер характеризует, опираясь на всесторонний анализ трех ведущих компаративных подходов, к числу которых он относит институционализм, девелопментализм и неоинституционализм.

Институциональный подход отличает концентрация внимания на исследовании механизмов функционирования политических систем через изучение структуры и характера функционирования систем государственного управления различных стран. Весьма характерно, что Дэвид Аптер определяет институционализм как фундамент компаративной политической науки. Давая такое определение институционализма, Аптер подчеркивает, что его отличительной чертой является акцент на компаративном исследовании правовых баз и конституций разных стран, механизмов реализации государственной власти, суверенитета, юрисдикции, правовых и законодательных инструментов во всем многообразии их форм.

Аптер указывает, что сферу проблематики институционализма определяют две ключевые темы: разнообразие форм распределения власти (институты власти) и механизмы действия демократии (институты демократии). Таким образом, институциональный компаративный анализ содержит, с одной стороны, исследование проблем распределения власти на всех уровнях взаимоотношений: нация - государство, центральные - местные органы власти, администрация - бюрократический аппарат и так далее. С другой стороны, в рамках институционального подхода детально исследуются механизмы и инструменты демократии. Круг изучаемых проблем составляют такие ключевые вопросы, как : государство и органы государственного управления, конституции и их поправки, права и их гарантии, унитарные и федеральные системы, централизация и децентрализация, регионализм и локализм, вопросы представительства в органах государственной власти и управления, кабинет государственного правления и диктатура, многопартийные и двухпартийные системы, избирательные округа, электорат, первая и вторая палаты, законодательные комитеты, механизмы и процедуры обсуждения законопроектов, включая процедуры голосования и их принятия, роль соответствующих комитетов, роль общественного мнения и прессы и другие.

Доминирующее влияние институционального подхода Аптер обозначает как отдельный период в развитии компаративной науки. Начальные границы этого периода размыты и точно не определены. Устанавливается лишь историческая взаимосвязь институционализма с политической философией, правом и исторической наукой, как основными источниками институционального подхода в компаративных исследованиях. Верхний предел влияния институционализма в истории компаративистики определен у Аптера временем окончания второй мировой войны. Взаимосвязь с политической философией, правом и исторической наукой, по замечанию Аптера, нашла свое проявление в форме двух различных подходов в рамках институционализма в целом: континентальной и англо-саксонской традиций в институциональном анализе.

Континентальная традиция отличалась более тесной связью с Римским правом и его традицией естественного права. В соответствии с континентальной традицией демократия трактовалась, как результат специфических конфликтов религиозных и государственных институтов власти.

Вместе с тем, в компаративной политической науке утвердилась англо-саксонская традиция институционального анализа, основанная на историческом конституционализме. В рамках этой традиции история демократии и демократических институтов власти трактовалась , как результат эволюции специфических форм власти в направлении утверждения парламентаризма и его конституционального закрепления. Англо-саксонская традиция институционального компаративного анализа предполагала исследование эволюции демократии, а сама демократия понималась, как инструмент нравственного совершенствования человека.

Таким образом, Аптер придерживается точки зрения, что уже в рамках институционального подхода наметилась тенденция к возникновению нового понимания институтов власти, предполагающего определенный акцент на социально-политических, а не только институциональных аспектах общественного развития. Теоретик уточняет, что институционализм никогда не был ориентирован на ограничение поля исследования изучением сугубо механизмов государственного управления. В сферу институционального анализа органической частью входили вопросы институционализации демократических принципов, воплощения в социуме ценностей, норм и принципов демократии.

Оценивая конкретно-исторические условия и социально-экономические факторы развития компаративной науки в первой половине ХХ века, Аптер констатирует нарастающее влияние политической экономии на характер институциональных компаративных исследований. В этот период сфера институциональной проблематики дополняется такими вопросами, как роль правительства в решении проблем безработицы, его взаимодействие со сферой бизнеса в решении социальных проблем, взаимодействие с политическими движениями протеста, тактическая линия правительства в отношении неинституциональных методов и принципов таких движений, роль государства в разработке фискальных и монетарных институтов, определении соответствующего политического курса и т.п.

Слабым звеном институционализма Аптер считает несоответствие теории практике. Он видит в этом одну из причин неизбежного отхода от институциональных классических традиций и обращения исследователей к поиску иных подходов. В своих отрицательных оценках Аптер опирается на анализ негативного опыта установления демократических институтов и конституциональных основ демократии в ряде стран в периоды после первой и второй мировых войн, сопровождавшихся распадом мировых империй. Историческая практика продемонстрировала недостаточную действенность институционального социального инжиниринга, что сделало необходимым, подчеркивает Аптер, усиление внимания к психологическим, экономическим, социальным и организационным факторам, находившимся, большей частью за рамками традиционного институционального компаративного анализа.

Историческая логика, отмечает Аптер, привела компаративную науку к девелопментализму (Developmentalism) - новому подходу в компаративном анализе, утвердившемся в период с 50-х по 70-е годы ХХ века. "Новая" компаративная политическая наука была ориентирована на изучение проблем роста и развития. Девелопментализм включал в себя совокупность основных теорий социальных изменений. Как "новая" компаративная наука, политический и экономический девелопментализм делал акцент не столько на технологиях государственного управления, сколько на анализе процессов социальных изменений /Social Change/, опираясь при этом на целый ряд других дисциплин, представленных в современной системе социальных наук.

Послевоенный период, характеризовавшийся развертыванием холодной войны, процессами деколонизации в странах третьего мира, обусловил по выражению Аптера эффект политизации компаративной науки, как области научных исследований. Одной из важных политических проблем этого периода стал поиск способов соединения процесса деколонизации с передачей власти демократическим путем и канализации национализма в конструктивное русло - на создание "новых" наций. Аптер констатирует существование двух различных концепций решения этой проблемы. В соответствии с первым подходом предполагалось, что инструментами создания государства, развивающегося как позитивное девелопментальное государство, могли бы стать институты демократии. Рынок и демократия могли бы тем самым конституировать сбалансированный характер движения государств по этому пути. С точки зрения второго подхода, такая фаза развития на самом деле имела нео-империалистическую, гегемонистическую природу, подменявшую политический контроль - экономическим.

В каком то смысле такая дифференциация в понимании перспективных путей демократизации развивающихся стран нашла отражение в возникновении в рамках девелопментализма двух альтернативных подходов. Один из них - теория модернизации /Modernization theories/. Второй - теория обусловленности /Dependency theories/.В теории модернизации воплотились традиции Макса Вебера. К этому направлению Аптер относит таких исследователей, как Габриэль Алмонд, Самюэль Хантингтон, Дэвид Аптер, Люсиан Пай, Майрон Вайнер, Леонард Биндер, Эдвард Шилс, Талкотт Парсонс и других.

Теория обусловленности, имевшая, как считает Аптер, общие корни с идеями К.Маркса, объединила теоретиков разного научного профиля: экономистов Пола Бейрона и Андре Гундара Франка, историков Перри Андерсона и Эрика Хобсбаума, представителей политической науки Гейвина Китчинга, Колина Лейса, Бенедикта Андерсона и других.

Для большинства представителей первой группы исследователей легитимной формулой независимости развивающихся стран была схема: "деколонизация, плюс рост, плюс демократизация". Представители второй группы квалифицировали ее как стратегию гегемонии и давления.

Идентифицировав две противоположные тенденции в развитии девелопментализма, как нового компаративного подхода, Аптер определяет суть различий их теоретической и методологической базы. Теория модернизации опиралась на теорию равновесия и ориентировала исследователей на разработку всех вопросов в контексте либерального капитализма, как основы демократии. Сторонники теории модернизации делали акцент на изучение процесса создания институтов демократии в контексте экономического роста. Оппоненты же придерживались теории конфликта и свои разработки вели в контексте идей социализма, как основы демократии. Приверженцы теории обусловленности делали особый акцент на противоречиях роста при капитализме.

Обе теории стали основой для разработки и реализации обширных программ компаративных исследований. Компаративная наука стала менее евроцентричной, более ориентированной на рассмотрение проблем строительства демократии в странах третьего мира. Общим для обоих подходов была опора на девелопментальные принципы политической экономии, особенно при анализе проблем развития индустриальных стран (метрополий) и стран третьего мира (периферии). В этом Аптер видит некоторую односторонность и того и другого подходов. Различие же и специфика каждого подхода заключались лишь в том, что разработки в рамках теории модернизации элиминировали, преуменьшали роль государства, как агента политики. Их оппоненты, напротив, видели государство сугубо в роли представителя интересов господствующего класса.

В сфере методологии соотношение двух подходов также было отношением противоположностей. Здесь антагонизм обеих теорий выразился в расхождении двух компаративных методологий: функционализма, как основы теории модернизации, и диалектического анализа, как методологической основы теории обусловленности.

В рамках девелопментальной теории, приходит к выводу Аптер, господствующее положение занимала гипотеза о том, что рано или поздно , в зависимости от конкретных условий и обстоятельств развития тех или иных стран, сам процесс развития приводит к репликации развивающимися странами тех же ключевых социально-культурных ценностей и институтов, которые присущи индустриальным обществам. Успешное развитие устраняет пороки традиционного общества и создает пре-кондиции ( соответствующие предпосылки) демократии. Демократия, в свою очередь, выполняет функцию создания более оптимальных условий для дальнейшего развития. Таким образом, чем больше демократическое государство способно извлекать пользу, уравновешивать и контролировать последствия социально-экономического роста, тем более такой рост обеспечивает создание предпосылок для дальнейшего развития общества в рамках стабильного транзита к своему демократическому устройству. Все это актуализировало проблематику культурно-исторических особенностей развития, с одной стороны, и ценностей, принципов, норм демократии, а также способов их институционализации и интернализации, с другой.

Соответствующим образом трансформируется сфера проблематики компаративного анализа. Суть происходящего Аптер определяет как смещение акцента с изучения института государства на исследование социальных структур, и прежде всего, в контексте того, как эти структуры могут наилучшим образом обеспечить институционализацию демократических норм и принципов, социализацию и мотивацию людей в соответствии и с этими ценностями, интернализацию демократических ценностей в обществе в целом.

Девелопментализм предполагал сравнительный анализ обществ с широким диапазоном различий. Предусматривалось сопоставление, как особенностей социально-политических институтов этих обществ, так и уровней их культуры. Суть "нового" компаративного подхода заключалась в идее о континуитете, целостности и неразрывности процесса социальных изменений. Предполагалось, что трансформации доиндустриальных обществ в индустриальные на Западе и их аналоги в странах так называемого третьего мира имеют одну природу и составляют единый по сути своей процесс. Основу компаративных исследовательских проектов составляла преимущественно проблематика, связанная с анализом социальных изменений, рассматриваемых с позиции оценки потенциала демократического общественного устройства (его повышения или снижения). Основная роль государства и государственной политики рассматривалась, как средство поддержания политического равновесия и стабильности.

Важно подчеркнуть, что в модели развития компаративной науки Аптера нет прерывистых линий. В этом смысле показательно и представляется весьма существенным его замечание об ошибочности предположения о том, что акцент "новой компаративной политики" на процессе социального изменения /Social Change/ означал забвение институционального аспекта, как исследования специфических политических институтов. В модели Апера отсутствует разрыв девелопментализма и институциональной традиции. Аптером подчеркивается значимость института демократии, как неотъемлемой части анализа, присутствующей в рамках обоих подходов.

Специфика девелопментализма состояла в более расширенной трактовке института государства . Под государством стало пониматься общество как таковое. Суть "нового" компаративного подхода состояла в ориентации на приоритет качественных методов и метода функционального анализа в исследовании этой проблемы. Фокус исследования также был иной. Сторонники девелопментализма склонялись к изучению вопроса о способах интернализации норм демократии в соответствующее поведение людей, направлении процесса социализации в сторону утверждения демократических норм и ценностей.

Немаловажным представляется еще один качественно новый момент в изменении сферы теории и методологии девелопментальной компаративной науки, установленный Аптером. Новая компаративная политическая наука отличалась своей открытостью теориям и методологиям других социальных наук. Проблематика социальных изменений в рамках транзита от традиционного общества к современному потребовала от компаративистов обратиться к теоретическим выкладкам целого пантеона теоретиков и специалистов в области социальной истории, исторической социологии и антропологии: таких исследователей, как Макс Вебер, Эмиль Дюркгейм, Джордж Симмел, Вилфредо Парето, Джордж Острогорски, Роберто Мишелс, Роберт Редфилд, Б. Малиновски,А.Рэдклиф-Браун, Е.Е. Еванс-Притчард, Клод Леви-Страусс и другим аналитикам, разрабатывавшим вопросы о связи между ценностными ориентациями людей и их социальной практикой.

Акцент на проблемах институционализации, интернализации, социализации норм и ценностей демократии в переходный к современному обществу период приблизил компаративную науку к теории познания, почерпнутой из социальной психологии, и теории ценностей, заимствованной из политической антропологии. Еще одна стержневая проблема, связанная с анализом поведения отдельных культур и этнических групп в условиях социальных нововведений и инноваций, объединила девелопментальные теории с теорией идентичнсти Эрика Эриксона, теорией мотивации достижений Дэвида МакКлеланда, теорией фрустрации-агрессии Джона Долларда.

Социологию системного анализа, в частности взгляды Талкотта Парсонса ,Д. Аптер определяет как источники, оказавшие наиболее сильное воздействие на значительную группу компаративных разработок, проведенных на базе теории модернизации. Не менее значительная часть таких компаративных исследований, но проведенных не в социологическом, а политическом контексте, также была основана на системных сравнительных исследованиях. К числу последних Аптером отнесены разработки Сеймора Мартина Липсета, Филипа Селзника, Даниэля Белла, Артура Корнхаузера, Филипа Конверса, Ральфа Дарендорфа Мориса Яновица, Эдварда Шилса, Алана Турейна. Девелопментализм в лице теорий модернизации наследовал у институционализма его взаимосвязь с политической экономией и ее концептуальные подходы к рассмотрению вопросов, связанных с оценкой роли финансовых институтов, центральных банков, деловых кругов, институтов по решению проблем занятости в эволюции демократии.

Политическая экономия стала тем водоразделом, который определил различия в основных течениях девеопментализма. С точки зрения Аптера, именно критические теории капитализма и империализма, которые он определяет, как теории " альтернативной" политической экономии, обусловили теоретические и практические расхождения сторонников теорий модернизации и теорий обусловленности. Последние отнесены им к радикальному крылу девелопментальных компаративных исследований, предлагавших в качестве альтернативного пути социализм и политическое устройство на основе однопартийной системы, что рассматривалось как возможность преодоления фазы буржуазной демократии в развитии общества.

Основной недостаток обоих течений "новой" компаративной науки Аптер видит в редукционизме, стремлении свести политику к простому отражению экономических и социальных процессов, преуменьшению роли государства как политического института.

Возвращение в фокус компаративного анализа институтов политических систем различных стран, в сочетании с социально-экономическими проблемами развития не только стран так называемого третьего мира, но и стран Европы, ознаменовало новую фазу в развитии компаративной политической науки. Аптер определяет этот период как нео-институционализм, в соответствии с тем теоретико-методологическим подходом, который оказал особое влияние на компаративные исследования периода 70-х - 80-х годов ХХ века. 70-е годы явились своеобразным переходом от девелопментализма к нео-институционализму, характеризовавшемуся сочетанием исследовательских приоритетов традиционного институционализма и девелопментализма. Нео-институциональные идеи лежат в основе работ Роккана, Линза, Степана, Скокпола, относящихся к этому периоду. Элементы нео-институционального подхода Аптер видит в отдельных работах второй половины 60-х годов, авторами которых были Мор, Липсет, Роккан. К группе аналитиков, проводивших разработки на основе нео-институционального подхода в более поздние периоды, Аптер относит таких исследователей, как Дал, О` Доннел, Шмиттер, Уайтхед, Рушмейер, Стивенсы,Тэрроу, Липсет, Липхарт, Олсон, Хечтер, Бейтс, Лейтин, Розенблут, Прзеворски, Путнам и др.

Характеристика нео-институционализма дана Аптером, как с позиции рассмотрения изменений области проблематики в рамках нео-институционального компаративного анализа, с одной стороны, так и с точки зрения изменения сферы теории и методологии компаративных исследований, с другой. Характерно, что в качестве основного критерия развития сферы компаративной политической науки здесь выбран аспект преемственности, понимаемой как связь нового со старым, как перенос некоторых сторон старого в новое качество, обеспечивающие интегральность и целостность процесса развития сферы компаративного анализа.

Единую стержневую основу, обеспечивающую сходство и общность традиционного институционализма, девелопментализма и нового институционализма составила, по мнению Аптера, проблематика, связанная с анализом плюралистической демократии. С позиций нео-институционализма эта проблематика включала вопросы политического поведения, анализ изменения будущего политических партий и значимость этих изменений для государства, проблему определения соотношения " элита - демократизация", вопрос о государстве социального благоденствия по типу демократий скандинавских стран и другие. Центром компаративного анализа стало сопоставление политических партий, способов формирования коалиций, изменения общественных аттитьюдов, изменение роли элиты и бюрократического аппарата, а также самих политиков в условиях различных политических режимов.

Аптер устанавливает черты сходства и различия, существующие между девелопментализмом и нео-институционализмом. Различие состоит в особенностях понимания идеи роста и развития. Девелопментализм обосновывает необходимость роста и развития, как способов укрепления демократии. Нео-институционализм изучает пути и способы, используемые государством для противостояния негативным последствиям роста, включающих экологические проблемы, проблемы иммиграции, поляризации социальных слоев, роста экстремизма и другие.

Сходство девелопментализма и нео-институционализма Аптер видит в восприятии последним девелопментальной идеи "транзита" к демократии в качестве стержневой проблемы исследования. Тем не менее, связь нового и старого в рамках преемственности трактуется Аптером в этом случае не только, как переход отдельных моментов старого в новое качество, но прежде всего как процесс возникновения и накопления на этой основе нового. Именно с этих позиций Аптер показывает, что в нео-институционализме утвердились стратегии исследования этой проблемы, несколько отличающиеся от девелопментальных. Одна из них - более традиционная стратегия, предполагавшая широкое сопоставление на основе конкретного исторического материала данных о соответствующих процессах, происходивших в условиях транзита к демократии в различных странах мира, когда основной акцент делался на изучении становления государственности в рамках перехода к демократии. Другая аналитическая стратегия устанавливала акцент на связи индустриального капитализма и парламентской демократии, но при этом ориентировалась на изучение роли социального протеста и антигосударственной активности в целом в определении судеб демократии.

Критерий преемственности взят Аптером за основу и при анализе процесса развития сферы теории и методологии науки в период утверждения нео-институционального подхода. Здесь также фиксируется переплетение традиционного и нового подходов, соотношение которых в отдельных случаях трактуется Аптером, как имеющее противоположную структуру развития. Так, констатируя возобновление интереса к статистическим методам компаративного анализа при сравнении таких факторов движения к демократии, как развитие системы образования, темпы роста, урбанизация и других, Аптер отмечает присутствие в методологии компаративного анализа противоположного подхода, ориентированного на метод качественного, а не только количественного анализа в рамках исследования отдельных политических явлений < case studies>. В области теории компаративного анализа Аптер также отмечает возврат, но уже на новой основе, к теории рационального выбора <Rational Choice Theory: RCT>, в соответствии с которой были проведены нео-институциональные разработки Хетчера, Бейтса, Лейтина, Розенблута, Олсона, Прзеворски и других исследователей.

Противовес теории рационального выбора <RCT> составила теория политической культуры <Political Culture Theory: PCT>, также частично модифицированная теоретиками в соответствии с нео-институциональным компаративным подходом. Так, культуралистическое исследование Роберта Путнама, проведенное им в контексте сравнительного анализа региональной политики в современной Италии на основе сравнения специфических политик Севера и Юга, поставило в фокус компаративного анализа вопрос о влиянии наличия или отсутствия гражданских традиций на функционирование конкретных региональных политических структур и институтов, а также на выбор ими способов принятия политических решений. Подход Путнама представлял собой комбинацию идей теорий модернизации и отдельных институциональных исследовательских технологий, что выразилось в одновременном использовании и аналитических (качественных) и количественных форм анализа. Показательно при этом, что культуралистическая разработка Путнама задумана и выполнена в значительной степени в традициях институционализма.

Еще одним теоретическим источником нео-институционализма, подчеркивает Аптер, стало сохранившееся влияние политэкономических теорий, также используемых в сочетании с институциональным компаративным подходом. Характерным для нео-институционализма стал возврат к евроцентризму в проведении компаративных исследований, отличавшихся ориентацией на институциональные сравнения, проводимые на материале европейских стран и акцентом на исследовании деятельности политических партий в периоды изменений в сфере экономики, связанные с процессами европейской экономической интеграции, а также социально-экономическими процессами, сопровождавшими перемены в странах Восточной Европы и России и падение влияния социалистической демократии в странах Запада.

Определяя то новое, что привнес в компаративную науку нео-институционализм и его отличие от традиционного институционализма, Аптер указывает на его приверженность к применению метода экономического анализа при исследовании фискальной и монетаристской политики государств, банков, рыночных структур в рамках процесса глобализации. Нео-институционализм вместе с тем не лишен и локальной проблематики. Нео-институциональные исследования включают своей составной частью анализ изменений процедур законотворчества, трансформаций политического курса традиционных политических партий, влияния новых социальных структур и различных политических коалиций на государственную политику различных стран.

Отличительной особенностью нео-институционализма Аптер считает также большую, по сравнению с традиционным институционализмом, связь с социальной и политической теорией, а не с политической философией, что было свойственно последнему. Вторая отличительная черта - это более тесная связь нового институционализма с политической экономией. Общим же для старого и нового институционального подходов оставалась концентрация внимания на изучении государства, как самостоятельного института со своими специфическими потребностями и тенденциями развития, способного в зависимости от своей природы определять суть и содержание общественного устройства.

Оценивая в целом процесс развития компаративной науки во второй половине ХХ века, Аптер приходит к выводу о первичности изменения сферы проблематики и методологии компаративного анализа. Изменение фокуса компаративного анализа становилось основным фактором, определявшим возникновение новых концептуальных подходов. В свою очередь, вызванный этими изменениями переход к иным методологическим подходам, обусловливал перемены в использовании методов и операциональных стратегий исследования. Характерно, что Аптер акцентирует внимание на изменении всего лишь стилей компаративного анализа и, фактически, не анализирует вопрос о преобразованиях в сфере теории компаративной политической науки, не устанавливая здесь сколько-нибудь существенных изменений, которые подтверждали бы появление и сохранение качественно нового в процессе развития компаративной теории.

Актуальными для всех стилей компаративного анализа приходит к выводу Аптер, оставались следующие общие проблемы: применение компаративных методов исследования, определение соответствующих единиц компаративного анализа, использование теоретически обоснованных принципов и идей для разработки соответствующих гипотез, поиск технологий исследования, обеспечивающих достаточную базу для обоснованных выводов. Все новейшие направления в развитии современной компаративной науки, подчеркивает Аптер, отличает ориентация на использование многообразия эмпирических, функциональных, аналитических, количественных, статистических методов компаративного анализа в противовес традиционным дескриптивным методам сравнения, основанным на компаративных схемах типа: "страна - страна", "политический институт - политический институт" и т.п.

При всей специфике аналитической стратегии Д. Аптера, его подход к пониманию направленности развития компаративной политической науки показывает, что в рамках системного подхода современными аналитиками исследуется структура процесса развития изучаемого объекта и его субстрат, а также критерии (характеристики), определяющие ступени развития системы. В качестве субстрата выступает сфера теории, методологии и проблематики компаративных исследований. Преобразование субстрата рассматриваются как изменение системы. Оцениваются разнообразные изменения: крупные или незначительные; устойчивые или обратимые; универсальные или частные; сохраняющие способность к дальнейшему развитию или ведущие в "тупики"; повышающие или понижающие уровень организации и другие.

В трактовках эволюции компаративной науки можно выделить три аспекта системного понимания этого процесса:

Первый аспект. При анализе развития системы компаративного научного знания учитываются уровни организации системы или ступени прогрессивного развития. Для определения структурных уровней или ступеней повышения организации системы, как правило, используются следующие критерии высоты организации:

    • критерии усложнения, когда учитываются отношения степеней сложности и пластичности организации.

       

       

    • критерии прогресса, когда рассматриваются отношения старого и нового качества, низшего и высшего качества.

       

       

    • общий критерий степени целостности системы, когда свойства целостности раскрываются через понятие интеграции.

       

Второй аспект Системные исследования сферы компаративной науки содержат анализ организации субстрата развития, то есть того, что развивается.

Анализ организации субстрата развития означает, прежде всего, определение предпосылок (возможностей), имеющихся у сложившейся организации системы для ее дальнейшего развития. Главным критерием здесь становится способность системы к накоплению и развертыванию новых возможностей. При анализе организации субстрата развития определяется не только эволюционная перспективность системы, но и ограничения, запреты развития, что позволяет аналитикам показать, почему развитие системы идет именно в этом (прогресс или регресс), а не в ином направлении, и как возможна смена путей развития. Эта линия представлена в аналитической модели Аптера, но лишь в части, касающейся определения эволюционной перспективности анализируемого объекта.

Третий аспект. Системные исследования развития сферы теории и методологии компаративной науки включают в себя изучение структуры самого процесса развития системы - структуры процесса. В структуре процесса вычленяются элементы процесса и существующие между ними связи и зависимости. Под элементами структуры процесса понимаются либо отдельные "русла" процесса, либо элементарные изменения, например, элементарные изменения в рамках циклов развития в модели Аптера.

Отличительная черта модели Аптера - значительный акцент на изучении функциональных связей между установленными им элементами процесса, являющимися по сути своей выделенными моментами исторического развития системы.

Выделение моментов исторического развития системы, подразделение исторического процесса развития компаративной науки на качественно своеобразные стадии дало Д.Аптеру возможность исследовать изменяемость факторов в ходе исторического развития системы, определить особенность их действия на разных стадиях и этапах исторического процесса.

При системном анализе учитывается его многоуровневый характер. В качестве основных уровней организации развивающейся сферы компаративной науки аналитиками определяются следующие: сфера проблематики, сфера методологии, область теории. Д.Аптер, в частности, разграничивает элементарные изменения и целостные процессы в пределах основных уровней организации системы, что позволяет ему не только показать объективно существующую иерархичность анализируемой системы, но помогает раскрыть взаимосвязь основных уровней организации системы в едином процессе исторического ее развития.

Именно такая логика приводит Аптера к выводу о том, что целостные процессы на уровне методологии, связанные с возникновением тех или иных компаративных подходов, строятся из элементарных актов смещения фокуса компаративного анализа, происходящих на предыдущем уровне (в сфере проблематики) под влиянием конкретно-исторических условий развития компаративной науки. Аптер показывает интегральный характер этого развития: оно выступает как историческая связь, система изменений.

Таким образом, системный подход позволяет исследователям зафиксировать структурность процесса развития сферы компаративной науки, а именно его многоступенчатость, иерархичность, разнонаправленность. В рассмотренной выше трактовке присутствует свой особый подход к выбору критериев развития системы. Тем не менее, какой бы ни была исследовательская стратегия, системный подход сам по себе позволяет прийти к общему пониманию эволюции системы компаративного научного знания не как просто потока изменений, а прежде всего, как исторической связи, системы изменений.

Историческое развитие сферы компаративной науки понимается как сложный процесс, и в смысле организованного множества ступеней, циклов, фаз, сторон, факторов развития, так и в смысле целостности изменений самой макросистемы, состоящей из многообразия этих микро-структурных уровней. Общим для всех трактовок является суждение о развертывании во второй половине ХХ века динамичных изменений на макро- структурных уровнях: в сфере проблематики и методологии компаративной науки. Существенных изменений, связанных с появлением качественно нового на уровне теории, ни одним аналитиком не фиксируется.

В фокусе системного анализа проблем развития компаративного научного знания находится исследование проблемы возникновения качественно нового в сфере проблематики, теории и методологии науки. Рассмотрение серии преобразований в системе компаративной науки включает изучение не только аспектов, связанных с возникновением нового и его удержанием, но и с изменением старого, накоплением новообразований с соответствующей их коррекцией, что отличает и исследовательскую стратегию, Аптера.

В научном анализе возникновения качественно нового в процессе исторического развития компаративного знания, основанного на системном подходе, особое внимание обращается на осмысление общих факторов образования нового качества, к которым относятся:

    1. организация субстрата развития и внутренние предпосылки, скрытые в существующей организации системы (структурный аспект)

       

       

    2. преемственность организации, как фактор исторического становления системы компаративного знания

       

       

    3. принципы функциональной организации системы (функциональный аспект)

       

Для Д. Аптера анализ характеристик субстрата развития имеет немаловажное значение. Особенность его подхода состоит в том, что здесь исследуются прежде всего внешние взаимосвязи субструктур системы (теории, методологии, проблематики), и уже во вторую очередь изучаются возможности, скрытые в уже существующей организации, или иначе говоря - воздействие предшествующих состояний системы на ход последующего развития.

Исследование организации субстрата развития имеет важное методологическое значение для объяснения возникновения качественно нового. Способы воздействия структуры на процесс становления качественно нового могут быть разнообразны. Это может быть перекомбинация существующих исходных элементов в пределах субструктур системы. Еще один способ - добавление новых компонентов к элементам исходной структуры или к структуре в целом, означающее оснащение системы новыми субструктурами с новыми функциями. Но прежде всего возникновение новых свойств системы связано с изменением взаимосвязей элементов структуры, характера взаимодействия элементарных субструктур.

Неогенез, то есть процесс возникновения новых уровней в результате взаимодействия элементарных субструктур - общая основа системного анализа развития компаративного научного знания. Подход, основанный на понимании нового уровня организации системы, как возникающего в результате появления новых взаимосвязей, в рамках которых реинтерпретируются элементы структуры и взаимосвязи прежнего уровня, последовательно реализуется в исследовательской стратегии Аптера.

Вторым важнейшим общим фактором становления нового, рассматриваемым в рамках системного анализа развития компаративного научного знания, выступает преемственность структурной организации при переходе от одного конкретно-исторического уровня к другому. Действие этого фактора последовательно исследуется в модели Аптера. Согласно его модели, новообразования каждой последующей ступени возникают не посредством замены или абсолютного разрушения свойств, доминирующих на предыдущей ступени развития, а на основе их сохранения и преобразования. Поступательный ход развития научного знания понимается им, как появление у развивающейся системы новых элементов, структуры и функций.

Вместе с тем, Аптер исходит из того, что вхождение в новое качество отношений на каждой, более высокой ступени организации системы сопровождается более или менее глубоким изменением старых элементов, свойств и отношений, их подчинением новым взаимосвязям и свойствам. В соответствии с таким подходом предполагается, что переход к новому качеству или новой ступени развития происходит на основе сохранения и существенного преобразования достигнутого на предыдущей ступени развития.

И, наконец, третье. Не менее важное место в системном анализе проблемы становления нового качества компаративного научного знания занимает изучение такого фактора, как изменение принципов функциональной организации развивающейся системы. Ввиду здесь имеется процесс становления и изменения самих функций системы, приводящий в итоге не только к изменению качества функционирования системы, но и к образованию новых структур системы.

Аптер уделяет большое внимание изучению этого третьего фактора образования нового качества системы компаративного научного знания. Он исходит из того, что функциональность является наиболее существенной стороной организации системы, поскольку функция организует систему, а становление функции является главным в сохранении целого.

Отличительная особенность подхода Аптера состоит в том, что для него наряду с субстратными характеристиками исходной структуры (например, институционального компаративного знания) большую роль в возникновении новой системы играет функционирование компонентов исходной системы в разнообразных конкретно-исторических условиях развития компаративной политической науки. Стратегия Аптера основана на раскрытии функциональных способов возникновения новых структур в системе компаративного знания. Таким способом возникновения нового у него предстает смена функций субструктур и системы в целом, вызываемые изменением конкретно-исторических условий, в которых происходит развитие системы.

Таким образом, образование нового в историческом развитии компаративного научного знания в соответствии с системным подходом связывается, во-первых, с перестройкой структуры системы, накоплением здесь нового комплекса элементов и преобразованием субстрата структуры. Во-вторых, весьма существенное каузальное значение для системного понимания процесса становления нового качества имеют функциональные характеристики развивающейся системы научного знания. В-третьих, в качестве фактора становления нового рассматриваются преемственность, как внутренняя основа, которая обусловливает интегральность, целостность и направленность процесса, рассматриваемого как некоторая совокупность изменений.

Мы видим, что зарубежные аналитики склоняются к мнению об отсутствии существенных качественных новообразований прежде всего в такой важной субструктуре системы компаративного научного знания, как сфера теории. Разделяя во многом эту точку зрения, полагаем, что в рамках анализируемого периода процессы изменения в основных субструктурах системы и их взаимосвязях не имели результатом возникновение качественно нового уровня развития системы. Поэтому, с нашей точки зрения, слишком преждевременным было бы заключение о переходе системы компаративной науки к новому качеству и новой ступени развития.

На наш взгляд, в разные периоды развития, новообразования, затрагивавшие разнообразные количественные и качественные параметры системы протекали либо более быстро и скачкообразно (50-60-е годы) или медленно и постепенно (последняя четверть ХХ века). Ту же динамику имели процессы, связанные с возникновением нового и изменением старого. Накопление новообразований шло, прежде всего, в сфере методологии и проблематики компаративной науки, вызывавших возникновение нового качества этих субструктур и их модификацию. Иными словами во второй половине ХХ века в области компаративной политической науки наблюдалось устойчивое развитие, выражавшееся в накоплении новых признаков в пределах наличного уровня организации научного знания.

 

Литература:

  1. здесь и далее: Apter D., Comparative Politics, Old and New // The Handbook of Political Science.-1996.-P.374 -389.
  2. Opt. cit. P.374 - 375.
  3. Opt. cit. P. 374, 380.
  4. Modernization theorists: Gabriel Almond, Samuel Hantington, David Apter, Lusian Pye, Myron Weiner, Leonard Binder, Edward Shils, Talcott Parsons etc.
  5. Dependency theorists: Paul Baran and Andre Gundar Frank,Perry Anderson and Eric Hobsbaum, David Kitching, Colin Leys and Benedict Anderson etc.
  6. Max Weber, Emile Durkheim, George Simmel, Vilfredo Pareto, George Ostrogorski, Roberto Michels,Robert Redfeld, B. Malinowski, A.R. Radclife-Brown, E. E.Evans-Pritchard, Claude Levi-Straiss, etc.
  7. Erikson, E. Identity. -New York: Norton,1968; McCleland, D.C. The Achieving Society.- Princeton,N. J.: Van Nostrand, 1961; Dollard, J. Frustration and Agression.- New Haven, Conn.: Yale University Press, 1939.
  8. Seymor Martin Lipset, Philip Selznikc, Daniel Bell, Arthur Cornhauser, Philip Cnvers, Ralf Dahrendorf, Morris Janowitz, Edward Shils, Alan Touraine etc.
  9. Rokkan, Linz, Stepan, Skocpol, Moore, Lipset, Dahl, Dogan, OўDonnel, Schmitter, Whitehead, Rueshchemeyer, Stephens and Stephens Tarrow, Lipset, Lijphart, Olson, Heachter, Bates, Laitin, Rostnbluth, Przeworski, Putnam etc
  10. Putnam, R. Making Democracy Work: Civic Traditions In Modern Italy.- Princeton, N. J.: Princeton University Press.-1993
 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку