CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Международный опыт решения культурных аспектов этничности,Н.В.Кокшаров

Н.В.Кокшаров,

кандидат философских наук

Международный опыт решения культурных аспектов этничности

“Ничто... не способно в большей степени
нарушить мир во всем мире, нежели об-  
ращение с меньшинством, котором они   
при определенных обстоятельствах мо-
гут подвергаться”
/ Вудро Вильсон /      

В современном мире насчитывается около 3500 этнических групп и около 200 государств. Практически, современные государства в основном полиэтничны, однако степень полиэтничности повсюду разная. В мире почти нет моноэтнических государств (моноэтническое составляют географически изолированная Исландия и Армения с небольшим количеством некоренного населения). Представители различных этносов отличаются своим традиционным бытом и культурой. Все члены полиэтнического общества, являются ли они представителями этнического большинства или меньшинства, должны иметь одинаковые права и обязательства перед государством. В свою очередь, государство обязано одинаково защищать своих граждан. Поэтому существует тенденция того, чтобы все члены общества связывали свою идентификацию с гражданством. Вопрос о меньшинствах остается одним из самых актуальных.

Проблема защиты национальных меньшинств возникла ещё в XIX веке. Уже тогда национальные меньшинства не желали ассимилироваться, хотели сохранять и развивать свои национальные особенности и настоятельно призывали законодателя к себе на помощь, то есть требовали специальных правовых гарантий. С тех пор эти законные требования постоянно наталкиваются на упорное сопротивление этничностей, которые добились своей государственности.

Историю защиты меньшинств международным правом можно проследить, по крайней мере, до XVII века. По условиям подписанного в 1648 году Вестфальского договора, стороны в пределах своей юрисдикции приняли на себя обязательство уважать права определённых (не всех) религиозных меньшинств. Вплоть до XVIII века, вероисповедание оставалось одним из важнейших различий между отдельными группами населения. История гарантии прав этнических меньшинств начинается официально с Венского конгресса статьёй 1-ой Заключительного акта, подписанного 9 июня 1815 года Россией, Великобританией, Австрией, Францией, Португалией, Пруссией, Швецией, определяя, что поляки, являющиеся подданными этих государств, получают интересы, которые обеспечивают сохранение их национальности. Дальнейшее развитие защиты прав национальных меньшинств происходит на Лондонском конгрессе 1830 года. Защита прав национальных меньшинств происходит и на уровне национальных законодательств. Так в статье 19 Конституции Австрии от 21 декабря 1867 года записано,что все этнические меньшинства в государстве имеют абсолютное право сохранять и развивать свою национальность и свой язык. За всеми языками, признаются равные права в том, что касается образования, управления или общественной жизни. Государственные учебные заведения должны быть устроены таким образом, чтобы дать возможность всем этническим группам получить необходимое образование на своём родном языке без принудительного изучения другого языка провинции. По Конституции Швейцарской Конфедерации 1874 года ”немецкий, французский и итальянские языки имеют равные права в государственных учреждениях, в законодательстве и судах”. По решению Версальского мирного договора, одним из пунктов которого был так называемый “Трактат о меньшинствах”, обязывающий вновь образованные страны соблюдать принципы равноправия национальных меньшинств, причем для евреев было специально оговорено право содержать автономные школы и публично соблюдать субботний отдых. Но лишь одна Чехословакия в полной мере соблюдала взятые на себя обязательства. После Версальского договора на карте Европы появились несколько национальных государств. В 1914 году меньшинства составляли около половины населения Европы, тогда как в 1919 году - не более четверти.

В 1917 году С. Корф написал до сих пор актуальное: Пока какая-нибудь народность находилась в меньшинстве, она всеми силами держалась за высококультурный принцип равенства (или, вернее, равноправия). Ещё Фихте провозглашал право “всякой народности жить и свободно развивать свои силы, не нарушая таких же прав других народностей”. Но как только данная народность достигала самостоятельности... так немедленно же забывалась вторая часть формулы....Таков уж фатальный закон развития национального самочувствия; самостоятельность и сила (в особенности количественное преобладание) чрезвычайно способствуют развитию национального эгоизма, принимающего во внешних своих проявлениях форму национализма” (1, с.198). Австрийские социал-демократы К. Реннер и О. Бауэр предложили принципиально новый методологический способ защиты прав национальных меньшинств. Он заключается в замене патерналистко-либеральной охраны меньшинств признанием их коллективными субъектами права. Они полагали, что ни декларирование гражданских прав и свобод, ни конституционное провозглашение национального равноправия не обеспечивают правовых гарантий национальной свободы, так как не определяют субъекта провозглашённых прав. Необходимо отказаться от территориального статуса, а провозгласить нацию статусом носителя национальных прав. “Чистый территориальный принцип - повсюду выдаёт меньшинство в руки большинства. Осуществление территориального принципа в чистом его виде означает, что каждая нация поглощает вкраплённые в её тело меньшинства других наций, но зато жертвует своими собственными меньшинствами, рассеянными в чужих национальных областях...(2, c. 353). Источником и носителем национальных прав должны служить не территории, а сами нации, точнее - национальные союзы, конструируемые на основе добровольного личного заявления граждан. Реальные права национальных меньшинств, вне зависимости от численности и обладания компактной территорией проживания, если они будут оформлены во внетерриториальные союзы, станут субъектами, а не объектами права, и будут представать перед государством и защищать свои национально-культурные, языковые и религиозные интересы.

Лига наций после первой мировой войны создала систему защиты прав национальных меньшинств. Система защиты меньшинств опиралась на 18 международных актов (5 специальных договоров о меньшинствах с Польшей, Чехословакией, Югославией, Румынией, Грецией), 4 мирных договора со специальными разделами о меньшинствах с Австрией, Болгарией, Венгрией и Турцией, 6 деклараций - Албании, Ирака, Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Польско-Данцингская конвенция, Мемельская конвенция и Германо-польская конвенция о Верхней Силезии). Все эти акты содержат положение, признававшие Лигу Наций в качестве наблюдателя и гаранта в выполнении их условий. В центре внимания были права национальных и языковых меньшинств. Эта система распространялась на группы меньшинств в 16 государствах и охватывала около 30 миллионов человек, говорящих на 36 языках и составляющих около 25% населения этих государств (3, c.30). Эта система не была совершенной, так как обязательства в отношении меньшинств возлагали не на все государства, а лишь на побежденных в мировой войне Австрии, Болгарии, Венгрии, Турции, вновь созданные государства Эстонию, Латвию, восстановивших независимость Литву, Польшу и другие. Поэтому международные обязательства по защите национальных меньшинств были восприняты этими государствами как ограничение в правах, как умаление государственного суверенитета. В этих условиях государство вопреки международным обязательствам делало всё возможное, чтобы свести на нет права национальных меньшинств.

Закон о культурной автономии национальных меньшинств, изданный в феврале 1925 года в осуществлении статьи 21 Эстонской конституции 1920 года, признал за меньшинствами: русских (8,2% всего населения Эстонии), немцев (1,7%), шведов (0,7%), евреев и всех других, численность которых не менее трёх тысяч человек, - право юридического лица, аналогичные, в области организации, управления и надзора за деятельностью учебных заведений и других обслуживающих культурные нужды учреждений. В тех местностях Эстонии, где граждане эстонской национальности составляли меньшинство, они на общем основании имели право создавать свои органы культурного самоуправления. Культурные автономии немцев, евреев в Эстонии реализовались быстро, получив правовое оформление. У русских, селившихся компактно на окраинах и живших несколько беднее других, оформление культурного самоуправления затянулось. После присоединения Эстонии к СССР все культурные автономии были ликвидированы. Национально-культурная автономия устраняла вмешательство государства в сферу специфических интересов национальных меньшинств и вместе с тем способствовала межнациональной стабильности. Лужичане - единственный народ, который с ведома Сталина получил не административную, а культурную автономию в ГДР.

Следующим этапом в развитии системы защиты национальных меньшинств является деятельность ООН и его специального органа - Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. В системе III проекта Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него были названы следующие акты, считающиеся образующими преступление “культурного геноцида:

“1. Запрещением пользоваться национальным языком группы в повседневной жизни или школы и запрещения печатания и распространения изданий на языке такой группы.

2. Уничтожение библиотек, музеев, школ, исторических памятников, зданий, предназначенных для отправления религиозных культов, или других культурных зданий и предметов культуры такой группы, а также нарушение пользования таковыми” (4, c. 30).

Забвение своей национальной культуры ведёт к духовному оскудению личности, потери национального самосознания, а следовательно, к существенным деформациям в развитии нации, народа, общества в целом. Любое демократическое государство заботится о чести и достоинстве людей всех национальностей, о сохранении их национальной, этнической культуры. Согласно провозглашённому ООН в 1948 году, в 1966 году о праве наций на самоопределение и Итоговому документу Венской встречи 1986 года представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, любая нация, народность имеют право защищать свой язык и культуру. На Венской встрече впервые в международном документе была отмечена необходимость обратить внимание на групповой аспект существования национальных меньшинств. Права национальных меньшинств - неотъемлемая часть современной демократии, мерило свободы. Например, только в странах центральной Европы права меньшинств затрагивают интересы 25 из 100 миллионов человек. В 1989 году в Париже обсуждались случаи нарушения прав национальных меньшинств, отмечалась важность проблемы их положения для обеспечения мира, безопасности и сотрудничества в Европе. Права меньшинств в современном мире - это совершенно самостоятельный вид права. Они не сводимы ни к правам индивида, ни к правам большинства. Но и права индивида и большинства не растворимы в правах национальных меньшинств. По мнению Кэролл Нагенгает, “групповые права могут в определённых контекстах выступать в качестве средства, обеспечивающего уважение к правам человека, но при возникновении противоречия между ними предпочтение должно отдаваться правам человека” (5, c. 34). В Копенгагене в 1990 году после подробного обсуждения вопроса о меньшинствах был принят итоговый документ, в котором всесторонне раскрывается подход мирового сообщества и прежде всего СБСЕ к проблеме меньшинств и особое внимание уделяется их коллективным правам. Широкая дискуссия о проблемах национальных меньшинств развернулась на специальной встрече экспертов по национальным меньшинствам в Женеве в 1991 году. Также и обсуждали и меры, которые могли бы благоприятствовать нормальной жизнедеятельности меньшинств, вопросы автономии, местного самоуправления. В 1992 году была принята Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, Генеральной Ассамблей ООН. Основные принципы защиты лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, суть - отсутствие дискриминации и её предупреждение и принятие специальных мер в целях защиты меньшинств. Для представителей национальных меньшинств важны две сферы правовой защиты всех граждан:

1. Это гражданские свободы, особенно свободы употребления языка, свободное выражение мыслей, мнения, свобода объединений, печати, религии и т.д..

2. Это не дискриминация, то есть равенство всех граждан перед законом.

В марте 1992 года была принята Европейская Хартия о религиозных языках и языках меньшинств. В мае 1994 года приняты “Основные права лиц, принадлежащих к народам (национальным группам и меньшинствам) в Европе. Проект Дополнительного Протокола к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод”. В феврале 1996 года появилась конвенция по защите национальных меньшинств, принятая по решению Совета Европы, была подписана 31 государством из 38 государств. Эта конвенция зафиксировала, что защита национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к ним, “составляет национальную часть международной защиты прав человека и поэтому находится в сфере международного сотрудничества” (ст.1). Участники Конвенции обязаны “воздерживаться от осуществления политики и практики, направленных на ассимиляцию меньшинств и должны защищать их от этого” (ст.5), а также от попыток изменять этнодемографическое соотношение в населении местности, где проживают меньшинства (ст.16). Им должны быть созданы благоприятные условия участия в культурной, общественной и экономической жизни, а также в государственно-административных делах (ст.12, 15). В местах их традиционного компактного проживания язык меньшинства может быть официальным (ст.10,11) (6, c.15). Франция считает даже цель конвенции - защищать национальные меньшинства - несовместимой с её собственной конституцией. Французская конституция не признаёт существование различных национальностей и признает лишь французское “национальное сообщество” и отдельных французских граждан. Россия также присоединилась к этой конвенции, и в феврале 1996 года Россию приняли в качестве 39-го члена Совета Европы,

Ежегодно с 1994 года в разных странах Европы проходит встреча должностных лиц государственных организаций Европейского Совета, занимающихся вопросами национальных меньшинств. Цель этого форума - обратить внимание стран Совета Европы на положение национальных меньшинств. В апреле 2002 года такая встреча, девятая по счету, состоялась в Литве, в Вильнюсе. На предыдущих встречах обсуждались вопросы просвещения национальных меньшинств, СМИ, участия в политической жизни и другие. В Вильнюсе на этом форуме обсуждались перспективы развития политики защищенности нацменьшинств, ход реализации Конвенции об основах охраны прав национальных меньшинств, возможности повышения эффективности участия нацменьшинств в общественной жизни и ряд других вопросов.

Понадобилось двадцать лет мировому сообществу для утверждения поста Верховного комиссара по национальным меньшинствам, когда Югославия выдвинула это предложение во время подготовительных консультаций при редактировании Заключительного акта Хельсинского совещания в 1973 году. Пост Верховного комиссара по делам национальных меньшинств учреждён в Хельсинки в 1992 году. А само содержание понятия прав национальных меньшинств эволюционировало в сторону расширения. С этим понятием стали измерять коллективное измерение. Государства-члены СБСЕ согласились считать, что права национальных меньшинств, как и права человека, не являются сугубо внутренним делом.

Когда в полиэтническом обществе специальным законом определяются права меньшинства, это является прогрессивным этапом на пути демократического развития нации, но с другой стороны, невольно происходит размежевание большинства и меньшинства и в определённой степени, их противопоставление. Узаконивается ситуация, которая в самой себе содержит заряд конфликта и напряженности, что в определенных условиях, может дать толчок к проявлениям искаженных форм взаимоотношений, а в дальнейшем перерасти в конфликт. Это особенно опасно в том случае, если в соседней приграничной стране проживают этнородственные представители меньшинства. В таком случае проявляется опасность ирредентных требований (объединение по этнолингвистическому принципу). На это указывает европейский опыт. Если меньшинство получит особенные права, то, вероятно, в скором времени последуют коллективные требования о предоставлении автономии, самоуправления, самоопределения, независимости, политического отделения и присоединения к соседнему родственному государству. Всё перечисленное представляет собой опасность для сохранения территориальной целостности государства, а возможно, и для его существования.

Идентичность - понятие относительное: она является согласительной категорией. Основу идентичности составляет различие в культуре, наличие стереотипов, социальные дистанции. Особо выделяются три вида коллективных характеристик национальных меньшинств в Европе: образование, употребление родного языка и представительство в органах власти. Решающую роль играет образование. Национальные меньшинства должны пользоваться правом выражения своей национальной принадлежности, самобытности, правом её защиты и развития. Они должны быть защищены от насильственной ассимиляции. Должно быть обеспечено изучение родного языка, истории и культуры. Государство должно дать возможность создать им общественные политические организации, культурно-просветительские учреждения, установить деловые взаимоотношения с исторической родиной. ООН выделяет несколько разных подходов к положению национальных меньшинств:

1. Ассимиляция базируется на идее превосходства доминирующей культуры, гомогенности страны за счёт отказа от многообразия культур в пользу доминирующей.

2. Интеграция постулирует процесс, в котором многообразие элементов культуры комбинируется в единство, удерживая базовую идентичность.

3. Плюрализм является политикой, которая направлена на объединение различных этнических групп, проповедует уважение и равенство.

4. Сегрегация - это политика, базирующаяся на убеждении в превосходстве доминирующей культуры при сохранении некоторых этнических групп в обособленном, несмешанном виде, но в иерархической позиции (цат. по: 6, c.20).

Готовность и желание страны защитить и обеспечить интересы всех этнических общностей является показателем уровня цивилизованности общества. Когда национальные меньшинства компактно проживают на определенной территории и преобладают на этой территории, тогда может быть реализована территориальная автономия. Но её отрицательное значение проявляется в том, что на территориальной автономии порождаются новые меньшинства, потому что более крупная этничность на этой территории приобретает статус меньшинства по отношению к местному большинству. Корпоративная автономия - это экстерриториальная автономия, представляющая интересы юридически признанной этнической группы на общегосударственном уровне. В Австрии, например, существуют Советы национальных меньшинств, в Финляндии - Шведская народная ассамблея и Саамский парламент. Культурная автономия - это разновидность автономии. Рассматривается как ассоциация лиц, имеющая общие интересы в определенной сфере (например, в образовании). Существует два основных подхода к решению правового регулирования культурной самобытности национальных меньшинств - культурный и политический, которые взаимосвязаны и не могут существовать изолированно друг от друга. Подлинными гарантами прав национальных меньшинств является политическая гарантия, но в то же время в значительной степени реальным обеспечением прав меньшинств является право в области культуры, языка, имеющие решающее значение в развитии этнического самосознания. Правовое же регулирование вопросов культуры носит форму гарантий равенства культур и защитой культур национальных меньшинств. Например, в Бельгии в 1973 году принят закон “О гарантиях защиты идеологических и философских тенденций, обязывающих публичные власти в сфере культуры”, на основе которого оказывается государственная политика всем этническим культурам без дискриминации. В Конституции Норвегии, например, есть положение об обязанности властей создавать условия коренному саамскому населению для развития и сохранения языка, культуры и образа жизни.

Современное геополитическое положение государств Европы сформировалось на протяжении многовековой истории. Последние границы европейских стран были установлены после первой и второй мировых войн и в результате распада советского блока и его последствий. Многие исторические народы Европы оказались в границах других государств. Раздел границ в Европе стал причиной того, что 40 миллионов человек стали принадлежать к национальным меньшинствам. Ф. Энгельс в своё время писал: ”И, в конце концов, немалая польза есть в том, что различные нации, сформировавшиеся политически, в большинстве случаев имеют в своём составе кое-какие инородные элементы, которые создают связующее звено с их соседями и вносят разнообразие в слишком монотонную однородность национального характера”(7, с. 161). Общие принципы политики защиты меньшинств и концепции отдельных государств должны базироваться на выполнении нескольких условий:

1. Национальные меньшинства должны обладать всеми гражданскими, политическими, экономическими, культурными правами, которые имеет доминирующий этнос.

2. Национальным меньшинствам важно обеспечить условия, позволяющие сохранять и развивать культурные особенности, язык, религию и т.д., а в ряде случаев меньшинствам целесообразно предоставить определённые льготы.

3. Необходимо искать мирные пути демократического сосуществования различных групп в обществе, не допускать этнических конфликтов и военного решения спорных вопросов, ориентироваться на диалог. (6, c. 37). Этническое начало как бы усиливается в направлении с запада на восток. Например, во Франции отрицается само существование этнических меньшинств, как особых “национальностей” в рамках единого народа, принадлежность к которому определяется гражданством. А в Венгрии - полное признание национальных меньшинств с законодательным закреплением за ними права на местное самоуправление и представительство на республиканском уровне. В июле 1993 года сессия Государственного собрания Венгрии приняла новый закон “О правах национальных и этнических меньшинств”. В вводной части этого закона заявляется, что “право на национальную и этническую самоидентификацию рассматривается как “неотъемлемая часть основных прав человека и что права национальных и этнических меньшинств относятся к основополагающим демократическим свободам, имеющим законную силу и соблюдаемые в Венгерской Республике”. В законе утверждается также, что “частью индивидуальной и коллективной самоидентификации проживающих на территории Венгерской Республики и имеющих венгерское гражданство наций и этнических меньшинств являются их национальные языки, материальная и духовная культура, исторические традиции, а также иные особенности их жизни”(8, c.1). В законе говорится о поддержке беспрепятственных связей со своей родиной по месту жительства предков или месту рождения родителей. И никто не обязан заявлять о своей принадлежности к меньшинству, так как это исключительное право и неотъемлемое право личности. Согласно закону, языками национальных меньшинств считаются: армянский, болгарский, греческий, немецкий, польский, румынский, русинский, сербский, словацкий, словенский, украинский, хорватский, романский (ромы беаш) (8, с.42). Государство считает родной язык меньшинств в Венгрии фактором сплочения их сообщества, поддерживает, по их желанию, его преподавание в учебных заведениях. Статья 51 в VII главе закона гласит: каждый гражданин Венграм может свободно пользоваться своим родным языком повсеместно и в любое время. Депутат от национальных меньшинств может пользоваться своим родным языком, выступая в Государственном Собрании, а также выступление прилагать к протоколу заседания. Протоколы заседаний органов местного самоуправления ведутся на двух языках - венгерском и языке национального меньшинства. Этот закон основан на международных актах, его основные положения гарантируют перспективы политического и культурного развития меньшинств в настоящем и будущем. Кроме того, положения нового Закона актуальны в плане изучения и реализации национальной политики в других странах, в том числе и в России. Проблемы решения языка являются самыми наглядными в отношениях с национальными меньшинствами. В зарубежной практике языковая проблема решается разными способами.

Во Франции доминирует один государственный язык - французский. Испания и Италия в этом вопросе занимают более гибкую позицию, конституции, которых содержат статьи об охране языков национальных меньшинств. В Финляндии лингвистические проблемы регулирует закон о языке, принятый ещё в 1922 году. В странах Восточной Европы есть ограничительная тенденция, например, в Словакии (закон о языке предусматривает употребление родного языка в административной сфере только тогда, когда пропорция национального меньшинства превышает 20% населения региона), в Румынии (по конституции 1991 года представители меньшинств имеют право, равные с иностранными гражданами, т.е. могут использовать свой родной язык только в случае, если не владеют румынским). Вопрос о языках, на которых ведётся обучение - это прежде всего политический. Отношение к национальной школе является показателем признания государством социального статуса этнических групп, а при определённых условиях сфера образования превращается в элемент противоречия между национальным меньшинством и государством. В Финляндии предусмотрен целый комплекс мер, гарантирующий сохранение самобытным шведам и саамам. Например, в составе с Актом о детских садах муниципалитеты должны обеспечить детям возможность посещать детские сады, где говорят на их родном языке. В соответствии с Актом о единой начальной школе создаются для не менее 13 учащихся, средние при наличии 40-90 учащихся. Такой же межкультурный (то есть против дискриминации и в духе прав человека) подход в большинстве образовательных программ существует в Швеции, Италии, Дании. На языковом уровне эта позиция принята в 1991 году в Люксембурге. В Голландии с 1981 года в районе компактного проживания фризов преподавание на фризском языке ведется только в начале двух первых лет, во всем остальном преподавание ведётся на двух языках. В силу малочисленности фризов для их успешной интеграции в обществе знание второго языка является объективным. В Италии в 1990 году принят документ министерства образования, в котором подчёркивается, что интеркультурное образование является смыслом демократии. В Австрии закон о школах провинции, где проживают хорваты, словенцы, венгры, предусматривает, что язык меньшинств является языком обучения, если не менее 70% населения обслуживается школой, составляющего представителей национального меньшинства. Если же меньшинство составляет от 30 до 70% населения, то в качестве языков обучения должны использовать два языка, при численности менее 30% преподавание ведётся на языке большинства, но предоставляется возможность изучения родного языка. Языки национальных меньшинств имеют официальный статус в судах Швеции, Швейцарии, Шри-Ланки, Австрии, Индии (кроме высших судов), Италии, Перу, США. В Швейцарии действует четыре национальных официальных языков (французский, немецкий, итальянский, ретороманский), в Бельгии - три (французский, голландский, немецкий), в Сингапуре - три официальных (английский, малакский, тамильский), в Израиле - два (иврит и арабский), в Канаде - два (английский и французский), в Новой Зеландии - два (английский и маори), в Австрии - три (немецкий; а хорватский и словенский в регионах расселения национальных меньшинств), в Италии - четыре (итальянский, в Валле д Аост - ещё и французский, в Больцано - немецкий, в Триесте - словенский). Высшее образование на языке меньшинств есть только в Финляндии (на шведском языке), ранее это было в Ираке для курдов. Проблемы у представителей национальных меньшинств связаны не только с языком, но это и просвещение, культура, самоопределение граждан, участие в политической жизни, пресса. Идентичность можно сохранить лишь при наличии особой защиты. И такую защиту имеют национальные меньшинства в странах Европы. Например, в Германии и Дании национальные меньшинства имеют такую защиту. Датское национальное меньшинство численностью от 40 до 50 тысяч человек, проживающие на германо-датской пограничной области, защищено - наряду с другими конституционными правовыми нормами федерального уровня - Германо-Датским заявлением, принятым в Копенгагене в 1955 году, в котором две стороны страны зафиксировали обязывающее правовое положение о том, как они намерены защищать идентичность своих национальных меньшинств - датское на германской стороне и немецкое на датской стороне - и содействовать развитию их культур. Датское меньшинство в Германии имеет 53 учебных заведения (от школ до гимназий), есть 63 детских сада, одна школа-интернат. Языком преподавания в школах является датский.

Немцев в Дании проживает от 10 до 15 тысяч человек. Можно отметить такой исторический уже факт. В 1945 году союзники предлагали Дании забрать значительную часть той территории, которая когда-то была отобрана. Однако Дания, несмотря на положение Германии, отказалась. Вообще-то в политике государства по отношению к национальным меньшинствам важны не документы, не инструкции, не парламентские ассамблеи. Важна добрая воля. Как у датчан в Германии, так и у немцев в Дании есть свои политические партии. Избирательный порог был отменён, чтобы партии национальных меньшинств могли проводить своих представителей в местные самоуправления и парламент. Примечательно, что когда немцы всё-таки не набрали необходимой квоты для одного мандата и не смогли провести своего представителя в парламент, датчане решили сделать исключение и создали нечто наподобие постоянной комиссии, в которую немецкое национальное меньшинство делегировало своего представителя. В местных школах не существует никаких ограничений по поводу преподавания по местных или привезённым учебникам. Учитель выбирает, какой учебник ему больше нравится. Преподавание ведется на родном языке, но сами национальные меньшинства планируют вводить двуязычие.

Фризы в Германии являются национальным меньшинством, проживающие на побережье Северного моря, на острове Гельмланд, многих северо-фризских островах и в западной части земли Шлезвинг-Гольштейн, конституция которой защищает права фризов. Также конституционным правом защищена национальная группа лужан (небольшой славянский народ на востоке Германии: на юго-востоке земли Бранденбург и северо-востоке земли Саксонии, в Лаузице (Лужице). В местах проживания лужан надписи на их языке в общественных местах. Лужичане проживают в рамках германского государства более 1000 лет. Они появились раньше немцев, но у них никогда не было собственного государства. В качестве национальных меньшинств проживают и цыгане. Они с XIII века используют немецкий язык, но живут рассеянно. Фризы изучают свой язык в государственной школьной системе - школах и садах. У лужичан также ведётся преподавание на своём родном языке. Цыгане же встроены в немецкую школьную систему и полностью интегрированы. По их мнению, не следует готовить учителей из немецкого населения, другие не должны владеть цыганским языком и его нужно передавать лишь в пределах самой национальной группы. Второй важной областью для сохранения идентичности является сфера культуры. Созданы театральные группы, группы народного творчества, культурные центры, имеется театр, газеты, радио, телевидение, отправление религиозных обрядов. Лужичане в меньшей степени являются католиками, а в большей степени протестантами. Датчане-протестанты имеют свою датскую церковную структуру. Все национальные меньшинства имеют возможность нести службу и всю церковную деятельность на своих языках. Третьим пунктом сохранения идентичности является защита, предоставляемая правом, чтобы не предпринимались меры, которые могли бы привести к принудительной ассимиляции национальных меньшинств. Четвёртым важным пунктом является соучастие меньшинств в жизни всего общества, государства.

В мировом сообществе по-разному решаются проблемы этничности:

C 8 мая 1993 года Бельгия стала федеративным государством. Это государство складывалось из регионов сообществ. Состоит из пяти составных частей: фламандского сообщества, французского сообщества, немецкоязычного сообщества, региона Валлония, региона Брюссель. Каждая из этих частей имеет широкую автономию (собственные законодательные органы и своё правительство, собственные сферы компетенции, финансовые средства и свою администрацию). Население составляют две основные этнические группы: фламандцы (57%), которые употребляют фламандский язык и валлонцы (33%) с французским языком (валлонский диалект). Немецкоязычное сообщество насчитывает около 70 тыс. человек (0,7% населения страны, проживающего компактно в районе города Ойпен - 95% всех немцев в населении Бельгии. В 1984 году были образованы немецкоязычная община и её местные органы. Сегодня в Бельгии существуют два государственных языка: французский (южная и центральная Бельгия) и фламандский (на севере страны). Столица Брюcсель является двуязычной.

В Австрии 98% населения австрийской национальности. Оставшиеся 2% составляют хорваты, словенцы и венгры. Согласно австрийскому законодательству, национальной группой является группа австрийцев с немецким родным языком и собственными национальными традициями, которые имеют свою родину и проживают здесь в Австрии. Примерно 20 тыс. хорватов живут в Бургенланде. Чехи и словаки проживают в Вене, около 6000 чехов и 700 словаков. 15-20 тысяч каринтских словенцев живут в Австрии с VII века. В Австрии юридический статус этнических групп регулируется федеральным законом (Закон об этнических группах). Согласно этому закону этнические группы в Австрии получили возможность наряду с государственным немецким языком официально употреблять свой родной язык в местных административных учреждениях. Цыгане не имеют школ. Чехи имеют частную начальную и частную среднюю школу в Вене. Австрийское теле-радио организует в своих региональных программах радио- и телепередачи на соответствующих языках национальных групп.

Дания с населением свыше 5 млн. человек представлена 97% датчанами. Самыми многочисленными меньшинствами являются норвежцы, немцы, шведы. В 1948 году принадлежащие Королевству Дании Фарерские острова получили автономию, в 1979 году автономной стала и Гренландия. На самом большом острове мира равноправно существуют два государственных языка: датский и эскимосский (гренландский диалект). Гренландия имеет широкую автономию. Статус немецкого меньшинства в Дании, населяющего Северный Шлезвинг, регулируют Кильская Декларация и Декларация Бонн - Копенгаген, которые допускают служебное употребление родных языков.

В Швейцарии 81% граждан декларируют швейцарскую национальность. 64% жителей государства пользуются немецким языком, 18% -французским, 8% - итальянским. Кроме того, на границе Швейцарии и Италии, в Кантоне Граубюнден, проживает около 700 тыс. ретороманцев (0,6% населения страны), язык которых в этом регионе имеет статус государственного. В масштабе всей Швейцарии на ретороманском языке говорит около 50 тыс. человек. В 1938 году была введена поправка в конституцию Швейцарии, по которой ретороманский язык был объявлен национальным языком. Радио города Кура, столица кантона Граубюндена, ежедневно вещает на ретороманском языке один час, а телевидение - пять минут. Дети в школах учатся на родном языке в шести первых классах, потом только на немецком языке, который становится обязательным уже с четвёртого класса. В Граубюндене есть поговорка: ”Ретороманский язык - это язык сердца, а немецкий - язык хлеба”.

Италия - это 94% итальянцев. Кроме того, 2,7% граждан Италии считают себя сардинцами, 1,2% - немецкоязычные тирольцы, в стране проживают также французы (восточные Альпы), словенцы (окрестности Триеста), албанцы (Сицилия). Среди 20 регионов Италии 5 имеют статус автономии. Автономными регионами являются: Cардиния, Сицилия, Фриули-Венеция-Джулия, Триентино-Альто-Адидже и Валле де Аоста. Хотя гарантия автономии для немецкоязычного населения Трентино-Альто-Адидже содержалась уже в итало-австрийском соглашении от 1946 года, вопрос немецкоязычного меньшинства в этой провинции Италии был в прошлом предметом спора между соседними государствами. Окончательно спор разрешился в 1992 году, после подписания пакета из 137 соглашений. С 1972 года, когда декретом президента Италии был утверждён особый статус региона Трентино-Альто-Адидже, немецкий язык в этой провинции стал официальным наряду с итальянским, в провинции Валле де Аоста французский язык является официальным наряду с итальянским, в Фриули-Венеции-Джулли - фриульский (реторманский) и частично словенский. В Италии существуют различные аспекты нерешенных этнических проблем. В 90-е годы появились в Италии большие массивы неитальянского населения из североафриканского и азиатского по преимуществу регионов. В стране концентрируется до 6 миллионов выходцев из различных регионов Африки, Азии, Латинской Америки. Рост неорасистских настроений спровоцировал подъём “старого” расизма, в результате чего участились, например, антицыганские и антиеврейские выступления. Цыгане, даже не упомянутые в числе иноязычных меньшинств, населяющих Италию, находятся в стране на положении отверженных. До сих пор в Италии действует закон № 153 от 1914 года, по которому мэр любого итальянского населенного пункта вправе обратиться к вооруженным силам и органам правопорядка в случае простого появления цыган на подведомственной ему территории. Стоянка и проживание цыган разрешены на территории только двух областей Италии - Венетто и Сардиния, кроме этого в отдельных городах Эмилии, Торентино, Пьемонта и Сицилии администрация отвела специальные места для стоянки цыганских таборов на пути их перекочевания. Италия не располагает правовыми механизмами защиты лиц другой национальности, этнической принадлежности или цвета кожи, не только из числа иммигрантов, но и собственных граждан.

В Великобритании 76% жителей - англичане, 9% -шотландцы, 5% - валийцы, 4% - ирландцы. В 1967 году был принят закон об уравнении в правах валлийского языка с английским. Хотя государственным языком Великобритании является английский, однако на Нормандских островах и в Уэльсе употребляется два официальных языка соответственно, английский и французский и английский и валлийский. Для Северной Ирландии британское правительство пытается выработать самостоятельный статус (например, Акт о Северной Ирландии 1973 года. Хотя с 1972 года Ольстер (шесть северных графств в Северной Ирландии) периодически находится под прямым правлением Великобритании. Политика Лондона в настоящее время направлена на возрождение умерших языков, поощряется политика двуязычия.

В Испании каталонцев -18%, галисийцев -6%, басков - 1,5%. Государственным языком в стране является испанский, в некоторых регионах, однако, равноправно используются каталонский, баскский и галисийский языки.

Румыния представлена 89% румынами, 7% венграми, 2% цыганами и другими национальностями. На основании румыно-венгерского договора от 1996 года, который был подписан после долгих и нелёгких переговоров, венгерское меньшинство в Темишоаре получило право использовать свой язык родной в местных учреждениях. Конституция Румынии позволяет также использовать двуязычные надписи в административных учреждениях.

Словения возникла в результате распада бывшей Югославии (около 2 млн. человек). 88% - словенцы, 3%- хорваты, около 100 тыс. человек составляют сербы, венгры, македонцы, албанцы и итальянцы. Конституция Словении от 1991 года коренным национальным меньшинствам дает больше прав, чем остальным меньшинствам. Коренными в Словении считаются итальянцы, венгры и цыгане. Конституция разрешает итальянцам и венграм употреблять в учреждениях их родные языки наряду со словенским в местах их компактного проживания.

В Нидерландах, в провинции Фрисландия с 1981 года было введено обязательное обучение родному языку во всех 600 начальных школах Фрисландии. Укрепились позиции фризского языка. Билингвизм приобрёл в этой провинции определённые аспекты. На фризском языке выходят газеты, журналы, литература. Большинство фризского населения является приверженцами государственного федерализма в составе единого Нидерландского государства.

Во всех упомянутых странах гарантируется одно из основных прав - право использования родного языка не только в быту, но и в официальных местных административных учреждениях. Сейчас в Европе отчётливо намечается тенденция признать право национальных меньшинств пользоваться их родными языками официально.

Франция, Турция проводят политику непризнания национальных меньшинств. Конституцией Болгарии не признается наличие меньшинств и запрещается политическая деятельность по этническому принципу. Польская конституция, как и прошлая, игнорирует наличие меньшинств в стране. Хотя в Польше готовится проект закона о правах национальных и этнических меньшинств, который предполагает употребление языков национальными меньшинствами в местных учреждениях.

В Швеции национальная политика базируется на концепции многокультурности, что предполагает двуязычное обучение - на языке страны происхождения и шведском. Политика Швеции в отношении облегчения интеграции иммигрантов в шведское общество ориентируется на три основных принципа:

- равенство между иммигрантами и шведами;

- свобода выбора культурного развития иммигрантов;

- сотрудничество и солидарность между коренным населением Швеции и различными этническими группами. В Швеции создано и действует около 50 иммигрантских организаций. На нескольких языках выходят радио и телепередачи Шведской вещательной корпорацией. На десяти языках выходит газета для иммигрантов, субсидируемая правительством Швеции. Её выписывает около 10 тыс. человек. Организуются курсы 700 часов по изучению шведского языка. Обучая всех без исключения иммигрантов государственному языку, власти Швеции в то же время заботятся о сохранении национальной самобытности переселенцев. Уже более 670 тысяч иммигрантов стали полноценными гражданами Швеции. В 80-х годах принят закон, препятствуюший этнической дискриминации иммигрантов как на работе, так и в других областях общественной жизни (7, c. 37). В Германии по предупреждению конфликтных ситуаций между иммигрантами и коренным населением ФРГ служит программа “Экстренные меры”, принятая на федеральном уровне. Она предусматривает мероприятия по адаптации иммигрантов в новом для них обществе (включая создание смешанных учебных классов). Вместе с тем проводится и политика, направленная на реиммиграцию некоторой части населения страны. С этой целью поддерживается этнокультурная среда, способствующая сохранению национальных традиций иммигрантов и их связи с родиной. Причём реиммиграция поощряется материально - выделяются денежные пособия для переезда.

На пятом континенте, в многоязычной Австралии принята специальная государственная программа, поощряющая развитие национальных культур всех народов, населяющих страну. История Австралии за прошедшие 200 лет с небольшим не миновала присущих всему человечеству расовых и национальных проблем. И всё-таки, межэтнические отношения здесь были спокойнее, чем в других странах. Этническое многообразие населения Австралии обусловлено экономическими и культурными причинами. Более 16 млн. жителей (почти 3/4 всего населения) - англо-кельты, потомки переселенцев с Британских островов (10, с. 40). Сегодня в Австралии живут выходцы из 120 стран и это полиэтничное австралийское общество, где утверждён принцип: люди всех национальностей должны иметь равные возможности. Мультикультурным обществом считают Австралию 93% её населения. Сегодня 40% австралийцев - это люди, родившиеся за океаном или их дети. Политика ассимиляции к вновь прибывшим иммигрантам привела наоборот лишь к укреплению этнических общин, в которые объединились иммигранты. Общины - это своеобразный “буфер”, который помогает новичкам постепенно адаптироваться к австралийской жизни. У общин есть свои школы, клубы, церкви, культурные центры. Национальные общины объединены во Всеавстралийскую федерацию. В штатах и городах их деятельность координируют Советы этнических общин. Общины - это влиятельные организации, оказывающие влияние на политическую жизнь страны, особенно во время выборов. Общины находятся в постоянном контакте с управлением по мультикультуризму, которое непосредственно подчиняется премьер-министру Австралии. Государство оказывает поддержку общинам, в том числе и финансовую. Например, ежегодно выделяются средства на проведение фестивалей. “Служба телефонного перевода” также финансируется целиком федеральным правительством. На полутора десятках языков отпечатано это обращение службы телефонного перевода. На 30 языках печатаются австралийские газеты, на 60 языках вещает радио, а, настроившись на волну телевизионной станции Эс-би-эс, можно посмотреть передачи на различных языках, снабженных английскими субтитрами. Тысячами нитей связана Австралия со многими странами мира.

В Финляндии 93,6% составляют финны. Этнических меньшинств в стране немного. 300 тысяч (около 6%) составляют местные шведы. К меньшинствам относятся также саамы (менее полутора тысяч). Проживают небольшие группы цыган, татар, евреев и другие (11, c. 172). Шведское национальное меньшинство в Финляндии появилось в средние века. Они расселены компактными массивами в юго-западной части Финляндии, по побережью Ботнического и Финского заливов. На Аландских островах они составляют 96%. Право каждого гражданина Финляндии обслуживаться на своём родном языке должны по закону обеспечиваться на основе одинаковых критериев. Коммуны в стране называются одно-языковыми, если инонациональное население составляет менее 8% и двуязычнымми, если национальное меньшинство превышает 8% или составляет по крайней мере 3000 человек. Двуязычными городами являются Хельсинки, Турку и Вааса.

Географические наименования населенных пунктов и рек на юге и западе Финляндии обычно двуязычны. Дорожные знаки и вывески в этих районах также на двух языках. Правительственные предложения, вносимые на рассмотрение парламента, равно как и всякая другая документация, связанная с законодательством, составляются как на финском, так и на шведском языках по постановлению от 1922 года. Шведы в Финляндии пользуются широкой культурной автономией. На шведском языке ведётся обучение в школах, печатается примерно 30 газет и журналов, в среднем в день выходит в сет около 300 тыс. экземпляров различных периодических изданий. На шведском языке составляются специальные программы по телевидению и радио. Работают четыре театра на шведском языке. Шведы бережно относятся к своему культурному наследию. Это и хоровые песни и культурно-массовые мероприятия. В шведских районах Финляндии насчитывается примерно 100 музеев. Ассортимент книг в библиотеке зависит от соотношения языков в коммуне. В Турку имеется шведский университет, а в Хельсинки - Шведский институт торговли. В Хельсинском университете и Высшем техническом училище преподавание ведётся на финском и шведском языках. Для финляндских шведов существуют политические (Шведская народная партии в Финляндии), культурные, спортивные, сельские, религиозные, научные организации, учреждения и общества (12, c. 90).

Франция по своей конституции не признаёт национальные меньшинства, считая, что интересы большинства важнее. По конституции Франции признание существования единого народа в границах единой и неделимой республики основано на исторической традиции с конца XVIII века, когда была провозглашена “Декларация прав и свобод человека и гражданина”. До Великой французской революции некоторые меньшинства, например, евреи и протестанты имели особый статус, ставивший их в неравноправное положение по отношению к большинству. Франция проводит политику ассимиляции, согласно которой представители этнических меньшинств должны принять общефранцузские ценности, быть прежде всего французами. При этом у каждого человека остается право проявлять свою индивидуальность (в том числе культурную, религиозную или этническую) на личном, но не групповом уровне. Непризнание прав меньшинств, а также их прав на отделение избавляет государство от сложной проблемы обязательств по отношению к ним, от угрозы нарушения национальной целостности. Но во Франции с 1982 года официально признаны языки и культуры этнических меньшинств. В 1985 году образован Государственный совет по национальным делам и культуре. В законодательстве (но не в конституции) страны есть пункты, которые дают меньшинствам свободу выражения. Существует определенный разрыв между правом и реальностью. В школах Франции изучают языки и диалекты (корсиканского, каталонского, баскского, бретонского, фламандского, эльзаского). Корсике предоставлен статус автономии в сфере культуры и радиовещания. Проявления расизма во Франции имеют преимущественно антиарабскую направленность.

В Китае проживает 56 национальностей. В совокупности они называются чжунхуа миньцзу (китайская нация). Хань (китайцы) составляют 91,9% (1042 млн. человек) от общего населения Китая. Остальные 55 наций (их общая численность 91,2 млн. человек) называются национальными меньшинствами. Среди них 18 народов, численность каждого из которых превышает 1 млн. человек, а самый малочисленный народ насчитывает лишь несколько тысяч человек. Составляя менее 1/10 населения страны, национальные меньшинства Китая занимают почти 60% всей китайской территории (13, c. 119). Народы Китая говорят более чем на 50 языках. Политическое представительство обеспечено в Китае разным этническим группам. У китайцев в Народном собрании есть один русский, так как там есть и русская община. Собрание избирается на четыре года, и самые маленькие этнические группы - русские и эвенки ( а в Китае живёт половина всех эвенков) делят одно место по два года. Но все-таки каждая община имеет место депутата и может им воспользоваться. В настоящее время проблема эта заключается в ещё большей активизации национальных меньшинств в экономическое и культурное строительство Китая.

Можно сделать обобщения в европейском контексте:

- Важно единство национального меньшинства.

- Меньшинство должно в первую очередь помочь себе само.

- Любой путь к обеспечению прав меньшинств труден и долог.

- Одной правовой защиты недостаточно. Даже самые лучшие правовые рамки бесполезны, если меньшинство не имеет внутренней культурной жизни.

- Меньшинства станут важными посредниками между отдельными культурами, катализаторами диалога культур, народов.

В национальных, этнических меньшинствах больше всего вызрело сознание мультикультурной Европы и лучше всего развита восприимчивость к различному образу мыслей и жизни. Времена, когда Европа была континентом белой расы, исповедающей христианство - канули в прошлое. Уже сегодня вопрос об этнической чистоте считается в развитых странах некорректным. Во многих развитых странах люди живут культурными общинами. Страна, закрытая в культурном отношении, обречена на отставание или перерождение. Тормозом в их развитии будет именно своеобразие их великих культур и языков, потому что общая тенденция в мировом сообществе направлена в сторону сглаживания различий.

Нет единых принципов, обеспечивающих и в демократических обществах решения этнокультурных проблем этничности, они разные и к тому же меняются в пределах каждого государства, в зависимости от конкретной ситуации. В настоящее время Канада, как и США, Австралия, Новая Зеландия, Швеция , проводят политику мультикультурализма, то есть те государства, население которых сформировалось в основном на иммигрантской основе. Комиссия ЮНЕСКО по культуре и развитию в 1997 году поддержала канадский подход в качестве модели для других стран. Парадокс развития Канады заключается в том, что они достигают своего единства через многообразие. В Канаде ни одна из ста этнических групп не составляет большинства населения страны. По переписи населения в 1996 году лишь 5 миллионов канадцев в графе “этническое происхождение” указали канадское происхождение, остальные же жители осознают свою этничность. Так 3,9% назвали себя коренными народами Канады (индейцами или инуитами-эскимосами), 23,5% указали на своё французское и 29,4% - на британское происхождение, 4,1% - на смешанное британское и французское, 12,2% на французское и или британское происхождение, смешанное с представителями других групп, и ещё 26,9% отнесли себя к представителям иных этнических групп (14, c. 84). Cреди лиц европейского происхождения (иного, чем британское и ли французское) преобладают итальянцы, немцы, поляки, украинцы. Среди выходцев из стран третьего мира - китайцы, жители Индокитая, Южной Азии. В последние годы киайский язык в Канаде стал третьим языком по степени использования в семье. Мигранты-китайцы практически не подвержены ассимиляции. Этнические группы очень неравномерно распределены в Канаде. Около 16% канадского населения родились в другой стране и более половины этого числа живёт в пяти крупных городах - Торонто, Монреале, Ванкувере, Эдмонтоне и Виннипеге. Население Торонто более чем на 38% состоит из рождённых вне Канады. Крупнейший центр всех этнических групп - провинция Онтарио. Здесь иммигранты составляют 1/4 часть населения. Близкие показатели у Степных провинций и в Британской Колумбии. А в Ньюфаундленде иммигранты составляют менее 2% населения. Всё более преобладает английский язык. (15, c. 11). За пределами провинции Квебек проживает более трёх миллионов франкоговорящих канадцев, которые не поддерживают сепаратистские настроения провинции. В Квебеке 80% жителей имеют французское происхождение, 56% говорят только по-французски и 38% владеют и французским и английскими языками. За пределами Квебека в англоязычных провинциях проживает более 1 миллиона человек чисто французского и ещё 2 миллиона - смешанного происхождения. Французским языком владеют 43% жителей провинции Нью-Брансуик, родины народа, тоже зародившейся в Канаде - акадийцев, по происхождению родственного франкоговорящим жителям Луизианны, народа со своей трёхвековой историей, собственной литературой, особым диалектом. Их более полумиллиона человек (16, c. 64).

В 1971 году федеральное правительство Канады официально приняло концепцию многокультурности, определив страну как многокультурное общество в рамках англо-французского двуязычия и установлен пост министра по многокультурности. Мультикультурализм понимает свободу как выбор. Она предполагает полную свободу для индивидуума в отношении культуры. Индивид не оязан придерживаться обычаев и ценностей собственно этнической группы, ему не должны насильно навязывать ценности большинства. Он не должен страдать от какой-либо дискриминации по этническому принципу, и в то же время должен быть защищен от неприязни этнических соотечественников, если не хочет придерживаться их обычаев и традиций. Индивидуум должен свободно использовать собственную этническую культуру или отклониться от неё, использовать культуру другой группы или смешивать разные культуры - человек должен руководствоваться только собственными индивидуальными предпочтениями. Требование мультикультурализма не является лишь теоретическим. Мультикультурализм обладает политической сущностью. Он подразумевает равное признание различных культур, когда любая из них имеет не только право на существование, но её представители пользуются одинаковыми гражданскими правами и свободами. Цель политики мультикультурализма формировалась как поощрение групп и индивидуумов к интеграции через средний курс между ассимиляцией и отделением, как способ уйти от социальных и психологических последствий, связанных с маргинализацией. Концепция мультикультурализма подчёркивает важность защиты прав человека, социального участия и равенства, но в то же время - сохранения групп и межгрупповой терпимости. Толерантность или терпимость - единственный принцип, лежащий в основе мультикультурализма.Но при этом толерантность основана на политике государства, цель которой через систему субсидий, грантов, через комиссии по правам человека, программы равенства в отношении занятости и т.д. привести общество к справедливости и равенству. В 1985 году создан Комитет палаты общин по мультикультурализму. В 1988 году был принят закон о многокультурности. Мультикультурализм предполагает множество субкультур, основанных на этнической идентичности. Мультикультурализм - это значительно больше, чем культурная политика. Это политика, предназначенная не только сохранять и расширять многокультурное наследие канадцев, но и обеспечить достижение равенства в экономической, социальной и политической сферах. Наиболее успешно политика мультикультурализма проводится в провинции Онтарио и на Западе страны, менее успешно - в Квебек и Атлантических провинциях. В провинции Квебек франкоканадцы менее благосклонны к иммигрантам и политике мультикультурализма. Они склонны рассматривать другие культуры и язык как потенциальную угрозу их обществу. Многокультурность иногда воспринимается в Квебеке как стремление подорвать позиции франкоканадцев в качестве народа-основателя. Но они в то же время разделяют многие идеалы и ценности мультикультурализма, такие как отсутствие дискриминации, сохранение своеобразия этнических культур. Мультикультурализм основан на идее равного достоинства всех культур и определяющей социальной роли этнического самосознания. Сохранение культуры при этом считается высшим благом. По мнению канадского исследователя Э. Ричмонда, “эта политика не только наиболее реалистична, но и способствует росту единства общества, которое в противном случае столкнулось бы с сильной оппозицией, если потребности и интересы этнических меньшинств были бы проигнорированы”(цит. по: 15, c. 20). Одной из основных целей политики мультикультурализма является многокультурное допущение или создание так называемой первоначальной уверенности. Если человек уверен в собственном индивидуальном месте в обществе, он легче принимает права членов других групп иметь собственные идеи, позицию и место в том же обществе. Эта политика помогает преодолеть как сепаратизм, так и сегрегацию. По мнению сторонников мультикультурализма, культурные и этнические различия нельзя считать несовместимыми с национальными целями. Более того, их надо принимать как неотъемлемый компонент национальной мозаики, отражение канадского идеала, источник обогащения и силы в плюралистическом канадском обществе. Люди должны знать друг друга и жить с этим знанием. Мультикультурализм Канады признаёт социальную реальность (полиэтничность) и использует политические институты государства для реализации политики взаимного уважения, толерантности, социальной справедливости в отношении всех этнических групп. Этническое и расовое многообразие признается неотъемлемым компонентом социального порядка. По мнению российского исследователя Ю. Муравьёва, “практика мультикультурализма- внешне будучи альтруистически-гуманистической, по сути, выступает как попытка увековечивания этнической и социальной отсталости не только в племенных обществах, но и у молодых наций, вступивших на путь модернизации. Особенно вредно замыкание в рамках языковой общности, оборачивающееся культурным сепаратизмом, оторванностью от мировых культурных достижений....Однако неприемлемой представляется и позиция консерваторов, которые рассматривают мультикультурализм как расизм, противопоставляя ему буржуазные семейные - антиколлективные - ценности. Подлинная альтернатива мультикультурализму - интернационализм в подлинном смысле этого слова” (17, c. 381). Но это мнение Ю. Муравьёва. С середины 90-х годов проблемы, связанные с ролью культуры в современном обществе, выдвинулись в Канаде на одно из центральных мест в общественных и политических дискуссиях. Впервые идеи об изменении статуса культуры прозвучали в опубликованном в 1995 году правительственном документе “Канада в мире”. Если раньше культура находилась на периферии правительственных приоритетов и общественных интересов, то теперь она выдвинулась в центр во многих правительственных структурах, СМИ, в академических и деловых кругах. Главный вывод всех высказываний о культуре в Канаде: именно культура выступает в качестве главного гаранта национальной идентичности, именно она представляет собой основной принцип национального суверенитета и национальной гордости, который не дает раствориться нации в общем потоке глобализма. Культурные отрасли в Канаде - важный компонент её экономики. Модель культурной политики, которую создали канадцы, основывается на основных пяти принципах:

1) признание необходимого свободного творческого самовыражения;

2) открытие канадского культурного рынка и возможность для канадцев делать выбор из многообразного спектра образцов культуры;

3) государственная поддержка национальной культуры посредством целого ряда финансовых и законодательных мер;

4) акцентирование плюрализма и двуязычного характера канадской культуры;

5)взаимодействие федерального, провинциального и муниципального уровней поддержки культуры. (18, с. 93).

Никто не оспаривает тот факт, что общедоступность к информации и знакомству с зарубежной культурой не несет в себе плохого. Но в Канаде осознают и ту опасность, которую несет в себе процесс глобализации культуры для национальной идентичности и культурной самобытности отдельных групп. Поэтому необходимо создать принципиально новый международный механизм, который смог бы регулировать баланс взаимодействия культур на национальном и международном уровне и способствовать сохранению и развитию культурного разнообразия. Усилия должны быть направлены на диалог с другими странами по признанию ими специфики и отличия товаров и услуг культурного рынка. Заслуга Канады в области политики мультикультурализма признана во всём мире. Ещё в 1988 году австралийский совет по языкам и многокультурному образованию отметил, что многокультурность - это канадское творение и благодаря ему Канада войдёт в XXI век как наилучшим образом подготовленная в мире страна, пользующаяся важным преимуществом перед другими государствами. Канадская культурная политика на протяжении последних десятилетий заняла достойные позиции и получила широкое международное признание. Опыт стран, успешно осуществляющих политику мультикультурализма, показывает, что она непосредственно способствует политической и культурной интеграции населения. Сегодня в социальной и культурной жизни западноевропейского общества ничто не проявляется с такой силой, как национальное alter ego. Проблема сохранения своей культурной идентичности сегодня одна из самых злободневных для народов. Американские социологи во главе с Р.Белла, а также скандинавские антропологи, во главе норвежского ученого А. Клаузена сделали предметом своих исследований не только национальные обычаи, но и привычки, мнения, суждения и т.д. иными словами все то, что может представлять интерес для новой науки - так называемой интерпретационной социоантропологии - и что раскрывает суть культурной идентичности в мультикультурном обществе. Необходимым условием культурного развития является демократизация, которая в свою очередь обусловлена наличием культурного плюрализма. Одно невозможно без другого. Политика государства должна быть направлена на создание благоприятных условий для сохранения и приумножения культурного многообразия. Существенным источником культурного развития , поддержки культурного плюрализма и свободы самовыражения не только масс, но и отдельной личности является культурная индустрия и массмедиа. Итогом развития информационных технологий можно считать и появление новых форм культурного обмена. Как отмечалось на международной встрече, посвященной новым ориентирам культурной политики, 29 - 30 июля 1998 года в Оттаве (Канада) (этот форум можно считать как бы продолжением международной конференции “Культурная политика в интересах развития”, проведенная под эгидой ЮНЕСКО в марте 1998 года в Стокгольме), культурная политика должна перемещаться с переферии социальной жизни в самый её центр. Человечество сегодня существует как бы в двух культурах: с одной стороны - это чёткие рамки национальных культур, а с другой - широкий контекст международного культурного общения. Необходимо сохранить культурное многообразие как величайшее достояние человечества.

В Литве права национальных меньшинств закреплены в основном законе страны - Конституции, в Законе о национальных меньшинствах, который был принят 23 ноября 1989 года. Это был первый такого рода документ в странах Восточной Европы. Этот закон отвечал по духу традициям демократических государств и сыграл большую роль в деле консолидации общества в сложный период возрождения независимости Литвы. Права национальных меньшинств закреплены также в Законе о государственном языке, Законе о гражданстве, Законе об общественных организациях, Законе о СМИ, Законе о религиозных общинах и объединениях, Законе о политических партиях и политических организациях, а также в других правовых актах. Сейчас готовится новая редакция Закона о национальных меньшинствах, вызванная требованиями нового времени. Проект закона о национальных меньшинствах пополнен новыми статьями и уточняет некоторые положения, терминологию действующего закона. Законопроект согласован с Конвенцией Совета Европы об основах охраны прав национальных меньшинств, другими международными документами и правовыми актами. Департамент национальных меньшинств и эмиграции при правительстве Литовской Республики (генеральный директор Антанас Пятраускас) проводит государственную политику согласованности национальных отношений, которая гарантирует национальным меньшинствам Литвы возможность сохранения своего идентитета, стимулирует их участие в общественной, политической и культурной жизни страны, воспитывает гражданственность, толерантность, побуждает уважать культуру, традиции, обычаи разных культур. В 2002 году зарегистрирована 21 национальная община, объединяющие около 260 организаций. Многие из них проводят активную работу среди соотечественников, пропагандируют свою культуру, традиции, как в Литве, так и за рубежом. Департамент оказывает и финансовую помощь в реализации программы поддержки культурной деятельности национальных меньшинств. Приоритеты отдаются мероприятиям, посвященным национальным праздникам, видным деятелям, организации фестивалей искусства, концертов, сохранению традиций, поддержке воскресных школ. Поощряются мультикультурные проекты, прививающие в обществе уважение, толерантность к другим культурам. Департаментом реализуется программа интеграции в общество цыган. В ходе реализации этой программы улучшается положение цыган, проживающих в вильнюсских таборах. Построен в Вильнюсе Цыганский общественный центр. Литовское государство не заинтересовано в ассимиляции нацменьшинств и не добивается этого. Ассимилировать национальные меньшинства было бы во вред и самому государству. Как показывают примеры в других странах мира, люди, утратившие национальную самобытность, свои национальные корни, не становятся и носителями культуры той страны, где они живут, а скорее становятся маргиналами. Как известно, теория не всегда адекватна практике. Самоуправления в городах Литвы не всегда в должной мере оценивают важность и политическое значение поддержки организаций национальных меньшинств. Разные политические партии с приближением очередных выборов в советы самоуправлений декларируют в своих программах помощь национальным меньшинствах, которые, как правило, после выборов забываются.

Финская практика, отвечающая демократическим принципам устройства общества, совсем не похожа на эстонскую действительность. Депутат европарламента финский политик, писатель и публицист Йерн Доннер посоветовал властям Эстонии использовать опыт Финляндии, Бельгии и Швейцарии, в которых имеется по несколько официальных языков. Он считает, что такое решение, если бы его приняли в Таллинне, существенным образом бы облегчило положение русскоязычного населения Эстонии (а это треть всего населения Эстонии). Он считает, что русскоязычные жители Эстонии должны получить такие же права, какими пользуются финские шведы в Финляндии, т.е. никаких ущемлений в правах не испытывают, так как являются полноправными членами демократического государства. Не случайно заявление Й. Доннера на страницах эстонского еженедельника “Ээсти экспресс” вызвало немалое раздражение официального Таллинна. Эстонские газеты обвинили его во внутреннее вмешательство в дела Эстонии. Отношение народа, его властей к представителям других национальностей, живущих на его территории - это показатель культуры.

А концу XXI века, по прогнозам учёных, останется всего 600 языков. По официальным данным ЮНЕСКО в XX веке утеряно около 20% языков. Cильнее всего опасность исчезновения угрожает языкам этнических меньшинств Африки, Азии, Австралии. Но опасность исчезновения угрожает примерно 150 европейским языкам, таким, как лужицкому, фрисландскому, ниженемецкому. Языки исчезали и в ранние исторические времена, например, язык античных египтян, этруссков, готский. Сейчас поражают масштабы и скорость вымирания языков. Как говорил немецкий учёный В. Гумбольд, “в каждом языке отражается дух нации”. Датский язык имеет больше всего гласных - 18. Язык басков - самый древний в Европе и не имеет родственных языков. Древнееврейский - почти два тысячелетия был только литургическим языком. Снова возродился с основанием Израиля в 1947 году (19, c.3). Возрождение языков национальных меньшинств идёт по всей Западной Европе - с помощью государства, при поддержке общества. Даже в Англии в школах Уэльса преподается валлийский язык, на острове Мэн, что в Ирландском море, тысячи школьников изучают местный кельтский язык.

Для России имеет значение зарубежные параллели, опыт решения этнических проблем и разработка норм межнациональных отношений на Западе, но Россия должна учитывать свою специфику, исторические условия. Права лиц, принадлежащих к меньшинствам, являются интеграцией и неотъемлемой частью фундаментальных прав и свобод всех членов общества. Положение меньшинств - важный тест зрелости демократии, поскольку взаимная терпимость к различиям является существенной частью демократического мироощущения. Демократия не обеспечена, если жизненные интересы и права меньшинств - не защищены наряду с интересами и правами большинства. Действительно, история показывает, что неуважение прав меньшинств зачастую является прелюдией к попранию прав большинства. Защита национальных прав - необходимая составная часть утверждения и развития демократии, существенный фактор политической и социальной стабильности. В демократическом обществе национальное меньшинство - активные участники становления политического плюрализма, а их представительные и культурные учреждения - важный компонент общественной жизни. На международной конференции “Сосуществование государств и добрососедские отношения - гарантия безопасности и стабильности в Европе”, проходившей в столице Литвы Вильнюсе 5 -6 сентября 1997 года, отмечалось ,оставаясь актуальным и в начале третьего тысячелетия: ”Конец XX века преподал нашим государствам ещё один урок. Ни в одном государстве не может быть демократии и согласия, если проживающим в нем национальным меньшинствам не будут предоставлены необходимые права и свободы. Не могут чувствовать себя счастливыми, свободными люди, если рядом с ними живут соседи, права которых ограничиваются, которым создаются разнообразные препятствия. Мы неоднократно убеждались, что игнорирование таких проблем лишь усиливает напряжение в странах, от которого остается всего один шаг до серьезного конфликта. Национальные меньшинства мы должны осознавать не как источник проблем, а как узы между государствами, как фактор, стимулирующий совместное создание благосостояния многонационального государства”. Таким образом, как свидетельствует международный опыт реализации культурных аспектов этничности, положение национальных меньшинств в той или иной стране - важный показатель, свидетельствующий об уровне демократии, культуры этой страны. Реализация социально-культурных аспектов этничности способствует поддержанию политической стабильности в государстве, созданию гражданского общества, избежанию конфликтов и напряженности.



 

Примечания:

1.    Корф С. Национальности и государство // Вестник Европы, 1917. C. 9-12.

2.    Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. - Спб.,1909.

3.    Нам И.В. Национально-персональная автономия. Вопросы теории и практики. // Национально-культурные автономии и объединения. Историография. Политика. Практика. Антология. Том 1.- М.,1995.

4.    Соколовский С.В. Международно-правовые проблемы защиты культуры меньшинств // Права и статус национальных меньшинств в бывшем СССР.- М., 1993.

5.    Цитата по: Полиэтническое общество и конфликт. / Отв. ред. Л. Меликишвили. - Тбилиси, 1998.

6.    Мартынова М.Ю. Политика государств Европы в сфере защиты прав этнических меньшинств // Этнические проблемы и политика государств Европы. - М., ИЭА РАН, 1998. C. 8 - 39.

7.    Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т.16, с.161.

8.    Закон “ О правах национальных и этнических меньшинств” XXXVIII / 1993. Перевод с венгерского.

9.    Регент Т.М. Иммиграция в Россию: проблемы регулирования. - М.,1997.

10.  Барышева Е. Культурная политика Австралии // Панорама культурной жизни зарубежных стран. Вып. 2-3. Сборник. - М.,РГБ, 1999, C.40-49.

11.  Шлыгина Н. В. Финляндские шведы // Этнические меньшинства в современной Европе. - М., 1997, 172 с.

12.  Елисеева Г.В. Сохранение национальных традиций в малых группах в иноэтнической среде обитания (объективные факторы реализации традиций) // История мировой культуры: традиции, инновации, контакты. - М., 1990.

13.  Цзинхуа У. Этническая ситуация и политика КНР в отношении национальных меньшинств // Расы и народы. Вып. 24.- М.,1998.

14.  Черкасов А.И. Русские в Канаде // Актуальные проблемы российско-канадских отношений. - М., Наука, 1999.

15.  Ажаева В.С. От ассимиляции к многокультурности // Российские исследования о Канаде. Canadian studies in Russia. Etudes Canadiennes en Russie. Труды РАИК. Вып. 1.-М., 1997, C.10-22.

16.  Замогильный С.И. “Канадская мозаика”: недостижимый идеал или утопия? // Этнос и власть: проблемы гармонизации межнациональных отношений. Часть II. - Cаратов, изд-во Поволжской акад. гос. cлужбы, 1999, C.63-72.

17.  Муравьев Ю.А. Антиномии мультикультурализма // III Конгресс этнографов и антропологов России 8-11 июня 1999 года. Тезисы докладов. - М., ИЭА РАН, 1999.

18.  Щукина Т.А. Политика Канады в области культуры // CША и Канада: экономика, политика, культура. 2000, № 9. C.90-103.

19.  Помогайбо Р.И. Языковая ситуация в мире (По материалам зарубежной печати) // Неродные языки в учебных заведениях. Материалы науч. конф. кафедр иностранных и русского языков. Выпуск 3.- Воронеж, Воронежская гос. архит.-строительная академия, 1998. C. 3 - 5.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку