CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2003 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Современная национальная политика России,Н.В.Кокшаров
Современная национальная политика России,Н.В.Кокшаров

Н.В.Кокшаров,

кандидат философских наук

Современная национальная политика России

Национальная политика относится к теоретическим и актуальным практическим проблемам современности. Это сложное явление, охватывающее все сферы жизни общества. Она имеет и относительную самостоятельность как система мер, осуществляемых государством, направленных на учет и реализацию национальных интересов. Государственная национальная политика включает стратегические задачи жизнедеятельности государства, это политика осуществления интересов всей нации. Именно так это принято понимать во всем мире.

Внутренняя политика государства в отношении этнических общностей и межэтнических отношений обычно называется этнической политикой или политикой в отношении этнических меньшинств. Национальная политика - это и целенаправленная деятельность по регулированию этнополитических процессов, содержащая в своей основе теорию, цель, принципы, главные направления, систему мер по реализации. Главной задачей государственной национальной политики является согласование интересов всех проживающих в стране народов, обеспечение правовой и материальной основы для их развития на основе их добровольного, равноправного и взаимовыгодного сотрудничества. Учет этно-национальных особенностей в жизни социума должен осуществляться в границах соблюдения прав человека. Путь к гармонизации межэтнических отношений лежит в значительной степени через культуру.

 Основное достижение российской национальной политики 90-х годов XX века состоит в разработке “Концепции государственной национальной политики Российской Федерации”, которая была одобрена Постановлением Правительства России в мае 1996 года и утверждена Указом Президента России № 909 от 15 июня 1996 года. В этой концепции выделяются такие узловые проблемы, которые требуют решения:

1.      развитие федеративных отношений, обеспечивающих гармоничное сочетание субъектов РФ и целостности российского государства;

2.      развитие национальных культур и языков народов России, укрепление духовной общности россиян;

3.      обеспечение политической и правовой защищенности малочисленных народов и национальных меньшинств;

4.      достижение и поддержка стабильного, прочного межнационального мира и согласия на Северном Кавказе;

5.      поддержка соотечественников, проживающих в странах СНГ и Балтии, содействие развитию связей с нашими соотечественниками из стран ближнего зарубежья;

Этнополитическая проблематика поднялась по значимости до уровня оборонной и внешней политики. Во второй половине 90-х годов ХХ в. федеральной власти в какой-то мере удалось предотвратить разрастание этнического сепаратизма, локализовать его и создать условия для спада этнического экстремизма. Но концепция государственной национальной политики 1996 года не стала действенным ориентиром для органов государственной власти в решении этнополитических проблем. В 90-х годах в целом государственная национальная политика носила, с одной стороны, реактивный характер, опаздывая реагировать на уже проявившиеся проблемы и конфликты; с другой стороны, была фрагментарной, направленной на решение лишь отдельных задач, вырванных из общеполитического контекста. Учитывая эти обстоятельства, государственная национальная политика России начала XXI века должна быть превентивной, предвидящей наиболее опасные этнополитические проблемы, и целостной, предусматривающей решение данных проблем в рамках единой программы.

Однако при всех недостатках этой концепции национальной политики, ее можно определить как более демократичную, чем та, что осуществлялась в предыдущие десятилетия. Это просматривается через идеологемы, выражающие суть национальной политики и национальных отношений. Например, в ней отсутствует прежде широко применявшаяся формула “нации и народности” и предлагаются для употребления понятия “российская нация” или “многонациональный народ России”. Тем самым ей придается политический смысл (то есть, речь идет о гражданах России), а не этнический.

В большинстве стран мира термин “нация” имеет политический, гражданский смысл. В нашей же отечественной традиции нация понимается как высший тип развития этноса, то есть, социально-культурная общность. Ныне среди российских исследователей постепенно утверждается понимание нации как политической общности. Идеологема ”российская нация” при тактичном, умелом ее применении может стать одной из ценностей, способствующих интеграции российского общества.

Или другой пример. В прежних конституциях страны декларировалось равенство всех наций и народностей. В новых документах говорится о равенстве прав и свобод граждан, независимо от пола, расы, национальности, языка, отношения к религии. Предусматривается, что государство должно создавать для народов равные социальные и политические условия, позволяющие сохранять и развивать свою культуру. Но осуществление равенства народов в жизни нереально.

Вполне демократична позиция и в отношении этнической идентификации: право каждого гражданина “определять и указывать свою национальную принадлежность без принуждения извне”. Как оказалось впоследствии, в некоторых регионах России граждане хотят сохранить привычное “принуждение”, то есть оставить пятую графу в личном документе.

 В целом концепция государственной национальной политики имеет прогрессивный характер, но и отличается половинчатостью, неопределенностью, что сужает ее возможности в плане урегулирования и решения многообразных этнических проблем, а в некоторых ситуациях даже усугубляет их. Cуществует тенденция подмены национальной политики решением конфликтных проблем на межнациональной почве. Но национальная политика в принципе не может быть направленной на решение проблем сегодняшнего дня, быть мерами временного характера, пусть и актуальными для страны.

Реализующаяся в настоящее время в России концепция государственной национальной политики составляет теоретическую основу государственного регулирования межнациональных отношений. Однако, как показывают результаты экспертных опросов, ее рейтинг среди специалистов отнюдь не высок. Так, участники учредительного съезда Ассамблеи народов России, состоявшегося в июле 1998 года, оценили её следующим образом: “То, что концепция государственной национальной политики даёт все основания для последовательного политического решения проблем межнациональных отношений, отметили всего 5% опрошенных; 56% считают, что она до сих пор остаётся документом заявленным, но не реализованным в практической деятельности властных структур различных уровней в Центре и на местах» (1, c.7). В связи с неудовлетворительным уровнем концепции 1996 года, её теоретическая разработка продолжается.

В целях создания законодательной базы, всесторонне обеспечивающей реализацию государственной национальной политики РФ в отношении всех народов, были разработаны и приняты федеральные законы “О национально-культурной автономии” (№ 74 - ФЗ от 17.06.96 г.), “О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации” (№ 82 - ФЗ от 30. 04.99 г.), Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации. Проходят подготовка и слушания и других законов. Например, в феврале 2001 года проведены парламентские слушания проекта закона “Об основах государственной национальной политики Российской Федерации”, 25 мая 2001 года - проекта федерального закона “О русском народе”. Учитывая проблемы, возникшие в практике деятельности национально-культурных автономий РФ, Минфедерации России разработал проект «О внесении изменений и дополнений в статьи 1, 3, 5, 6, 7 и 20 Федерального закона “О национально-культурной автономии”», который предлагает дополнить правовые механизмы реализации прав и свобод в сфере национально-культурного развития.

Национальная политика должна учитывать не только анализ диалектики национальных интересов в их конкретности, но также и учитывать меняющиеся национальные настроения. В проекте федерального закона “Об основах государственной национальной политики Российской Федерации” выделяются следующие основные принципы государственной национальной политики:

-          сохранение государственной целостности и федерального устройства Российской Федерации;

-          равенство прав граждан и народов РФ на национальное развитие;

-          признание единства российского общества;

-          свободное определение каждым гражданином своей национальной принадлежности;

-          соответствие законов и иных нормативных актов в сфере национальной политики, общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ;

-          неотвратимость наказания за разжигание межнациональной вражды, оскорбление чести и достоинства по этническому признаку;

-          признание объединяющей роли русского народа, его языка и культуры;

-          взаимодействие органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления с общественными объединениями, национально-культурными автономиями всех уровней, национальными этнокультурными общественными организациями, общинами.

Основной принцип современной государственной национальной политики - равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальным группам и общественным движениям. Можно выделить и другие принципы, которые могут быть положены в основу государственной национальной политики:

-          принцип национального паритета и межнационального партнерства - состоит в признании всех народов России государствообразующими и в утверждении того, что ни один народ не может обладать преимущественным правом на контроль над территорией, институтами власти и природными ресурсами;

-          принцип национальной самоорганизации - означает создание государством условий, позволяющих представителям разных народов самостоятельно определять и реализовывать свои национально-культурные потребности;

-          принцип национального патернализма - состоит в обязанности властей всех уровней защищать права человека в национальной сфере и оказывать поддержку наименее защищенным этническим группам, категориям этнических беженцев, переселенцев.

Ныне выделяются следующие аспекты национальной политики: территориальный, демографический, экономический, социальный, культурный, социолингвистический, конфессиональный, психологический. В проекте федерального закона также выделяется 5 основных блоков взаимосвязанных направлений государственной национальной политики. Это:

-          содействие национально-культурному развитию народов;

-          содействие формированию равноправия граждан и народов на национальное развитие;

-          совершенствование федеративных отношений;

-          предотвращение межэтнических, в том числе этнополитических и этнотерриториальных, конфликтов и кризисное управление этими конфликтами;

-          поддержка соотечественников, проживающих за пределами Российской Федерации.

 Теоретически равноправие народов означает отказ от разделения на титульный и нетитульный народ, национальное меньшинство или большинство и другие противопоставления. В строго терминологическом смысле равенство народов означает отказ от практики закрепления в той или иной, в том числе и в чисто символической, форме разного статуса национальных субъектов РФ.

Национальная политика только в том случае станет консолидирующим фактором, если будет отражать всё многообразие интересов народов России, в том числе и самые главные, может быть, этнокультурные. При реализации национальной политики в духовной сфере необходимо реализовать обществом и государством следующие задачи:

-          формирование и распространение идей духовного единства, дружбы народов, межнационального согласия, культивирование российского патриотизма;

-          распространение знаний об истории и культуре народов, населяющих Российскую Федерацию;

-          сохранение исторического наследия, развитие национальной самобытности традиций взаимодействия славянских, тюркских, кавказских, финно-угорских и других народов России в российском евразийско-национально-культурном пространстве, создание в обществе атмосферы уважения к их культурным ценностям;

-          обеспечение оптимальных условий для сохранения и развития языков всех народов России, использование русского языка как общегосударственного;

-          укрепление и совершенствование национальной общеобразовательной школы как инструмента сохранения и развития культуры и языка каждого народа, наряду с воспитанием уважения к культуре, истории, языку других народов России, мировым культурным ценностям;

-          учёт взаимовлияния национальных обычаев, традиций и обрядов религии, поддержка усилий религиозных организаций в миротворческой деятельности (2, c.25).

Русский вопрос - самый важный в рамках российского национального вопроса. “Межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности”. Это положение определяет историческую роль русского народа, который, в силу соответствующей национальной политики СССР, официально не считался объектом национальной политики. Лишь в мае 1945 года была оценена заслуга русского народа в войне с Германией (см. Приложение №1).

До 1917 года официальное имя России было “Всероссийская Империя“. В ее Конституции употреблялось также наименование “Государство Российское”. Это было многонациональное государство со многими вероисповеданиями, обладавшее гибкими конституционными формами, допускавшими разнообразные конфедеративные отношения (например, с Финляндией, с частью Польши) и даже княжества с собственными монархами, как, например, в случае хана Нахичеванского. Этот многонациональный характер отражался также в имперских паспортах, каковые не только аккредитировали имперское гражданство, общее для всех жителей России, но также национальность и вероисповедание каждого гражданина, в согласии с собственным волеизъявлением каждого. Среди граждан Российской Империи были подданные нерусских и даже неславянских национальностей, которые в паспортах значились русскими по их собственному желанию. Вследствие этого наименование “русский” употреблялось в самом широком понимании этого слова: русскими именовались все русские граждане, которые так себя называли сами, даже если у них было иное этническое происхождение. Русская культура и русское государство не признавали национальной и расовой дискриминации, так как по своему духу были антирасистскими.

 Проблемы национально-культурного развития русского народа становятся всё более актуальными. Это происходит потому, что в концепцию национального строительства России не введена национальная программа русского народа, так как в отношении русского народа отсутствует государственная политика - политика, которая бы объявила русский народ единым на всей территории России, бывшего СССР и во всём мире, как это сделал Всемирный третий Собор русского народа. Без этой политики Россия будет дробиться и дальше. Этот вопрос поднимается с особой остротой, в том числе и в связи с болезненной трансформацией в ряде национально-государственных образований РФ русских как этнического большинства в этническое меньшинство.

Отсутствие у русского народа своей государственности, отличной от общероссийской, вносит объективные противоречия и в государственное устройство России как федерации. Согласно международным нормам, государство, в котором не менее 67% населения представлено одной национальностью, является мононациональным. С этой позиции, Россия – хоть и полиэтническое, но мононациональное государство. Русский народ, составляя большинство населения страны, является в России системообразующей нацией. От положения и национального самочувствия русских во многом зависит национальная безопасность государства в целом. У русских сейчас на первом месте стоят задачи улучшения их положения в обществе, т.е. повышения качества жизни по всему спектру существующих проблем национального бытия - от социально-экономических до духовно-нравственных. Причём доминирующими являются потребности повышения национальной солидарности и уровня государственной защищённости русских.

В ноябре 1998 года прошли парламентские слушания “О концепции и разработке государственной программы национально-культурного развития русского народа”, проведенные комитетом Госдумы по делам национальностей. В выступлении первого зам. министра В. Печенева был признан факт принижения роли самого крупного народа страны и было высказано предложение о целесообразности рассмотрения вопроса о пропорциональном принципе формирования властных структур. На слушаниях было отмечено, что национальные отношения представляют сегодня немалую опасность для страны. В результате отсутствия русской программы и реализации “Закона о суверенитете” разорвано историческое национальное пространство русского народа, русского языка, по всей территории России методично нанесён удар по возрождающемуся православию. Между тем, православие является духовным скрепом нации.

Рассматривать вопрос о русском народе необходимо в общем контексте состояния и перспектив разрешения всего комплекса национальных проблем, от которых зависят судьбы российского федерализма. Сам факт проведения парламентских слушаний по вопросу “О концепции государственной программы национально-культурного развития русского народа” говорит о том, что русская проблематика, наконец-то, перестала быть предметом политических спекуляций и всё более становится, с одной стороны, предметом серьёзного изучения, а с другой, - существенным фактором национальной политики. Необходимо отметить, что, хотя принципиальные подходы к проблеме русского народа сегодня определены “Концепцией государственной национальной политики Российской Федерации”, одной её явно недостаточно. В русской национальной среде накапливается сильное внутреннее напряжение, которое просто необходимо снять. Одно из средств снятия такого напряжения, я вижу в подготовке “Государственной программы национально-культурного развития русского народа”. У меня нет сомнений в том, что такая программа необходима.

Национальный вопрос в советское время отождествлялся, по сути дела, лишь с проблемами нерусского населения, национальными меньшинствами. Русский народ не только выводился “за скобки” национальной политики, но был объявлен Лениным чуть ли не основным виновником того неравноправия наций, которое существовало в Российской империи и стало одной из причин (хотя и не главной) её распада. Из фальшивой идеи о коллективной ответственности русского народа за национальное неравенство в России выводились требования о необходимости создания за его счёт целой системы преимуществ для нерусских. Русские в российском государстве оказались фактически в неравном с другими народами положении. В советское время попытка поставить русский вопрос как актуальную проблему вызывало у одних неприятие под влиянием интернационального учения, провозгласившего слияние наций целью социализма; у других приравнивалась к антисемитским проискам черносотенцев; а третьи (их, пожалуй, больше всего было среди самих русских) вообще не замечали этой проблемы. Между тем, очевидно, что от благополучия русского народа, составляющего более 4/5 населения страны, зависит в огромной мере общее состояние межнациональных отношений в России. Вот почему у нас главное содержание национальных отношений объективно определяет русский вопрос. (3, c.130). Главной же бедой России специалист по национальным процессам Р. Абдулатипов считает то, что “национальная политика не свободна от влияния толстосумов...” (8, с.5).

В феврале и мае 2001 года в Государственной Думе состоялись парламентские слушания по законопроекту “О русском народе”. В проекте Комитета по делам национальностей ГД РФ говорится, что федеральный закон “О русском народе” определяет правовые основы статуса и развития русского народа, сыгравшего исторически главную, объединяющую роль в создании единого многонационального Российского государства. Составляя абсолютное большинство населения страны, он и сегодня является его основой, и при этом не имеет иной формы государственности, кроме общероссийской. В законе закрепляются основополагающие правовые принципы для выражения и защиты государственных интересов русской нации, предотвращения её депопуляции, обеспечения самобытного национально-культурного развития, достижения адекватного представительства русских во всех федеральных и местных органах законодательной и исполнительной власти, в учреждениях образования, культуры и средствах массовой информации Российской Федерации, восстановления единства русского народа, разрушенного в результате обвального распада СССР (4, с.10).

17 декабря 2001 года в Государственной Думе России прошел “круглый стол” на тему “Представительство народов в органах государственной власти и органах местного самоуправления”. Участники этого форума констатировали, что одной из основных и наиболее эффективных форм реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, формирования правовой базы регулирования межнациональных отношений, важнейшим залогом стабильности в стране, гарантией межнационального согласия является фактор представительства российских этнических общностей в органах государственной власти Российской Федерации, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления. Отмечалось, что при формировании органов власти разных уровней необходимо учитывать этнический фактор, а в представительстве российских народов в системе власти должен быть выдержан принцип пропорционального представительства с выделением определенной представительной квоты для каждого из народов, проживающих на территории субъекта Российской Федерации. Подчеркивалась необходимость “добиваться искоренения негативных сторон процесса этнизации органов государственной власти и органов местного самоуправления, в частности, “вымывания” из государственного аппарата русских и русскоговорящих государственных служащих. И рассматривать представительство народов России как неотъемлемую часть процесса демократизации российского общества”.

В ходе дискуссии, развернувшейся в зале заседаний, было констатировано следующее: “Принцип национально-пропорционального представительства повсеместно нарушается с огромным ущемлением прав русских - взять хотя бы национальный состав Государственной Думы, где русских непропорционально мало. Есть и проблемы при формировании кадров исполнительной власти. Как отметил зав.кафедрой кадровой политики РАГС А. И. Турчинов, что стоит только «национальному кадру» попасть на вершину министерства, ведомства (возьмем Министерство внешнеэкономических связей или ныне покойный Миннац), как эти инстанции сразу преображаются, наполняясь кадрами одной с ним национальности, вытесняющими русских и других работников. Председатель Комитета по делам национальностей Государственной Думы В.И. Никитин констатировал, что в национальных республиках вытеснение русских из всех сфер законодательной и исполнительной власти достигло непристойного апогея, и эту диспропорцию необходимо устранять”(5, с.2).

Раньше русской проблеме почти не уделялось внимания в практике управления. В Государственной Концепции она упоминается только в связи с задачей использования русского языка как общегосударственного. До сих пор проблемы русских вызывают у управленцев неоправданную стыдливость и опасения, что любые проявления интереса к ней могут стать поводом для обвинения в шовинизме. Между тем, от разрешения этой проблемы во многом зависит возможность предотвращения и периферийного этнического сепаратизма, и межнациональных конфликтов.

Русская проблема имеет сейчас несколько основных проявлений. Это продолжающийся отток русского населения из большинства регионов России, нарушающий сложившийся баланс этнополитических сил и интересов. И недостаточное участие русских в политической жизни ряда регионов, включая и те, где они являются численно наибольшей этнической общностью, как по причине существующих в некоторых республиках политико-правовых ограничений, так и в силу собственной слабой политической активности и самоорганизации. И проблема адаптации вынужденных переселенцев из других стран к новым условиям проживания в регионах России. А также ухудшение общего психологического самочувствия русских.

В национальной политике России остро стоит проблема коренных малочисленных народов (КМН). В России к коренным малочисленным народам, согласно Единому перечню коренных малочисленных народов РФ, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 24 марта 2000 года № 255, отнесены 63 народа. Это особая группа этносов, проживающих в местах традиционного расселения их предков. Этим народам присущи своеобразие языка, культуры, хозяйственной деятельности и образа жизни в целом, несущее на себе отпечаток природных условий и исторического пути развития. Ввиду недостаточно продуманной государственной политики, равнодушия к их проблемам, патерналистской политики и промышленной экспансии, самобытность малочисленных народов оказалась под угрозой.

В последние годы созданы законодательные основы правового статуса коренных малочисленных народов. В 1993 году права этих народов впервые были закреплены на конституционном уровне, когда государство гарантировало их права в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации (ст. 69). В 1996 году принят закон “Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера”. В 1999 году принят федеральный закон “О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ” и в 2000 году - федеральный закон “Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока”, обогатившие правовую базу статуса КМН. Но, несмотря на все недостатки законодательства, более серьезной проблемой является его осуществление на практике.

Деятельность КМН также может быть урегулирована государством не только с помощью закона, но и договором. Использование при регламентации деятельности КМН публично-правового договора успешно применяется за рубежом, например, в Канаде. В России на государственном уровне впервые такая возможность упоминается в постановлении Государственной думы от 26 мая 1995 года “О кризисном положении экономики и культуры малочисленных коренных (аборигенных) народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации”, в котором предлагается рассмотреть вопрос о создании системы договорных отношений Правительства РФ с территориальными объединениями общин коренных народов. В пункте 8 Концепции государственной политики по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти (февраль 2001 г.) признается возможность и необходимость заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между органами местного самоуправления и федеральным центром.

Таким образом, в настоящее время на законодательном уровне и в общественном сознании получила развитие идея договорного правового регулирования взаимоотношений КМН как возможного варианта их существования в современном мире. Хотя в практической деятельности в этом направлении сделано мало, тем не менее, создание и работа общественных объединений КМН, в первую очередь Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в центре и в регионах их проживания, развитие общин, попытки культурного самоопределения, создания представительных органов власти из коренных народов и борьба коренных народов за конституционные права “на исконную среду обитания и традиционный образ жизни”, в конечном итоге могут привести к созданию достойных условий жизни для коренных малочисленных народов. Автономные округа стали неэффективны как формы социального патронажа над коренными малочисленными народами, а автономный статус округов часто используется пришлым этническим большинством для эксплуатации природных ресурсов данных территорий.

Предметом особого внимания национальной политики должны стать нерегулируемые этнические миграции, как продолжающийся отток ряда этнических групп за пределы России, так и нелегальный приток мигрантов из-за рубежа (См. приложение № 2).

В национальной политике наиболее выделяются два аспекта: политический и культурный. Политический аспект представлен через деятельность государственных, в том числе и местных, органов власти, например, через выделение соответствующих статей в бюджетах, законодательные акты, постановления по конкретным проблемам (например, о возвращении культовых зданий, открытии классов или национальных школ).

Культурный аспект - это непосредственная деятельность национально-культурных центров, ассоциаций, национальных школ, прессы и т.п. Национально-культурная автономия может рассматриваться как элемент гражданского общества. Это экстерриториальное образование, она не наделяется какими-то властными полномочиями, а деятельность ее определяется в области этнокультурных проблем. В качестве примера можно привести факт, что только в Краснодарском крае в 2003 году в управлении юстиции зарегистрированы три грузинских национально-культурных общественных объединения: в Новороссийске - Грузинское культурно-просветительское общество “Сакартвело”, существующее с 1997 года, в Краснодаре - Краснодарская региональная общественная организация «Грузинская община “Иверия”», с 1999 г., в Сочи - Краснодарская краевая общественная организация «Грузинский культурный центр “Иверия”», с 1999 г.). Наделение НКА какими-либо политическими правами в современной ситуации опасно.

В контексте реабилитации репрессированных народов Минфедерации России обеспечивает работу межведомственной комиссии по проблемам турок-месхетинцев, проживающих на территории России.

Минфедерации России в качестве государственного заказчика участвует в реализации ряда федеральных целевых программ, направленных на осуществление государственной поддержки культурного возрождения и развития народов России: “Развитие социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997 - 2006 годы”, “Социально-экономическое развитие республики Калмыкия и национально-культурное возрождение калмыцкого народа на 1997 - 2002 годы” и другие программы.

Этнические проблемы тесно связаны с проблемами федерализма, что придает им особую актуальность. Жизнь, в том числе и опыт национальной политики в СССР, показали, что искусственное нациестроительство ведёт к противоречиям между этносами и государством. Этнократические процессы наносят явный ущерб территориальной целостности России, затрагивая геополитические процессы. Проблемы федерализма относятся к числу наиболее сложных и многогранных. Но они являются ключевыми для дальнейшей судьбы России. Без оптимально построенной государственной национальной и региональной политики невозможно проводить любые социально-экономические и политические преобразования. Пока неустойчива ситуация в сфере федеративных и межэтнических отношений, невозможно преодолеть системный социально-экономический кризис, а межэтническое согласие всё-таки обеспечивает какой-то минимум стабильности и позволяет вести деятельность в направлении реформирования.

Однако в отношении федерализма среди его исследователей нет единого понимания, что он является, прежде всего, средством оптимального регулирования межэтнических отношений, обеспечения многообразных форм государственного строительства с учётом культурных и правовых традиций народов, населяющих Россию. Все существующие в мировой практике модели устранения противоречий между целями этнонационального и общегражданского развития в рамках федеративных государств сводятся к двум основным направлениям - адаптационному и унификационному. Унификация может проявляться в строительстве федерации на основе этнического федерализма или на полном устранении этничности из федеративных отношений, т.е. на так называемой губернизации федерации. Для нас этнический федерализм неприемлем тем, что может усилить вытеснение русских и национальных меньшинств из республик и породить этнические чистки. Губернизация федерации неосуществима (во всяком случае, в ближайшие десятилетия) из-за сопротивления этнических элит, у которых сохраняется возможность мобилизации населения республик на открытую борьбу с федеральным центром. В современных условиях разумнее “не ломать сложившиеся формы федеративных отношений, а полнее адаптировать их к обслуживанию как национальных, так и общегражданских задач развития российского общества. Подобный подход может быть реализован в сценарии “этнополитическая интеграция”, предусматривающем сохранение этнической специфики регионов и “достраивание каркаса” единых связей и отношений в рамках федерации” (6, с.217).

Наибольшее политическое значение имеет государственный язык, которому государство оказывает поддержку и развивает его. В нем усматривается сила, обеспечивающая стабильность и единство общества. Знание государственного языка во многих странах входит в круг требований, необходимых для получения гражданства. По Конституции 1993 года, государственный язык России - русский, хотя республики могут устанавливать свои официальные языки. Государственный язык иногда меняется, в связи с изменением этнической или социальной ситуации, утратой государством суверенитета. Так, в Византии с IV в. господствовала латынь, с VII в. до гибели империи — греческий. В странах с численно доминирующим языком официальный язык, как правило, с трудом принимается этническими меньшинствами, а региональные языки получают большое распространение. В этнически пестрых странах государственный язык распространяется более широко и с большей легкостью.

Как средство межнационального общения язык должен быть приемлемым для всех этносов. При мозаичной этнической структуре на роль такого языка зачастую выбирается язык, не совпадающий с автохтонными языками. В Индии таковым является английский язык, хотя более распространен здесь хинди. Намерение изменить официальный английский язык, заменив его на хинди, вызвало движения протеста тамилов и бенгальцев (1965 г.). В бывших колониях в этой роли часто выступает язык прежней метрополии. В СССР языком межнационального общения был русский.

Языковая политика - деятельность государства и других политических сил по установлению статуса языка в обществе. Она обеспечивает условия для функционирования языков, определяет сферы распространения, возможности соответствующих исследований. Соответствующие решения по языковому вопросу затрагивают коренные интересы этноса — культурные, социально-политические и пр. В авторитарных режимах языковая политика осуществляется в насильственных формах, сопровождается навязыванием официальных языков и ограничениями на использование родных языков. Языковая политика в демократических государствах опирается на принципы равноправия языков, языкового самоопределения личности, создает широкие возможности для использования родных языков, хотя и ограничивается соответствующими ресурсами и конкретными условиями. Для обозначения языковой политики используется термин “языковое строительство”, предполагающее выбор языка, определение его норм, использование в названиях улиц, селений и т.п. Языковая политика представляет собой направление социальной, культурной, образовательной, издательской и, особенно, национальной политики, осуществляется как в форме отдельных мероприятий, так и в их комплексе, направляется законодательными актами.

Языковая политика воплощается в Конституциях с указанием на государственный язык. В некоторых странах проводится политика двуязычия (билингвизма) или многоязычия (полилингвизма). В этих случаях к родному языку, наделенному государственным статусом, добавляется язык межнационального общения, а также какой-либо иностранный язык. Например, в Бирме (Конституция 1974 г.), Пакистане (Конституция 1973 г.) или Иране (Конституция 1979 г.) – один государственный язык, в Швейцарии - четыре национальных языка и т. п. Конституция России (1993 г.) провозгласила право на сохранение родного языка, гарантировала условия его изучения и развития. В Татарии и Северной Осетии приняты два государственных языка - соответственно, татарский и русский, осетинский и русский.

Наибольшей силой отличается языковая политика в отношении государственного языка, который является монополией официальной сферы коммуникации, всячески поддерживается и стимулируется государством. С этой целью создаются соответствующие структуры — переводческие, документооборота, вводятся экзамены на доступ к административным должностям и т. п. Вопрос о выборе государственного языка наиболее характерен и остр для стран, которые обрели независимость. Требования языковой политики состоят в необходимости изучения языка, определении сфер его распространения — обучения, издания и т. п. Общая ее направленность связана с поддержкой определенного народа: в России языковая политика имела форму русификации, коренизации, в арабских странах — арабизации и т. п. Языковые репрессии, ограничения и запреты, вводимые доминирующими этническими элитами, вызываются стремлением к социальной и политической интеграции общества, повышению его стабильности. Правящая элита постсоветских государств использует язык для расширения своего влияния, создавая языковый фильтр для очищения престижных социальных ниш и ограждения от нежелательных этнических контрагентов.

В любом государстве языковая политика всегда есть отражение политики государства. Она проявляется, осуществляется через систему конкретных государственных мероприятий. Языковая политика, как правило, сводится к следующим основным направлениям:

-          ликвидация неграмотности;

-          выбор и установление государственного (официального) стандартного языка;

-          определенное положение других языков по отношению к государственному языку;

-          определение сфер и типов языковых состояний и ситуаций каждого из языков;

-          кодификация и совершенствование содержания государственного языка.

5 февраля 2003 года Государственная Дума России приняла в третьем, окончательном, чтении закон “О государственном языке Российской Федерации” (ранее, в первом чтении, он был принят под названием “О русском языке как государственном языке РФ”.) За принятие закона проголосовали 248 депутатов при необходимом минимуме в 226, 37 человек были против, один воздержался. Закон направлен “на обеспечение использования государственного языка РФ на всей территории” страны. В статье 1-й отмечается, что в соответствии с Конституцией РФ, государственным языком на всей территории России является русский язык. Закон накладывает ряд ограничений при использовании русского языка как государственного, в частности, “не допускается использование просторечных, пренебрежительных и бранных слов и выражений, а также иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке”. В законе обозначены сферы использования государственного языка. Обязательному использованию он подлежит в деятельности и наименованиях органов власти, в конституционном трудопроизводстве, в официальной переписке, при наименовании географических объектов и оформлении документов, удостоверяющих личность гражданина РФ. Кроме того, государственный язык, в соответствии с законом, должен использоваться в рекламе. Предусмотрено, что нарушение закона влечет за собой ответственность, установленную законодательством РФ.

Государственная национальная политика должна быть ориентирована на создание условий, позволяющих каждому народу сохранить национальное достоинство, самосознание, осуществлять свою национальную независимость и свободное развитие, определять свою судьбу. И в то же время, национальная политика должна быть фактором национальной консолидации народов России. Эта политика должна быть направлена на поддержание духа межнационального общения. Принцип самоидентификации народов и принцип их общения между собой, сотрудничества не должны вступать в противоречие друг с другом. Это позволит избежать межэтнической напряженности, конфликтов между народами, а также конфронтаций со структурами власти. Политика дружбы между народами и политика их свободы и независимости должны быть не разными политиками, а единой государственной национальной политикой России. Гармоничное соотношение двух факторов - этнического, национального, и интернационального, общечеловеческого, - должно составлять суть государственной национальной политики России в современных условиях.



 

Литература:

Иванов В.Н. Россия федеративная (кризис и пути его преодоления). М., ИСПИ РАН, 1999.

Акиева М.Х. Взаимодействие культур как фактор политической консолидации общества / Духовно-культурные процессы в современной России. М., 1998.

Интервью с заместителем министра национальной политики РФ В.А. Печеневым / Этнографическое обозрение, 1999, № 3, с.130 - 132.

Проект / Национальная газета, 2001, № 4 - 5.

Представительство / Национальная газета, 2002, № 6 - 7.

Беджанов М.Б. Россия и Северный Кавказ: межнациональные отношения на пороге XXI века. Майкоп, Изд-во “Адыгея”, 2002, 443 с.

Русский Вестник, 2003, № 4.

Северный Кавказ, 2000, № 8



 

Приложения

Приложение № 1

ТОСТ В ЧЕСТЬ РУССКОГО НАРОДА

Выступление И. В. Сталина на приеме в Кремле 24 мая 1945 года (7) в честь командующих войсками Красной Армии.

Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа, и, прежде всего, русского народа.

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю этот тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы уже сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верит в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества - над фашизмом.

Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!

За здоровье русского народа!”

Ps.: К сожалению, в последующие десятилетия об этих хороших словах в адрес русского народа руководством страны было забыто.


 

Приложение № 2

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
о ситуации в Краснодарском крае, складывающейся в сфере миграции и межнациональных отношений
(извлечения)

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации выражает обеспокоенность в связи с ситуацией в Краснодарском крае, складывающейся в сфере миграции и межнациональных отношений и создающей угрозу национальной безопасности России.

На территории Краснодарского края находится большое количество иностранных граждан и лиц без гражданства, многие из которых пребывают в Российской Федерации незаконно.

Безвизовый режим и упрощенный порядок пересечения государственной границы Российской Федерации на отдельных ее участках усиливают поток незаконных мигрантов из государств - участников Содружества Независимых Государств. В системе государственных органов исполнительной власти Российской Федерации отсутствует уполномоченный орган, отвечающий за формирование, проведение и совершенствование государственной миграционной политики.

Вместе с тем неоправданно затягивается процесс репатриации в Грузию турок-месхетинцев, временно проживающих на территории Российской Федерации.

В связи с этим в Краснодарском крае наметился заметный этносоциальный перекос с возможными политическими последствиями, характеризующийся нарастающей численной диспропорцией коренного населения края и мигрантов, что создает условия для межнациональной напряженности среди жителей края.

Решение демографических и межэтнических проблем в Краснодарском крае сдерживается, с одной стороны, отсутствием действенных законодательных механизмов регулирования миграционных процессов, с другой стороны, исполнением не в полной мере нормативных правовых актов, ранее принятых органами государственной власти. Необходимость скорейшего решения проблем, связанных с незаконной миграцией, неоднократно отмечалась Президентом Российской Федерации, Советом Безопасности Российской Федерации, Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации. Несмотря на это, проблемы незаконной миграции, которые уже вышли за рамки региональных проблем, остаются нерешенными.

Заслушав и обсудив информацию, подготовленную рабочей группой Совета Федерации по изучению ситуации в Краснодарском крае, созданной распоряжением Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 20 мая 2002 года № 175 рп-СФ, Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации постановляет:

1. Рекомендовать Правительству Российской Федерации: внести в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в качестве приоритетного...проект федерального закона “О государственном регулировании миграции в Российской Федерации”, в котором предусмотреть участие органов государственной власти субъектов Российской Федерации в установлении квот, ограничивающих обустройство мигрантов на территориях субъектов Российской Федерации, возможность временного отселения отдельных категорий граждан, иностранцев и лиц без гражданства из районов конфликтных ситуаций и экологических угроз, условия создания в отведенных государством территориях мест временного поселения незаконных мигрантов... активизировать действия, побуждающие Грузию к скорейшему обеспечению условий для репатриации в Грузию турок-месхетинцев, временно проживающих на территории Российской Федерации.

2. Предложить Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации рассмотреть в первоочередном порядке проекты федеральных законов, регулирующих миграционные процессы в Российской Федерации.

3. Предложить Генеральной прокуратуре Российской Федерации осуществлять действенный надзор за исполнением Федерального закона “О гражданстве Российской Федерации” и иных нормативных правовых актов, регулирующих правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства.


 

Председатель Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации
Принято на заседании Совета Федерации 10 июля 2002 г.
С.М. Миронов
 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку