CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2003 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow К проблеме экзистенциального аспекта духовных учений,Л.Н.Латыпов
К проблеме экзистенциального аспекта духовных учений,Л.Н.Латыпов

Л.Н.Латыпов,

кандидат филологических наук

К проблеме экзистенциального аспекта духовных учений

Трудно оспаривать, что первостепенное желание и неистребимое стремление человека в его жизни – достижение состояния счастья. Если взять за основу понятия счастья «состояние полного удовлетворения»(1), то прослеживаются два принципиально разных видения пути достижение счастья. Пространством и средством реализации желания счастья в первом случае - является внешний мир, во втором - внутреннее состояние, сознания, души и разума человека.

Первый вид представляется наиболее распространенным. Хотя он и ставит человека в прямую зависимость от того общества, в котором он живёт и стремится получить жизненное удовлетворение, как правило, связанного с материальным достатком, благосостоянием семьи, общественным положением, потребностью общественного самоутверждения и т.д. Однако, сама жизнь, в конечном счете, по истечению некоего критически необходимого для этого времени, показывает, что ни материальный достаток, ни даже богатство, ни личное благополучие, ни общественный успех, ни уважение окружающих, ни хорошее здоровье, ни благосостояние общества, в котором человек живёт, отнюдь не приносят стабильного, постоянного и неизменного счастья. Все эти радости, ощущения удовлетворения и довольства не носят стойкого характера. Приходит время, «состояние полного удовлетворения» исчезает или в силу привыкания (и тогда человек начинает искать большего удовольствия, более острого ощущения радости), или в силу обстоятельств жизненная ситуация меняется: вчерашний богач разоряется, здоровый заболевает, в семье возникают раздор и разлад, появляются вдруг проблемы на рабочем месте.

Человек начинает чувствовать, что ощущение счастья, причиной которого является внешний мир, его предметы и явления, летуче и нестабильно. Однако человек продолжает жить в замкнутом круге: стремления к счастью, достижения некоего состояния "полной удовлетворенности", затем вновь ощущения неудовлетворенности, снова жадного поиска удовлетворения, и вновь неудовлетворённости - или от потери остроты ощущения удовлетворения, или от невозможности достичь состояния удовлетворения.

И так может быть до конца жизни человека. Выйти же из этого порочного круга человек не может: будь то в силу непонимания тщетности достижения счастья во внешнем мире, или по причине незнания альтернативы этому, а чаще в силу конформистского "все так живут". Ориентация на получение ощущения «счастья» во внешнем мире - естественно первоначально, в процессе становления человека в течение одной жизни: от стадии эмбриона в утробе матери, когда человеческий зародыш в короткий период времени проходит все стадии эволюционного развития живого, и до высшей точки человеческой эволюции - трансформационных процессов в сознании. К сожалению, значительная масса человечества, по тем или иным причинам, так и не перешагивает за критический порог коренной трансформации человеческого мировоззрения, за которым раскрывается пространство высшего сознания.

Однако во все времена существует часть человечества, которое приходит к ясному пониманию, а, поняв в полной мере, осознаёт окончательно, что «в миру» достижение счастья, - непоколебимого и стабильного, - невозможно. Ибо, помимо того, что человек причинно соотносит обретение счастья с внешними проявлениями своей жизни (людьми, предметами, явлениями), внешний мир и сам тотально относителен по своей причинно-следственно сути, соткан из множества вечно меняющихся нитей становлений, категорий отношений, парадигм взаимоотношений всецело причинно-следственного свойства. Периоды неудовлетворённости, и соответственно очередное стремление к удовлетворению, в той или иной материальной форме, желания ощущения счастья, слишком тяжки, по сравнению с быстротечными мгновениями ощущения счастья. В реальности оказывается, что объективизация счастья – скорее несчастье, чем счастье. Обусловливание счастья предметами и явлениями внешнего мира затягивает человека в порочной круг вечного неудовлетворения, с короткими мгновениями довольства, память о которых недолговечна, и не приносит практического жизненного утешения, разве что кратковременного забытья в реминисценциях прошлого.

В такие переломные моменты эволюции сознания, человек, а вернее, индивидуальное сознание человеческое обращается в поисках счастья (перешагивает через критический «порог») к тому, существование которого вечно априорно интуируется, как нечто совершенно ни от чего независимое, Высшее над всем, невысказанное То, что свободно проявляется и постоянно выявляется - само по себе "стихийно" - в жизни любого человека ощущениями любви, добра, совести, сострадания, вины, прощения, благодарности, смирения. «Что мы пребываем в нём, и Он в нас, узнаём от того, что Он дал нам от духа Своего» (2). Это проявление Высшего в человеке и уникально отличает млекопитающего по имени Человек от всех других видов млекопитающих. И человек обнаруживает это Высшее находящимся внутри себя. Уже самый первый интровертивный шаг в себя инициирует процесс самопроизвольного раскрытия в сознании человека единства Богопостижения и состояния Счастья.

Первые попытки философского осмысления экзистенционального характера субъективизации религиозного опыта были предприняты Сереном Киркегором и Фридрихом Ницше. Экзистенционально человек актуализируется не во внешнем мире, а во внутреннем. А "утрата "объективного" мира как осмысленной реальности предполагает возникновение "экзистенциональной" субъективности" (3). Значит и экзистенциональное счастье имеет место в событиях внутреннего мира человека (4), а не в предметах, явлениях и событиях мира внешнего.

Не в этом ли одна из основных утилитарных необходимостей религии для человека - показать человеку пути к этому Высшему, помочь в поиске, в осмыслении встречающегося на пути? Не есть ли главной задачей религии раскрытие перед человеком иного плана бытия – не физического, а метафизического – не путем обучения, порой и насильственного, религиозной догматике и ритуалу, не методом воспитания человека в рамках определяемых религиозной догматикой канонов морально-этических норм жизни, а активизацией механизма самостоятельной работы каждого отдельного человека над постижением Бога своим собственным сознанием? Вершиной благополучия и чувства «полного удовлетворения» - является ощущение счастья, вершиной же счастья, высшим состоянием, по сравнению со счастьем, может быть только постижение Бога. Бога, который внутри каждого человека. «Единый Бог, скрытый во всех существах, всепроникающий, Душа внутри всех существ», как сказано в древних индийских Упанишадах (5), который «пребывает в сердце каждого», как учит Бхагавад-Гита (6). Когда фарисеи спросили Христа, когда придёт Царствие Божие, ответил им Христос, что «не придёт Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот оно здесь, или: вот там. Ибо Царствие Божие внутри вас есть» (7).

Нахождения в собственном сознании абсолюта Бога, что называется в духовных учениях достижение состояния Нирваны, обретение Царства Божьего, и есть состояние ощущения абсолютного Счастья.

Думается, что не страх человека перед природой создал религию, а извечное стремление человека к счастью. Устремления и усилия человеческой мысли осознать истинный путь к абсолютному Счастью - есть та питательная почва, из которой рождается, из которой питается, и на которой существует религия.

Каждое учение духовного постижения Бога есть путеводитель, карта, компас, система указательных знаков, приводящих к конечной точке поиска – к абсолютному Счастью. А абсолютным подобное счастье может быть только вне причинно-следственных связей, за пределами обусловленности мира отношений и взаимоотношений, "находясь по ту сторону добра и зла, а не во власти и среди заблуждений морали" (8).

Названным качествами в абсолюте, согласно духовным учениям, может обладать только Бог. Абсолютное Счастье – и есть абсолютное постижение Бога. Вероятно, «степени» счастья – есть степени приближения к Богу.

Процесс индивидуализации духовного и религиозного опыта и сам индивидуальный поиск достижения Счастья в Боге не менее важны, чем достижение конечной цели. Религия и есть этот «процесс». Причём она является не только наставлением в методике осуществления «процесса», но и сама представляет собой нескончаемую динамику процесса. Представляется, что любая религиозно-философская система вымирает, если она не способна умело учить, научить и сама, при этом, верно учиться в Богопостижении.

Отвлечение человека от религиозной внешней цели (обще племенной, национальной, государственной), и направление вектора религиозного опыта и практики во внутренний мир индивидуального человека, является в действительности не столь индивидуализацией per se, сколько универсализацией религиозно-философского самосознания. Поскольку очевидно, что психофизиология, нервная система, мыслительный аппарат, как и материальный атомарный состав тела человека, как homo sapience, универсален. По сути, индивидуализация религиозно-философского сознания человека, есть скорее космополитизация человеческого сознания. Любые морально-этические нормы общества, на установление которых зачастую претендует догматически консервативная клерикальная часть церкви любой конфессии, всегда будут внешне задано уже, чем самораскрывающийся Закон самого Бога в душе человека.

Поэтому становится очевидным, что главным в учениях первоносителей духовных учений, как процесса Богопостижения, является не установление института религии (с догматикой и церковным ритуалом), и не определение религиозных морально-этических норм для общества и человека в нём, а предложение индивидуальных экзистенциональных «инструкций» по методике

изменения сознания с целью достижения абсолютного и не обусловленного причинностью "потому что" Счастья. Ни один известный нам Учитель, зачинатель новой религиозно-философской системы, не облекал своё учение в форму религии и не организовывал свою церковь, не определял религиозный догмат и ритуал. Последние, как правило, было делом рук воспринявших сознанием и душой последователей учения. Да и то, думается, это делалось с единственной первоначальной целью сохранения устного учения в целостности и в истине. Отличительной чертой истинных духовных учений является также то, что они являются результатом личного опыта Учителя. Только человек сам абсолютно Счастливый может научить другого человека, как стать Счастливым.

Период осознания примата cчастья индивидуального человека, и индивидуального продвижения по пути к обретению Счастья (которое в абсолюте возможно только в Боге) над счастьем коллективным (племени, нации, страны) явился отправной точкой возникновения экзистенциальной части религиозно-философских учений.

В 8-6 веках до н.э. развитие религии, пройдя этапы практики племенных и национальных видов, стало выходить на этап развития универсальных религий, неотъемлемой частью которых стала индивидуалистическая религиозная философия (9).

Именно в это время ветхозаветные пророки Исаия, Амос, Осияй призвали к полноте индивидуального внутреннего духовного переживания (10), в отличие от национально ориентированной религии пророка Моисея.

В 6 веке до н.э. учение Гаутама Будды, будучи реформаторским продолжением древнеиндийских религиозно-философских учений, предложило стройную психо-философскую систему изменения индивидуального сознания с целью достижения индивидуального счастья - Нирваны. Позже учение Будды было формализовано в религиозно-философскую систему Буддизма.

Во 2 веке до н.э. Патаджали, выделил из ранее существовавших древнеиндийских духовных учений йогическую составляющую, философски ее систематизировал и формализировал в единую стройную систему Йоги, которая воплотила в себе единую духовную, интеллектуальную, и физическую - технику изменения сознания человека: от сознания и самосознания - к Сверхсознанию, суть которой в абсолютном Счастье (Богопостижения).

Первые индивидуилистически ориентированные «наброски» умоустремлений ветхозаветных пророков были глубже и более выражено развиты в учении Иисуса Христа, которое легло в основу качественно новой религии – Христианства. Учение Христа не было обращено к сознанию всего общества в целом, а к сознанию индивидуально отдельного человека.

В учении пророка Магомета индивидуалистический аспект религиозного опыта Богопостижения, как достижения абсолютного Счастья, проявляется не столь очевидно. Ислам - религия Корана, ниспосланного пророку Богом. Суть Ислама строгое следование слову Божьему, посланному пророку Магомету и зафиксированному Корану. При наличии ряда экзистенциональных черт, Коран, с точки зрения рассматриваемого вопроса, во многом ориентирован на общественное сознание общества, что привело позже к созданию кодекса исламского права - Шариата.

Исследование экзистенционального плана религиозно-философских учений выявляет, что в своей главной цели, они есть указание, что абсолютное Счастье возможно только в полном постижении Бога. Для достижения этого великие духовные Учителя и учения предлагают результаты личного опыта Богопостижения и практические «инструкции», каким образом достичь подобного Счастья, с акцентом на изменение человека не через морально-этические нормы общества, а непосредственно в индивидуальном внутреннем мире, а точнее, изменением индивидуального Сознания человека.

Что же касается внешнего материального мира, то изменение его есть изменение отношения каждого отдельного человека к внешнему миру. Согласно учению йоги, человек может изменять людей и события вокруг него, изменяя своё отношение к ним. "Внешнее обстоятельство - это лишь развёртывание того, что мы собой представляем" (11). Не внешний мир обитания меняет сознание человека, а человек своим сознанием создаёт мир своей жизни.

Изменение сознания каждого отдельного человека, а не коллективного сознания общества, проникновение в сознание человека не через религиозную коллективную духовность, а непосредственное обращение к индивидуальному пространству сознания человека, - вот указанный великими Учителями путь к счастью человека и всего общества.



 

Литература:

1. Дидье Жюлиа, «Философский словарь (Ларусс)», М., «Международные отношения», 2000г., стр.439

2. Библия. Первое Соборное послание Святого Иоанна Богослова, 4:13.

3. Пауль Тиллих. "Киркегор как экзистенциональный мыслитель", в кн. Серен Киркегор "Наслаждение и долг", Киев, AirLand, 1994г., стр. 455

4. Soren Kierkegard, "Eternal Happiness, Subjectivity and Truth", in "A Modern Introduction to Philosophy", The Free Press - Macmillan Publishing Co., New York, 1973, p. 492.

5. Svetasvatara Upanishad, 6:11, The Thirteen Principal Upanishads, Oxford University Press, 1975, p. 409.

6. Бхагавад-Гита, 18:61.

7. Библия. Евангелие от Луки, 17: 20-21.

8. Фридрих Ницше, "По ту сторону добра и зла: Сочинения", Москва, "ЭКСМО-Пресс", 2000г. стр. 610.

9. George Galloway, “The Philosophy of Religion”, New York, Charles, Scribner’s Sons, 1923, p. 135-138.

10. Ibid., p.135.

11. Сатпрем, «Шри Ауробиндо, или путешествие сознания», Санкт-Петербург, «Алетейя», 1992г., стр.30

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку