CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Отношение молодежи к будущему России,С.П. Иваненков

С.П.Иваненков,

доктор философских наук

Отношение молодежи к будущему России

Консолидирует население в единый народ, конституируют "национальную идею" - общие цели, общие ценности, желаемый и ожидаемый облик будущей России. Относительно целей, желаемого и ожидаемого облика будущей России мы уже почти все выяснили. (Мы писали об этом в предыдущих статьях см. Credo new №1, №2,№3 за 2002 г.) Но все же хотелось бы дополнить картину некоторыми деталями.

Несмотря на многие названные выше кризисные характеристики российского настоящего отношение молодежи Оренбуржья к будущему страны, тем не менее, можно было бы назвать спокойно-оптимистичным. На вопрос: Как Вы думаете, что ожидает Россию в XXIвеке? Ответы мы дадим в сравнении с 1997 годом, пожалуй, самым (относительно) благополучным годом "новой России».

Таблица 1. Распределение мнений относительно будущего России в ХХ веке

  2000 г. 1997 г.
XXI век - это век расцвета нашей страны, ее ожидает великое будущее 19,8 15,27
ситуация изменится к лучшему, но не сильно 35,0 39,26
ситуация ухудшится, но не сильно 8,7 9,07
страну ждет прозябание и угасание 5,7 6,38
затрудняюсь ответить 14,0 23,00

Сейчас более половины респондентов уверены по меньшей мере в улучшении ситуации и даже надеются на то, что Россия преодолеет-таки "период серьезных испытаний" и обретет подобающий ей статус великой и процветающей страны. Сюда, скорее, можно приплюсовать также и тех, кто ожидает несущественного ухудшения ситуации. Т.е. около 63,5 % молодых людей не испытывают никаких апокалиптических и панических настроений, поэтому общественную ситуацию по отношению к ожиданиям будущего в плане психологического состояния населения можно считать достаточно стабильной.

А сравнение с "благополучным" 1997 годом радует еще больше. В " великое будущее и процветание России" тогда верили меньше (15,27 % в 1997 г. и 19,8 % в 2000 г.), на хотя бы небольшое улучшение ситуации надеялись больше (39,26 % и 35,0 % в 1997 и 2000 годах соответственно). Но зато, в 2000 году, хотя и не намного, но уменьшилось число пессимистов (суммарный показатель снизился с 15,45 в 1997 г. до 14,4 % в 2000г.), а главное - значительно уменьшился процент затруднившихся с ответом ( с 23 % в 1997 г. до 14 % в 2000 г.), что свидетельствует о формировании определенности и устойчивости в восприятии будущего, и вектор этой определенности, пусть еще очень медленно, но приобретает положительную направленность.

Какие выводы напрашиваются в этой связи? Напомним, что "оптимисты" тогда еще не ведали, что впереди Россию ждет 1998 год, августовский коллапс и последующий шок, которые определили всю социально-экономическую и политическую окраску 1999 года, а какой она была мрачной, демонстрирует весь настрой Ежегодного Послания президента РФ Федеральному собранию РФ - 1999, с которого, напомним, этот доклад начинался. То есть, между двумя столбцами этих цифр, расхождения между которыми, на первый взгляд, не очень значительны, лежит обвал 1998 года! А это обстоятельство накладывает на эти цифры совершенно иной отпечаток!

Потому что пройди это исследование в конце 1998-99 года, скорее всего, оно представило бы будущее России в восприятии населения в очень безрадостных тонах. И если в социально-экономических показателях откат России в этот период был оценен в 4 года, то трудно сказать, насколько была отброшена Россия от "великого будущего и процветания" в ощущениях и психологических оценках. Таких экспертных замеров мы еще не привыкли делать и учитывать. Возможно, тогда это звучало как "никогда", или "очень не скоро", "вряд ли в обозримом будущем", или "не при жизни этого поколения" и т.д., то есть, навечно, навсегда.

И вот, когда спустя 2 года после этого мы получили картину уже воспрянувшего национального духа, уже оправившегося от потрясения, можно говорить не просто об оздоровлении психологической обстановки, пришедшей вслед за оздоровлением социально-экономической ситуации. А учитывая, что 1997 год, как упоминалось выше, был относительно благополучным годом, годом относительной социально-экономической и политической стабильности, впервые наступившей после нескольких лет общественной лихорадки "радикальных рыночных реформ", то можно даже констатировать, что в 2000 году Россия достигла большего благополучия и стабильности, чем в самый благополучный год последнего десятилетия. По этому барометру общественного сознания, послешоковая реабилитация страны, можно считать, благополучно пройдена.

На фоне наших долгих "исторических неуспехов" последних десятилетий века это скромное достижение есть большой успех. Это социальный результат, думается, более значительный, чем констатируемые экономические успехи в виде наметившегося промышленного роста. Это тот самый выход из духовного оцепенения, духовный подъем, без которого не могла преодолеть кризисов ни одна нация. Население, поверившее в будущее своей страны, в самом процессе обретения этой веры, превращается в народ, подобно тому, как куколка невидимо глазу наблюдателя превращается в бабочку. Народ, уверенный в своем историческом будущем, действительно способен добиться не просто экономического роста, но и процветания, и великого будущего своей страны.

В посланиях Федеральному собранию 2-х последних лет президент В.В.Путин не раз подчеркивал: " Мы входим в период, когда от нашей воли, от нашей квалификации и выдержки зависит долгосрочный успех страны…В социально-экономической сфере нам потребуется не меньше настойчивости, не меньше терпения и мужества " (2). " У нас хватит и разума, и воли. Если так будет, то появится и результат. И тогда придут стабильность и национальный прогресс. Придут успех и процветание России." (1) А воля и разум, выдержка и терпение, настойчивость и мужество, названные здесь как необходимые предпосылки национального прогресса, это и есть составные элементы индивидуальной и общественной психологии, показателем состояния которой, в частности, является и уверенность в завтрашнем дне России.

Возвращаясь снова к цифрам настоящего доклада, интересно увидеть распределение "позиции будущего России" в мнениях людей с разным отношением к общественным целям и средствам их достижения (в % к общей численности в своей группе).

 Таблица 2. Распределение мнений о будущем России

  Конформисты Инноваторы Ритуалисты Ретритисты Мятежники
Россию в XXI веке ожидает расцвет и великое будущее 36,36 22,97 16,07 26,67 18,67
Ситуация улучшится, но не сильно 43,94 43,24 51,19 33,33 28,0
Ситуация ухудшится, но не сильно 6,06 14,86 10,12 20,00 14,67
Страну ждет прозябание и угасание 4,55 6,76 7,14 5,00 12,00
Затруднились с ответом 9,00 12,16 15,48 15,00 26,67

Здесь обращают на себя внимание следующие моменты. Законопослушные и солидарные с официальной идеологией "конформисты" более других уверены в "светлом будущем" России (36,36% - за "великое будущее и процветание" и суммарный показатель за положительную оценку будущего - более 80 %). Это хороший показатель. Среди "конформистов", доверяющих настоящее и будущее законным целям и средствам, таких оптимистов вдвое больше, чем среди "мятежников" (18,67 %) и "ритуалистов" (16,07 %).

Очень спокойно смотрит в будущее группа "ритуалистов": среди них меньше всего восторженных оптимистов (16,07 %), но и больше всех из высказавших свое мнение за небольшое улучшение ситуации (51,19 %). Самое большое количество пессимистов - среди "ретритистов" и "мятежников", среди них более четверти считают, что "добром дело не кончится". Особенно "мятежники", мрачные прогнозы 12 % из которых ориентируют их на такую перспективу, как "конец России". Это в 2-3 раза больше, чем в других группах. Правда, большая часть их еще не высказалась определенно, еще раздумывает (число неопределившихся - почти 27 %, т.е. тоже почти в 2-3 раза больше, чем в других группах), и возможно, их колебания в конечном итоге решатся в пользу возрождения надежды на лучшее будущее.

Распределение ответов на этот вопрос среди участников опроса в зависимости от пола тоже иллюстрирует некоторое улучшение ситуации, по сравнению с 1997 годом:

Таблица 3. Распределение мнений о будущем России

  2000 год 1997 год
Муж. Жен. Муж. Жен.
Россию в XXI веке ожидает расцвет и великое будущее 8,98 9,10 7,55  6,44
Ситуация улучшится, но не сильно 13,17 19.40  15,90  21,02
Ситуация ухудшится, но не сильно 2,87 5,27 3,68 4,76
Страну ждет прозябание и угасание 2,40 2,63 2,79 2,88
Затруднились с ответом 5,15 8,14 8,98 12,22

По двум положительным перспективам России число причастных позиций возросло примерно в !,2 раза у юношей и в 1,4 раза у девушек. Правда, при этом незначительный рост испытали и обе отрицательные перспективы - у юношей несколько увеличилось число ожиданий ухудшения ситуации и прогнозов печального конца страны; у девушек число глубоких пессимисток тоже возросло, но больше стало и тех, кто ожидает незначительное ухудшение ситуации. Зато заметно возросло число сомневающихся в выборе определенного прогноза - в 1,7 раза среди юношей и в 1,4 раза среди юношей. Возможно, что уже в ближайшее время их выбор определился в лучшую сторону.

Фактор перспективы выживания страны в преломлении к социальной группе "молодежь" имеет особый аспект, - именно молодежь, воспроизводя население, обеспечивает будущее страны. Поэтому ее мнение на этот счет имеет особое значение, поскольку становится фактором, определяющим - в случае оптимистичного характера этого мнения - перспективу роста рождаемости, а в случае победы пессимистических прогнозов - падения рождаемости. Сама же рождаемость - это возможность роста населения страны, которое, как известно, является не последней предпосылкой общественного производства, главным источником социально-культурного развития и общественного благополучия страны.

Поэтому интересно посмотреть распределение прогнозов относительно будущего России внутри этих групп, т.е. какая часть из юношей придерживается того или иного мнения, и какая часть среди девушек.

Таблица 4

  Мужчины Женщины
Россию в XXI веке ожидает расцвет и великое будущее 27,57 20,43
Ситуация улучшится, но не сильно 40,44 43,55
Ситуация ухудшится, но не сильно 8,82 11,83
Страну ждет прозябание и угасание 7,35 5,91
Затруднились с ответом 15,81 18,28

Почти 68 % юношей и 64 % девушек - оптимисты, а почти каждый шестой представитель молодого поколения не имеет уверенности в завтрашнем дне. Можно надеяться, что со временем в число оптимистов вольются и те 16 % юношей и 18 % девушек, которые сегодня еще не решаются заглядывать вперед и прогнозировать будущее.

Но парадокс в том, что имея то или иное мнение относительно будущего России, многие из молодых людей даже не задумываются над тем, что это будущее зависит в определяющей мере именно от самих этих молодых людей. Что тот или иной сбывшийся прогноз - это в немалой степени перспектива, сначала представленная в их головах, а потом реализованная и воплощенная в действительность ими, молодыми. И - страшно сказать, их пессимизм, доведенный до логического конца в их мнениях и установках, а затем в их реальных действиях, может, по большому счету, довести любую общественную действительность - российскую в том числе - до объективной картины реального мрака и запустения, прозябания и угасания, в конечном итоге - исчезновения. Вот и ответьте на вопрос: легко ли быть молодым? Когда на тебе такая историческая, по меньшей мере планетарная, если не космическая, ответственность!

Но пока можно сказать, что, к счастью, более 90 % оренбургской молодежи не испытывают деструктивного страха перед будущим, а значит, это будущее пока имеет все шансы состояться. Силу молодости, ее неизбывной надежды на лучшее будущее не уничтожили ни социальные стрессы, ни кризисы, ни испытания. Четверть юношей, пятая часть девушек - это романтические оптимисты, верящие в великое будущее и процветание России. И сами того не зная, они обладают большим мобилизующим началом, способным придать импульс той конструктивной работе, от которой, в конечном итоге, и зависит как сама возможность будущего процветания, так и ее осуществление.

Еще 2/3 молодых людей без паники смотрят в будущее страны, а значит, смогут составить ту социальную силу, которая обеспечит и "ежедневный квалифицированный труд", и "долгую трудную работу", без которой не может состояться никакое будущее. Но кроме того, они обеспечат больше, они обеспечат еще и воспроизводство такого неотъемлемого компонента этого будущего, как население страны.

 В этом отношении картина социологического опроса и, соответственно, социального прогноза положительно внушает уверенность. Но это объективно, в экспертных оценках молодежи как социального ресурса нашего общества. Но есть еще и фактор субъективный - проявит ли готовность, волю, желание осуществить те планы развития России, которые сегодня разрабатываются в расчете на определенный социальный потенциал, в том числе и на молодежь как элемент производительных сил и трудовой резерв страны.

Вопрос: Как Вы считаете, способна ли современная молодежь возродить страну? (в % к числу всех респондентов)

Таблица 5

Да, только она и способна 19,2
В какой-то мере способна 42,9
Нет, не способна 10,1
Затруднилось ответить 9,6

Да, российская молодежь в целом, и оренбургская в частности, осознает свою субъектность и общественную роль. Более 60 % молодых людей считает свою социальную группу - либо по преимуществу, либо интегрированно с другими социальными группами - потенциальным субъектом, способным возродить свою страну. Причем женская часть молодежи более уверенно придерживается этой позиции. Так, в способности молодежи к возрождению страны уверены около 73 % юношей и около 80 % девушек, а неуверенность в этой способности характерна для 27 % мужского и для 20 % женского контингента молодежи.

Лидирующие позиции в этом вопросе означают лидерство в субъектном сознании, уверенность в оценках способности разрешить какую-то проблему означает уверенность в собственных силах и умение взять эту проблему на себя. И тот факт, что таковым лидером здесь явно выступает женская половина, демонстрирует феминизированность нашего общества в целом, и феминизацию ответственности за преодоление проблем, за возрождение страны, т.е. феминизацию "долгого и тяжелого труда", неотделимого сейчас от понятия "возрождение страны". Женщина у нас - увы! - ведущая сила в разрешении проблемных ситуаций. Ее уверенность проистекает от привычки "впрягаться" и "тащить", от готовности трудом и терпением ответить на любой, самый тяжелый, вызов времени. Так было на Руси во все смутные, ратные времена, так было в эпохи великих разрух и великих восстановлений.

Достаточно определенно выглядят здесь возрастные позиции. Довольно однородную группу составляет молодые люди в возрастном интервале 14-18 лет. Среди них число уверенных в возможностях молодежи по возрождению страны составляет около 80 %, т.е. позицию веры в молодое поколение страны занимают 4 из 5, а сомневается в ее силах только каждый пятый.

Группа 19-20-летних демонстрирует падение уровня этой уверенности. Среди них приверженцев такой уверенности составляет около 67 %, или только 2/3, а каждый третий сомневается в способностях молодежи. Это тот возраст, когда, с одной стороны, особую актуальность приобретают личные проблемы, оттесняя на второй план общественные; а с другой стороны, в этом возрасте люди, в большинстве своем впервые, вступают в формы жизнедеятельности, ставящие ребром вопросы поиска и обретения самостоятельности, - у кого это связано со вступлением в брак, у кого с поиском работы, у большинства со стремлением выйти из-под родительской опеки, уйти из родительской семьи, уехать в другой город и т.п. И период такого становления субъектности через обретение успешного результата, по большому счету, если хотите - взросления, порождает на время этот психологический провал, спад. Через "пока не хочу" заниматься вашими общественными проблемами и "пока не могу" решить свои личные личность идет к обретению своей взрослости, в том числе и уверенности в своих силах, но уже взрослой уверенности, ответственной.

21-23 года - подъем веры в свои возможности, как на личном, так и на социально-групповом уровне. Среди этой возрастной группы почти 86 % молодых людей считают молодежь - в основном или исключительно - той силой, от которой зависит возрождение страны. В этом возрасте сила молодости обретает силу зрелости, и в этом сплаве появляется субъект, уверенный в своих силах. Люди уже могут работать и успешно решать задачи. Жизненный опыт еще не очень обременен неудачами, еще не научил кардинальному сомнению, осторожности или апатии. Ценности общественной жизни еще не заслонены тьмой личных проблем, требующих неотложного разрешения и соответствующего ресурса, которого не у всех оказывается в достаточной мере. Самый позитивный возраст для опоры в общественно важных начинаниях.

И наконец, группа молодежи старше 24 лет. Среди них те, кто отводит молодежи роль ответственного "прораба общественного возрождения", составляют 65 %, или 2/3 от числа молодых людей от 24 до 30 лет. Эта группа уже несет в себе все основные характеристики среднестатического населения. Это и зрелость понимания, что "жить-то все равно надо", потому что подавляющая часть уже имеет семьи и детей. Уже появляется понимание, что "один в поле не воин" и выживать легче сообща, поэтому и максималистские позиции "только молодежь способна возродить страну", характерные для младших возрастных групп на уровне около 25 %, сменяются умеренными 15 %-ными показателями. Меньше становится сомневающихся, и основные позиции остаются за теми, кто считает, что в какой-то степени, конечно, молодежь может быть силой, возрождающей страну, но степень эта зависит от множества личных и общественных условий. С другой стороны, появляется "жизненный опыт" и "мудрость", в котором намешаны и некоторый скептицизм, и выжидательность, готовность иногда - по разумной необходимости и возможности - уйти от принятия проблем на себя и переложить их на других, "на общество".

Словом, большая часть молодежи после 24 лет по этому субъектно-историческому показателю превращается в обычное "население", иногда "массы" (иногда даже "массу"), в то время как социальная инициатива исторических поступков все больше остается за отдельными "великими личностями". "Пошумевши и сгинувши смолоду", новое поколение обживается в обыденной жизни, в повседневном труде и быту, активизируясь большей частью уже только по локальным, вопиющим поводам, подобно шахтерам в "рельсовой войне", или будучи втянутыми в те или иные краткосрочные политические инициативы, которые в последние годы, как правило, связаны с выборами.

Интересную картину представляет распределение позиций по этому же вопросу в зависимости от рода занятий респондентов. Здесь наши гипотезы практически полностью подтвердились представленными результатами. Подавляющую часть "самоуверенных", утверждающих исключительную роль именно молодежи в современной судьбе страны, естественно, составили учащиеся - в основном школьники (около 55 % от всех "самоуверенных"), учащиеся ПТУ и техникумов (суммарно около 15 %) и студенты (14 %). Доминирование их мнений проистекает уже просто из того обстоятельства, что самая большая часть участников опроса как раз состоит из учащихся.

Социальная база "умеренных", которые отводят молодежи определенную долю значимости в деле возрождения страны, - это тоже в подавляющей части учащиеся: школьники (57 %), учащиеся ПТУ и техникумов ( 12,5 %) и студенты (10,5 %). Но существенное изменение распределения позиции по этому параметру вносит увеличение группы работающих на госпредприятии ( которые составили около 16 % от числа "умеренных").

Среди "скептиков", которые отказывают молодежи в ее способностях возродить страну, 53 % принадлежит школьникам, 10,5 % - учащимся ПТУ и техникумов, около 9 % - студентам. И еще 21 % этой группы составляют работающие на госпредприятии.

Если теперь проанализировать каждую из этих групп, сформированных по признаку рода деятельности, то мнения распределились так:

Таблица 6. Способна ли современная молодежь возродить страну?

  Школьники. Уч-ся ПТУ Уч-ся техникума Институт Работгос. пред. Инд. труд. деят. Раб. акцион.пр. Без-работн.
Только она способна 25,07 29,17 25,64 34,33 15,53 30,00 30,77 42,86
В какой-то мере да 54,08 50,00 46,15 52,24 51,46 40,00 38,46 57,14
Нет, не способна 11,27 10,42  7,69 10,45 15,53 30,00 15,38  
Затрудн. ответить  9,58 10,42 20,51 2,99 17,48   15,38  

Из школьников четверть считает молодежь единственным субъектом возрождения страны, больше половины школьников считает ее условным или частичным субъектом в деле возрождения страны, а около 20 % не видят за молодежью таких возможностей или сомневаются в них. Поскольку школьников у нас больше всех среди участников опроса, то по-видимому, это и есть основное распределение мнений.

И тем не менее, хочется обратить внимание на такие детали. Самый высокий уровень "самоуверенности", т.е. утверждения исключительно молодежи в роли "возрождателя страны" принадлежит группе… безработных. У этой же группы полностью отсутствуют сомнения в том, что возрождение России зависит от молодежи. Видимо, лучшей почвой самоуверенности является, говоря поэтическим языком, "творческая свобода", когда ни руки, ни сознание "не скованы никакими рамками или обязательствами", а проще говоря, когда ты просто безработный. Это маленький кусочек картинки, иллюстрирующей один маленький момент взаимосвязи маргинализации жизненного статуса людей и их сознания.

Меньше всех "самоуверенности" у молодых работников госпредприятий. До сих пор на многих госпредприятиях мало что зависит от рядового, а тем более молодого, работника. Поэтому "бытие определяет сознание", и в оценках зависимости судьбы России от деятельности молодежи, треть молодых работников предприятия либо сомневается в возможностях молодежи, либо отказывает ей в этом.

Наиболее скептически возможностям молодежи оценивают работники-индивидуалы - среди них доля "скептиков" втрое превышает эту долю среди школьников и вдвое - среди работников государственных и акционерных предприятий. Хотя казалось бы, это самые "свободные" люди - занимаются "чем хотят" и "с кем хотят", никто им ничего не указывает и ни в чем не ограничивает, Как бы самые свободные люди…Предприниматели… Ан нет, не формирует индивидуальная деятельность сознания раскованной, свободной инициативы, из которой вырастает уверенность в себе и своих возможностях. Не то масштаба, "разбега" не хватает, чтобы свободным себя почувствовать, тесен индивидуальный бизнес. Или очень тяжело даются там результаты, способствующие пробуждению уверенности в себе и собственных силах…

Напрашивается вопрос, не есть ли это пример и следствие проблемы, о которой докладывал президент В.В. Путин? "Необходимо извлечь уроки из нашего опыта, отметил он, - и признать, что ключевая роль государства в экономике - это, без всяких сомнений, защита экономической свободы. Наша стратегическая линия такова: меньше администрирования, больше предпринимательской свободы - свободы производить, торговать, инвестировать. Суть государственного регулирования в экономике - не в увлечении административными рычагами и не в поддержке избранных предприятий и участников рынка, а в защите частных инициатив и всех форм собственности. " (1)

А вот самый маленький процент неопределивших свою позицию в этом вопросе приходится на вузовское студенчество - всего около 3 %. Таким образом, в этих позициях, как в капле воды, отразился большой спектр разных условий современной общественной жизни России, которые есть те самые "обстоятельства, продуктами которых являются люди", и которые надо менять так, чтобы измененные обстоятельства изменили людей. Этой задаче сейчас подчинены стратегические преобразования государственной системы, суть которых и сводится к тому, чтобы создать условия для обеспечения условий развития свободной инициативы. На эту же задачу президент нацеливает государственные структуры и государственных служащих, к которым относятся и Комитеты по делам молодежи.

Наши исследования демонстрируют картину уже воспрянувшего национального духа, уже оправившегося от потрясения, можно говорить не просто об оздоровлении психологической обстановки, пришедшей вслед за оздоровлением социально-экономической ситуации. Можно даже констатировать, что в 2000 году Россия достигла большего благополучия и стабильности, чем в самый благополучный год последнего десятилетия -1997г. По этому барометру общественного сознания, послешоковая реабилитация страны, можно считать, благополучно пройдена.

На фоне наших долгих "исторических неуспехов" последних десятилетий века это скромное достижение есть большой успех. Это социальный результат, думается, более значительный, чем констатируемые экономические успехи в виде наметившегося промышленного роста. Это тот самый выход из духовного оцепенения, духовный подъем, без которого не могла преодолеть кризисов ни одна нация. Население, и в первую очередь молодежь , поверившее в будущее своей страны, в самом процессе обретения этой веры, превращается в народ, подобно тому, как куколка невидимо глазу наблюдателя превращается в бабочку. Народ, уверенный в своем историческом будущем, действительно способен добиться не просто экономического роста, но и процветания, и великого будущего своей страны.

Государство в России только тогда выполнит свою новую миссию демократического государства, сменившего государство тоталитарное, когда в общественном бытии свободная инициатива в сочетании со свободой личности получат государственно-правовые и социально-экономические гарантии, и это бытие, войдя в плоть и сознание людей, отразится в их оценках и мнениях относительно важных моментов общественной и государственной жизни страны. В отношении молодежи созданием, выстраиванием, обеспечением этих гарантий должны заниматься Государственный комитет по делам молодежи и комитеты по делам молодежи региональных, муниципальных и других уровней.



 

Литература:

Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ - 2000 г. . Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ - 2001 г.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку