CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2002 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Социальные спрос и заказ в образовании,Е.А.Лаврухина
Социальные спрос и заказ в образовании,Е.А.Лаврухина

Е.А.Лаврухина,

кандидат философских наук

Социальные спрос и заказ в образовании

Конечно, образование не в состоянии излечить все недуги нашего мира, так же, как оно и не несет формальной ответственности за них. Образование располагает лишь ограниченным временем и средствами, чтобы удовлетворить чаяния, возлагаемые на него отдельными лицами и обществом в целом. Существует глубокая вера в то, что образование делает все самое лучшее для человека и общества и что системы образования не станут расходовать свои ограниченные средства и время людей на то, чтобы делать что-то неправильное и ненужное. В этой связи возникает вопрос, какие силы направляют движение той или иной образовательной системы - слепая вера и догматизм или же вера, опирающаяся на рациональный анализ, размышления и воображение? (49с.11)

Наряду с недостатком средств и инертностью института образования, общество само является одной из причин, породивших существенный разрыв между нуждами и состоянием образования. Когда общество решает преобразовать свой институт образования для элиты в массовое образование и когда оно пытается использовать его в целях национального развития, перед ним встает масса новых проблем. Одна из них заключается в том, что когда все большее количество людей стремятся к знаниям, они хотят получить далеко не всегда тот вид образования, который в новых условиях будет отвечать их личным интересам и одновременно интересам национального развития[1].

Количество людей, желающих повысить свой образовательный статус, отражает социальный спрос на образование. Совсем иной характер носит потребность общества в квалифицированных кадрах и добропорядочных гражданах, живущих определенными системами ценностей; личностях, способных позитивно влиять на ход социального развития.

Какие же силы вызывают тот стремительный рост социального спроса на образование, какой мы наблюдаем в последнее время? Могут ли институты образования удовлетворить этот спрос? Если не могут, то как они справляются с возникшим разрывом между спросом на образование и его возможностями? Как будет дальше развиваться общая тенденция к росту социального спроса на образование, и что лежит в основе этой тенденции?

Существует несколько причин, вызвавших бурный рост социального спроса на образование после второй мировой войны. Во-первых, необходимость восстановления разрушенных войной производственных мощностей с их одновременной модернизацией, а соответственно и потребностью в рабочей силе нового качества; во-вторых, научно-техническим прогрессом, кардинально повлиявшим на технологический базис общества и качество жизни. В-третьих, невиданный ранее упор на развитие образования и на расширение доступа к нему в государственной политике многих стран, серьезно повлиявший на общественное мнение, реализующееся в стремлении родителей дать своим детям образование, лучшее, чем у них, и жажде знаний у молодого поколения, чье благополучие стало во многом определяться образовательным цензом[2]. А также демографический взрыв после второй мировой войны, который послужил толчком к росту социального спроса на образование[3].

Взаимодействие этих сил, наблюдаемое с 1950 года, породило массу новых особых образовательных феноменов. Контингент учащихся в начальной школе развитых стран уже в 60-е годы увеличился более чем на 50%, в средней и высшей - более чем на 100%. Цифры говорят о том, что в настоящее время в государственной школе учатся вдвое больше детей, чем 25 лет назад, и это создает картину внешнего благополучия. Но цифры не позволяют судить о другой стороне вопроса, о том, какие огромные средства общество выбрасывает на ветер, сколько личных трагедий скрывает в себе высокий коэффициент отсева и провалов на вступительных экзаменах, каков процент "дорогостоящих второгодников". И что самое главное - цифры ничего не говорят о характере, качестве и практической ценности полученного образования.

Ввиду того, что между уровнем развития образования и экономическим ростом обычно устанавливают тесную связь, стоит упомянуть о следующих моментах. Развитые страны Европы достигли современного уровня развития экономики, имея очень низкий коэффициент охвата обучающихся на средней и высшей ступени образования. Однако им потребовалось на это гораздо больше времени. Вместе с тем, высокий коэффициент охвата обучением в России, США, Южной Корее, Японии на относительно ранних этапах их развития, по-видимому, в большей мере способствовал достижению современного уровня экономического и технического прогресса. "Участники недавней дискуссии по вопросам отставания стран Западной Европы от США в области техники и управления в числе основных причин назвали замедленные темпы развития образования в этих странах"[4].

Тесная взаимосвязь между социальным спросом на образование и способностью института образования удовлетворять его является одним из ключевых показателей его состояния. " Политические деятели не нуждаются в статистике для того, чтобы увидеть разрыв между первым и вторым. Они судят о нем по растущему протесту". Несмотря на огромный рост численности учащихся в школах после 1950 года социальный спрос на образование рос еще быстрее. Разрыв между количеством мест в школах и числом желающих учиться в развитых странах весьма велик, особенно на уровне средней и высшей школы. Это отчасти объясняется тем, что начальное образование еще совсем недавно пользовалось приоритетом. Этот приоритет привел в движение внутренние силы инерции, которые питают спрос на более высокие ступени образования. Отрадный факт, что народ настойчиво требует образования, омрачается тяжелыми политическими и социальными последствиями, которые возникают, если спрос не удовлетворяется.

В состоянии ли сегодня человечество преодолеть все увеличивающуюся пропасть между жаждой образования любой ценой и возможностями сложившихся институтов образования в мире?

Вопрос заключается в несоответствии темпов и сроков, а это часть более широкой проблемы несбалансированного роста, влияющего на весь процесс национального развития. Здесь особого учета требует субъективный фактор, управление которым можно осуществлять, используя идеологический ресурс. Существующая тревога по поводу нерегулируемой стихии социального спроса, которая может привести либо к снижению коэффициента охвата учащихся, либо к переполнению школ, и то, и другое отразится на качестве обучения, небезосновательны. Если при этом будет серьезно нарушено соответствие между темпами развития промышленности, сельского хозяйства, образования и ростом населения, то это поставит под угрозу весь процесс национального развития - не только экономику, но также социальную и политическую жизнь страны. Также существует точка зрения, что если система образования развивается быстрее, чем производство валового национального продукта, и если это продолжается уже в течение какого-то отрезка времени, рано или поздно ей придется замедлить темпы развития, пока темпы роста экономики и образования не придут в некоторое соответствие. Однако при определенных условиях именно опережающее развитие образования является основой для интенсивного развития производственной сферы. Конечно, если численность специалистов растет быстрее, чем спрос на них со стороны экономики, то это может привести к безработице среди образованной части населения. Но при грамотном управлении трудовыми ресурсами данная группа становится резервом, необходимым для освоения вновь появляющихся отраслей и сфер производства.

Чтобы справиться с разрывом между спросом и предложением, институт образования может использовать различные способы. Один из вариантов крайнего решения - широко распахнуть двери для всех желающих. Примерами тому могут служить Открытые университеты, создаваемые повсеместно в 20 веке (в том числе и России времен царского правления)[5]. Если эта мера и удовлетворяет социальный спрос (или создает видимость, что удовлетворяет), то результат ее - высокие коэффициенты отсева, низкое качество и бесполезная трата государственных и частных средств, которые не могут не вызывать протеста со стороны общества.

Полной противоположностью политики "открытых дверей" является система, при которой каждому человеку предоставляется возможность получить начальное образование (современный Китай), а те, кто хочет учиться дальше, подвергаются строгому отбору. Конечно, в этих условиях легче поддерживать высокое качество образования. Политика конкурсного отбора, основанная на индивидуальной успеваемости, представляется, на первый взгляд, справедливой и демократичной. Цель этой стратегии - создать образовательную элиту, которая займет ключевые позиции в различных сферах общества. Такая политика, действительно, отвечает своему назначению, и в течение долгого времени она эффективно использовалась во многих странах. Однако описываемая стратегия почти повсеместно переживает кризис, и чтобы понять его причины, необходимо вернуться к вопросу о растущем социальном спросе на образование. Семьи учащихся не могут примириться с невозможностью их дальнейшего обучения, так как в общественном мнении сложилось твердое убеждение, что без образования не занять достойного места в обществе. Высокоселективная система, связанная с открытыми конкурсными экзаменами, только кажется рациональной и разумной. Ее требования "высокого качества знаний и система экзаменов неизбежно склоняют чашу весов в пользу учеников, которым "повезло" с родителями - уже образованными людьми, приобщившими своих детей к культуре и научившими их хорошо владеть родным языком"[6].

Институт образования к концу 20 века вынужденно становится "открытым". Это влечет за собой, с одной стороны, снижение уровня второгодничества, свободный доступ к высшим ступеням образования, определяемый не "знаниевыми", а социальными критериями (желание учиться), с другой стороны, такой системой сложно управлять, особенно в условиях недофинансирования. Она грешит низким качеством образования, также в ней отсутствуют изначальные гарантии будущего социального благополучия, зато она более соответствует растущей потребности широких слоев населения в социальном и личностном росте.

Институт образования "открытого типа" живет исключительно по законам спроса. К сожалению, существуя как самостоятельная реальность, социальный спрос, рождаемый в рамках общественной психологии, подкрепляемый обыденными представлениями людей об образовании как средстве достижения жизненного успеха, саморекламой образования, в современном мире является и одним из негативных факторов развития института образования. Тот факт, что еще в 60-70 годы 20 века социальный спрос был внесен в реестр кризисных оснований развития образования (49), подталкивает к поискам более адекватных механизмов реагирования образования на изменения и потребности социальной реальности[7].

В связи с этим многие аналитики из сферы образования пришли к следующим выводам: "Нужно влиять на общественный спрос. Из-за ведущей и определяющей роли фактора общественного спроса в эволюции системы образования стратегии должны включать средства регулирования, улучшение качества образования и управления потоками учащихся". Так, параллельно с категорией социального спроса в системе образования начала работать категория социального заказа. До сих пор отличительные характеристики этого понятия в общественном сознании, как на обыденном, так и на теоретическом уровне, достаточно размыты. Очень часто "социальный спрос на образование" и "социальный заказ в образовании" употребляются как синонимы, не менее часто встречаются случаи наложений представлений о госзаказе на представления о социальном заказе[8].

Социальный спрос в образовании есть стихийная, вызванная сложной совокупностью трудно фиксируемых факторов, форма проявления общественных и индивидуальных потребностей, выраженная в теоретически не осмысленном наборе мнений, желаний, требований, установок относительно результатов образовательной деятельности. Являясь во многом продуктом общественной психологии и обыденного сознания, социальный спрос может быть изучен путем отслеживания общественного мнения. Волнообразный, плохо управляемый характер социального спроса на те или иные социальные и культурные блага поддается только весьма приблизительным прогнозам, а ситуативное, узко-прагматичное реагирование социальных институтов на это явление часто приводит к непредсказуемым последствиям в их деятельности, аналогичным кризисам перепроизводства в экономике.

В настоящее время в отношении к образованию прослеживаются две противоречивые коллизии: объективное возрастание роли образования в жизни общества и общественная неудовлетворенность его состоянием, с одной стороны, а с другой, - недостаточное осознание этой возросшей роли образования и неспособность государства и общества к адекватному ее обеспечению. В модернизационных обществах, где периодически отказываются от прежних общественных форм жизнедеятельности, идеалов, целей и норм, институты образования находятся в состоянии глубоких потрясений, так как на преодоление инерции и переход на воспроизводство новых приоритетов требуется большее количество ресурсов, чем на поддержание существующего порядка вещей. Одним из возможных условий распределения консолидированных ресурсов может быть социальный заказ.

Социальный заказ в образовании есть механизм реализации социальной необходимости как формы отражения всеобщих закономерных связей, внутренне устойчивых, повторяющихся, обеспечивающих превращение возможности в действительность и регулирующих направленность образовательной деятельности на решение первоочередных приоритетных общественных проблем. Необходимость в постановке тех или иных целей деятельности в сфере образования вызывается главными, регулярными причинами социально-исторического процесса, характеризуется достаточной определенностью и подготовлена всем ходом развития социума.

Социальный заказ в образовании - это практически осознанная, нередко теоретически сформулированная с учетом идеологической направленности официальной государственной политики объективная необходимость в строго определенных масштабах и качественных параметрах результатов образовательной деятельности. Простое декларирование социального заказа, не способно породить принципиальные изменения в практике образования. Осознание новых требований к образованию со стороны изменившейся социальной реальности происходит в процессе их поиска субъектом социального заказа[9]. Т.е. социальный заказ может быть сформулирован только социальным субъектом, способным присваивать, производить и воспроизводить позитивный опыт изменения действительности и снимать противоречия развития реальности.

Вместе с тем, существующие проблемы в области образования решаются не только в рамках данного института. Увеличивающееся количество "каналов" воздействия на образование заставляет уделять внимание характеристике тех социальных субъектов, которые уже сложились и внесли определенную лепту в деятельность института образования и профессиональные ориентации его профессионального корпуса.

В целом возможность появления "новых" участников образовательного процесса связана с радикальными изменениями, происходящими в различных странах после Второй мировой войны. Вопросы выбора образования во второй половине 20 века связаны с широкими социальными изменениями, появлением международных документов, дающих больше возможностей обычным гражданам и их семьям, а также различным слоям населения самим участвовать в решении ряда экономических, социальных, культурных вопросов, в которых прежде доминирующую роль играло государство. Современный отказ от узкотехнократической ориентации, широкая демократизация общественной жизни серьезно коснулись образования, обращающегося к широким слоям населения.

Образование занимает уникальное положение в обществе. Оно, в умелых руках, является наиболее действенной движущей силой социально-экономических изменений. Вместе с тем, сами эти изменения ставят и систему образования перед необходимостью постоянных модернизаций. Несоответствие динамике развития общества порождает кризисы и в системе образования, и в обществе, и в их взаимоотношениях. Снять подобные явления можно только путем построения устойчивых и гибких связей образования с социумом.

В данном отношении, говоря о субъектности педагогического корпуса в социальных процессах важно учитывать, что вовлекать профессиональное сообщество, возлагая на него всю ответственность, придется не просто в определенное состояние общественной жизни, а в реальность, где бесконечно возникают новые формы жизнедеятельности. Основная проблема здесь состоит в том, что современный педагогический корпус, в силу своих исторически сложившихся качеств, не может самостоятельно осознать весь спектр общественных потребностей, не говоря уже о том, чтобы их удовлетворять.

Развитие образования, адекватного общественной необходимости, предполагает, что со стороны общества и государства, заинтересованных в стабильном существовании и достойном будущем, будут регулярно создаваться "механизмы осознания" всего спектра первоочередных задач. В этом случае вовлечение профессионального корпуса в данный процесс не может носить формального механического характера. Всесторонний же характер процесса данного взаимодействия может быть обеспечен следующими позициями: образовательный корпус через исследования и прогнозы социальной ситуации и ее развития теоретически выявляет и формулирует социальный заказ и его возможные изменения, ищет кооперантов, т.е. осознанных носителей этого интереса, способных обеспечить платежеспособный спрос на результаты образования, выстраивает с ними взаимодействие через общественно-организованные структуры и механизмы. Роль педагогического корпуса сводиться к отслеживанию социального заказа, формируемого объективными социальными процессами. Если при этом опора на научное социальное знание окажется недостаточной, и задача выявления объективных тенденций общественного развития будет решена неверно, то не исключен риск подмены объективного основания социального заказа, что автоматически меняет его природу: социальный заказ вырождается либо в псевдозначимый лозунг, либо, субъективируясь, в социальный спрос. Чтобы этого не произошло необходимо активное взаимодействие образования в лице его педагогического корпуса со всеми субъектами социальной жизни.

Известно, например, что в последней трети 20 века субъектами социального заказа на образование "определенного свойства" стали предприятия различных сфер промышленности и бизнеса, предпринимательства, а также их ассоциации и другого рода организации, включившие вопросы согласования потребностей производства с рынком рабочей силы и результатами образования в число задач своей деятельности.

Какие причины и условия сформировали этого "заказчика" в сфере образования?

Современное производство развивается так интенсивно, что образование не успевает обеспечивать его адекватной рабочей силой. Однако экономика стала относительно прогнозируемой, в свою очередь, прогнозируемыми стали и необходимые результаты образования. Практически до середины 60х годов экономики большинства стран развивались при отсутствии безработицы. Только во второй половине 70х годов начали устанавливать взаимосвязь между образованием и занятостью. Большинство деятелей экономики приписывали безработицу технологическому прогрессу. На государственном уровне разных стран в тот период принимались различные решения о расширении доступа к образованию[10].

Сегодня появилось новое деление - на дипломированных и квалифицированных работников. Традиционная взаимосвязь социального статуса и уровня диплома нередко распадается. Компании отдают предпочтение квалификации, и вполне можно предположить, что зависимость заработной платы от диплома в будущем будет уменьшаться. Темпы развития производства и сроки подготовки кадров настолько не соответствуют в век НТП друг другу, что большинство выпускников колледжей, университетов при найме на работу вынуждены проходить переподготовку при специально для этого создаваемых учебных центрах. То есть затратность подготовки специалиста увеличивается вдвое. А так как гибкие технологии и создаваемые на их базе производства "имеют недолгий век", то процесс переквалификации превращается в "дурную бесконечность".

Исследования Южнокорейского института развития пришли к выводу, что нет очевидных доказательств того, что образование напрямую способствует экономическому росту. Значительно большее влияние на экономический рост оказывают коллективная воля, использование накопленного опыта, гибкость и эффективность организаций[11].

Т.е., если несколько десятков лет назад производственная сфера и экономика на несоответствие между результатами образования и спросом на рынке труда реагировали безработицей, то теперь к ней добавилась проблема - при огромном числе нетрудоустроенных - нехватки кадров необходимой квалификации (штучных специалистов) и необходимости их подготовки. В этой ситуации сфера экономики, онтологически являясь основанием всех других сфер жизнедеятельности общества, начала активно диктовать условия институту образования. Так, в 1986 году в Японии был создан комитет по реформированию образования (уже третьему за это столетие). Эта реформа была начата благодаря активному действию промышленников, которые посчитали, что японские университеты недостаточно сотрудничают с ними в области исследований, от которых зависит конкурентоспособность Японии на мировом рынке. В 1987 году был создан Совет по Университетам, в работу которого активно включился деловой мир. Только в 1992-95 году промышленные организации Кэйданрэн, Никкэйрэн, Кэйдзай доюкай и др.[12] представили около десяти докладов. Среди них: "Рекомендации относительно улучшения научно-исследовательской работы в университетах Японии", "Человеческие ресурсы, необходимые японским компаниям", "Подходы к образованию в будущем", "Университетское образование, отвечающее на вызов новой эпохи". В частности, президент Кэйданрэн Т. Синтиро в 1995 году отметил, что для стабильного развития экономики нужны талантливые люди с высоким творческим потенциалом, с широким видением глобальных проблем, т.е. незаурядные личности.

В связи с наличием системы пожизненной занятости и акцента на старшинство при продвижении по службе и оплате труда большинства служащих, которые, как ожидается, будут работать в одной и той же компании вплоть до выхода на пенсию, бизнес Японии вкладывает значительные средства в программы обучения по месту работы. Кроме того, бизнес не остается в стороне от решения, так сказать, непрямых производственных задач. Так, большинство лидеров бизнеса активно поднимают проблему насилия в школе, ставящую под угрозу знаменитую японскую трудовую этику. Участие американского бизнеса в организации и финансировании мероприятий по обучению и повышению квалификации рабочей силы также обусловлено не филантропическими соображениями, а зависимостью конкурентных позиций компаний от наличия квалифицированных кадров, чья подготовка соответствует потребностям современного производства. Бывший министр образования США Л. Кавадос в середине 80-х подчеркнул, что в условиях замедленного роста численности рабочей силы экономический рост будет зависеть во многом от увеличения производительности в результате повышения уровня образования и квалификации. Формы участия американского бизнеса в подготовке рабочей силы многообразны. Частные фирмы выделяют средства на финансирование школ и высшего образования, при этом между компаниями, с одной стороны, и школами и высшими учебными заведениями, с другой, устанавливается подчас довольно тесная связь, активно наблюдаемая в 80-90-х годах. Однако главным вкладом бизнеса в обучение рабочей силы является организация и финансирование внутрифирменной подготовки кадров, которая стала, по словам американских экспертов, "теневой системой образования", призванной компенсировать недостатки школьной и вузовской подготовки, обеспечить повышение квалификации и переподготовку рабочей силы в соответствии с требованиями производства, конкретными условиями деятельности отдельных фирм.

При этом бизнес играет весьма скромную роль в финансировании школьного и высшего образования, на помощь которым идет лишь небольшая доля общих затрат компании на подготовку рабочей силы. Основная их часть расходуется на внутрифирменное обучение кадров[13]. Растущее в период 80-90-х годов вовлечение бизнеса в сферу образования на всех его уровнях, а также организация фирмами собственных крупномасштабных программ обучения - результат неспособности образования обеспечить удовлетворение потребности частного сектора в кадрах, как в количественном, так и в качественном отношении. Установление более жестких связей между частными фирмами и образованием в этот период не обошлось без содействия вашингтонской администрации, взявшей курс на развитие частной инициативы в сфере подготовки кадров и стимулирующей этот процесс льготным налогообложением. Активизируя деятельность бизнеса в области подготовки кадров в период 80-90-х годов, американское государство сделало ставку на сокращение прямой роли федерального правительства и усиление частной инициативы в сфере образования[14].

Американский бизнес играет определенную роль в содействии достижению национальных целей в образовании. В рамках партнерских отношений между бизнесом и сферой образования частному сектору не следует, по мнению представителей деловых кругов, ограничиваться "усыновлением" местных школ, предоставлением стипендий или направлением своих сотрудников для работы в качестве преподавателей. Бизнес должен, считают они, активно содействовать повышению стандартов качества обучения, борьбе с бюрократией школ, повышению значимости диплома о среднем образовании, улучшению подготовки дошкольников к обучению, снижению отсева из школ. Т.е. фактически, бизнес должен стать одним из проводников и идеологов ценности образования в обществе и для отдельной личности[15].

Реформы в школьном образовании, проведению которых в определенной мере содействовал бизнес, оказали к концу 80-х годов особенное влияние на образовательный процесс и его результаты, показав позитив, который могут внести целенаправленные действия заинтересованных субъектов в деятельность образования.

Другим, не менее влиятельным, субъектом социального заказа являются различного рода общественные организации, как международного, так и регионального масштаба, действующие в сфере образования. В современном мире уже четко обозначились две тенденции: глобализация и регионализация. В первом случае мы наблюдаем формирование наднациональных организаций и органов управления, с другой - децентрализацию государственной власти в различных странах мира. Эти процессы нашли свое отражение и в применении к образованию. В 1946 году начала свою официальную деятельность на принципах универсальности Организация объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры. В 1954 году в нее вступил и СССР, к 1966 году она насчитывала в своем составе 120 государств. Проведение конференций, симпозиумов, семинаров, совещаний, публикация исследований и статистических материалов, разработка, принятие и осуществление конвенций и рекомендаций по различным вопросам народного образования, помощь развивающимся странам в создании и развитии учебных заведений, в выработке планов развития образования и ликвидации неграмотности, направление миссий по планированию образования - это далеко не полный перечень задач, решаемых данной организацией совместно с Международным бюро по просвещению, Международной ассоциацией университетов, Всемирной организацией дошкольных воспитателей, Международной федерацией детских домов и т.д. "О важности проблем образования в мировом масштабе можно судить, в частности, по тому вниманию, которое уделяет им ЮНЕСКО. В 1963 году в Париже по ее инициативе был создан Международный институт планирования образования, с 1964 года ЮНЕСКО начал активную деятельность, связанную с анализом проблем образования и проведением экспериментов по распространению грамотности, в результате которых была выработана новая концепция "функциональной грамотности", уточнены ее цели, возможности и задачи на будущее. В 1982 году утвержден план организации на 1984 - 1988 годы, в составлении его приняли участие 105 государств, 19 межправительственных и 83 неправительственных организаций. Было разработано 14 программ, три из которых - по образованию. Внеправительственная организация Римский клуб, занимающаяся такими глобальными проблемами, как прогнозирование будущего человечества, анализом современных научно-технических, социально-экономических и общественно-политических проблем в одном из докладов заключила, что человечество достигло в своем развитии критического состояния, при котором существующая система образования оказывается неспособной обеспечить решение глобальных проблем. Тогда же в качестве конструктивного подхода была предложена концепция обучения нового типа - инновационного. Аналитический, исследовательский и программно-целевой характер деятельности международных организаций является необходимым прообразом действий в сфере образования на всех других уровнях.

В большинстве развитых стран мира, начиная со второй половины 20 века закрепилась государственно-общественная форма управления образованием[16], но наибольшее развитие она сегодня получила в США, где от уровня школьных округов до федерального различного рода организации имеют право не только оказывать спонсорскую помощь образовательным учреждениям, но и - по принципу "кто платит, тот и заказывает музыку" - могут диктовать свои условия в вопросах обучения, воспитания и собственно образования учащихся, получают доступ к образовательной практике, обычно являющейся зоной деятельности исключительно педагогов. Важным критерием в оценке общественного характера управления образованием является то, на каком уровне и кем принимаются значимые решения о деятельности института образования, какими полномочиями и какой автономией наделяются учебные заведения, управляются ли они избирательными или назначаемыми органами, участвуют ли в управлении на различных уровнях представители учителей, родителей, работодателей, профсоюзов и другой общественности.

В США функционируют 10 тысяч разнообразных органов местного самоуправления - 86 692 в 1992 году, в том числе и около 15 тысяч школьных округов, управляемых выборными советами по образованию с очень широкими полномочиями; попечительские советы, отделы образования, избираемые населением округа и призванные решать вопросы школьной политики в округах. В России, Китае и Франции, например, действует не выборная система, а система назначения[17]. Кроме того, достаточно распространены различного рода общественные движения типа "Добровольцы в помощь школе", ассоциации учителей и родителей, общественные объединения "Родители за демократизацию школы", "Общественность за высокое качество образования для всех" и т.д. Сознательное заявление своей согласованной позиции относительно различных сторон деятельности института образования не с "деревенской завалинки", отражающей индивидуальное мнение "по поводу", а с социально значимых позиций, способных вызвать соответствующий резонанс системы, - есть действительное завоевание демократии[18]. Примеры аналогичных с американскими советами образовательных учреждений, в которые, наряду с педагогами, входят родители и общественность можно увидеть в Швеции, Италии. Начали они формироваться и в России, но как показывает практика, их деятельность сведена в основном к решению материальных и финансовых вопросов.

Иногда влиять на образовательную реальность способен не только коллективный, но и индивидуальный субъект, обладающий определенным интеллектуальным и материальным ресурсом. Так, заметным явлением в российской образовательной практике стала деятельность Фонда Дж. Сороса, финансиста и отчасти философа[19]. Реализуя на российской территории Международную программу научного образования (с учреждением грантов), менее масштабные программы в рамках Фонда культурной инициативы в Москве, Дж. Сорос менее чем за десять лет создал прецедент выстраивания системы целенаправленного воздействия на определенные параметры образования и механизмы трансформации образовательной практики.

Педагогический корпус в определенных условиях способен занимать социально-значимую позицию, но современность показывает, что ныне он не содержит в себе тех ресурсов, которые могли бы кардинально изменить положение дел современных. Международная конференция по образованию 1996 года по вопросу о взаимодействии педагогов и общества констатировала:[20] за образование несут ответственность все, а не только правительства или преподаватели. Однако существующий опыт взаимодействия и партнерства различных субъектов в образовании показал, насколько это непростое дело. Взаимодействие и партнерство в сфере образования знаменито и успехами, и неудачами. Этот путь не избавлен от трудностей, но он обеспечивает надежное продвижение вперед по сравнению с изоляционистской альтернативой. Внедрение эффективных, ориентированных на различные социальные силы, механизмов их информирования о стоящих перед современным институтом образования задачах и о результатах его деятельности - одна из главных сторон социальной политики в этой сфере, направленной на консолидацию и мобилизацию общественных ресурсов. Успешность образовательной деятельности - результат многих слагаемых и не под силу одному, пусть достаточно развитому, институту. Он зависит не только от субъектов, включенных в процесс образовательной практики, но и от субъектов, которые, находясь вне системы, обладая некоторым ресурсом и способностью к осуществлению социальных действий, формируют социальный заказ к образованию и заинтересованы в его результатах.

Социальные группы, общественные формирования, отдельные личности, государство - все они, по идее, выступают частью механизма, наполняющего образование содержанием, ценностными установками, материальными ресурсами, определенными запросами (профессиональными, социальными, культурными и т.д.). Они координируют в целом направленность и продуктивность деятельности этого института, который, в принципе, как показывает современная реальность, может вместо реализации идеи общественного блага переключится на реализацию лишь частных и корпоративных интересов.

Добровольные общественные организации и ассоциации граждан, действующие вне рамок политических отношений и являющиеся фактически "спонтанным" самоопределением различных социальных групп, выступают определенным социальным резервом в плане дополнительной регламентации деятельности социальных институтов[21]. Они есть продукт и показатель определенного уровня развития общественного сознания и средство, выполняющее функции восполнения и корректировки пробелов в деятельности государства путем регулирования отдельных социальных процессов. Современные исследователи гражданского общества считают, что именно эти формы регулирования общественной жизни в будущем станут преобладающими и приоритетными. "Гражданское общество - это обратные стабилизирующие связи по отношению к народовластию. Общество минус государство и есть гражданское общество. К сожалению, у нас (в России) этот остаток равен нулю"[22] ).

В этом случае без включения государства в процесс организации деятельности института образования в качестве стратега и координатора решить проблему согласования интересов, целей, установок, систем ценностей различных сообществ, напрямую или опосредованно затрагивающих сферу образования, невозможно. Действуя самостоятельно или через стимулирование действий других субъектов, только государство, имеющее в потенциале максимум властных, идеологических, организационных и т.д. средств, способно решать макропроблемы образования, выступая как субъект социального заказа в образовании.

Современному образованию брошен серьезный вызов. Жизнеспособность данного института во многом сегодня определяется рефлексивным, профессионально-деятельностным, социокультурным, гражданским потенциалом его профессионального корпуса и зависит от выбранной им позиции, социальной или индивидуальной, системы ценностей и приоритетов, от способности адекватно оценивать реальное положение дел, законы и связи реальности.

Для продвижения образовательных реформ необходимы не только личные усилия, но и социальная стратегия. Политика как всеобщее организационное начало общества должна принимать конкретные регулятивно-контрольные формы, направляя деятельность и помогая строить отношения индивидов, социальных групп, наций. Государство не имеет права покидать социокультурное пространство, так как в современном обществе на данном этапе встают задачи создания новой культурно-образовательной идеологии, определения цивилизационных основ культурно-исторического развития, соответствующих глобальным межгосударственным и национально-региональным социокультурным переменам.

Без определенности в данных вопросах реформы образования будут носить поверхностный, структурный характер, так как образование формирует не человека вообще, а человека в данном обществе и для данного общества.

Информация об авторе

Лаврухина Елена Анатольевна, 1971 года рождения, кандидат философских наук, начальник отдела по трудоустройству студентов и выпускников Оренбургского государственного университета и связям с производством и бизнесом.

Сфера научных интересов: социально-философские проблемы образования.

Содержание статьи.

В статье "Социальные спрос и заказ в образовании" анализируется проблема факторов, определяющих характер и направленность образовательной деятельности. Экономика современного образования и управление данным социальным институтом во многом определяются тем, какое преломление имеют спрос и заказ в практике современного педагогического корпуса. Выявление сущностных и отличительных характеристик этих доминант целеполагания, определение роли различных субъектов (общество, личность, государство, педагогиская общественность и т.д.) в плане формирования заказа становится наиболее актуальным в условиях становления гражданского общества и реформирования образования.


[1] Естественно, что большинство учащихся надеется с помощью образования получить хорошую работу в будущем. Но в выборе работы они часто руководствуются соображениями престижа, которые отражают иерархию профессий, сложившуюся в прошлом и не соответствующую новым потребностям развивающейся экономики в квалифицированных кадрах. Если же структура доходов и спроса на рынке труда также отражает прежнюю иерархию престижа, то вызывает серьезный разрыв между потребностями страны в квалифицированных кадрах и фактическим спросом. Такой разрыв свидетельствует о том, что страна не использует свои квалифицированные кадры таким образом, чтобы максимально содействовать развитию. Поэтому учащийся, выбирающий для себя область академических интересов, и институт образования, пытающийся направить поток учащихся в соответствие с потребностями национального развития, испытывает на себе давление с двух сторон. С одной стороны, это провозглашенные цели развития общества, с другой - это соображения престижа и структура доходов, идущая в разрез с интересами развития. Например, в 1989 году на Японию пришлось 17% сбыта всех предметов роскоши, совокупный объем которых составил 46 млрд. долларов, это в целом противоречило политике привлечения ресурсов в развитие науки и производства страны в последние десятилетия. Формирование экономики «мыльного пузыря» и новых потребительских ценностей идет в разрез с национальными приоритетами.(122, с25).

[2] Спрос на образование обладает своей собственной динамикой. В стране, где все большая часть населения получает доступ к образованию, вскоре оказывается, что этого уже недостаточно: действует механизм социально-психического заражения. В Африке ребенок неграмотных родителей, который научился читать и считать в начальной школе, хочет продолжить учебу в средней школе, затем поступать в университет, если ему это удастся. Но даже если человек сам не пойдет дальше начальной школы, он будет стремиться к тому, чтобы его дети добились большего под давлением общественного мнения. Таким образом, социальный спрос на образование растет как снежный ком, вне зависимости от состояния экономики или от средств, выделяемых на образование. После второй мировой войны это происходит в странах Западной Европы и Северной Америки на средней и особенно высшей ступени обучения.

[3] В США в 1990 годы население увеличилось в 2,5 раза. Один этот факт способствовал бы увеличению контингента учащихся, даже если бы коэффициент охвата остался прежним. Однако социальный спрос, не говоря уже о других факторах, и здесь сыграл свою роль. Доля детей, посещающих среднюю школу, выросла на 12 % возрастной группы в 1900 до 90% в наши дни. Одновременно контингент учащихся в вузах вырос с 4 до 44% соответствующей возрастной группы. Общее количество учащихся во всех учебных заведениях сейчас превышает 57 %детей, посещающих среднюю школу, выросла на 12 % возрастной группы в 1900 до 90% в наши дни. Одновременно контингент учащихся в вузах вырос с 4 до 44% соответствующей возрастной группы. Общее количество учащихся во всех учебных заведениях сейчас превышает 57 % ; количество учащихся в начальной и средней школе на 10000 населения уже к 1964 году выросло более, чем в три раза, а в высших учебных заведениях более, чем в восемнадцать (49,с.32.).

[4] Век образования на пороге 21 века. – М., 1991.-С.-72

[5] Хотя есть точка зрения, что если такой эксперимент проводится в течение даже короткого отрезка времени, он неизменно приводит к резкому возрастанию численности учащихся, переполнению классов, возможно, к значительному снижению качества.

[6] Школы оценивают учащихся, главным образом, по их способности правильно излагать свои мысли, а это достигается в основном вне школы. «Социальная обусловленность систем образования, которые внешне выглядят демократичными была неоднократно показана в исследованиях о социальном происхождении учащихся из стран Западной Европы, которым удалось закончить школу и поступить в вуз» Во Франции, например, шансы получить университетское образование составляют 58,5% для детей лиц с высшим образованием, и менее чем 2% детей крестьян и рабочих. Такая избирательность особенно заметна в большинстве стран «старой» Европы, Латинской Америки, в которых давно существует состоятельная образованная элита и сильно дифференцированное образование. Этим промышленно развитым странам суждено в будущем испытать серьезные трудности. Предоставляя широкие образовательные возможности лишь избранным, эти страны теряют значительные людские ресурсы.

[7] Основными мерами здесь видятся: стандартизация экзаменов, национального и местного уровней в целях преодоления различного рода дискриминаций, развитие альтернативных форм занятости, снятие излишних формализованных требований при доступе к государственному сектору труда, искусственное формирование и стимулирование образовательных потребностей различных групп. Другим кардинальным рецептом удовлетворения социального спроса на образование является передача функций контроля, регулятивов управления образованием в целом от централизованного государственного аппарата в руки различных компаний, корпораций, СМИ, создание особого рода межнациональных учебных заведений. Так в пределах ЕЭС создан Европейский Университет – неформальное объединение ряда университетов европейских стран. Развитие так называемого «неформального образования» декларируется тем, что широкие слои населения могут получить образование (высшее ) без отрыва от производства. Образцом для многих европейских стран является Открытый университет в Англии, где ежегодно учатся 80 тысяч человек, а учебные программы передаются по радио- и телевизионным программам. Студентов обслуживают 250 учебных центров, расположенных в различных вузах Англии и предоставляют в их распоряжение свои библиотеки и лаборатории. В Швеции, в различного рода кружках и Высших народных школах, учатся более 2 миллионов человек. В США растет количество колледжей, создаваемых промышленными концернами, имеющими право присуждать ученые степени. Неформальное образование применяется сегодня в разных областях и видах деятельности, оно затрагивает многие категории населения и финансируется из разных источников, оно может быть весьма произвольным или настолько регламентированным и расписанным по мелочам, что будет походить на формальное образование. Оно может охватить и самых образованных, и наиболее обездоленные слои населения – женщин в сельской местности, изолированные компактные группы, работающих детей. Неформальное образование затрагивает все: от кампаний по распространению грамотности до компьютерных технологий, включает в себя параформальное (вечерние школы, дистанционное образование), народное, дополнительное образование по интересам (клубы, секции), семейное образование в Швеции и России, многие частные учебные заведения (особенно в странах Восточной Европы и бывшего СССР, где лишь в Москве действует более 200 воскресных школ). Иногда оно находится в благоприятном положении для конкуренции или доминирует над формальным институтом образования, но может и дополнять его. Государство же может таким образом снять с себя массу забот по удовлетворению социального спроса и сконцентрироваться на проблемах оптимального использования имеющихся ресурсов для удовлетворения растущих образовательных потребностей.

[8] Заказ: социальный – выполнение какой-либо интеллектуальной работы, в особ. в областях литературы, культуры в целом ( нередко вопреки объективной потребности) с учетом идеологической направленности официальной государственной политики.

[9] Долженко О.В. Социокультурные проблемы становления и развития высшего образования. Дисс. На соискание степени доктора социологических наук. - М.1995.

[10] Так, например, Жан Поль Шевенемех, министр образования Франции, в 1984 году объявил о принятии мер к тому, что в 2000 году 80% достигнувших совершеннолетия получили степень бакалавра. Эти меры, как ожидалось, должны были снизить уровень трудностей, которые испытывала молодежь на рынке труда. Однако они не дали должного эффекта, так как рынок рабочей силы наполнен конкурентами из развивающихся стран, где стоимость ее гораздо дешевле. В области среднего образования трудности в основном связаны с профессиональной подготовкой, в рамках которой в ряде стран происходит «отделение» от промышленности. Поскольку предприниматели стремятся не заниматься деятельностью, не являющейся необходимой для их собственного выживания. Тот факт, что образованию с профессиональной ориентацией в прошлом придавался столь высокий приоритет в рамках политики развития образования, в целом не облегчает задачу « перестройки». Даже в тех странах, где продвинулись дальше всех в цели создания единой политехнической средней школы, в принципе, позволяющей иметь достаточно гибкую учебную программу, изменения (их темп и характер) экономических условий (например, ФРГ) породили для выпускников школ новую, порой весьма сложную, ситуацию. На высшем уровне образования ситуация еще более серьезна, так как длительное время этот институт был ориентирован на инженерные науки и нужды отраслей тяжелой промышленности, а не на потребности современного общества с информационным фундаментом и широкой развивающейся сферой услуг. Понадобится длительное время для изменения создавшейся ситуации.

[11] Лезурн Ж. Образование и общество: вызов 2000 года. М. ИНИОН, 1989,с.12

[12] Одним из наиболее ярких примеров сотрудничества бизнеса и института образования является деятельность частного университета Ридумэйкан в Киото. В рамках послевоенных реформ образования Японии в структуре университета в 1994году был создан отдел, занимающийся связями с бизнесом. Его сотрудники, проникнувшись социальной ответственностью за результаты деятельности университета, посетили сотни промышленных предприятий и компаний с тем, чтобы выяснить, что может заинтересовать их в плане совместных научных изысканий. Руководство университета прекрасно осознало на тот момент, что в условиях краха экономики «мыльного пузыря» оно не может рассчитывать на поддержку предпринимателей, ничего не давая взамен. На инициативу университета откликнулись около 150 компаний, среди которых оказалось немало мелких и средних, которые даже не подозревали о возможности сотрудничества в сфере науки, тем более университетской, в прошлом оторванной от «земных забот». В настоящее время представители компаний сами приходят в университет с предложением о сотрудничестве. Общая стоимость заключенных контрактов превысила 600 млн. йен, и как полагают сотрудники университета, она будет расти.. 10 % общей суммы идет на нужды отдела по связям с компаниями, а оставшиеся вкладываются в научную работу»(121,262). К тому же компании не только финансируют проекты, но и нередко поставляют дорогостоящее оборудование, а иногда направляют своих сотрудников для участия в совместных разработках. Университет, со своей стороны, привлекает к исследовательским работам не только преподавателей, но и аспирантов и студентов, что в будущем открывает перед ними возможность полной реализации своего образовательного потенциала.

[13] В 80-е годы масштабы помощи бизнеса сфере образования довольно быстро увеличивались, однако к концу 80-х годов темпы ее роста несколько замедлились (в 1988 году она возросла на 6%, а в 1989 - на 4%). В 1989году финансовая помощь американского бизнеса школам и высшему образованию составила 2,3 млрд. долларов, из которых лишь 400 млн. было направлено на поддержку государственных школ, почти в пять раз большие средства поступили университетам и колледжам. Большая часть этой суммы предназначалась на проведение учебных мероприятий, выплату стипендий и т.п. Кроме того, фирмы предоставляют вузам средства на проведение научных работ и исследований. Практика 80-х годов показала, что решить свои финансовые проблемы за счет привлечения средств частного сектора образование не может – все же слишком малы масштабы участия бизнеса в финансировании его учреждений, ему приходится полагаться главным образом на государственные расходы и средства населения в виде платы за обучение.

[14] По мнению части аналитиков, должна быть создана новая модель школы – антрепренерская. Школа должна получить возможность идти своим путем и выжить, если ей удастся привлечь учащихся и других заинтересованных в ее деятельности субъектов (по всем законам рынка). По мнению американских экспертов, негодность системы образования США во многом является следствием монопольного положения государственного сектора, положением вне конкурса.
Либеральные эксперты по проблемам образования, политические деятели-демократы, учителя государственных школ и их профсоюзы и школьные администрации считают, что расширение образовательного выбора не решит таких проблем американской школы, как большой отсев учащихся, нехватка квалифицированных учителей, низкое качество подготовки выпускников без серьезного государственного финансирования. Деловые же круги США, напротив, активно поддерживают идею свободного образовательного выбора. Возникающая в результате конкуренции между школами за привлечение учащихся ситуация должна, с их точки зрения, повысить эффективность образовательной деятельности.

[15] В некоторых штатах в рамках программ «партнерства в области образования» деловые круги были непосредственно вовлечены в перестройку деятельности школ. Так, компании участвовали в пересмотре учебных программ, обеспечивали старшеклассникам возможность проходить практику на предприятиях фирм. Всего в США 10 тысяч компаний установили связи с 35 тысячами школ. Такая заинтересованность имеет под собой достаточно прагматическую основу – бизнес получает возможность прямого доступа к формированию будущей рабочей силы. Затраты фирм на помощь школам, установление прямых контактов с ними с лихвой окупаются, считают сотрудники ОЭСР (Д. Хирш), в результате последующей экономии средств на поиск, наем и переподготовку требуемых работников (по аналогии с опытом «шефства» во времена СССР).Такая организация предпринимателей как «Деловой круглый стол» уделяет большое внимание проблемам начальной и средней школы. Уже в 1980 году 172 главных управляющих компаний – членов этого круглого стола подписали документ, в соответствии с которым фирмы должны за счет своих ресурсов в течение 10 лет осуществлять меры по улучшению начального и среднего образования. Журнал американских деловых кругов «Форчун» ежегодно организует конференции по проблемам образования, с участием руководителей фирм, политических деятелей работников образования. Можно привести много конкретных примеров участия американского бизнеса в программах помощи школам. Так одна из компаний (RJR Nabisco Foundation) учредила фонд школ будущего столетия, другая (Next century sсhools fund) для финансирования разработок новых методов обучения и школьных программ выделила 30 млн. долларов. Компания IBM начала осуществление программ по стимулированию новых направлений использования компьютеров в классах, выделив на это 25 млн. долларов. «Бэнк оф Нью Инглэнд» финансирует вознаграждение лучших учителей. В Чикаго группа корпораций открыла частную школу, в которой бесплатно учатся 250 детей в возрасте от 2 до 13 лет. По мнению многих экспертов наиболее плодотворным может быть партнерство бизнеса и школ в уменьшении отсева учащихся и организации первичной совместной профессиональной подготовки, что явилось бы решением многих социальных проблем, связанным с девиантным поведением невстроенных в социальное пространство подростков и молодежи. Так в результате реализации компаниями – членами коалиции бизнесменов Аризоны (Arizona Business coalition) – программы профессионального обучения 2 тысяч старшеклассников из нескольких школ был получен стопроцентный результат: отсев среди них вообще прекратился, хотя в целом по штату его уровень составляет 37%. В некоторых городах руководители фирм в сотрудничестве со школьными округами составляют прогнозы изменения потребностей рынка труда на 3-5 лет и дают рекомендации школам с учетом этих предложений. Однако в целом по стране отсев учащихся по-прежнему велик. Многие выпускники школ не готовы ни к работе, ни к учебе в вузах. Каждый пятый американец в возрасте 18 лет и старше «функционально безграмотен».

[16] В том числе и в России, где, например, в законе «Об образовании» в статье 2 п.6 зафиксирован «демократический, государственно-общественный характер управления образованием».

[17] Местные органы власти в США: организация управления и экономической деятельности. - М.,1996, с.-6 .

[18] Малькова З.А. Американская школа в оценке общественности //Педагогика, 1997, №4,с108.

[19] Дж. Сорос предлагает аналитический обзор инвестиционной стратегии фонда, сочетающей политическую деятельность с благотворительной. Сорос так оценивает ситуацию в России: « Советская система потерпела крах, но другая система на ее место еще не пришла. Превалирующей все еще является тенденция к спаду, к дезинтеграции и распаду…(88, с. 170) …Я считаю неприемлемым быть единственным западным источником поддержки российской науки… …Я намереваюсь действовать в этих направлениях, пока гражданское общество меня поддерживает, а власти терпят их….Я думал создать своего рода зародыш рыночной экономики, который мог бы расти в рамках централизованно планируемой экономики..: организм «матери» слишком болен и не может поддержать здорового эмбриона». (88, с. 179-180)

[20] « Работа преподавателей как раз и заключается в том, чтобы сохранить самобытность каждой страны и каждого народа и в то же время подготовить детей к жизни в совершенно другом мире – глобальной деревне….Во многих частях мира наблюдается ломка структур, при этом падает влияние семьи, религии и других социальных факторов на формирование жизненных устоев молодых людей. Преподаватели призваны взять на себя бремя этих проблем; но необходимо задаться вопросом о том, какое общество готово оказать помощь школам и преподавателям в том, чтобы удовлетворить их требования…. Сами по себе преподаватели не в состоянии ответить на все вопросы, возникающие в связи с огромными проблемами…Школе нужны партнеры в лице других социальных сил, поскольку, если мы оставим ее в одиночестве и будем требовать от нее слишком много, мы рискуем деморализовать школу и учителей… Разумеется, призыв мобилизовать все общество в поддержку школы, не освобождает преподавателей от возложенной на них ответственности…Для этого необходимо определить цели в области образования и направление реформ путем консультаций, координации и диалога с преподавателями, их организациями и другими участниками трансформации образования, а именно: семьей, ассоциациями родителей, предприятиями, работодателями, организациями трудящихся, средствами информации, моральными и духовными авторитетами, а также научным сообществом. Такие консультации и координации не должны ограничиваться фазой осуществления проектов или реформ, они должны охватить их разработку, начало осуществления, контроль за исполнением и оценку». ( См.:Международная конференция по образованию, 45-сессия, Женева, 30 сент.-5 окт. 1996г. Заключительный доклад. – Париж, 1997, с.3, 28,29).

[21] Гайда А.В. Гражданское общество как политический феномен. Доклады конгресса. Екатеринбург,1999, с.56

[22] Кургинян С. Седьмой сценарий. – Постперестройка. – М.: ЭТЦ, 1992, с.105.

  Вам нужны пластиковые окна.
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку