CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Современная компаративная политическая теория: системный анализ Г. Экстейна,Т.В.Мусиенко

Т.В.Мусиенко,
кандидат исторических наук

Современная компаративная политическая теория: системный анализ Г.Экстейна

 

Важнейшим событием, определившим во многом концепцию развития компаративной науки во второй половине ХХ века и организацию деятельности научного сообщества в указанном секторе политической науки, стал Межуниверситетский научно-исследовательский семинар по проблемам компаративной политики, проведенный по инициативе Роя Макридиса в Северо-Западном университете в июле 1952 года (США)[*]. Семинар проходил под эгидой Совета по осуществлению исследований в области социальных наук (SSRC)[**], игравшего в тот период времени роль основного генератора всех исследований, осуществляемых в области политической науки. Идея проведения серии межуниверситетских семинаров состояла в том, чтобы объединить силы небольших научных групп различных университетских центров в так называемую "Северо-Западную группу", созданную с целью разработки конструктивной программы развития компаративной политики как научной дисциплины. В состав группы вошли наиболее активные участники семинара, стремившиеся к фундаментальной реконструкции данной области политических исследований: Сэмюэль Бэйер, Карл Дейч, Роберт Уорд, Джордж Блэнкстин, Кеннет Томпсон, Ричард Кокс и другие[*]. Советом был образован Комитет по компаративной политике[**], ставший основным генератором научной и интеллектуальной мысли по определению основных направлений и теоретических основ научных исследований в этой сфере науки. Маккридис, ставший первым председателем Комитета, был сменен на этом посту Габриэлем Алмондом, а в последствии и другими членами Комитета.

Смысл нового подхода Совета (SSRC) к организации сравнительных политических исследований заключался не столько в стремлении спланировать в рамках определенного периода времени серию научно-практических встреч и конференций с участием специалистов в области компаративной политики, сколько в намерении воспользоваться этими организационными формами для проведения широкой дискуссии об общем положении и направлениях развития компаративной науки.

Дискуссия проводилась на основе обсуждения Меморандума о состоянии компаративной политической науки. Результаты дискуссии и материалы докладов легли в основу научно-обоснованных решений Совета (SSRC) об использовании имеющегося научного потенциала и ресурсов в целях изменения положения компаративной науки в системе политических наук. Решения, принятые этой организацией в начале 50-х годов, определили общую атмосферу, характер и направления развития компаративистики на последующие десятилетия.

Отличительной чертой нового этапа в истории компаративистики, характеризующегося несомненным влиянием подходов, установленных SSRС, стало развитие науки в направлении расширения сферы теоретического осмысления компаративной политики. Субъективные факторы и условия развития компаративной науки, игравшие немалую роль в послевоенное десятилетие, определили приоритеты научного поиска видных теоретиков компаративной политики этого периода.

К их числу относится Гарри Экстейн - один из немногих теоретиков политической науки, сказавший свое веское слово в компаративистике прежде всего как эксперт по разработке самостоятельных независимых теорий. Он вошел в историю компаративной науки как создатель целого ряда собственных компаративных теорий (теория политической стабильности или теория конгруэнтности, теория стандартов властного управления, теория авторитарной политической культуры и др)[*].

Весом вклад Экстейна в развитие философии науки, в частности, в разработку таких проблем, как структура толкования и объяснения причинности. Несомненна его роль в развитии методологии науки, таких проблем, как методика создания исследовательского проекта, каузальных моделей исследования; проблем, связанных с обеспечением надежности и валидности компаративных исследований. Столь же весом его вклад в развитие политической теории[1].

Творческий путь и наследие Экстейна - яркая иллюстрация общей ориентации ученых того периода времени на установление в компаративной науке приоритета теории. Стремление к созданию своего рода мета-теории (теории о самой теории, о том, как создавать теорию), а не собственно самостоятельный компаративной политической теории, стало той общей позицией, которая длительное время объединила многих исследователей, идеологические и теоретические позиции которых во многом определил прошедший в Северо-Западном университете (США) в июле 1952 года семинар, концептуально определивший установку на разработку супер-теории, как основы развития компаративной политической науки.

Теоретик, рассматривая полувековой период развития компаративной теории, оценивает его как "борьбу парадигм". К основным претендентам на гегемонию в сфере теории компаративной науки в разные периоды времени Экстейн относит следующие теоретико-методологичесие подходы: структурно-функциональный анализ, теорию элит, теорию групп, классовую теорию, теорию политической культуры и теорию рационального выбора. В качестве доминирующего противоречия он определяет противостояние эмпирической и институциональной парадигм, проявившееся в борьбе идей и гипотез теорий политической культуры и теорий рационального выбора. Теоретик при этом высказывает предположение о возможной неизбежности противостояния парадигм в сфере теории, допуская, что оно может служить целям дальнейшего развития теоретического осмысления политики[2].

Ключевыми проблемами, определившими пути развития компаративной науки, всегда остались проблемы установления динамики развития сферы компаративной теории и методологии науки[*]. С вопросом о том, что отнести к сфере компаративного исследования и как разрабатывать теории для проведения соответствующих изысканий, во многом связаны трасформационные изменения, коснувшиеся компаративной политической науки в период после окончания второй мировой войны. Пожалуй, центральным здесь всегда оставался вопрос об определении сферы компаративной науки, решение которого и определяло пути развития теории и методологии науки.

Оценивая состояние компаративной науки конца 40-х - начала 50-х годов Г.Экстейн указывает на основные недостатки и, соответственно, способы их преодоления, определившие пути развития компаративистики[3]. Во-первых, компаративные исследования этого периода были, по сути, далеки от того, чтобы называться сравнительными разработками. Специалисты в этой области научного анализа оставались экспертами по отдельным странам и только. Серьезных исследований по сравнительному анализу различных стран, а тем более соответствующих обобщений, за редким исключением, не проводилось. Таким исключением обычно была лишь одна проблематика - изучение различий в конституционном устройстве отдельных стран, перечень которых, как правило, ограничивался Великобританией, Францией, Германией, и в некоторых случаях - Советским Союзом или какой-либо европейской страной, на-пример, Италией. Задача состояла в переориентации компаративных исследований на выявление в ходе сравнительного анализа, главным образом, общих проблем функционирования политических систем, что означало подчинение отдельного - общему, а в конечном счете, выход на более высокий уровень обобщений.

Второй отличительной чертой компаративистики рубежа 40-50-х гг. подчеркивал Экстейн, была узость и ограниченность исследовательских разработок, что проявлялось не только в регионально-локальном характере исследований (изучались преимущественно западно-европейские политические системы), но и в их хронологической ограниченности (исследовался преимущественно новейший период истории этих стран). Компаративные исследования традиционно сохраняли форму "региональных исследований" (area studies). Такое положение вызывало необходимость переориентировать компаративные разработки на изучение всех политических систем, независимо от их местоположения и исторических рамок существования. Предполагалось, что расширение географической и хронологической шкалы исследования всей совокупности политических систем должно стать основным источником информации для последующих теоретических обобщений в сфере компаративной науки.

Область компаративной науки этого периода, по мнению Экстейна, имела еще одну характеристику - исследования не имели должной теоретической глубины, ни в смысле направленности на изучение более общих проблем функционированием политических систем, ни с точки зрения опоры на какие-либо общетеоретические основы, обеспечивающие ему необходимый уровень стройности и последовательности в проведении научных изысканий. Если и предпринимались попытки опоры на какую-либо конкретную теорию, то выбор здесь был невелик. В качестве таковой преобладал так называемый формальный легализм[*] - формально-правовой подход, суть которого состояла в выдвижении идеи о том, что все политические процессы имеют своим исходным основанием либо конституционное устройство страны, либо механизм государственного управления. В то же время, это был период, когда в области теории и методологии другие социальные науки имели возможность выбирать новые пути своего дальнейшего развития: либо путь с опорой на некую гранд-теорию, на статус которой с полным правом претендовали теоретические разработки Парсонса и структурно-функциональный метод в социальном анализе, либо движение по пути эклектических теорий меньшего, по сути среднего масштаба. Предпосылки для компаративных теоретических изысканий создавались и в сфере философии науки, которая представляла социальной науке возможность переосмысления и восприятия идей логического позитивизма, операционализма, методов экспериментального опроса и других.

Характерной особенностью компаративный науки рубежа 40-50-х годов, по мнению Экстейна, оставалась ее статичность. Но наука испытывала потребность в теориях и гипотезах, учитывающих динамику политических процессов, их изменение и развитие. Социология с ее традициями в области теории развития[*] в определенном смысле могла стать источником идей и теоретических гипотез такого рода.

В начале 50-х годов наука испытывала потребность в расширении и углублении сферы исследований. Расширение горизонтального среза предполагалось проводить за счет включения в область компаративных исследований всех аспектов политики без каких-либо ограничений (географических и т.п.) . Глубина сферы компаративной науки на вертикальном срезе должна была обеспечиваться развитием исторического и общетеоретического подходов, применительно к специфике компаративных исследований.

В основе характеристики послевоенного этапа развития компаративной науки Экстейна - четыре основных критерия: объем изучаемого эмпирического материала и степень его обобщения, широта локального (регионального, географического) и глубина исторического (хронологического) среза, уровень и глубина теоретической базы исследования, степень раскрытия динамики политических изменений и развития политических процессов. Общим для всех перечисленных параметров является то, что они служат измерениями широты и глубины сферы компаративной науки. Модель анализа, примененная Экстейном к исследованию развития дисциплины в целом, интересна и с точки зрения возможности использования перечисленных критериев для разработки типологической схемы анализа отдельных компаративных исследований. Следует при этом иметь ввиду, что в фокусе аналитической модели Экстейна - прежде всего теоретическое содержание сферы компаративной науки исследуемого периода. Методология большей частью выведена теоретиком за рамки проводимого им анализа[4].

Динамика становления компаративной науки рассматривается Экстейном через призму осмысления процесса изменения сферы ее теории и методологии[*]. В фокусе внимания оказывается такой параметр, как широта сферы компаративного научного знания[**]. Расширение или сужение сферы компаративного анализа рассматривается, как индикатор происходящих изменений на горизонтальном срезе.

Экстейн, предусмотрел в своей аналитической модели еще одно измерение - уже на вертикальном срезе сферы теории и методологии. К таким измерениям он относит ее глубину[***]. Кроме того, Экстейн ставит вопрос о выработке критериев для определения того, следует ли отнести выявленное изменение к прогрессивным или оно представляет собой лишь изменение, не более. Абстрактным критерием прогресса, по его мнению, может считаться некоторый идеальный уровень глубины и широты сферы теории и методологии науки. Под определением "идеальный" ученый понимает, во-первых, способность теории обеспечивать проникновение за пределы поверхностных явлений вглубь до максимального уровня понимания реальной действительности, во-вторых, то, что теория должна быть всецело унифицированной, в-третьих, ее способность к прогнозированию, в-четвертых, точность, в-пятых, истинность. Говорить о прогрессе в развитии сферы компаративистики, считает Экстейн можно тогда, когда в компаративном анализе обеспечивается достаточная глубина проникновения в исторические корни политики, и устанавливаются траектории, связующие прошлое и настоящее. Прогресс также очевиден, когда сфера компаративного анализа расширяется за счет включения в нее всего многообразия политических отношений и стандартов политического правления различных обществ с целью установления всеобщих тенденций[5].

Экстейн достаточно ясно идентифицирует процесс трансформации представлений от идеальной теории периода начала 50-х годов к современному видению компаративной теории. Начало 50-х ознаменовано ориентацией на создание скорее мета-теории (теории о том, как создавать теории или теоретические подходы), чем собственно компаративной теории. За полувековой период противоборства целого ряда парадигм, претендовавших на статус универсальной теории, компаративная наука вновь вернулась в состояние господства узкомасштабных концептуальных схем периода формального институционализма, что Экстейн квалифицирует как несомненный регресс. Определяя свои субъективные взгляды в отношении вопроса об оптимальном уровне теоретического компаративного знания, ученый подчеркивает, что всегда оставался на позиции следования теории среднего ранга. В противостоянии парадигм, (теория культуры против утилитарной теории рационального выбора) Экстейн отдает приоритет культуралистическим подходам и идее культуры, как основы социальной теории[6].

К прогрессивным направлениям углубления сферы компаративной науки Экстейн относит движение к исторической компаративистике[7]. Историзм, отличавший классическую компаративную науку I половины века, получил развитие в 50-60-е годы. Историзм большей части компаративных исследований конца 40-х начала 50-х годов ограничивался рамками институциональной истории, акцентом на истории формально-правовых институтов. В последующие десятилетия исследовательские разработки были ориентированы на разработку эмпирически обоснованных теорий, базирующихся на использовании более глубоких исторических параметров - широком привлечении исторических данных.

Экстейн выявляет три ведущих тенденции, характеризовавшие реализацию исторического подхода в сфере компаративной политической науки в 50-70-е годы. Первая тенденция представлена довелопментальными исследованиями, открывшими компаративной науке такие исторические измерения, как категория процесса и проблема политического развития. Под развитием понимался эволюционной процесс, в рамках которого общества и соответствующие им политические системы проходят определенные стадии развития. Понимание истории как развития стало преобладающей характеристикой компаративных разработок 60-70 годов. Под влиянием Комитета (SSRC) и Принсетонской школы исследований в области Политического развития[*], утвердивших историческую проблематику политического развития в качестве базовой темы компаративных исследований этого периода, появились фундаментальные компаративные разработки, выполненные в самых широких хронологических рамках. К этой категории Экстейн относит исследования Хантингтона[**].

В этот же период намечается и укрепляет позиции еще одна тенденция в развитии исторической компаративности, представленная широкомасштабными компаративными историческими исследованиями отдельно взятой проблемы. К таким разработкам Экстейн относит исследования Баррингтона Моора, Чарльза Тайлли и другие[***].

Третья тенденция, отразившая исторического подхода проникновение в компаративную теорию, представлена в разработках Липсета, Алмонда и Вербa[****] c их гипотезой о постепенности, поступательном характере изменений в процессе исторического развития. В этих исследованиях был сделан значительный акцент на изучении исторических тенденций, как важного параметра для понимания исторического процесса в целом.

Существовала еще одна тенденция, представленная антропологическим подходом. В работах Мейера Форстерса, Люси Майер, Ллойда Фалерса[*] аспект политического развития раскрывался через призму гипотезы о переходе элементарных форм социально-политических отношений в систему отношений развитых обществ и рассмотрении их в качестве сущностных.

90-е годы Экстейн характеризует как отход от основанных на историческом подходе углубленных компаративных исследований и теорий политического развития. Иллюстрациями забвения историзма в компаративных исследованиях, по его мнению, являются новейшая литература по проблемам транзита авторитарных обществ к демократии, с одной стороны, и исследования, выполненные в стиле нового исторического институционализма, с другой. Одну из главных причин, обусловивших воздействие этой тенденции, теоретик видит в распространении доминирующего влияния методологических технологий социологических опросов, неприменимых для исторических сопоставлений. Отказ от историзма причисляется исследователем к регрессивным тенденциям в развитии сферы компаративной науки.

При всей значимости глубинных трансформаций сферы компаративной науки, еще большее значение, считает Энтейн, имеет оптимальный диапазон такого измерения, как широта области компаративных исследований. Понятие "широта" означает здесь совокупность, круг тех социальных явлений, которые охватывает сфера компаративной науки).

Определение границ компаративной науки Экстейн относит к важнейшим изменениям в сфере теории и методологии второй половины XX века. Ученый указывает на незавершенность и неоднозначность этого процесса. К прогрессивным он относит тенденцию к расширению области компаративного анализа, наметившуюся с начала 50-х годов. Смысл происходящего в этой сфере означал прежде всего пересмотр самой концепции политического, как предмета анализа. Был осуществлен переход от конвенциональной (традиционной) концепции, включавшей в область политики лишь политические институты и процессы к неконвенциональной концепции политического, расширявшей базу компаративного политического анализа за счет включения в сферу исследования иных аспектов политики, в том числе и взаимоотношения, складывающие между политическими институтами.

Суть первого взгляда на политику составил системный подход с его концепцией политики, как некоторой совокупности компонентов политики - своеобразных элементарных микрочастиц, составляющих политические макроструктуры. Компаративная политическая наука стала мыслится полноценной наукой лишь в случае включения политических микрофеноменов в сферу сравнительного анализа и преодоления былой его односторонности, ориентированности на изучение преимущественно формальных организаций (государственных структур и политических процессов), как единственных компонентов политики. Новая компаративная наука оценивала такой подход как упрощение, стремление ограничить компаративный анализ поверхностными явлениями, скрывающими более глубинные области политической реальности.

Экстейн указывает, что идентификация таких элементарных политических единиц осуществлялась в указанный период на базе различных теоретических подходов. Общим же результатом стало понимание, что единицей компаративного анализа должен быть не индивид как таковой, а скорее взаимодействие и взаимоотношение агентов политики. Новая концепция политики, как состоящей из элементарных блоков и их взаимодействия, представляла сферу политики своеобразным полем взаимодействующих сил - по аналогии с корпускулярными теориями природы физических явлений. Истоки неконвенциональной концепции политики, утверждавшейся в сфере теории и методологии компаративной науки в 50-60-е годы, Экстейн видит во взглядах Бентли[*] и его идее о группе, как основной политической единице, но не в традиционном понимании ее как объекта политического давления, а как совокупности взаимодействующих сил и результатов политического взаимодействия.

В 50-60-е годы в рамках неконвенциональной концепции политики велись исследования, основанные на таких подходах, как теория власти элиты, теория групповых интересов, занимавших центральное место в сфере компаративной науки этого периода. Тем не менее уже в 60-е годы наметилась тенденция к отходу компаративного анализа от этих теоретических подходов, результатом чего стал постепенный возврат к более узкому пониманию политики, как ограниченного конституциональными рамками сектора жизнедеятельности общества. Считая, что теории групп, теории элит излишне расширили концептуальное понимание сферы политики, Экстейн критически оценивает другую крайность - возврат к конвенциональной концепции, ограничивающей сферу компаративного анализа формально-институциональным контекстом[8].

Перспективы развития компаративной политической науки Г.Экстейн связывает, в первую очередь, с трансформационными изменениями сферы теоретического компаративного знания. Ключевыми в этом смысле должны стать следующие направления: во-первых, проведение политических компаративных исследований на системном уровне, то есть системное исследование политики на макро- и микро-уровнях, во-вторых, углубление сферы компаративных исследований на основе формирования кумулятивной теории и универсализации категориального инструментария, а также языка компаративной теории, с одной стороны, и обеспечение исторической глубины исследования, с другой, в-третьих, расширение сферы компаративного анализа за счет включения социально-политической проблематики , и прежде всего вопросов связанных с социальными аспектами осуществления политической власти, реализацией политического влияния и властных полномочий.

Г.Экстейн считает, что принципиальным для обеспечения прогресса в сфере компаративного теоретического знания является проведение сравнительных исследований, направленных на изучение прежде всего общетеоретических проблем, связанных с сопоставлением типов государственного устройства и форм правления различных стран независимо от конкретных пространственных или временных характеристик изучаемых государств. Именно такие сравнительные исследования Экстейн называет макро-политическими - исследованиями политики в широком смысле слова. Экстейн разграничивает макро- и микро- политику. К микрокомпонентам политической системы Экстейн относит прежде всего индивидуумов, а единицей микро-политического анализа становится, таким образом, отдельно взятая личность - человек и политические отношения, в которые он вступает в мире политики. Политическая макросистема включает в себя и другие микрокомпоненты: организованные и неорганизованные группы, массы, участвующие в различных формах социальной активности. Оптимальным, с точки зрения Экстейна, является подразделение компаративных исследований на макро- и микро-политические, но с учетом реально существующей тесной взаимосвязи структурных уровней исследуемой системы.

Ко второму важному и перспективному направлению Экстейн относит углубление сферы теории компаративной науки на основе разработки универсальной теории, а также обеспечение исторической глубины компаративных исследований. Преодоление противостояния концептуальных парадигм и создание кумулятивной компаративной теории, аккумулирующей все многообразие концепций в некую упорядоченную совокупность - в этом Экстейн видит конструктивный путь дальнейшего и прогрессивного развития сферы компаративной политической науки. Этот путь предполагает не столько создание единого универсального теоретического языка, необходимого для выдвижения тех или иных гипотез, сколько предполагает накопление и обобщение разнообразного эмпирического материала о проблемах, возникающих в сфере политики на макро-политическом уровне, преодоление на этой основе эклектизма концептуальных языков и возникновение единого, понятного и специфического концептуального компаративного стиля.

Оценивая современное состояние сферы компаративной теории, как противостояние двух основных теоретических подходов ( теории политической культуры и теории рационального выбора), Экстейн приходит к выводу, что ни один из них не может считаться теорией в полном смысле слова. По его мнению - это всего лишь разновидности того или иного концептуального языка, составляющие специфический категориальный аппарат исследования. Будущее он видит за кумулятивной теорией. Создание такой общей теории видится ему через выдвижение гипотез малого масштаба с последующей их проверкой, предполагающей проведение сравнительного анализа на основе широкого и многообразного эмпирического материала. Следующим шагом на этом пути должна быть систематизация, упорядочение тем или иным образом совокупности гипотез, подтвержденных практикой исследования, в группу гипотез более высокого уровня, на базе которой могут выдвигаться новые гипотезы[9]. Создание кумулятивной теории Экстейн рассматривает в качестве одного из важнейших направлений углубления сферы компаративной науки.

Сложившиеся же разнообразные и достаточно обширные по охвату сделанных обобщений теоретические подходы способны выполнять, указывает Экстейн, в процессе теоретизирования лишь роль своеобразных исследовательских программ, проектов компаративного исследования по той или иной проблеме. Первая ступень в такой программе - разработка на основе определенного теоретического подхода соответствующих гипотез, содержащих те или иные базовые предположения относительно исследуемых процессов и явлений. Вторая ступень - создание на базе сформулированных гипотез некоторой конкретной мета-теоретической системы с определенным категориальным аппаратом, устанавливающим рамки для разработки новых гипотез. Третья ступень -

исследование реальных явлений, но отнюдь не разработка концептуальных категорий, являющихся лишь средством для изучения конкретного исторического опыта функционирования сферы политики.

Заслуживает внимания замечание Экстейна о возможности использования при разработке кумулятивной теории концептуального языка существующих широких теоретических подходов. Строгое следование единственному концептуальному языку еще не означает, по его мнению, приверженности единой теории. При использовании нескольких концептуальных стилей исследования, предупреждает Экстейн, следует избегать опасности смешения концептуального аппарата с самой теорией и ее идеологией.

Разработка универсальной кумулятивной теории, как это понимает Экстейн, является не единственным средством углубления сферы теории компаративной политической науки. Столь же значимым здесь для него представляется обеспечение исторической глубины исследований. Углубление сферы теории компаративной науки на основе реализации исторического подхода в рамках проводимых сравнительных исследований предполагается осуществлять с учетом разработанной Экстейном типологизации, устанавливающей исторические типы обществ. В типологизации Экстейна учтен вариант выдвинутой ранее более общей идеи о конгруэнтности (соответствии) социального и государственного устройств общества. Суть данной версии идеи конгруэнтности Экстейна состоит в утверждении, что характер социальной структуры, ( а именно социальные взаимосвязи, определяющие тип государственного устройства, тип социальной стратификации и специфика направленности социальной активности) - существенно ограничивает вариантность политических систем, складывающихся в том или ином обществе. Соответственно, в истории западной цивилизации Экстейном выделяется пять основных исторических типов обществ, а именно: первобытный, традиционный, современный, симбиотический, представляющий собой переплетение элементов традиционного и современного типов общественного устройства, и переходный тип, к которому относятся общества, претерпевающие быстрое и направленное в рамках курса проводимой политики движение от одного типа общества к другому.

По мысли Экстейна, единственный общий тип политического устройства связан только с первыми двумя социальными типами общественного устройства, обозначенными в его типологизации как первобытное и традиционное общества. Всем остальным социальным типам соответствует не единственный, а два альтернативных типа политического устройства. Для симбиотических обществ - это автократическая и репрезентативная олигархия, для современных обществ - народная демократия и тоталитарное правление. Транзициональным обществам соответствуют революционный и охранительный типы государственного устройства.

Экстейн склонен полагать, что в каждом случае должны идентифицироваться характерные особенности указанных типов политического устройства, выявление которых должно осуществляться с помощью одинаковых измерений. Научный проект Экстейна по развитию исторической компаративистики ориентирован, как на разработку исторических типологизаций политических систем, так и на установление взаимосвязи социального и политического типов общественного устройства.

Вторая особенность проекта Экстейна по развитию теоретической сферы компаративной политической науки на основе реализации исторического подхода заключается в разработке тезиса о том, что все исторические типы переплетены друг с другом и представлены в современном мире. Соответственно, адекватное осмысление современного мира невозможно без понимания всего спектра исторических типов государственного и социального устройства. Ключевой момент здесь заключается в утверждении, что современный кросс-секторальный мир соотносится и становится более понятным, если рассматривать его, как мир, имеющий продольное исторической сечение.

Третий важный момент в проекте Экстейна представлен тезисом о том, что сами типы социального и политического устройства представляют собой стадии эволюционного (или девелопментального ряда) - они возникают в соответствии с определенной временной, т.е. хронологической зависимостью, следуя некоторой специфической исторической траектории. Этот аспект проекта Экстейна представлен двумя ключевыми моментами. Один из них состоит в ориентации исследований на изучение содержания процесса политического развития, а также путей модернизации политического устройства общества, с одной стороны, и объяснение сути девелопментальной теории, как базовой основы объяснения политических процессов, используемой современными социальными науками, с другой. Экстейн исходит в своих гипотезах из того , что такая теория при определенных условиях способна раскрыть суть процесса политического развития, благодаря прежде всего тому, что устанавливает социальное и политическое устройство конкретного общества на одну общую траекторию развития. Такая локализация типа политического устройства на данной траектории позволяет, по мнению Экстейна, определить исторический этап развития данного общества, что делает возможным прогнозирование путей дальнейшего его развития. Девелопментальная теория или ее аналоги рассматриваются Экстейном в качестве основного условия, обеспечивающего, как понимание динамики развития современного мира политики, так и определение роли, которую играет в это мире политическое устройство общества[10].

Получение достоверных исторических данных для разработки на этой основе соответствующей теории Экстейн относит к одной из нерешенных проблем в сфере социальных наук. В качестве конкретных методик и технологий сбора исторических данных, обеспечивающих получение информации, необходимой для разработки компаративной теории, Экстейн называет метод компаративного контент-анализа, включающий использование таких источников, как исторические романы, политические автобиографии и воспоминания видных политических деятелей.

Перспективы углубления сферы компаративной науки на основе развития ее теоретического потенциала Экстейн видит прежде всего в отказе от теорий, отражающих и слишком узкий подход к пониманию сферы компаративной науки, так и излишне расширенное ее истолкование. Компаративные политические исследования, основанные на теориях элит, групп и подобных им, по мнению Экстейна, определили тенденцию к излишнему расширению сферы компаративной науки и отсутствию в ней необходимого фокуса, обеспечивающего сбалансированность самой сферы исследования. Возврат же к отклоненному ранее узкому взгляду на компаративистику, основанному на конституционально-институциональных теоретических подходах, Экстейн также склонен оценивать критически и рассматривает его как проявление регрессивной тенденции, существенно сужающей сферу компаративных исследований ввиду исключения из сферы компаративного анализа всего многообразия социальных аспектов общественного развития[11].

Одной из успешных попыток преодоления недостатков того и другого направления развития компаративной политической теории Экстейн считает разработку теории на основе классификации социальных отношений, разграничивающей эти отношения на две основные группы, обозначенные Экстейном категориями "симметричные" (отношения взаимодействия) и "асимметричные" общественные связи и отношения (отношения, связанные с реализацией властных полномочий и контролем). Разработка теории с опорой на данную классификацию представлялась Экстейну в свое время весьма перспективной, поскольку позволяла определить границы компаративной политической науки, отмежевав область компаративного политического исследования в качестве специализированного сегмента социальных наук без возврата к старым идеям об особом месте государства среди других структур социального устройства, позволяющим считать его уникальной и приоритетной единицей политических исследований.

Решение проблемы заключалось не в том, чтобы считать областью политики все, что эквивалентно государственной власти, но лишь то, что соответствует конкретной форме власти - политическому авторитету и влиянию (authority). Таким образом, Экстейн предлагает свое решение, несколько отличающееся от позиций Макса Вебера, Лассуэлла, Дэвида Истона. Так, Истон определял политику как властное утверждение социальных ценностей, то есть установление ценностей государством. Уравнивание политики и государства через понятие "властный" (authoritative) представляется Экстейну излишне узким взглядом, не обеспечивающим расширение сферы компаративного исследования. Предлагая иной подход, он рассматривает власть (authority), как особую форму социальной асимметрии - власть, но в более широком смысле слова.

Критически оценивая подход, идентифицирующий политику с аллокацией ценностей, осуществляемой государством, Экстейн обосновывает иное понимание политики и относит к ее сфере не только государственные, но и другие социальные структуры, подобные государственным. Таким структурам он дает определение "властные структуры" ( authority patterns) и считает, что именно эта система социальных отношений должна быть в фокусе компаративного политического исследования.

Ученый разграничивает отношения власти и другие асимметрические по характеру социальные связи и отношения, приравнивая их к тем асимметрическим взаимосвязям, которые имеют место, во-первых, в самих социальных структурах, во-вторых, в иерархическом соподчинении элементов, составляющих эти структуры, в-третьих, в сфере управления (правления и менеджмента) указанными структурами. Каждый из установленных Экстейном трех критериев призван сузить область социальных взаимосвязей, относимых к сфере политики. Сами же властные отношения трактуются здесь не только как содержание, суть государственного правления, но и как включающие неотъемлемой частью управление другими разнообразными социальными структурами. Особенность такого понимания властных отношений состоит в утверждении, что все социальные структуры нуждаются в управлении и все виды управления ими, в этом смысле, по форме своей идентичны.

Специфика подхода Экстейна состоит в обосновании им необходимости по-новому взглянуть на предмет компаративных исследований. Ключевым моментом в этом отношении, по его мнению, должен стать отказ от установки на рассмотрение государства в качестве особого и специфического предмета компаративного политического исследования. Приемлемым ему представляется более широкое его видение, включающее в качестве такового общество, социум, но лишь в той его части, которая имеет отношение к политическим процессам и феноменам, подобным (конгруэнтным) государственным. Таким образом предметом сравнительных исследований должно быть государственное правление, как управление социальными процессами , а не государство в узком смысле слова. Такое расширение фокуса компаративных исследований само по себе представляет возможность и для дальнейшего осмысления государства, как более узкого предмета исследования, приверженность которому всегда отличала конвенциональную, традиционную политическую науку[12].

Именно такое понимание предмета компаративных исследований легло в основу теории Экстейна о социальных властных структурах ( social authority patterns) или структурах приватной власти ( private governments). Теоретический поиск ученого базировался на выявлении некоторой переменной, одновременно воплощающей в себе эндогенные и экзогенные свойства, позволяющие соединить в нечто общее характеристики, отличающие как государственные, так и социальные структуры. Переменной, которая отвечала бы таким требования Экстейн называет власть - авторитет (authority)[13].

Экстейн исходит из необходимости рассматривать в качестве объекта сравнительных исследований не столько государственную власть, как таковую, сколько социальную власть. Перспективы развития компаративной политической науки теоретик связывает с преодолением ситуации, когда изучение социальной власти чрезвычайно редко становится центральным звеном проводимых политических сравнительных исследований, а системные исследования этой проблемы отсутствуют вовсе. Суть позиции Экстейна состоит не столько в стремлении вывести государство за рамки приоритетных проблем политической науки, сколько в осознании необходимости расширить поле научного познания за счет более общих исследований социальной власти, как наиболее неизученного аспекта социальной жизни и потенциально продуктивной характеристики, значимой для разработки соответствующей социально-политической теории.

Теоретические изыскания в этом направлении, по мысли Экстейна, должны проводиться с использованием соответствующего исследовательского инструментария. Он должен включать, во-первых, совокупность тщательно выработанных и корректно сформулированных концепций, определяющих параметры, в пределах которых могут варьироваться исследуемые социальные властные структуры, во-вторых, типовые характеристики и конкретные примеры, иллюстрирующие каждую концептуальную формулу, выработанные на основе проведенных эмпирических исследований, в-третьих, детализированные технологии получения данных для разработки соответствующих концептуальных формул, необходимых для перевода совокупности полученных данных в соответствующие измерения, и наконец, широкое обсуждение гипотез, объясняющих вариации форм социальной власти и ее использования[14].

В трактовке эволюции компаративной теории, предложеннной Экстейном, можно выделить следующие характерные особенности.

В рамках системного подхода аналитиком исследуется структура процесса развития изучаемого объекта и его субстрат, а также критерии (характеристики), определяющие ступени развития системы. В качестве субстрата выступает сфера теории, методологии и проблематики компаративных исследований. Преобразование субстрата рассматриваются как изменение системы. Оцениваются разнообразные изменения: крупные или незначительные; устойчивые или обратимые; универсальные или частные; сохраняющие способность к дальнейшему развитию или ведущие в "тупики"; повышающие или понижающие уровень организации и другие.

У Экстейна можно выделить три аспекта системного понимания процесса:

Первый аспект. При анализе развития системы компаративного научного знания учитываются уровни организации системы или ступени прогрессивного развития. Для определения структурных уровней или ступеней повышения организации системы, как правило, используются критерии прогресса, когда рассматриваются отношения старого и нового качества.

Второй аспект Системное исследование сферы теории компаративной науки Экстейна содержат анализ организации субстрата развития, то есть того, что развивается. Фиксируется такой аспект субстрата, как микро- и макро- структуры , определяется их соотношение, а также внутренние предпосылки (возможности) для микро- и макро- эволюции, раскрывается их значение для поступательного развития системы в целом .

Анализ организации субстрата развития означает прежде всего определение предпосылок (возможностей), имеющихся у сложившейся организации системы для ее дальнейшего развития. Главным критерием здесь становится способность системы к накоплению и развертыванию новых возможностей. При анализе организации субстрата развития определяется не только эволюционная перспективность системы, но и ограничения, запреты развития, что позволяет аналитику показать, почему развитие системы идет именно в этом ( прогресс или регресс), а не в ином направлении, и как возможна смена путей развития.

Третий аспект. Системное исследование развития сферы теории и методологии компаративной науки Экстейна включают в себя изучение структуры самого процесса развития системы - структуры процесса. В структуре процесса вычленяются элементы процесса и существующие между ними связи и зависимости. Под элементами структуры процесса понимаются отдельные "русла" процесса.

Разграничение структуры процесса развития сферы теории и методологии компаративной науки на отдельные "русла" процесса позволила Экстейну исследовать разнонаправленность процесса развития. Экстейн структурирует процесс развития на два основных направления: прогресс и регресс. Такой подход позволяет ему зафиксировать разнонаправленность и нелинейность процесса развития системы.

Системный подход позволяет прийти к общему пониманию эволюции системы компаративного научного знания не как просто потока изменений, а прежде всего, как исторической связи, системы изменений.Историческое развитие сферы компаративной науки понимается Экстейном как сложный процесс, и в смысле организованного множества ступеней, циклов, фаз, сторон, факторов развития, так и в смысле целостности изменений самой макросистемы, состоящей из многообразия этих микро-структурных уровней. Экстейн приходит к выводу о развертывании во второй половине ХХ века динамичных изменений на двух основных макро- структурных уровнях: в сфере проблематики и методологии компаративной науки. Существенных изменений, связанных с появлением качественно нового на уровне теории аналитиком не фиксируется.

Качественно новое в системе компаративного знания. В фокусе системного анализа проблем развития компаративного научного знания находится исследование проблемы возникновения качественно нового в сфере проблематики, теории и методологии науки.

В научном анализе возникновения качественно нового в процессе исторического развития компаративного знания, основанного на системном подходе, особое внимание Экстейном обращено на осмысление общих факторов образования нового качества, к которым относятся:

1. организация субстрата развития и внутренние предпосылки, скрытые в существующей организации системы (структурный аспект)

2. преемственность организации, как фактор исторического становления системы компаративного знания

3. принципы функциональной организации системы (функциональный аспект)

Структурный аспект анализа возникновения качественно нового в процессе развития компаративного знания, предполагающий исследование такого фактора, как организация субстрата развития, позволяет Экстейну с достаточной степенью адекватности определить эволюционную перспективность системы компаративного научного знания, ее способность к дальнейшим крупным преобразованиям на пути магистрального прогресса. Аналитическая стратегия Экстейна в этом отношении отличается последовательностью в использовании реальных возможностей изучения характеристик субстрата развития для прогнозирования общего хода и результатов исторического развития сферы компаративной науки. Экстейн стремится не только предсказать появление нового на основе исходной модели, но и определяет пути того, как избежать тенденций регрессивного развития. Тем самым он излагает основные способы образования нового качества субстрата, обладающего новыми свойствами и внутренними предпосылками для прогрессивного развития.

Следует отметить также, что структурный аспект анализа развития системы компаративного научного знания позволяет аналитику оценить не только эволюционную перспективность системы, но и ограничения, или иными словами фундаментальные запреты прогрессивного развития, налагаемые, например, специализацией научного знания. Экстейн рассматривает дифференциацию компаративного знания, как признак регрессивного развития, как негативный фактор, препятствующий становлению нового качества и новой системы компаративного знания.

На наш взгляд, необходимо учитывать, что дифференциация и специализация в сфере научного знания, понимаемая как увеличение многообразия в системе, как ее усложнение - выступает важнейшим критерием всякого, в том числе и регрессивного развития, с одной стороны, а также непреложным и всеобщим условием становления нового качества и новой системы, с другой. Но обнаруживается этот критерий развития, и одновременно фактор становления нового, чаще всего в высшей форме исторических изменений системы, то есть в прогрессе.

Не менее важное место в системном анализе проблемы становления нового качества компаративного научного знания Гю Экстейна занимает изучение такого фактора, как изменение принципов функциональной организации развивающейся системы. Ввиду здесь имеется процесс становления и изменения самих функций системы, приводящий в итоге не только к изменению качества функционирования системы, но и к образованию новых структур системы.Аналитик исходит из того, что функциональность является наиболее существенной стороной организации системы, поскольку функция организует систему, а становление функции является главным в сохранении целого.

В фокусе внимания Экстейна еще один принцип функциональной организации системы компаративной науки. Для него принципиальное значение имеет такой фактор становления нового, как эффективность (качество) функционирования системы компаративного теоретического знания, особенно, связанная с возможностями усиления функций-регуляторов системы. Усиление регуляторов системы направлено на обеспечение прогрессивной направленности развития. Прогрессивной предстает та система, в которой выполняются функции ограничения многообразия при помощи накопления ценной информации, а также система, обладающая широким набором стратегий для нейтрализации потерь и поддержания устойчивости системы.

Так, критически оценивая излишнее расширение сферы проблематики компаративной науки и указывая на необходимость избежать другой крайности - ее сужения, Экстейн предлагает несколько стратегий, в числе которых рекомендуемая им ориентация на приоритетность исследования не только проблемы власти в широком смысле слова, а изучение этой проблемы в более конкретном и узком аспекте, связанном с анализом "моделей политического влияния" (authority patterns).

Таким образом, Экстейн исходит из идеи о функциональной активности системы теоретического знания, обеспечивающей в итоге повышение качества функционирования системы. Эффективность функционирования системы означает здесь лучший способ функционирования и достижения целей развития.

Под эффективностью функций системы компаративного теоретического знания имеется ввиду прежде всего достижение наибольшего результата при минимальных издержках, или выбор оптимальных путей для достижения цели. В этом смысле эффективность или качество функционирования системы рассматривается как понятие, тождественное понятию ценности информации. Тем самым эффективность функционирования системы научного знания связывается с содержательной, то есть качественной стороной информационных процессов. Ценной же является та информация, которая определяет оптимальный путь к достижению цели и способствует эффективному функционированию системы. Поэтому далеко не случайно анализ функциональных характеристик системы компаративного научного знания приводит Экстейна к убеждению, что прогрессивное историческое развитие системы всегда было и будет связано с усилением регулятивных функций и накоплением необходимого объема ценной информации.

Таким образом, образование нового в историческом развитии компаративного научного знания в соответствии с системным подходом Экстейна связывается, во-первых, с перестройкой структуры системы, накоплением здесь нового комплекса элементов и преобразованием субстрата структуры. Во-вторых, весьма существенное каузальное значение для системного понимания процесса становления нового качества имеют функциональные характеристики развивающейся системы научного знания. В-третьих, в качестве фактора становления нового аналитик рассматривает преемственность, как внутреннюю основу, которая обусловливает интегральность, целостность и направленность процесса, рассматриваемого как некоторая совокупность изменений. В-четвертых, не случайным представляется внимание исследователя к принципу дифференциации, который в большинстве случаев также трактуется как фактор становления нового.

Г. Экстейн склонен считать, что возникновение качественно нового наиболее рельефно обнаруживается в прогрессивном развитии системы. Именно прогресс представляет собой новые структурные и функциональные изменения, поднимающие систему на более высокий уровень. Для понимания поступательности развития компаративного научного знания справедливым представляется положение, согласно которому переход к более высокому структурному уровню совпадает с накоплением нового, выражающемся в принципиальных перестройках организации.

Именно прогресс, а не другие формы развития, связан с возникновением и аккумуляцией больших качественных изменений, означающих подъем организации на качественно новый уровень. Прогрессивное развитие системы научного знания заключается в самом общем виде не только в приобретении элементами и структурой развивающейся системы новых свойств и функций, но и в появлении у нее новых элементов, структуры и функций.

Экстейн склоняется к мнению об отсутствии существенных качественных новообразований прежде всего в такой важной субструктуре системы компаративного научного знания, как сфера теории. Разделяя во многом эту точку зрения, полагаем, что в рамках анализируемого периода процессы изменения в основных субструктурах системы и их взаимосвязях не имели результатом возникновение качественно нового уровня развития системы. Поэтому, с нашей точки зрения, слишком преждевременным было бы заключение о переходе системы компаративной науки к новому качеству и новой ступени развития.

На наш взгляд, в разные периоды развития, новообразования, затрагивавшие разнообразные количественные и качественные параметры системы протекали либо более быстро и скачкообразно ( 50-60-е годы) или медленно и постепенно (последняя четверть ХХ века). Ту же динамику имели процессы, связанные с возникновением нового и изменением старого. Накопление новообразований шло прежде всего в сфере методологии и проблематики компаративной науки, вызывавших возникновение нового качества этих субструктур и их модификацию. Иными словами во второй половине ХХ века в области компаративной политической науки наблюдалось устойчивое развитие, выражавшееся в накоплении новых признаков в пределах наличного уровня организации научного знания.

Проблема направленности развития сферы компаративного научного знания и основных направлений развития занимает особое, если не сказать ключевое место в теоретической дискуссии о специфике и тенденциях развития компаративной политической науки во второй половине ХХ века. Это связано с тем, что именно проблема направленности исторических изменений в области компаративного научного знания нацеливает на изучение одного из кардинальных свойств развития - прогресса. Исследование направленности развития также самым непосредственным образом связано с разработкой вопросов о смене направлений и форм исторических изменений, а также с прогнозом основных тенденций развития таких сложных систем, какой является система компаративного научного знания.

Главной особенностью системного анализа направленности развития сферы теории и методологии компаративной науки является значительно более широкая трактовка этой проблемы, чем понимание ее, как проблемы отдельных направлений и форм развития. Системный анализ направленности развития в качестве важнейших звеньев включает, во-первых, вопросы о причинах и направляющих факторах, обусловливающих развитие в данном, а не в ином направлении и смену путей развития, и во-вторых, вопросы о целенаправленности или телеономичности развития.

Важно отметить, что неотъемлемым аспектом системного анализа проблемы направленности развития компаративной науки является такой ее аспект, как целенаправленость. Одним из важнейших таких моментов выступают здесь отношения типа целевых, как специфический вид реальных отношений, возникающих в процессе развития. Гарри Экстейн рассматривает целевые отношения обратной связи, обеспечивающие регуляцию организованности процесса развития системы в целом и прежде всего подсистемы теоретического знания. Особо ценным представляется стремление Экстейна объяснить каузально-целевые отношения, выражающие влияние результатов развития системы (высоты и уровня организации) на его направленность.

Специфику понимания Экстейном целенаправленности развития системы более адекватно, на наш взгляд, выражает термин "целесообразность". Системный анализ Экстейна совершенно определенно ориентирован на поиск путей обеспечения целесообразного развития компаративной науки. Целесообразность такого развития представлена у него как соответствие процесса развития системы компаративного теоретического и методологического знания определенному - относительно завершенному - состоянию, идеальная модель которого определяется в качестве цели развития. Целевой подход Экстейна характеризуется тем, что сравнительно более отчетливо показывает направленность развития как процесс, связанный прежде всего с тем или иным видом целесообразной регуляции характера изменений, происходящих в системе.

В рамках системного анализа направленности развития компаративной науки в центре внимания находятся наиболее распространенные формы направленных исторических изменений, к которым относятся прогресс, регресс, необратимые качественные изменения в пределах одного и того же уровня организации. Особую важность этот аспект анализа приобретает при определении ведущих тенденций современного этапа развития компаративной науки.

Основой для оценки нынешнего этапа развития компаративистики может стать понимание его с позиции частного регресса, означающего направление развития в сторону уменьшения некоторых элементов системы при прогрессивном развитии других, когда регресс в этом смысле существенно не отличается от специализации. Характерно, что данная форма развития отнесена Экстейном не к частному регрессу, а регрессу как таковому, понижающему уровень организации системы.

Составной частью системного анализа направленности развития компаративной науки Экстейна является прогноз развития теории и методологии науки на основе поиска и определения путей прогрессивных изменений, обеспечивающих повышение уровня организации системы компаративного научного знания.

Прогноз Экстейна, ориентирован на определение путей прогрессивного развития компаративной науки, когда главным становится смена направлений развития современной компаративной науки за счет преодоления односторонности, то есть специализации, и обеспечение выхода на качественно новый уровень организации системы. Конструктивным и ценным в системном анализе Экстейна является разработка критериев высоты организации системы, то есть существенных признаков, которые могут применяться для измерения совершенства, достигнутого в данный момент той или иной системой. Применительно к подсистеме теоретического компаративного знания он предлагает использовать критерии глубины и широты сферы теории науки. Заслуживает внимание сама идея Экстейна о необходимости разработки таких критериев, без которых затруднено понимание прогресса в сфере компаративного политического знания. Такой подход позволяет сосредоточить внимание не на прогрессе вообще, а на принципах его измерения и оценки, выведенных теоретиком на основе изучения поступательного развития системы компаративного знания во второй половине ХХ века.

Аналитик оперирует тремя группами критериев высоты организации системы: системными, энергетическими и информационными. При этом, не сводя прогресс к какому-либо одному критерию или группе критериев, приоритетное значение в комплексе критериев высоты организации системы исследователь отводит, главным образом, системным критериям.

Системные критерии выступают в качестве характеристики высоты организации системы с точки зрения пространственно-временного упорядочения элементов (класс сложности, уровень дифференциации и степень интеграции структуры и функций). С системной точки зрения высота организации системы, с которой связывается прогресс, означает увеличение сложности и интегрированности системы.

Энергетические критерии показывают, при каких условиях возможно эффективное функционирование системы. В качестве основного энергетического критерия высоты организации системы компаративного знания аналитиками рассматривается степень эффективности структурной и функциональной организации системы. Проблема эффективности компаративного анализа находится в центре внимания исследователей, ставит их перед необходимостью активного поиска путей повышения качества функционирования теоретической и методологической подсистем компаративной науки. Эффективность системы рассматривается в качестве важнейшей характеристики структурной и функциональной стороны повышения уровня организации.

В аналитической модели Экстейна применены информационные критерии высоты организации системы, позволяющие оценивать совершенство системы с точки зрения способности к накоплению информации о социо-политической среде. Информационный анализ Экстейна, в частности, ориентирован на определение оптимального объема и качества информации, аккумулируемого системой. В этой связи им актуализирован вопрос об информационном критерии прогресса, в качестве которого он рассматривает усиление регулятора, позволяющего системе, с одной стороны, добиваться увеличения количества информации об изучаемых объектах, и с другой стороны, обеспечивать ограничение излишнего разнообразия за счет накопления прежде всего ценной информации. Таким образом, прогресс в компаративной науке выступает, с информационной точки зрения, как увеличение количества значимой информации в системе и усовершенствование управления ею, что означает, по сути, интегрирование самой информации в подсистемы теоретического и методологического компаративного знания. Информационный подход предполагает применение прежде всего количественной меры организации системы, тем самым позволяет учитывать изменения уровня организации системы научного знания, происходящие в ходе исторического развития, что в свою очередь, дает возможность оценить степень ее развития.

Итак, в рамках системного анализа уровень организации компаративной науки на том или ином этапе ее развития определяется с нескольких сторон: системной, энергетической, информационной. С системной точки зрения прогресс понимается как увеличение сложности и интегрированности системы, с энергетической - он отождествляется с повышением качества функционирования, с информационной - рассматривается как увеличение количества ценной информации и усовершенствование управления, прежде всего в сфере теории и методологии науки. Сообразно этим критериям оценивается состояние, особенности организации и факторы развития компаративной науки в тот или иной исторический период, определяются ее перспективы, устанавливаются наиболее оптимальные пути повышения уровня организации системы.


[*] The Interuniversity Research Seminar on Comparative Politics, Northwestern University. USA.

[**] Social Science Research Council (SSRC).

[*] Samuel Beer, Karl Deutsch, Robert Ward, George Blanksten, Kenneth Thompson, Richard Cox etc.

[**] Committee on Comparative Politics (CCP).

[*] The Congruеnce Theory of Political Stability, The Authority Patterns THeory, The Theory of Political Culture etc.

[1] Caporaso., and Sweet A.S., A Tribute to Hurry Eckstein // Comparative Political Studies. - 1998. - vol. 31, №.4. - p.413.

[2] Eckstein H./ Unfinished Business: Reflection on the Scope of Comparative Politics // Comparative Polical Studies - 1998. - Vol. 31 - №4.p.514,515.

[*] Scope and metnod of the field.

[3] Eckstein H., Unfinished Business: Reflections on the Scope of Comparative Politics // Comparative Political Studies. - 1998. - vol.31. - № 4. - p.508-510.

[*] formal legalism

[*] Developmental Theory.

[4] Eckstein H., Unfinished Business: Reflections on the Scope of Comparative Politics // Comparative Political Studies. - 1998. - Vol. 31. - №4.- p. 505.

[*] Scope

[**] Width

[***] Depth

[5] Opt. Cit. P. 532-533.

[6] Opt. Cit. P. 513, 515, 529.

[7] Opt. Cit. p.516-518, 520-522.

[*] Princeton Studies of Political Development.

[**] Huntington, Samuel: Huntington S. Political Order in Changing Societies. - 1968. - New Haven, CT: Yate University Press.

[***] Moor, Burrington; Tilly, Charles: Moor D., Social Origins of Dictatorship and Democracy: Lord and Peasant in the Making of the Modern World. - 1966. - Boston: Beacon. Tilly, Ch. The Making of National States in Europe-- 1975. - Princeton, NxL:Princeton University Press. TiIIy, Ch. European Revolutions, 1492-1992. - 1979. - Princeton, NxL: Princeton University Press.

[****] Lipset, Seymor Martin; Almond, Gabrial; Verba, Sidney: Lipset S., Political Man. - 1960. - New Yoric: Doubleday. Lorwin, Val.

[*] Forters, Meyer; Maire, Lucy; Fallers, LLoyd.

[*] Bentley, A.F. The Prosess of Government. - 1908 - Cambridge, M.A. Belknap, Bindek

[8] Eckstein H., Opt. Cit. P. 525-529.

[9] Eckstein H., Unfinished Business: Reflections on the Scope of Comparative Politics // Comparative Political Studies. - 1988. - vol.31. - N 4. -P. 514.

[10] Opt. cit. P.520.

[11] Opt .cit. P.529.

[12] Opt. cit. P.530.

[13] Opt. cit. P.530.

[14] Opt. cit. P.531-532.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку