CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2002 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Гносеологические и социокультурные исследования науки в трудах английских марксистов...
Гносеологические и социокультурные исследования науки в трудах английских марксистов...

С.М. Богуславская

кандидат философских наук

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НАУКИ В ТРУДАХ АНГЛИЙСКИХ МАРКСИСТОВ 70-80-х ГОДОВ ХХ ВЕКА

Выдвижение философских проблем науки в качестве одной из основных проблем марксистской философии Англии связано с усилением роли науки в общественном развитии, потребности в методологическом обеспечении естественных и общественных наук, историко-философскими и культурными традициями Англии, необходимостью обоснования научного характера самой марксистской философии.

В анализе философских проблем науки в марксистской литературе Англии можно выделить два этапа: 30-50 - е гг. и 60-80-е гг. Первый этап исследования философских проблем науки в трудах английских марксистов совпадает с начальным этапом институционализации в организации науки. В этот период разработка теоретических проблем марксизма тесно связана с коммунистическим и рабочим движением. Марксизм мало распространен в академической среде. Второй этап - этап научно- технической революции, период массовых демократических движений, когда марксизм становится не столько идеологией рабочего движения, сколько фактором культурной жизни Великобритании.

На втором этапе (в 60-80-е гг.) происходит всестороннее осмысление науки в контексте культуры в новых исторических условиях развертывания НТР. В этот период уточняется диалектический характер связи между марксизмом и наукой, роль диалектики в научном познании ( дискуссии английских марксистов), на первый план выходит анализ теоретических предпосылок и обоснование теоретического статуса рассмотрения этой проблемы в марксизме. Ставится задача понять соотношение теории познания и теории научного знания, выявить эвристическую роль марксистской гносеологии в соотношении с другими теориями, например, теориями социального познания Вебера, Дюркгейма, сформулировать отношение к континентальным школам марксистской гносеологии, например, трудам Альтюссера.

Расцвет эпистемологических исследований, основанных на марксистской традиции и касающихся так или иначе проблем научного познания, приходится в Великобритании на 70-е гг. В основном эти исследования ведутся представителями "университетского" марксизма. Здесь можно назвать имена таких ученых, как Р. Бхаскар, Т. Бентон, Д. Сейер, А. Колльер, Р. Эджли, чтобы убедиться в том, что за дело взялась новое поколение британских философов - марксистов. Монографии Бхаскара, обобщающий труд "Проблемы марксистской философии. - Т.З. - "Гносеология, наука, идеология", изданный под редакцией Д. Мифема и Д.-Х. Рубена в Брайтоне в 1979г., составили значительный вклад в развитие марксистской традиции.

Основными парадигмами в данном направлении являются, не без влияния школы Альтюссера, исследования проблемы познания (и в особенности научного познания) в следующих "координатах": "наука - идеология - философия", "методы естественных наук - методы гуманитарного познания" (и шире: гуманитарная культура)".

В 80-е гг. гносеологические исследования начинают испытывать влияние так называемого аналитического марксизма, который окончательно оформился в качестве самостоятельного научного направления к 1986г. Требования терминологической четкости, строгости категориальных различений, применение правил научного дискурса к анализу общественных явлений - безусловно, такой своеобразный синтез науки и социальной теории марксизма способен дать интересные результаты и в процессе построения философского доказательства. Но это уже скорее научные проблемы философии (точнее: проблемы "онаучивания" философии), нежели собственно философские проблемы науки. Поэтому в своей статье я не рассматриваю специально эту ветвь развития марксизма.

К концу 60-х - началу 70-х гг. в англо-американской марксистской гносеологии складывается оппозиция: философам - реаластам противостоят так называемые "дискурсивные" философы.1

Ряд англо - американских авторов считают реализм надежной опорой естественных и общественных наук ( представители реализма: уже упоминавшиеся Р. Бхаскар, Т. Бентон, Д. Сейер, а также Д.-Х. Рубен, А. Колльер, К. Соупер и др.) Они утверждают, что успешно действующие научные концепции не сводимы ни к наблюдаемым эмпирическим формам, как это имеет место в позитивизме, ни к продуктам теоретической деятельности научных сообществ, как их рассматривает конвенционализм. Они вскрывают реальные механизмы и процессы, в результате которых рождаются научные концепции. Марксисты, склоняющиеся к реализму, доказывают, что марксистский материализм включает, по крайней мере, предпосылки современной реалистической трактовки отношения между концепциями и миром. Другие философы-марксисты подходят к делу еще проще, отождествляя диалектический материализм и реализм в теории познания.2 При этом достигается теоретическая ( философская) оценка как теоретических значений концепций, так и эмпирической реальности, которую они отражают. Реализм не нуждается в утверждении какого-то уникального, особого статуса марксизма, поэтому реалистическая гносеология развивается в рамках самого марксизма, используя в качестве материала для анализа сопоставление с другими философскими теориями. Эту тенденцию мы можем обнаружить в работах позднего Альтюссера, однако у английских марксистов реализм развивается независимо, что свидетельствует о некоторых общих тенденциях в развитии марксистской гносеологии.

"Дискурсивная" философия представляет собой постальтюссерианское направление (представители: П. Херст, А. Кутлер и др.), причем это последователи "раннего" Альтюссера, много заимствовавшие у структурализма и немарксистских конвенционалистских теорий философии науки в попытке представить марксистскую философию как "теорию теоретической практики". Они оспаривают понятие науки как предмет философии на том основании, что борющиеся гносеологии выдвигают в качестве обоснования такую связь между концепцией и реальностью, которую сами же и декларируют. Необходимо, по их мнению, совершенно отказаться от прежних видов философии как догматической, абстрактной формы дискуссии и исследовать политические и теоретические аргументы как специфические моральные, идеологические и культурные способы построения дискурса (отсюда - название этого направления). В этом направлении выражается "усталость" от не всегда оправданно высокого уровня абстракции при изучении общественных явлений, отсутствия теорий " среднего уровня" в марксизме. Наиболее характерным для этого направления является отказ от понятия " рациональность" в исследовании науки и других форм общественного сознания. Типичная аргументация при этом такова: построение дискурса не связано с исследованием внешнего мира, напротив, наш дискурс создает окружающий мир.

Реалистическая тенденция оказалась ведущей в 70-е - нач. 80-хгг. Реалисты придерживаются отрицания на материалистической основе релятивистских требований "дискурса". Однако в ходе дискусии произошло обогащение реалистического направления за счет понимания сложного опосредованного характера связи между научными концепциями и реальностью, специфических законов построения научного дискурса. При этом сохраняются понятия " наука", "научность", "объективность", " объективная истина"; понятие "рациональность" оказывается переосмысленным, приобретя социально-историческое измерение. Результатом дискуссии стал своеобразный синтез, преодоление резкой альтернативности рассмотренных выше направлений. Таким образом, в 60-70-е гг. марксистская философия сама стала одним из аспектов относительно самостоятельной дискуссии об истине и рациональности.3

Р. Эджли писал: "… Альтюссер (здесь точнее было бы: альтюссерианцы. - С.Б. ) не понял глубины философской революции. Марксистская наука характеризуется не просто особыми научными понятиями ("способ производства", "производственные отношения"), но и спецификой понимания более общих понятий ("наука", "знание", "разум")…".4 Д. Сейер в своей статье "Наука как критика: Марк против Альтюссера" отмечал: альтюссерианство (и в особенности Хиндесс и Херст как наиболее последовательно разработавшие данную тенденцию) связано в более или менее систематической форме с конвенционалистской эпистемологией, априористской методологией и отречением от истории, когда теоретические конвенции рассматриваются как раз и навсегда данные, застывшие. 5

Задача марксистской гносеологии с точки зрения реалистической тенденции - теоретически понять явления в пределах их точных исторических условий существования как формы проявления специфических исторических существенных отношений. Существующее соотношение между опытными формами и категориями мышления необходимо объяснить теоретически, а это означает определить условия существования данных явлений, т.е. указать границы, в которых категории, отражающие эти формы, могут быть верно применены. Главное, как пишет Сейер, в материалистической гносеологии, - это точный критерий эмпирической адекватности и признание первоочередного значения истории для социальной теории и социальной практики. 6

Дадим общую характеристику реалистического направления.

Наиболее яркие, на наш взгляд, представители этой тенденции: Р. Бхаскар( позитивная разработка проблем гносеологии) и А. Колльер (разработка проблем гносеологии посредством критики альтюссерианства).

Своеобразной чертой этой группы университетских марксистов является стремление противостоять монополии узкого академизма, развившегося в англоязычной философии после второй мировой войны под определяющим влиянием лингвистического анализа. Уже упоминавшийся выше Рой Эджли, профессор философии Сассэкского университета, становится главным редактором серии "Harvester Philosophy Now", ставящей целью собрать и издать актуальные антидогматические работы. Книги разных, несхожих авторов объединяет нонконформизм, желание вывести философию из башни слоновой кости. В этой серии выходят: труд по гегелевской феноменологии Ричарда Нормана и двухтомное исследование философии Сартра Иштвана Месароша, монография о политической философии Мерло-Понти Сони Крукс и др.; в этой серии в 1979 - 81гг. выпускает две свои книги Рой Бхаскар.

Многие марксистские философские труды в англоговорящих странах в конце 60-х - 70-х гг. были связаны с истолкованием или ассимиляцией континентальных (западноевропейских) философских систем: Сартра и Франкфуртской школы, Лукача и Корша, Грамши и делла Вольпе, Альтюссера, а в конце 70-х гг. - Коллетти и Тимпанаро. В конце 70-х - начале 80-х гг. перед марксистами - реалистами встает задача "идти дальше пассивной ассимиляции континентальной европейской философии, которая до сих пор доминировала в англоязычном мире; … внести свой вклад в дискуссии, ведущиеся в европейских странах".7

Возникает необходимость проводить более глубокую аргументацию в марксистских дискуссиях, на более высоком теоретическом уровне, с рассмотрением всех возможных альтернатив. Марксисты - реалисты выступают против широко распространенной, к сожалению, черты марксистской теоретической культуры, а именно: такого стиля полемики, когда необходимая аргументация подменяется наклеиванием ярлыков. Особенно это характерно для худших "образцов" марксизма - догматических писаний, в которых марксистское учение сводится к обкатанным фразам и отрепетированным лозунгам, а то и простому цитатничеству. Для преодоления этого стиля, для выработки недогматической, гибкой аргументации опять - таки необходимо было повышение теоретического уровня марксистских исследований.

Этой задаче как раз и служит разработка реалистических категорий: возможность, естественная или физическая необходимость, естественные качества, сущность и явление, многие из которых идут еще от аристотелевской традиции. Разработка этих категорий важна для создания антипозитивистской онтологии и гносеологии.

Редакторы и авторы уже упоминавшегося третьего тома "Гносеология, наука, идеология" сборника "Проблема марксистской философии" считают, что марксистская философия с самого начала движется между Сциллой позицивизма (Плеханов, Энгельс, Дицген, Ленин, Богданов и многие теоретики периода II Интернационала) и Харибдой идеализма (обычно в "человеческом" варианте: Лукач, Деборин, Франкфуртская школа, Корш, Сартр и различные "человеческие" марксистские тенденции).8 Некоторые философы, от австро-марксистов до Коллетти, не могли придумать другой выход из тупика, кроме лозунга "назад, к Канту".

Реалисты поставили своей целью, во-первых, показать марксизм в его отличительных особенностях, не сводя ни к позитивизму, ни к идеализму, ни к примечаниям к "Критике чистого разума"; во-вторых, вновь подчеркнуть значение материализма и реалистической теории науки (здесь следует отметить работы Р. Бхаскара, А. Колльера, Т. Бентона, Р. Кита, Дж. Урри и Д. - Х. Рубена).

Решающее значение приобретает различение онтологии и гносеологии. Сплошь и рядом путаница и недопустимые философские выводы в работах британских постальтюссерианцев объясняются, считают реалисты, отсутствием этого разграничения или неправильной его интерпретацией.

Внимание к гносеологии в марксизме в этот период во многом связано, как мы уже отмечали выше, с необходимостью критики постальтюссерианства, сконструировавшего специфический идеалистический подход, который "слеп ко всему оригинальному и плодотворному в марксистской гносеологии".9 Британские "ученики" Альтюссера в меньшей степени, через своего учителя, а Альтюссер очень значительно испытали влияние таких крупных мыслителей, как Койре и Башляр. Т.о., в опосредованной форме перед марксистами стояла задача критики крупнейших деятелей французской школы философии науки. Эджли писал о необходимости критики французской философии науки и англо-саксонской эмпирической социальной науки.

Реалисты глубоко осознали, что философия науки - не узкоспециальное дело, как это было до недавнего времени в Англии. А. Колльер и Р. Бхаскар писали, что не может быть единой гносеологии науки, как она отыскивается в эмпиризме. Но это не потому, как убеждают нас постальтюссерианцы, что мысль не соотносится с реальностью, но потому, что различные науки имеют различные объекты.

Материалистическая теория науки должна включать обоснование значимости эксперимента в науке. Результат эксперимента и в связи с этим возможность проверки научной теории находится в причинной связи с природой реального объекта, а не является продуктом мышления. Эмпирическая верифицируемость (testability) не предполагает ни существование некоего "теоретически независимого языка", как полагают Фейерабенд, с одной стороны, и Хиндесс и Херст, с другой стороны, ни понимания научного знания как результата противопоставления пассивного индивидуального субъекта "данным эксперимента".

Нужно отметить, что реалисты недооценивают значение практики как критерия истины научных теорий. В чем - то, видимо, здесь сказалась последействие противостояния "лысенковщине".Иллюзорной непосредственной включенности науки в практическую деятельность противопоставлено не исследование опосредованного механизма связи науки и практики, превращения науки в непосредственную производительную силу, а простое декларирование относительной (в данной трактовке она превращается в абсолютную) независимости научного познания.

Настаивая на четком разграничении онтологических и гносеологических проблем или онтологических и гносеологических сторон какой-либо философской проблемы, реалисты вместе с тем отмечают связь между онтологией и гносеологией. Марксистская гносеология, как утверждают реалисты, основывается на философски приемлемом разграничении сущности и явления (об этом много и плодотворно пишет Д.Мифем). Это разграничение требует интерпретации сущности в понятиях причинности. Только тогда удается избежать широко распространенных обвинений марксизма в "эссенциализме". Дальнейшее углубление рассмотрения науки как относительно независимого от общественного бытия феномена, развивающегося по специфическим законам, связано с проводимым Бхаскаром различением между открытой и закрытой системами и его гносеологическими следствиями.

Конкретное, будучи единством многих детерминаций, непостижимо ни в результате пассивного наблюдения, ни выведением в мысли из сущности посредством формальных дедуктивных структур. Конкретное, с одной стороны, детерминируется множеством факторов, а с другой стороны, в его основе лежат различные сущностные структуры. Отсюда, как подчеркивает Р. Эджли, необходимость совершенно неэмпирических процедур, которые являются как диалектическими, так и критическими. При этом важно показать, что основанная на этом абстракция является совершенно неслучайной процедурой. Этот метод становится критерием отдаления абстракции, производящей научные теоретические понятия, от абстракции, которая производит теоретическую идеологию.10

Реалистическое направление марксистской гносеологии вырабатывает весьма своеобразное отношение к постпозитивизму. Хорошо это отношение выразил Р. Бхаскар в своей книге "Реалистическая теория науки".11 70-е гг. - время бурного развития критической деятельности в философии науки (постпозитивизма). Можно выделить два направления критической активности. Первый постпозитивистский подход к науке подчеркивает социальный характер науки и обращает внимание в особенности на явления изменений и развития в науке. К этому направлению относятся Кун, Поппер, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин, Полани. Специфика науки здесь определяется через особенности социальной ( научной) деятельности ученого; это направление выступает против теории оснований. Второе течение исходит из преимущественного обращения к стратификации в науке, анализа результатов научной деятельности; этот подход подчеркивает различие между объяснением и предсказанием, отмечает роль моделирования, выступает против концепции, что наука имеет дедуктивную структуру. Это течение представляют Скривен, Хенсон, Харре.

Реалисты делают попытку синтезировать два критических течения и показать, в частности, почему и как реализм, предполагаемый неявно первым течением, должен быть распространен на объекты мышления, постулируемые вторым направлением.

Без помощи переосмысленной онтологии, без понимания мира как тоже сложно организованного и дифференцированного не удается избежать Сциллы эмпиризма (рассмотрение структуры как чего-то в конечном счете несущественного) и Харибды своего рода неокантианского прагматизма в духе Тулмина и Куна (обоснование структуры исключительно с точки зрения устойчивых или изменяющихся потребностей научного сообщества). Задачей становится показать, как такая новая онтология предполагается социальной активностю науки.

Наиболее полно эту задачу реализовал Рой Бхаскар. Его работу "Возможность натурализма" (1979г.) называли своего рода Коперниканской революцией в философии науки.

Осмысление реалистического обоснования научного познания Р. Бхаскар начинает с проблемы природы научного закона. Он прежде всего фиксирует онтологическую разницу между научными законами и опытными данными 12 (в статье "О возможности социального научного знания в пределах натурализма" Бхаскар формулирует свою мысль еще более жестко: пишет об "онтологическом разрыве"13).

Реальной основой каузальных законов является порждающий механизм природы. Это ничто иное, как способы действия событий. Причинные законы - это законы - тенденции. Тенденции представляют собой определенные силы или склонности (powers and liabilities ), которые могут действовать, не проявляясь в каких - либо частных результатах. Это не контр- фактические, а транс-фактические утверждения. Слабость юмовской концепции законов, которая, к сожалению, до сих пор определяет стиль мышления многих естествоиспытателей, состоит в том, что она связывает законы только с закрытыми системами, в которых существует постоянное повторение определенных совпадений. Для открытых систем законы только тогда могут быть универсальными, когда они понимаются не эмпирически, а трансфактуальным образом, т.е. рассматриваются как активность порождающих механизмов и структур, независимо от какой-либо особой последовательностисобытий.14

Различие открытых и закрытых систем и познание специфики законов - тенденций как в тех, так и в других (в особенности в открытых) являются онтологической основой для концепции необходимости в природе, т.е. необходимости, не зависящей от деятельности человека. То, что каузальные законы должны анализироваться как тенденции, которые с необходимостью проявляются в эмпирических инвариантах при относительно замкнутых особым образом условиях, является хорошим аргументом в критике философских положений Поппера, Хемпеля и Уинча, которые в своих построениях неявно исходят из эмпирических инвариантов.

Условием мыслимости экспериментального обоснования и практического приложения знания является то, что его объекты - реальные структуры, существующие и действующие независимо от тех обобщений, которые производит знание - Бхаскар называет их непереходными (intransitive) объектами. Но само познание - социальный процесс, его цель - производство знания об объекте. Производство знания должно зависеть от использования существовавших прежде познавательных материалов, которые Бхаскар называет переходными (transitive) объектами познания. Здесь используются такие процедуры, как построение модели, использование аналогии и метафоры. В описании этих процедур традиционно сильны представители второго направления постпозитивизма, на работы которых ссылается Бхаскар.15

В науке осуществляется трехфазная диалектическая схема развития, в которой происходит постижение феноменов. На первом этапе наука устанавливает феномен (или ряд феноменов); на - втором создает его (их) объяснение; на третьем этапе эмпирически проверяет это объяснение, что ведет к выяснению работы порождающего этот феномен (или ряд феноменов) механизма, который, в свою очередь, становится феноменом, который наука должна объяснить - и т.д. Т.о., сущность науки - движение от уровня проявления феноменов к структурам, которые их порождают.

Уже этот краткий обзор некоторых основных идей Р. Бхаскара как одного из наиболее ярких представителей реализма показывает, что реалистическая гносеология представляет собой качественно новый этап развития марксистской гносеологии - в первую очередь в силу культуры построения философского обоснования. От простого противопоставления своих взглядов иным теоретическим системам английские марксисты - реалисты переходят к творческой дискуссии с постпозитивистской философией науки. В этой дискуссии есть как элементы полемики, так и элементы диалога.

Литература

1. Cf.: McLennan G. Historical Materialism Today // Marx: A Hundred Years On /Ed. By B. Matthews. - L., 1983. - P. 150-152.

2. Cf.: Collier A. In Defense of Epistemology // Issues in Marxist Philosophy. Vol. III. - Brighton, 1979. - P. 81.

3. Cf.: McLennan G. Historical Materialism Joday // Marx: A Hundred Years On. - P. 152.

4. Edgley R. Marx` s Revolutionary Science // Issues in Marxist Philosophy. Vol. III.-P.26.

5. Cf.: Sayer D. Science as Critigue: Marx vs Althusser // Ibid. - P.27-54.

6. Cf.: Ibid. - P.48.

7. Issues in Marxist Philsophy. Vol. III. Epistemology, Science, Ideology /Ed. By J. Mepham and D. - H. Ruben. - Yeneral Introduction. - P. IX.

8. Cf.: Ibid. - P. X - XI.

9. Issues in Marxist Philosophy. Vol. III. - Introduction to the III Vol. - P.1.

10. Cf.: Ibid - P.3-4.

11. Cf.: Bhaskar R. A. Realist Theory of Science. - Susseex, 1978.

12. Cf.: Ibid. - P.12.

13. Cf.: Bhaskar R. On the Possibility of Social Scientific Knowledge …// Issues in Marxist Philosophy. Vol. III. - P. 109.

14. Cf.: Bhaskar R. A Realist Theory of Science. - Appendix to Ch. 2.

1. Cf.: Harre R. Principles of Scientific Thinking. - L., 1970. - Ch.2; Hesse M. Models and Analogies in Science. - Indianopolis ,1966.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку