CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Стиль научного мышления в биологическом познании,М.Х. Хаджаров

М.Х. Хаджаров,

кандидат философских наук

СТИЛЬ НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ В БИОЛОГИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ

           Человеческое мышление можно рассматривать как продукт практической деятельности людей. В работах Ж.Пиаже, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева показано, что формирование мыслительных операций ребенка непосредственно зависит от опыта. "Практическая деятельность человека миллиарды раз должна была приводить сознание человека к повторению разных логических фигур, дабы эти фигуры могли получить значение аксиом".(1) Такие аксиомы и процедуры, их закрепление в сознании приводили к формированию особого слоя знания в практической деятельности человека, представленного способами и методами мышления.
           В мышлении каждой эпохи практическая и познавательная деятельность людей фиксируется только присущей для данной эпохи системой основополагающих понятий, принципов, категорий, взглядов, норм и методологических установок ценностно-мировоззренческого характера. Эта система обладает регулятивной функцией человеческой деятельности и находит свое выражение в стиле мышления конкретно-исторической эпохи.
           Стиль мышления эпохи задает общие установки мировосприятия, миропонимания. Разновидностью стиля мышления эпохи является стиль мышления науки, который задает общие познавательные "координаты", "точки отсчета", пренебречь которыми ученый не может в своих научных изысканиях. В соответствии с целью данной статьи проанализируем некоторые характерные черты, методологические функции и регулятивную роль стиля мышления в развитии биологической науки.
           В биологии стиль мышления предстает как стиль мышления сообщества ученых-биологов. Назовем его стилем биологического мышления. Он выступает в качестве сложного многомерного социокогнитивного образования, формы социокультурного существования биологического знания, средства его представления и организации.
           В философско-методологической литературе уже проделана определенная работа по изучению стиля научного мышления в различных аспектах его проявления и функционирования. Исследование его в гносеологическом, аксиологическом, социологическом, культурологическом аспектах привело к выделению его в качестве носителя социокультурно-ценностного значения научного познания, который представляет собой обобщенный образ науки как целостного процесса, ограниченного определенными пространственно-временными рамками.
           Рассматривая проблему возникновения и функционирования стиля научного мышления Л.А. Микешина пишет, что "он проявляется и фиксируется в языке науки, главным образом в ее категориальном аппарате".2)Здесь возникает вопрос: когда и при каких условиях он фиксируется в языке науки? Если он проявляется в форме категориально-понятийного аппарата, то он предстает как явное знание, функционируемое в форме теоретических принципов и схем.
           Однако в методологической литературе по философии науки можно выявить и другой подход к его пониманию. В частности, его дальнейший анализ показал, что он функционирует как непроизвольно возникающий контекст науки на конкретно-историческом уровне ее развития. Такое понимание стиля научного мышления позволяет рассматривать его как неявное знание.
           Современная методология научного познания допускает существование подсознательных, неявных элементов, имплицитных знаний, научно-исследовательской деятельности, возможность скрытых влияний на нее социокультурных, практических и других факторов.(3) Рассматривая проблему неявного знания, М.Полани отмечает, что человек в практической деятельности кроме явного знания, выражаемого вербально, использует параллельно еще и "молчаливое", имплицитное знание. Объект деятельности, по М.Полани, входит в поле зрения сознания, а система средств этой деятельности находится в "периферическом сознании" /неявное знание/.            Периферическое знание "есть знание некоторых конкретных элементов, которые осознаются нами же сами по себе, а лишь посредством их вклада в постижение /осмысливание/ того целого, на котором сосредоточено наше внимание".(4) В этом плане стиль научного мышления предстает как система архетипических представлений, образов, моделей, норм и образцов, существующих в глубинных слоях сознания ученых.
           Тем самым стиль научного мышления формирует рациональные идеи, понятия, способы мировосприятия и миропознания. Он "складывается из определенных правил /чаще всего явно не формируемых, а просто подразумеваемых/, определяющих алгоритм научного исследования".5)
           Действительно, стиль научного мышления фиксируется на языке категорий, но не в период его формирования, как, например, факты науки, теоритические схемы и принципы познания, а спустя какое-то историческое время развития научной идей, проблемы, наконец, науки в целом. И то в рамках рефлексии науки, в процессе философского анализа истории развития конкретной отрасли знания или науки в ее полноте.
           Исходя из этого есть основание предположить, что стиль биологического мышления есть система стереотипов научного мышления, включающая в себя совокупность допустимых с точки зрения соответствующего конкретно-исторического периода развития биологической науки норм, идеалов и способов получения и производства знания. По отношению к биологическому знанию стиль мышления выполняет регулятивную функцию целеполагания и систематизации. В нем происходит самоупорядочение элементов и форм познания. Непосредственно через рефлексию самоотнесенность знания в стиле биологического мышления происходит саморегуляция всех звеньев научной деятельности и оптимизация их функционирования, отбор способов и методов познания.
           Характерной чертой стиля биологического мышления является то, что он участвует в создании обобщенного понимания действительности, не дает ей распасться в сознании ученого-исследователя на изолированные части, задает единство представления научных результатов и, тем самым, обеспечивает целостность и единство научного знания. Обеспечивая преемственность биологического знания, стиль мышления играет важную роль в сохранении и воспроизведения традиций биологического познания.
           Он задает смысловое поле значений и представляет в рамках традиций данной культуры возможность выбора способов интепретации и объяснения действительности, а также имеет возможность осуществлять комбинаторские операции инновационного развития, перенося апробированные подходы и знания на новые предметные области.
           В стиле мышления представлены и проинтепретированы первичные схемы познавательной деятельности в биологии, объективные мыслительные формы. Именно эти схемы образуют связующие звенья между всеми уровнями и формами познания. Исходя из этого можно предположить, что стиль мышления выполняет роль своеобразной онтологической схемы /картины исследуемой реальности/, задающей перспективу видения познавательной реальности биологии. Проиллюстрируем это на примере биологических исследований.
           В XIX в. Формируется эволюционный стиль мышления в биологии. С утверждением эволюционной концепции Дарвина в биологии возникают новые альтернативные концепции /неоламаркизм, механоламаркизм и др/. Одной из причин возникновения указанных концепций является фактуальная необоснованность некоторых положений дарвиновской теории и их дедуктивный характер.
           В рамках стиля эволюционного мышления каждое из этих направлений-неоламаркизм, механоламаркизм-можно рассматривать как отдельные исследовательские программы, имеющие свои представления и видение изучаемой реальности. Главной причиной их возникновения послужило отстаивание организмо-центристского подхода к исследованию объекта и отрицание принципа естественного отбора. Формировавшийся новый стиль мышления выступил в условиях отсутствия развитой теории, объясняющей новые факты, в роли онтологической схемы, т.е. концептуальной предпосылки формирования, построения фактов науки на эмпирическом уровне познания объекта. Он задавал координаты научного поиска, указывал возможную область новых эмпирических данных.
           Вводимые неоламаркистской концепцией представления о развитии организмов отличались от эволюционной концепции дарвинизма, объясняющей причины сохранения изменений в процессе естественного отбора, и мнений. Неоламаркисты были уверены, что именно таким образом можно понять процесс изменения организмов. Из наблюдаемых в природе явлений неоламаркисты сформулировали эмпирическую базу фактов, подтверждающую причины изменения организмов: длинная шея жирафа-результат вытягивания шеи многими поколениями в поисках пищи на деревьях; черная кожа африканцев-защитная реакция кожи на влияние солнечных лучей у живущих в жарких странах в течение многих поколений и т.п. Возник вопрос о генетических механизмах, ответственных за передачу признаков от поколения к поколению. Обращение ранее сложившимся представлениям показало, что в ламарковской концепции эволюционных процессов в качестве таковых рассматривались "воля", "потребность", "желание". Но в этой концепции данными понятиями объяснялись факты, соответствующие старым представлениям эволюции организмов. Тогда биологами было принято решение модифицировать эти понятия в соответствии с новыми представлениями и фактами и целенаправленно проверить их в наблюдениях. В ходе этой проверки была открыта важная закономерность-неспециализированность форм.
           Вопрос о специализации был поставлен еще в рамках эволюционной концепции дарвинизма. Фактуальные знания, полученные тогда, показывали как естественный отбор часто направляет эволюцию групп в сторону специализации, но была упущена важнаяя сторона этой проблемы: как нарастающая специализация при резких и значительных изменениях среды увеличивает шанс вымирания группы. Поэтому факты, полученные в рамках неоламаркистской концепции, по существу дополняли представления дарвинизма о специализации видов.
           Как видно из научного исследования биологического объекта в условиях отсутствия развитой теории и освоения биологией новой предметной области, стиль биологического мышления, выступая в качестве обобщенного образа системно-структурных характеристик, сыграл роль исследовательской программы, регулируя и целенаправляя наблюдение и эксперименты, определяя круг проблем и задач, а также методы и средства их решения.
           Сферой реального существования и функционирования стиля биологического мышления являются как категориально-понятийная структура научной теории, так и различные формы практической организации мышления и рационального освоения действительности человеком. В этом случае стиль мышления предстает как определенный способ организации, накопления и сохранения опыта рациональной деятельности, т.е. стиль мышления выступает в качестве механизма отбора и трансляции норм рациональности, соответствующих данному типу культуры. А саму основу стиля мышления составляют предельно обобщенные схемы и программы человеческой деятельности, выражаемые системой категорий культуры.
           Тем самым стиль биологического мышления становится фактором рациональной саморегуляции интеллектуальной деятельности ученых-биологов, посредством которой обнаруживается оптимальное соотношение общественных задач биологической дисциплины и ее реальных возможностей.
           Стиль биологического мышления в биологическом познании выступает как определенная знаково-семантическая система, как постоянно воспроизводящийся контекст науки, выражающий ее целостность. В нем синтезируются различные смысловые структуры, обеспечиваются процессы научной коммуникации, как в виде межиндивидуального общения ученых, так и в смысловой интепретации научных текстов. Он интегрирует условия понимания текстов соответственно их социокультурного контекста и когнитивного содержания, регулирует и возникновение и изменение смыслов, т.е. формирует и распространяет общепринятый контекст научного познания, обеспечивая некоторую его устойчивость и целостность.
           В стиле биологического мышления осуществляется диалог нового знания с научной традицией, несовпадающих смыслов, значений и интерпретаций между собой. Пока не будет создан адекватный понятийный аппарат, стиль мышления позволяет временно соединить различные смыслы, несовместимые значения посредством метафор, аналогий и другими способами и методами. Так, первоначально метафорическая гипотеза о естественном отборе как основном движущем факторе эволюции теперь приобрела строго теоретическое обоснование и доказательство.
           Стиль научного мышления биологии осуществляет синтез знания на основе взаимодействия разнообразных языковых структур, интегрирует различные языковые блоки: естественный язык, язык философии, математики, конкретных наук. Он есть способ сосуществования различных языков науки, средство регуляции их отбора, понимания и взаимоперевода. Так изменчивость органов животных в концепции Ламарка и изменчивость видов, описания Дарвиным, выражена различными языковыми структурами. Использование разных языков для описания некоторого явления порождает и различные интерпретации, следствием чего выступает возможность диалога и возникновения новых смыслов и знания.
           Функционирование стиля мышления во многом обусловлено нерефлексируемым смысловыми структурами и ценностными установками субъекта. В нем проявляются индивидуальные особенности процесса мышления отдельного ученого, функционирует неявное, неосознаваемое знание как в личностной, так и в коллективной формах. Поэтому он является одним из способов трансляции неявного знания от одного познающего субъекта к другому, вследствии чего оно получает интерсубъективное выражение.
           Стиль биологического мышления можно представить и как многоуровневое образование от логико-понятийных и знаковых форм мышления до невербальных и имплицитных компонентов сознания, чувственных и бессознательных элементов познания. Последние в большей степени проявляются на личностном уровне мышления и участвуют в процессах научного творчества, а затем элиминируются. Однако они могут проникать и на более высокие уровни теоритического сознания в виде архетипических представлений.
           Биологическое мышление выражает особую систему социальных отношений, порождаемых как социумом в целом, так и самой спецификой исследовательской деятельности. В нем синтезируются внешняя и внутренняя, причинная и непричинная формы детерминации научного знания. Детерминация биологической науки в стиле биологического мышления становится целенапраленным и частично управляемым процессом, приобретает социальные, культурно-исторические признаки и характеристики.
           Процесс эволюции биологического познания внутри определенного стиля биологического мышления не требует изменения социальных предпосылок. Он обусловлен накоплением новых экспериментальных данных и теоретических обобщений, При переходе от одного типа стиля биологического мышления к другому основным становится изменение типа внешней и внутренней социальности науки, условий и форм ее функционирования. В перестройке стиля биологического мышления особую роль играют осознание системы категорий и понятий, экспликация их смыслов с реалиями бытия.
           Проанализируем один из случаев изменения стиля мышления на определенном этапе развития биологического познания. Выражением изменившегося стиля мышления в биологии является, к примеру, конфликт между зародившейся генетикой и классическим дарвинизмом. На первом этапе изменившийся стиль мышления проявил в себя специфических представлениях об активной, так называемой гомеостатической устойчивости объекта по отношению к внешней среде.
           Представления об активном гомеостатическом равновесии билогической системы и окружающей среды, при котором система способна сохранять свои основные жизненно важные параметры вопреки неблагоприятным, нарушающим воздействиям среды, прочно утвердились в биологии благодаря развитию общесистемных представлений и появлению общей теории систем. Именно в этот период начинаются те существенные изменения в содержании понятия естественного отбора, которые с полным основанием можно отнести за счет изменения стиля мышления биологов. Прежде всего они связаны с представлением о системном характере организации жизни, существованием надорганизменных систем и, в первую очередь, популяционных систем. Самым существенным признаком надорганизменной системы выступает функциональный характер ее организации-способность к устойчивому самосохранению вопреки неблагоприятным воздействиям среды. В этом плане понятие популяции существенно отличалось от традиционного биологического понятия популяции как некоего множества организмов, объединенных общим пространством обитания. Понятие адаптивной нормы популяции, поддерживаемой процессом стабилизирующего естественного отбора, представление о движущем естественном отборе как изменении вектора в момент перехода от стабилизирующего отбора к движущему позволило представить процесс естественно отбора не только как внутрипопуляционный, но и как конкретный биологический механизм, обеспечивающий активный гомеостатический характер устойчивости популяции в процессе эволюционных преобразований.
           Стиль биологического мышления представляет собой конкретно-историческую форму осуществления познавательной деятельности в биологии, соответствующую стилю культуры. Поэтому объективный ход смены стиля биологического мышления соответствует изменению типа познавательной деятельности в биологии.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.29. С.172.
           2. Микешина Л.А. Детерминация естественнонаучного познания Л.,1997,С.104.
           3. Паули В. Физические очерки. М.,1975.С.137-175.
           4. Полани М. Личностное знание. М.,1985.С.130.
           5. Чудинов Э.М. Теория познания и современная физика. М.,1974.С.49.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку