CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2003 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Система политических ориентаций личности как объект микрополитики,Т.В.Мусиенко
Система политических ориентаций личности как объект микрополитики,Т.В.Мусиенко

Т.В.Мусиенко,

кандидат исторических наук

Система политических ориентаций личности как объект микрополитики

Неотъемлемой частью системного компаративного исследования развития микрополитки является выявление основных направлений исследования и тенденций процесса изменения концептуальных и методологических подходов к изучению соответствующей научной проблематики, закономерностей модификации теоретической системы в целом, и включенных в нее теоретических микросистем, а также их компонентов, в частности. Это предполагает решение следующих исследовательских задач:

·    определение и характеристика основных направлений исследования проблем микрополитки.

·    выявление особенностей концептуализации системы политических ориентаций личности (Political Belief System), как особого объекта исследования.

·    определение характерных черт концептуализации системы ценностей (Value System) как объекта микрополитического исследования.

·    рассмотрение специфики концептуализации индивидуального политического действия (Political Action) как объекта исследования.

·    изучение отличительных черт концептуализации объективных и субъективных факторов, оказывающих воздействие на систему политических ориентаций и действий личности (Influences on Belief and Action) как объекта микрополитических исследований.

·    установление характерных особенностей концептуализации политического лидерства, как объекта исследования (Political Leaders).

·    сравнительный анализ соответствующих теоретических микросистем (предметных теорий) и выявление качественных аспектов модификации методологических подходов, лежащих в их основе.

·    определение тенденций развертывания основных направлений исследования микрополитической научной проблематики, установление перспективных концептуальных и методологических подходов.

В широком смысле, концепция “система ориентаций” (Belief System) используется в микрополитике для обозначения совокупности индивидуальных политических ориентаций в отношении тех или иных вопросов политики, во-первых, и в рамках рассмотрения ее в качестве целостного объекта познания, во-вторых. Система ориентаций личности представляется как сеть взаимосвязанных когнитивных, аффективных и эвалюативных ориентаций, выступающих в качестве элементов системы и выполняющих функцию формирования индивидуального мнения о том или ином предмете политики (Individual¢s opinion schema). Когнитивные ориентации трактуются как знание личности о мире политики. Аффективные ориентации рассматриваются как чувства и эмоции, возникающие у человека по отношению к тем или иным политическим феноменам. Эвалюативные ориентации определяются как результат синтеза когнитивных и аффективных ориентаций, каковым предстает суждение личности о предмете (политике). Общими характеристиками (показателями) любого из компонентов системы ориентаций личности рассматриваются: (1) содержание (content) ориентаций, а именно (а) предмет (subject) ее, в качестве которого может выступать либо объект, например, политические институты, политические процессы и т.п., либо субъект политики (политические лидеры и т.п.), а также (б) генетическая природа (nature) и источники происхождения ориентаций. (2) значимость (salience) предмета ориентации для личности, (3) уровень сложности (complexity) ориентации, (4) соотнесенность и соответствие ориентаций друг другу (consistancy), (5) мотивационный потенциал ориентаций (motivation)[1].

В узком смысле слова, совокупность политических ориентаций личности подразделяется исследователями на целый ряд категорий. В каждом отдельном случае количественные и качественные характеристики набора понятий, обозначающих политические ориентации, варьируются в зависимости от специфики исследовательских задач. Вместе с тем, категории, используемые сегодня в микрополитике для представления многочисленных свойств и признаков политических ориентаций вполне определились, и в значительной мере, предстают как типовые, используемые как общепринятые символы, применяемые для обозначения определенного сочетания свойств политических ориентаций личности. В обобщенном виде типовой набор категориального инструментария для обозначения политических ориентаций субъекта политического действия наиболее полно представлен в соответствующей научной разработке М.Кента Дженингса и Ричарда Ниеми (Мичиганская научная школа: University of Michigan, University of Rochester), которые подразделяют всю систему когнитивных, аффективных и эвалютивных ориентаций на следующие категории: (1) ориентации, выступающие как совокупность позиций личности в отношении политики (spectаtor politics), (2) ориентации, отражающие политической потенциал и ресурсы личности, как субъекта политики (political resources), (3) ориентации, отражающие отношение личности к партиям, политической и электоральнной деятельности (partisanship and electoral behavior), (4) ориентации, характеризующие отношение личности к вопросам общественно-политической деятельности (public policy issues), (5) ориентации, выступающие как отношение и оценка личностью правительства и социально-политических групп (evaluations of government and socio-political groups), (6) не-политические ориентации (non-political orientations)[2]. Таксономия системы политических ориентаций личности Дженингcа-Ниеми основана на концепции “содержание ориентаций” (content), включающей понятия предмета ориентаций (subject) и их природы, происхождения (nature).

Наибольший интерес представляет второй уровень операционализации (преобразования и пореформулировки относительно абстрактного понятия “ориентации” в конкретные практические термины), проведенной Дженингсом-Ниеми. Исследователями вводится в научный оборот система эмпирических понятий, относящихся к явлениям, которые можно наблюдать и измерять, а также характеризующихся относительной точностью и конкретностью. Именно данной системой типовых понятий, выражающих политические ориентации cубъекта политики, оперирует сегодня значительная часть исследователей, изучающих систему политических ориентаций личности. Феномены, нашедшие отражениe в указанных понятиях, помещены в центр внимания, как теоретиков, так и практиков, исследующих данный блок научной проблематики микрополитики. Не пытаясь описать все случаи концептуализации системы политических ориентаций, как объекта исследования, а также операционной разработки путей решения этой научной проблемы, ограничимся характеристикой одной из них. Категориальный аппарат Дженингса-Ниеми включает многочисленные индикаторы каждой из указанных выше категорий:

(1) Ориентации, выражающие отношение личности к политике, изучаются с применением трехзвенной системы показателей, которая включает: (а) объем времени, уделяемого общественно-политическим проблемам, или другими словами, степень интереса к этим вопросам (interest in рublic affairs, i.e. amount of interest), (б) интерес к СМИ, освещающим общественно-политические вопросы и частота обращения к ним (exposure to public affairs via the mаss media), (в) объект внимания: конкретная сфера политики и ее уровень, включая международный, национальный, региональный, местный (object of attention and the scope of affairs)[3].

(2) Ориентации, отражающие ресурсы личности, как потенциального субъекта политики, исследуются с примененем трех основных индикатоов: (а) политическая компетентность (political eficacy), как ощущение собственной способности контролировать проиходящее в сфере политики - (аффективный аспект), (б) понимание сути политической и идеологической систем общественого устройства (comprehension and understanding of Political Ideology). Данный индикатор обозначается в большинстве случаев понятием политической искушенности в понимании сути и природы партийной системы (political sophistication: (когнитивный аспект), (в) политическое знание (political knowledge), как объем информации о политических фактах, обладателем которой является субъект - (когнитивный аспект)[4].

(3) Ориентации, отражающие отношение личности к партиям и электоральной деятельности, изучаются с использованием категории “чувство партийной принадлежности (partisanship)”, или наоборот, политической независимости (party independance) - (аффективный аспект)[5].

(4) Ориентации, характеризующие отношение личности к вопросам общественно-политической деятельности, исследуются с применением в качестве индикатора категории “мнение личности по различным вопросам общественной политики” (opinions on public policy issues), когда учитывается относительная нестабильность ориентаций в силу изменчивости самого предмета, т.е. самих политических объектов отношения личности - (эвалюативный аспект)[6].

Вышеуказанные ориентации классифицированы с учетом объекта аттитьюдов личности. Ниже приводится типологизация, учитывающая отношение к субъектам политики, как предмету ориентаций индивида.

(5) Ориентации, выступающие как отношение личности к правительству и социально-политическим группам, исследуются с применением соответствующего индекса, в качестве которого выступает понятие “политическое доверие” (Political trust). Изучаются и сопоставляются низкий и высокий уровни доверия по отношению к трем уровням действующих исполнительных органов - национальным, региональным и местным, а также к различным типам социо-политических групп, устанавливаемым по признакам религиозной, национальной, профессиональной принадлежности или месту проживания. При рассмотрении политического доверия личности в качестве объекта исследования изучается, как аффективный, так и когнитивный срезы политических ориентаций, образующие и отражающие - эвалюативный слой базовых аттитьюдов личности[7].

(6) Исследованию неполитических ориентаций уделяется большое внимание, а отношение к религии и религиозным группам рассматривается, как некий аналог индивидуальных позиций в отношении политики и общественно-политическим группам. С этой целью проводится сравнительный анализ показателей религиозной и партийной идентификации. Например, в качестве показателей, отражающих свойства неполитических ориентаций, выделяются следующие: (1) отношение к религиозным группам, (2) вера в божественное происхождение Библии, (3) частота посещения церкви, (4) степень межличностного доверия (interpersonal trust), как аналог политического доверия (political trust), также исследуемые с целью проведения последующего компаративного анализа и установления общих особенностей и взаимосвязей. Нерелигиозные ориентации оцениваются через соответствующие индексы индивидуальной компетентности, подготовленности к религиозной деятельности (personal efficacy) - аналога политической подготовленности (political efficacy). Первый индекс выступает как (5) сила убежденности (opinion stregth), второй - (6) как личная уверенность в своей способности участвовать в религиозной деятельности (self-confidence). Все шесть видов неполитических ориентаций рассматривается как некие параллели политическим, которые, в свою очередь, воспринимаются не как нечто уникальное и самодовлеющее, а как сфера индивидуальных аттитьюдов, тесно взаимосвязанных с другими сферами личности. Неполитические ориентации выступают как целостность, структурными компонентами которой являются когнитивные, эвалюативные, аффективные и поведенческие слои целого.[8]

В фокусе внимания теоретиков и специалистов, проводящих эмпирические исследования системы политических ориентаций личности, находятся, главным образом, ориентации, отражающие потенциал и политические ресурсы личности (political resources): (2); ориентации, отражающие: отношение к политическим партиям и электоральной активности (partisanship): (3); ориентации, отражающие отношение личности к вопросам общественно-политической деятельности (opinion on public policy issues: (4).

В соответствии с этим определилось довольно стабильное концептуальное поле исследования политических ориентаций, которое составляют следующие вопросы:

- восприятие личностью своей готовности участвовать в политической жизни общества (eficacy):

- индивидуальная политическая искушенность в понимании партийной системы (political sophistication);

- политическое знание, как объем информации о политике, обладателем которой является субъект (political know ledge):

- ощущение личной партийной принадлежности (party identification):

- индивидуальное мнение по проблемам общественной политики (opinions on public pоlicy issues).

Ретроспективный разрез процесса изменчивости концептуальных подходов к пониманию индивидуальной системы политических ориентаций показывает нарастание действия тенденции к гомогенному и гетерогенному концептуальному синтезу, когда концептуализация того или иного вида политических ориентаций осуществляется с использованием как понятий, имеющих отношение к различным срезам (когнитивному, аффективному, эвалюативному) личностного уровня - гомогенный концептуальный синтез, так и концепций, имеющих отношение к объективному контексту политического действия (институциональные факторы, факторы социализации, психологические черты и социальные характеристики субъекта действия и т.п.) - гетерогенный концептуальный синтез.

Особенно отчетливо проявление указанной закономерности обнаруживается в процессе изменения концептуализации “политической искушенности субъекта политического действия” (political sophistication). В рамках бихевиоральной теоретической модели конца 50-х - первой половины 60-х годов, основным операциональным инструментом определения концепции политической софистикации стал когнитивный аспект субъективной способности индивида (cognitive capacity) к пониманию политического устройства общества. Такими оставались на тот момент времени концептуальные подходы теории демократии (Democratic Theory), разрабатываемой в рамках модели политического бихевиoрализма. В 70-е-80-е годы в рамках данного концептуального подхода проводилась большая часть исследований политической софистикации личности, результатом которых стало распространение общего пессимистического взгляда на данные свойства когнитивных политических ориентаций, что повлекло укрепление критического отношения исследователей к попыткам операционализировать концепцию политической софистикации инструментарием, ограниченным рамками когнитивности. Критический взгляд на данный вариант инструментализации разделяли Кристофер Эйкен, Роберт Эриксон, Роберт Лускин, Норман Най и др. (Nie, Norman and Andersen, Kristi 1974; Achen, Christopher H. 1975; Luskin, Robert 1987). Альтернативной линии, основанной на традиции, заложенной Филипом Конверсом, продолжают придерживаться Джон Бассили и Джозеф Флетчер, Кент Дженингс, Джон Салливан, Джеймс Пиерсон, Джорж Маркус (Convers, Philip 1964: Bassili, John and Fletcher, Joseph 1991; Jenings, V.Kent 1992; Sullivan, John L., and Piereson, James E, and Marcus, George E. 1978)[9].

Критическая линия, наметившаяся в 70-е годы, трансформируется в 80-е и 90-е годы в ориентацию на пересмотр моно-когнитивизма и разработку мульти-концептуальных моделей политической софистикации. Первые попытки ревизии моно-когнитивизма сделаны в форме отрицания наличия когнитивной способности субъекта к пониманию сложных политических вопросов. Концептуальный ревизионизм Фелда Скотта и Бернарда Грофмана, Бенжамина Пейджа и Роберта Шапиро, Джеймса Стимсона основывался на гипотезе, согласно которой индивиды не обладают способностью к политической софистикации, а последняя относится к разряду коллективных феноменов (Feld, Scott and Grofman Bernara 1988; Page, Benjamin, and Shapiro, Robert Y. 1992: Stimson, James A. 1991)[10]

Следующим шагом на пути преодоления моно-когнитивизма стал концептуальный синтез, основанный на соединении субъектно-объектных аспектов концептуализации индивидуальной политической софистикации. В 80-е-90-е годы утверждается более оптимистичный взгляд на способность личности к пониманию сложных политических процессов, который стал результатом эмпирических исследований, проведенных учеными в рамках поли-аспектного концептуального синтеза и рассмотрения данной характеристики политических ориентаций личности в терминах, связанных с аффективными и эвалюативными аспектами, а также аспектами внешних и внутренних факторов, воздействующих на систему ориентаций личности. Суть оптимистической позиции ученых заключалась в гипотезе о способности индивидов формировать собственную позицию по ряду сложных политических проблем на основе осмысления и использования немногочисленных фрагментов соответствующей информации (когнитивный аспект), собственного эмоционального восприятия политических деятелей (аффективный аспект), эмоционального и рационального восприятия своего ближайшего окружения и специфического контекста политической среды (акцент на объективных факторах влияния на систему ориентаций личности), на основе других общих ориентаций в отношении политики или каких-либо конкретных сфер политики (аспект внутрисистемной взаимосвязи политических ориентаций), на основе способности к пониманию если не общих, то личностно-значимых политических проблем (аспект качественных свойств системы политических ориентаций). Полиаспектная концептуализация понятия “политическая софистикация” отличает работы Рассела Ньюмана, Стенли Фелдмана, Эдварда Карминеса и Джеймса Стимсона, Джона Заллера, Марка Пеффли и Йона Гурвица (Newman, W. Russell 1986; Feldman, Stanley 1988, 1989; Carmines, Edward G., and Stimpson, James F, 1989; Zaller, John R. 1992; Peffley, Mark and Hurwitz, Jon 1993). Памелла Коновер и Стенли Фелдман включают в процесс концептуализации эвалюативные аспекты и соотносят концепцию политической софистикации с такими эвалюативными характеристиками, как социально-экономические суждения и оценки личности, ее аттитьюды в отношении социально-экономических процессов (Conover, Pamela J., and Feldman Stanley 1986)[11].

Большинство из описанных выше случаев концептуального синтеза относятся к его гомогенному варианту, представленному соединением внутрисубъектных аспектов концептуализации. Исключение составляет концептуальная модель Джона Заллера с его акцентом на объективных, внешних факторах формирования политических ориентаций. Субъектно-объектный (гетерогенный) концептуальный синтез наметился в рамках теоретической модели рационального выбора (Rational Choice Theory: RCT-M). Так, Стейси Гордон и Гари Сегура[12] дополняют трактовку “политической софистикации”, составленную в терминах субъективной когнитивной способности личности к пониманию сложностей политики, - объективно-контекстуальной характеристикой, а именно, политическим контекстом, определяющим “индивидуальный уровень софистикации, как продукта индивидуального выбора”. (Gordon, Stacy and Segura, Gary 1997)[13]. Исследователи вводят четырех-уровневую модель концептуализации политической софистикации, включающую субъективный когнитивный аспект, культуральный объективный аспект, и совокупность объективных структуральных и контекстуальных факторов (воздействие партийной и электоральной систем, законодательных институтов и т.п.), а также микро-уровневые характеристики личности. Особо подчеркивается роль внешних объективных аспектов, определяющих мотивацию и возможности индивидуального выбора информации, составляющей содержание политической софистикации субъекта.

В чем-то идентичными можно назвать тенденции модификации концептуальных подходов к представлению категории “чувство политической компетентности” (political efficaсy), как одной из характеристик индивидуальных политических ориентаций, выражающих отношение личности к своему потенциалу и политическим ресурсам, но в отличие от political sophistication, имеющей не когнитивный, а аффективный оттенок. Здесь также просматривается тенденция к созданию многоуровневых концептуальных структур. В 70-е годы Кэрол Пейтман вводит двух-звенную модель, устанавливающую каузальное соотношение концепции политической компетентности (аффективный аспект) и политического участия (поведенческий аспект), которая в последующие годы, особенно в 80-начале 90-х годов, активно разрабатывается в рамках теоретической модели политического участия (Political Participation Theory: PPT-M) такими исследователями, как Гарольд Кларк и Алан Эйкок, Стивен Финкел, Аллан Корнберг, Ян Лейли, Дуглас Мэдсен и др. (Clаrke, Harold D. And Acock, Alan C. 1989; Finkel, Steven E. 1985; Kornberg, Allan and Clarke, Harold D. 1992; Leighley, Jan 1991; Madsen, Douglas 1987 etc.)[14].

В 90-е годы в рамках теории групп и ее варианта - теории игр (Group Theory: GrT and Game Theory: GaT) разрабатывается многоуровневая концептуальная модель политической компетентности, когда в отличие от традиционной линии на акцентирование субъектной стороны компетентности, приоритетной становится концептуализация на макро-уровне, вводится понятие “коллективной рациональности”, как определяющего фактора индивидуальной компетентности. Из названных теорий более сбалансирован концептуальный подход теории игр, предполагающий рассмотрение микроуровневых аттитьюдов во взаимосвязи с макро-уровневыи контекстом формирования политических ориентаций. Скотт Эйнсуорт[15], опираясь на теоретические принципы теории игр и методологию качественного анализа по моделированию форм индивидуальной политической компетентности, провел соответствующее исследование с целью обоснования утверждения, согласно которому индивидуальное ощущение собственной компетентности (аффективный микро-уровневый срез) частично обусловлено макро-уровневым контекстом (объективный, макро-уровневый срез), а сама эта характеристика не должна изучаться изолированно и вне связи с объективным контекстом политического участия (поведенческий аспект)[16].

Особенности концептуализации эвалюативных по типу политических ориентаций личности могут быть рассмотрены на примере ориентаций, выражающих отношение к действующим правительствам и социально-политическим группам (Attitudes towards groups: A-GR). Данный тип индивидуальных политических ориентаций изучается с учетом той роли, которую играют социо-политические группы в формировании систем ориентаций личности. Традиции концептуализации и исследования атитьюдов личности в отношении социально-политических групп (Attitudes towards group: A-GR) заложены в 50-е годы социологическим подходом Колумбийской научной школы микрополитики, а именно, исследовательскими разработками Бернарда Берелсона, Пола Лазарсфельда, Уильяма МакФи. Суть подхода - концептуализация A-GR прежде всего в их тесном соотношении с социально-демографическими характеристиками личности, как субъективного экзогенного (внешнего) фактора, определяющего данный тип политических ориентаций. (Berelson, Bernard, and Lasarsfeld, Paul M., and McPhee, William 1954)[17]. В 70-80-е годы Норман Най, Сидни Верба, Джон Петроцик, Мартин Уоттенберг, Роберт Aксельрод, Роберт Эриксон, Томас Ланкастер, Дэвид Ромеро вводят в концептуальную структуру A-GR дополнительный, а именно, объективный экзогенный (внешний) фактор, связанный с трансформацией социальных групп, составляющих основу политических партий. Действие фактора выражается в модификации политических и идеологических качественных характеристик данных групп, воздействующих непосредственно на индивидуальные характеристики A-GR (Nie, Norman H., and Verba, Sidney, and Petrocik, John 1979; Wattenberg, Martin 1987; Axelrod, Robert 1972, 1974, 1978, 1982, 1986; Erikson, Robert, and Lancaster, Thomas, and Romero, David 1983)[18].

Вместе с тем, в 70-80-е годы наметилась альтернативная социологической, политико-психологическая линия концептуальзации A-GR, развивающаяся в рамках теоретической модели политического бихевиорализма. В концептуальную структуру бихевиоральной модели A-GR были включены главным образом, эндогенные (внутренние) параметры A-GR, а именно когнитивно-аффективные аспекты эвалюативных аттитьюдов личности по отношению к социальным и политическим группам. В психологической версии A-GR учитывалось и действие экзогенных факторов, связанных с воздействием на когниции субъекта прежде всего фактора идеологии, на которую опирается та или иная группа. В модели учитывалась взаимосвязь эндогенных компонентов системы индивидуальных ориентаций. В частности, особый акцент сделан на взаимосвязи A-GR и ориентаций, отражающих политические ресурсы личности. В этой связи, в концептуальную структуру A-GR включается концепция политического сознания (политической софистикации) личности. Предметом научного интереса стал вопрос о влиянии уровня политического сознания на эвалюативные аттитьюды в отношении социальных групп. По сути, это был вопрос о соотношении аффективной и когнитивной сторон в эвалюативных политических ориентациях личности. Фактор политического сознания и его воздействие на эвалюации и аттитьюды личности был актуализирован Конверсом еще в 60-е годы. В 70-80-е годы, Ульям Джекоби, Кэтлин Найт, Джеймс Стимсон разрабатывали вопрос о влиянии политического сознания (political sophistication:Р-S) на структуру политических аттитьюдов (Jacoby, William 1986; Knight, Cathleen 1985; Stimpson, 1975)[19]. В 90-е годы Пол Снидерман, Майкл Хейген, Филипп Тетлок изучают влияние P-S на процесс формирования политических аттитьюдов. На протяжении 70-90-х годов исследователями тестируется гипотеза Конверса, согласно которой влияние уровня P-S на аттитьюды личности обнаруживается в редких случаях, когда речь идет о в высшей степени хорошо информированных экспертах, обладающих высоким уровнем осведомленности в политической и идеологической сферах. В большинстве же случаев, на эвалюативные аттитьюды обычного субъекта сказывается влияние групп, которые выступают как эффективные политические символы, воздействующие на аттитьюды в отношении широкого круга вопросов политики, при чем независимо от уровня P-S субъекта. Данный тезис Конверса был поддержан Дэвидом Сиэрсом, Карлом Хенслером, Лесли Спиером, Ричардом Лау, Томом Тайлером, Херрисом Алленом, а также названными выше Снидерманом, Броди, Тетлоком (Sears, David J., Hensler, Carl P., and Speer, Leslie 1979; Sears, David J., and Lau Richard R., and Tyler, Tom R., and Allen, Harris M. 1980; Sniderman, Paul M; and Brody, Richard A., and Tetlock, Philip E. 1991; Sniderman, Paul M., and Hagen, Michael G., and Tetlock, Philip E., and Brady, Henry E. 1986)[20].

Результатом многочисленных исследований, посвященных вопросу роли групп в формировании массовых и индивидуальных систем политических ориентаций, стала следующая трактовка соответствующих функций группы: в своем восприятии социальной и политической сфер жизни люди руководствуются фрагментами информации об обществе и политике, а также чувственным восприятием социальных и политических групп, которые содействуют ориентированию человека в социально-политическом мире именно тем, что обеспечивают его соответствующими стандартами понимания, необходимой информацией, способами интерпретации своего личного социального опыта.

Вопрос о структуре эвалюативных ориентаций привлекает особое внимание исследователей, поскольку от его решения зависит строение концептуального конструкта A-GR. Достаточно распространен в микрополитике концептуальный подход, когда в структуру эвалюативных аттитьюдов включается сочетание когнитивных и аффективных сторон A-GR. В этом случае, предполагается, что когнитивная сторона A-GR находится под влиянием идеологии, а аффективная - под воздействием эмоционального личностного восприятия групп, но таким образом, что эмоциональный фактор доминирует над информационно-идеологическим. Именно такой эффект устанавливается при изучении A-GR людей, не являющихся экспертами, сведущими в политике. Групповые аттитьюды этой категории людей коренятся сугубо в эмоциональном восприятии группы личностью, которая более склонна полагаться на собственное чувственное отношение к тем или иным политическим аспектам, символизируемым группой, чем на сознательную идеологическую идентификацию этих проблем. Таким образом, начиная с соответствующих работ Снидермана, в микрополитике действует тезис о доминирующей роли аффективного, а не когнитивного фактора в формировании политических аттитьюдов личности в целом, и ее отношения к социально-политическим группам, в частности[21].

Следует уточнить, что термин “аттитьюды” наиболее точно коррелируется именно с эвалюативными ориентациями личности. Особый интерес представляет концептуализация “аттитьюдов”, разработанная Расселом Фазио. Фазио концептуализирует аттитьюды как связующее звено между объектом ориентации и его эвалюацией (оценкой). В качестве объектов ориентации личности могут выступать социальные (политические) вопросы, группы, индивиды (политические лидеры, кандидаты на выборы и т.п.) институты, ситуации и т.п. Термин “эвалюация” (оценка) включает в себя достаточно широкий спектр видов индивидуального восприятия объекта ориентаций: от эмоциональной реакции на объект (аффективный срез) - до осознанного суждения о нем (когнитивный срез), содержащего либо негативную, либо позитивную оценку объекта ориентации. Так, оценка правительства может варьироваться от эмоционально-позитивной реакции на проводимый им политический курс - до достаточно отстраненного рационального суждения о поддержке данного курса. Вне зависимости от содержания объекта и его эвалюации, сами по себе аттитьюды рассматриваются как некая связь объекта того или иного аттитьюда и его эвалюации[22].

Таким образом, широкий пласт научной проблематики современной микрополитки составляет исследование системы политических ориентаций личности. Изучается значительный срез структуры системы политических ориентаций. В фокусе внимания долгое время остаются такие ее компоненты как: (1) ориентации, отражающие ресурсы и потенциал личности, что связано с разработкой концепции “политической компетентности” (Political Еfficacy: P-AF) и концепции “политической осведомленности” (Political Sophistication: P-S); (2) ориентации, выступающие как оценка и аттитьюды субъекта по отношению к социально-политическим группам (Attitudes Towards Groups: A-GR) и другие.

Особенности концептуализации объекта исследования в данном секторе микрополитики связаны с определением природы ориентаций, выявлением первичности их базиса, в качестве которого в отдельных концептуальных моделях выступают когниции, в других - эмоции субъекта, либо его ценностные ориентации. Что, в конечном счете, движет субъектом и помогает ему ориентироваться в мире политики - эмоции или знания, или их симбиоз? В зависимости от позиции, содержащей ответ на поставленный вопрос, большей частью, варьируется широкая палитра концептуальных подходов к системе ориентаций, как объекту исследования.


[1] Understanding the Political World. An Introduction to Political Science / by J.Dansiger. New York and London. 1991. P. 23-24.

[2] Jennings K., and Niemi R., The Persistance of Political Orientations: An Over-Time Analysis of Two Generations // The British Journal of Political Science. 1998. Vol.8. P. 339.

[3] Opt.cit., P. 339,342.

[4] Opt.cit., P. 343-344,345-346.

[5] Opt.cit., P. 348,349.

[6] Opt.cit., P. 351,352-353.

[7] Opt.cit., P. 335, 356-357.

[8] Opt.cit., P. 358-361.

[9] Gordon S.B., and Segura G.M. Cross-National Variations in the Political Sophistication of Individuals: Capacity or Choice?// The Journal of Politics. 1997. Vol. 59. ¹1. P. 128-129: Gordon and Segura¢s Raw-observations:

-    Achen C. Mass Political Attitudes and the Survey Response // American Political Science Review. 1975. Vol. 69. P. 1218-1231.

-    Bassili J. and Fletcher J. Response-Time Measurement in Survey Research: A Method for CATI and a New Look at Nonattitudes // Public Opinion Quarterly. 1991. Vol. 55. P. 331-346.

-    Converse P. The Nature of Belief Systems in Mass Publics // Ideology and Discontent / ed. by David Apter. New York, 1964.

-    Erikson R. The SRC Panel Data and Mass Political Attitudes // British Journal of Political Science. 1979. Vol. 9. P. 89-114.

-    Jennings M. K. Ideological Thinking Among Mass Publics and Political Elites // Public Opinion Quarterly. 1992. Vol. 56. P. 419-441.

-    Luskin R. Measuing Political Sophisticationcatin // American Journal of Political Science. 1987. Vol. 31. P. 856-899.

-    Nie N, and Kristi A.. Mass Belief Systems Revisited: Political Change and Attitude Structure // Journal of Politics. 1974. Vol. 36. P. 541-591.

-    Sullivan J. and Piereson J, and Marcus G. Ideological Constraint in the Mass Public: A.Methodological Critigue and Some New Findings // American Journal of Political Science. 1978. Vol. 22. P. 233-249.

[10] Gordon S.B., Segura G.M., Cross-National Variations in the Political Sophistication of Individuals: Capacity or Choice? // The Journal of Politics. 1997. Vol. 59. ¹1. P.128: Gordon and Segura’s Raw observations:

-  Feld S. and Grofman B. Ideological Consistency as a Collective Phenomenon // American Political Science Review. 1988. Vol. 82. P. 773-788.

-  Page B. and Shapiro R. The Rational Public: Fifly Years of Trends in American’s Policy Preferences. Chicago, 1992.

-  Stimson J. Public in America: Mood, Cycles and Swings. Boulder, 1991.

[11] Gordon S.B., Segura G.M., Cross-National Variations in the Political Sophistication of Indindnals: Capacity or Choice? // The Journal of Politics. 1997. Vol. 59. № 1. P.128: Gordon and Segura’s Raw observations:

-  Carmines E. and Stimson J. Issue Evolution: Race and the Transformation of American Politics. Princeton, 1989.

-  Conover P. and Feidman S. 1986. Emotional Reactions to the Economy: I'm Mad as Hell and I'm Not Going to Take It Anymore // American Journal of Political Science. 1986. Vol. 30. P. 50-78.

-  Feldman S. Structure and Consistency in Public Opinion: The Role of Core Beliefs and Values // American Journal of Political Science. 1988. Vol. 32. P. 416-440.

-  Neuman W. R. The Paradox of Mass Publics. Cambridge, 1986.

-    Peffley M. and Hurwitz J. Models of Attitude Constraint in Foreign Affairs // Political Behavior 1993.Vol. 15. P. 61-90.

-  Zaller J. The Nature and Origins of Mass Opinion. Cambridge, 1992.

[12] Stacy B. Gordon is a doctoral candidate in political science at the University of California, Davis. Gary M. Segura is an assistant professor at the Center for Politics and Economics, The Claremont Graduate School.

[13] Gordon S.B., and Segura G.M. Opt.c.t., P.126-147.

[14] Ainsworth S.H., Modelling Political Efficacy and Interest Group Membership // Political Behavior. 2000. Vol. 22. ¹2. P.104: Ainsworth,s Raw-observations:

-  Clarke H. and Acock A. National Elections and Political Attitudes: the Case of Political Efficacy // British Journal of Political Science. 1989. Vol. 19. P. 551-562.

-  Finkel S. Reciprocal Effects of Participation and Political Efficacy: a Panel Analysis // American Journal of Political Science. 1985. Vol. 29. P. 891-913.

-  Kornberg A. and Harold C. D. Citizens and Community: Political Support in a Representative Democracy. New York, 1992.

-  Leighley J. Participation as a Stimulus of Political Conceptualization // Journal of Political. 1991. Vol. 53. P. 198-212.

-  Madsen D. Political Self-Efficacy Tested // American Political Science Review. 1987. Vol. 81. P. 571-582.

[15] Ainsworth S. A Strategic Foundation for the Cooperator's Advantage // Theory and Decision. 1999. Vol. 47. P. 101-110.

-  Ainsworth, S. A Game Theoretic Model of Efficaсу and Political Participation. Presented at the Мeeting of the American Political Science Association in Boston. 1998.

-  Ainsworth S. and Itai S. Interest Group Entrepreneurs: Entrepreneurs with Two Audiences // American Jounal of Political Science. 1993. Vol. 37. P. 834-866.

-  Ainsworth S. Department of Political Science, University of Georgia.

[16] Ainsworth S.H., Modelling Political Efficacy and Interest Group Membership // Political Behavior. 2000. Vol. 22. ¹2. P. 89-107.

[17] Zinni F., Mattei F., and Rhodebeck. The Structure Towards Groups: A. Comparison of Experts and Novices // Political Research Quarterly. 1997. Vol. 50. № 3. P.597:

Zinni, etc.¢s raw-observations:

Berelson B., Lazarsfeld P., and McPhee W. Voting. Chicago, 1954.

[18] Opt. Cit. - P-597: Zinni, Mattei, and Rhodebeck¢s raw-observations:

-  Axelrod R. Where the Votes Come From: An Analysis of Electoral Coalitions // American Political Science Review. 1972. Vol. 66. P. 11-20.

-  Communication. // American Political Science Review. 1974. Vol. 68. P. 717-20.

-  Communication. // American Political Science Review. 1978. Vol. 72. P. 622-24.

-  Communication. // American Political Science Review. 1982. Vol. 76. P. 394-95.

-  Communication. // American Political Science Review. 1986. Vol. 80. P. 281-84.

-  Erikson R., Lancaster T., and Romero D. Group Components of the Presidential Vote, 1952-1984 // Journal of Politics. 1989. Vol. 51. P. 337-346.

-  Nie N., Verba S., and Petrocik J. The Changing American Voter Cambridge. 1979.

-  Wattenberg M. The Hollow Realignment: Partisan Change in a Candidate Centered Era // Public Opinion Quarterly. 1987. Vol. 51. P. 58-74.

[19] Opt. Cit. - P-596: Zinni, Mattei, and Rhodebeck¢s raw-observations:

-  Jacoby W. Levels of Conceptualization and the Reliance on the Liberal-Conservative Continuum // Journal of Politics. 1986. Vol. 48. P. 423-32.

-  Knight K. Ideology in the 1980 Election: Ideological Sophistication Does Matter // Journal of Politics. 1985. Vol. 47. P. 828-853.

-  Stimson J. Belief Systems, Constraint, and the 1972 Election // American Journal of Political Science. 1975. Vol. 19. P. 393-417.

[20] Opt. Cit. - P-596: Zinni, Mattei, and Rhodebeck¢s raw-observations:

-  Converse P. The Nature of Belief Systems in Mass Publics // Ideology and Discontent / David E. Apter, ed., New York, 1964.

-  Sears D., Hensler C., and Speer L. Whites' Opposition to 'Busing': Self-interest or Symbolic Politics? // American Political Science Review . 1979. Vol. 73. P. 369-384.

-  Sears D., Lau R., Tyler T., and Alien H. Self-Interest vs. Symbolic Politics in Policy Attitudes and Presidential Voting // American Political Science Review. 1980. Vol. 74. P. 670-684.

-  Sniderman P., Brody R., and Tetlock Ph. Reasoning and Choice: Explorations in Political Psychology. Cambridge, 1991.

-  Sniderman P., Hagen M., Tetlock Ph., and Brady H. Reasoning Chains: Causal Models of Policy Reasoning in Mass Publics // British Journal of Political Science. 1986. Vol. 16. P. 405-430.

[21] Zinni F., Mattei., and Rhodebeck L. The Structure Attitudes Towards Groups: A Comparison of Experts and Novices // Political Reseach Quarterly. 1997. Vol. 50. ¹ 3. P. 597-626, 600.

[22] Goren P. Political Expertise and Issue Voting in Presidentical Elections // Political Research Quartely. 1997. Vol. 50. ¹ 2. P. 390: Goren¢s raw-observation:

Fasio R. On the Power and Functionality of Attitudes // Attitude Structure and Function Anthony R. Pratkanis, Stephen J. Dreckler and Anthony G. Greenwad, (eds.). Hilladale, NJ. 1989.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку