CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Личность в зеркале синергетики,Н.М.Мухамеджанова

Н.М.Мухамеджанова,

кандидат культурологии

Личность в зеркале синергетики

Сегодня ученый-гуманитарий, обратившийся к синергетике как методу своего исследования, рискует быть подвергнутым достаточно резкой критике с самых разных сторон, по самым разным основаниям. Назовем наиболее распространенные из них.

Во-первых, использование синергетической методологии может быть оценено как нелицеприятное для серьезного ученого следование моде - моде на синергетику, о которой сегодня говорят и пишут все, хоть сколько-нибудь причастные науке.

Во-вторых, использование синергетической методологии может быть оценено как покушение на святая святых гуманитарного познания - на сферу человеческого духа и духовности, которые могут быть поняты лишь "вчувствованием", интуицией, пониманием и т.п., а описание их в терминах естественнонаучной теории представляется чуть ли не кощунством.

И несмотря на то, что целесообразность использования синергетической методологии в гуманитарной сфере сегодня обосновывается самыми авторитетными учеными, философами (И.Пригожин, М.С.Каган, Е.Н.Князева, С.П.Курдюмов, А.П.Назаретян, С.Гомаюнов и др.), подобная критика все же имеет место, а потому остановимся еще раз на эвристических возможностях данной методологии и возможных границах ее применения в гуманитарной науке.

Во-первых, обращение самых разных ученых к синергетике, действительно, напоминает моду, более того, оно сравнимо с эпидемией или, по определению Е.Н.Князевой, с "экспансионистской политикой некоторого государства" (7, с.99), стремительно расширяющего сферу своего влияния. Однако сама мода на синергетику, как и мода вообще, возникает далеко не случайно. Как отмечал Ю.М.Лотман, мода часто является метрономом культурного развития, признаком динамичной структуры общества. Интерес к синергетике, на наш взгляд, вызван потребностью научного осмысления кризисных процессов как в России, так и за ее пределами и поиска выхода из них. Не случайно авторы многочисленных публикаций, посвященных анализу кризиса в России, все чаще используют специфические понятия синергетического подхода: «флуктуация», «бифуркация», «энтропия», «аттрактор» и т.п.

Во-вторых, сегодня вряд ли кто из исследователей назовет модой системный подход, который, как пишет М.С.Каган, «есть конкретное проявление диалектического метода в тех гносеологических ситуациях, когда предметом познания оказываются системные объекты» (4, с.13). Также вряд ли можно считать только модой синергетический подход, который является сегодняшним этапом развития системного подхода. Однако если системный подход выступает как метод изучения устойчивых систем, систем, находящихся в режиме функционирования, то синергетика выступает как метод изучения неустойчивых систем, систем, находящихся в режиме развития, так как сосредотачивает свое основное внимание на ситуациях, в которых макроскопическое поведение систем претерпевает качественные изменения.

Что же касается возможностей использования синергетической методологии для исследования сферы человеческого духа, то, несомненно, нужно признать, что такие тонкие и сверхсложные материи менее всего поддаются формализации, математическому моделированию. И в этом смысле мы далеки от абсолютизации синергетики: ее эвристические возможности также ограничены, как и возможности других научных методов, применяемых для исследования культуры и личности. Нет сомнения в том, что описание процесса функционирования культуры и даже отдельно взятой личности является задачей значительно более высокой степени сложности, чем, например, описание поведения плазмы в “магнитной ловушке” или отдельно взятой молекулы в условиях открытого космоса. А следовательно, положения синергетической теории, прекрасно “работающие“ при описании генезиса объектов природного мира должны быть адаптированы в процессе изучения социальных объектов. На наш взгляд, любой социальный объект должен изучаться при помощи комплекса методов, находящихся в тесной взаимосвязи и взаимодополняющих друг друга. Синергетика же как один из элементов данного познавательного комплекса может занимать в нем различное место в зависимости от целей и задач исследования, дополняя представления об объекте исследования новыми параметрами и представлениями.

Конкретизируем данное утверждение применительно к одной из наиболее актуальных и сверхсложных проблем современной науки. К их числу, без сомнения, относится проблема духовного кризиса личности, о которой сегодня пишут представители самых разных гуманитарных дисциплин и актуальность которой применительно к современному российскому обществу вряд ли вызывает сомнения. Однако, несмотря на обилие литературы, написанной по данному поводу, следует все же признать, что подавляющее большинство ныне существующих концепций кризиса личности страдает дескриптивностью. В качестве примера приведем только одно описание кризиса личности, представленное в работе Е.А.Донченко и Т.М.Титаренко “Личность: конфликт, гармония”, где говорится следующее: “ Жизненный кризис представляет собой жизнь личности в ее высшей, неповторимой форме, ибо осознание глубокого противоречия внутри себя и выход из него требуют концентрации всех духовных сил человека. Поэтому жизненный кризис является как бы поворотным пунктом жизненного пути личности. К кризису приводит невозможность реализации самого значимого в данный момент жизни плана, замысла. Результатом переживания (под переживанием здесь имеется в виду особая психическая деятельность человека по преодолению критического состояния) является метаморфоза личности, ее перерождение, принятие нового замысла жизни, новых ценностей, новой жизненной стратегии, нового образа “Я” (3,с.30-31). Приблизительно в таких же терминах описывают кризис личности и другие авторы. Среди них практически никто не затрагивает вопроса внутреннего источника кризиса, не говорит о путях снятия противоречий, предпочитая описывать разнообразные проявления кризисного состояния, как это делают, например, Е.А. Донченко и Т.М. Титаренко.

Наверное, можно согласиться с утверждением о том, что в каких-то ситуациях "тайна лучше анализа", но наука как средство "расколдовывания мира" (М.Вебер) исходит из противоположного суждения. В конце концов, именно стремление проникнуть в тайны человеческой психики и привело к возникновению психологии. И сегодня, на наш взгляд, для создания более полной картины развития личности она может использовать понятийно-категориальный аппарат синергетики, соотнося его с классическими понятиями и категориями психологической науки.

Что же может дать для понимания духовного кризиса личности синергетическая методология? Как через ее призму видится это сложное, болезненное и противоречивое состояние человеческого духа?

Напомним, что в рамках системного (и синергетического) подхода личность трактуется как:

1)      живая нелинейная система, которая отличается от небиологических линейных систем признаками жизни и своим поведением (она возникает, стареет и разрушается по особым законам);

2)      социально и культурно интегрированная система, так как в ее функционировании огромную роль играют социокультурные факторы, которые воздействуют на все уровни системы;

3)      саморегулирующаяся, самоуправляющаяся система, ибо ей присущ определенный набор механизмов саморегуляции, где ведущую роль управляющего фактора играет индивидуальная система ценностей личности;

4)      сложная самоорганизующаяся система, то есть информационно упорядоченная система, способная "в процессах взаимодействия со средой к адаптивной самокоррекции и прогрессивной эволюции путем использования механизмов обратной связи" (9, с.4). Фундаментальными свойствами таких систем, как подчеркивает Э.С.Маркарян, являются: а) адаптивность, то есть способность в целях самосохранения приводить себя в соответствие с изменяющимися условиями среды; и б) способность активно стремиться к некоторому результату, руководствуясь определенными программами, опережающе отражающими будущий результат действий;

5)      это открытая система, так как она не может существовать в отрыве от окружающей, природной и социальной, среды, она существует как компонент другой, более высокой системы, как "частица" общества, функция которой не может быть оторвана от жизни последнего. Между элементами этой системы "личность - общество" существует своеобразное динамическое равновесие, и всякое отклонение от него служит основным источником активности системы "личность". Между личностью и обществом идет постоянный процесс обмена веществом, энергией и информацией (первое условие открытых самоорганизующихся систем);

6)      кроме того, это система, развитие которой определяется борьбой двух противоположных начал: с одной стороны, стремлением к снятию напряжения, уравновешиванию своего взаимодействия с социальной средой, смягчению конфликта между индивидом и обществом и восстановлению прежнего уравновешенного состояния, с другой - поиском постоянного напряжения, постановкой и реализацией проектов, целей, задач, которые движут поведением личности. Борьба этих двух противоположных начал является условием развития личности (второе условие самоорганизующихся открытых систем), что подтверждается и психологическими исследованиями процесса развития личности. Как пишет Л.И.Анцыферова, "в сложную структуру детерминации развития включается и диалектически противоречивое взаимодействие двух основных тенденций развивающегося психического - тенденции к устойчивости, к сохранению и воспроизведению уже сложившейся психологической системы (ее мотивов, целей, идеалов, ценностей) и тенденции к преобразованию, к качественному ее изменению, к формированию новых ценностей, планов, целей, свойств" (11, с.16).

Все эти признаки личности: нелинейность, интегрированность, саморегуляция и самоуправление, открытость - позволяют охарактеризовать ее развитие как процесс самоорганизации, проходящий в два этапа. Первый - эволюционный этап, или, по определению психологов, функциональное развитие, то есть "развитие, осуществляющееся лишь внутри определенной стадии развития и ведущее к количественному накоплению качественно новых элементов, " или "перераспределение элементов, их связей и функций в психологической организации" (11, с.5). Другие определения данного этапа - "одноплоскостное развитие", "развитие в пределах одного и того же уровня" (11, с.7).

Эволюционный этап характеризуется устойчивостью социальных качеств личности: интеллектуальных, социально-культурных, морально-волевых. Активность личности, основанная на четком осознании своих целей и мотивов, направлена на самореализацию своих возможностей, раскрытие индивидуальных способностей, реализацию своих жизненных планов и задач. Система "личность" находится в устойчивом состоянии, которое поддерживается механизмом, подобным физиологическому гомеостазу и которое может быть охарактеризовано как динамическое равновесие, так как оно есть лишь момент движения, перехода системы из одного состояния в другое. Как доказывает В.Г.Асеев, принцип развития личности отнюдь не исключает, а наоборот, предполагает принцип гомеостатического регулирования; им было сформулировано положение о единстве механизмов гомеостаза и становления личности.

Регуляционный механизм гомеостатического типа, являющийся механизмом защитно-приспособительного значения, - важнейший элемент детерминации развития. Основная функции этого механизма состоит в поддержании устойчивости системы в условиях вариативности факторов, которые могут нарушить эту устойчивость. Следовательно, основная функция гомеостаза состоит в том, чтобы свести к минимуму или даже к нулю вредоносное воздействие окружающей среды, нейтрализовать ее детерминирующее влияние на систему. Как указывает В.Г.Асеев, "без подобной компенсаторной системы защиты такие сложные, тонко функционирующие системы, как организм, психика, личность, не могли бы быть целостными, направленными, созидательными и превратились бы в элементы энтропийного рассеивания под влиянием множества случайных воздействий" (11, с.25).

Механизмы гомеостаза обеспечивают целостность системы, которая применительно к личности обозначает подчинение всех элементов структуры личности ее основной доминанте - направленности. Чем устойчивее ценности личности, тверже ее убеждения, принципы, идеалы, тем более ярко проявляется и ее целостность. Целостность личности - результат динамического (неустойчивого) равновесия в системе "личность-общество". Однако это равновесие постоянно находится под угрозой нарушения вследствие тех изменений, которые происходят в обществе. Сами изменения внешней среды являются источником активности личности, так как она, адаптируясь к изменяющимся условиям, накапливает полезную информацию, повышает уровень своей организации ("структурный след" - 13, с.96), то есть развивается. Таким образом, изменения, происходящие в обществе, являются источником развития личности и в этом смысле полезны для нее. Отсутствие таких изменений, их искусственное устранение, например, создание комфортных условий жизни, вело бы к снижению собственной активности человека. Как подчеркивает В.Н.Судаков, застой, отсутствие перемен - стрессоров во внешней среде неизбежно ведут к регрессу личности (см. 13, с.100). Однако эти отклонения не должны быть слишком большими. Существует определенный предел отклонений, с которыми способна справиться личность. Если они превышают допустимые пределы и выходят за рамки ее приспособительных возможностей, она начинает воспринимать окружение как источник напряжения. Психологически этот этап переживается личностью как потеря смысла жизни, сопровождающаяся чувством неудовлетворенности, безнадежности и бесперспективности существования, как разочарование в прежних целях и привязанностях, переосмысление (как правило, негативное) своего прошлого жизненного опыта и отношений, утрата чувства идентичности, которая проявляется в сомнениях личности по поводу своего места в обществе, своей принадлежности к определенным социальным группам, по поводу своих возможностей и перспектив.

В сознании личности возникает обширная "карта возможностей", потенциальных путей развития. Оно получает вероятностный, стохастический характер, и диапазон вероятных путей развития личности предельно велик: от высочайших моментов самоотверженности и творческого самовыражения до крайней степени деградации.

Этот момент в терминах синергетической теории обозначается как хаос, "блуждание в эволюционных лабиринтах мышления и знания" (5, с.111), "просмотр различных альтернативных ходов развития мыслей, продумывание и варьирование ассоциаций на заданную тему", в результате которого "нарабатывается некий продуктивный ментальный мицелий (пересеченная, сложноорганизованная сеть ходов), который служит полигоном для свободного движения мысли, для ее выхода в иные измерения, на новые уровни" (5, с.113).

На кризисной стадии развития личности происходит в абсолютном большинстве случаев изменение, переоценка ценностей. Прежняя устоявшаяся иерархическая система ценностей теряет свою упорядоченность. Если ранее ее можно было представить в виде целостности, то теперь эта иерархически построенная система рассыпается, превращается в хаос. Ценности как бы перебираются, взвешиваются. Пересматривается и статус отдельных ценностей в общей системе.

Своеобразным инструментом выбора и средством обоснования выбора выступает рефлексия, процесс осмысления ценностей, их сравнения, соотнесения с собственными возможностями - "совокупным жизненным ресурсом" (Н.Ф.Наумова) личности - селекции и интеграции. Поведение личности в этот период становится непредсказуемым, во многих поступках и действиях неожиданным, не соответствующим прежним представлениям о личности, так как перестают действовать обычные механизмы регуляции ее поведения. Поскольку обычные механизмы детерминации поведения перестают действовать в момент крайне нестабильного состояния личности, то выбор одного из возможных путей развития зависит от воздействий случайного характера ("флуктуаций"). Они и выводят личность на структуру-аттрактор и организует ее самодостраивание. Такое воздействие могут оказать случайная встреча с человеком, прочитанная книга или статья (вспомним А.Мересьева из повести Б.Полевого), просмотренный фильм или сон (как, например, сон Родиона Раскольникова), которые задают основное направление "переорганизации проблемного поля", "поля вопросов" (5, с.120), тем самым наводя порядок в индивидуальной системе ценностей, но уже на качественно новом уровне.

Таким образом, кризис личности можно определить как бифуркационную фазу развития сложной самоорганизующейся системы, когда она находится в ситуации выбора возможной дальнейшей траектории движения под воздействием структуры-аттрактора.

Следует отметить, что бифуркация сопровождается предельным обострением внутренних противоречий, свойственных личности, когда эти противоречия "расшатывают" систему и не могут быть преодолены или "смягчены" в рамках существующей парадигмы развития. Бифуркационная фаза развития характеризуется исчезновением прежнего системного качества, распадом сложившихся связей и отношений в системе и формированием новой, качественно отличной от предшествующей, личностной системы.

Попадание личности под притяжение какой-либо ценности, выход на структуру-аттрактор можно считать начальным моментом преодоления кризисного состояния. Поэтому важнейшей предпосылкой конструктивного выхода личности из кризиса является разнообразие элементов индивидуальной системы ценностей личности. "Необходимы постоянный разброс и разнообразие элементов (подсистем), неурезанный, относительно противоречивый спектр индивидуальных и групповых интересов и действий, которые потенциально содержат в себе формы приспособления к различным вариантам будущего. Разнообразие обеспечивает гибкость системы, возможность быстро реагировать и адаптироваться к изменяющимся внешним условиям. Разнообразие делает ее устойчивой к многовариантному будущему" (6, с.46).

Источником такого разнообразия элементов ценностной системы личности является разнообразие духовной культуры общества, ценностный плюрализм, наличие в обществе альтернативных идеалов и норм человеческих отношений, расширяющих поле возможностей и характеризующих культуру как сложное многоединство. Естественно, что подобное положение вещей весьма осложняет ситуацию, в которую попадает личность, ибо в нем заключена возможность дезориентации индивида, создаются трудности для самоопределения человека из-за неоднозначности предлагаемых культурой решений. Ценностная пестрота может способствовать развитию мировоззренческого хаоса. Но, с другой стороны, эта пестрота может оказаться благом, так как высвобождает человеку мыслительное пространство, возможность установления гармонии нового порядка, новой идентичности. Личность способна упорядочить свои мировоззрение и жизнь, только освоив и пережив на уровне личностного понимания богатство путей и решений, которые предлагает ей культура. "Только пройдя через пестроту многообразия, человек может осуществить собирание самого себя на уровне, соответствующем изменившейся жизненной и исторической ситуации. Нравственные поиски на уровне овладения богатством этической мысли - это как бы "переходный период" от одного уровня миропонимания к другому, период, который должен пройти каждый человек в ходе своего индивидуального развития, повторяя в своей духовной истории вехи тернистых поисков человеком самого себя" (15, с.120).

Освоение разнообразных ценностей, существующих в обществе, призвано расширять и обогащать духовные возможности личности, поскольку оно способствует интенсификации мыслительной деятельности, которая в свою очередь, является необходимым условием выбора доминирующей ценности, вокруг которой достраивается вся система личностных ценностей. Отметим, что, с точки зрения синергетики, разнообразие, множественность являются неотъемлемыми атрибутами прогресса и самосовершенствования систем. Как подчеркивают И.Пригожин и И.Стенгерс, "по мере того как иссякает запас энергии и возрастает энтропия, в системе нивелируются различия" (10, с.24). Еще в большей степени, чем к другим системам, это утверждение справедливо по отношению к личности. Разнообразие, несхожесть индивидов является необходимым условием развития человеческого сообщества, так как только при такой несхожести людей друг с другом имеет смысл взаимное общение, возникает интерес, борьба мнений, творчество. Следовательно, без множественности, разнообразия не может быть целенаправленной деятельности, соревновательности, не существует возможности выхода из кризиса.

Процесс "перевзвешивания" ценностей заканчивается, когда выбрана главная ценность, которая организует целое, отбрасывая все "ненужное" и выстраивая все нужное в определенном порядке. "Происходит не просто объединение целого из частей, самоконструирование частей в целое, не просто проявление, "всплывание" более глубокой структуры из подсознания, а самовыстраивание целого из частей в результате самоусложнения этих частей" (5, с.117), переход в качественно новое состояние, к качественно новой структуре, или уничтожение системы. Произошедшая перестройка ценностей приводит к тому, что изменяется сама личность, ее идеалы, жизненные планы и цели.

Качественные изменения в ее состоянии, ведущие к новому уровню целостности, характеризуются Е.Н.Князевой и С.П.Курдюмовым как "кристаллизация духа", происходящая в критические периоды ломки взглядов и представлений. "Кристаллизация духа" - начало фазы развития личности, когда она развивается за счет изменений, происшедших в критический период. Разрешение кризиса сопровождается приливом новых сил, стремительным овладением новыми областями деятельности, повышением мотивации к достижению, появлением новых способностей. При этом происходит восприятие новых нравственных норм, формирование взглядов и убеждений, достижение нового, более высокого интеллектуально-психического уровня развития личности. Очевидно, в этом, прежде всего, и состоит позитивное значение духовного кризиса личности, на которое указывают ученые, видящие в кризисах одни из механизмов развития личности. Зрелая личность, по мнению Э.Эриксона, выходит из кризиса "с усилившимся ощущением единства, с развившимися способностями к здравым суждениям, к "хорошим действиям" в соответствии со своими собственными стандартами и стандартами значимых для нее людей" (16, с.100-101).

Таким образом, кризисы позитивны как моменты необычайных переживаний, мобилизации всех духовных сил личности, самообновления и качественного изменения ее внутреннего мира, обретения ею новой формы целостности. Эмоционально-тревожные, порой трагические, переживания несоответствия своих устремлений и поступков принятым в обществе ценностям, переживание собственной неполноценности является той чувственной основой, на которой порождается "воля к ценностям" (В.В.Кортава) и которая может стать источником самосовершенствования личности, стимулом к великой работе по преодолению себя. "Неразрешимые ситуации несмотря (а точнее, именно из-за) своей труднопереносимости и мучительности переживаний, оказываются подлинным богатством личности и средством ее развития... Они могут давать сначала "едва заметный" крен в развитии, который имеет следствием совершенно иную личность, чем та, которой она должна была стать... Он (человек) даже не "развивается", а именно изменяется, то есть преодолевает плоскостный, линейный и во многом предсказуемый путь "развития", а обретает иные качества, иногда непредсказуемые" (12, с.60). Моменты переживания трагичности бытия - это периоды синтеза личности, подобные периоду творческого инсайта, когда объединяются разум (в понимании противоречия), воля (в усилиях не воспользоваться различными способами ухода от труднопереносимой ситуации) и чувства (в самом переживании).

Однако переживание личностью духовного кризиса может вызвать и совсем другой тип реагирования на психотравмирующее влияние среды - это пассивное отстранение, отказ от каких-либо действий, направленных на преодоление ситуации, отказ от самой жизни, лишенной смысла и перспектив; уход в "себя", в алкоголь, наркотики, выполняющие в данном случае иллюзорно-компенсаторную функцию. На связь этих социальных явлений с духовными кризисами личности, "ноогенными неврозами", указывает В. Франкл в книге "Человек в поисках смысла".

Таким образом, духовный кризис личности как предельное выражение хаоса носит амбивалентный характер: с одной стороны, оказывает разрушающее действие на личность и может привести к ее гибели, с другой - выступает как необходимый момент развития личности, созидающее начало, конструктивный механизм эволюции, так как из него может развиться новая организация, проходит рождение качественно иного человека.

Духовные кризисы личности носят закономерный характер, так как изменения личности, происшедшие в кризисный период, закономерно приводят к проявлению этих изменений в деятельности личности, а значит, и в самой социальной среде, что может послужить источником новых противоречий, как бы подготавливая почву для продвижения вперед, для дальнейшего совершенствования личности и социума. Причем, чем более развита личность, тем более возрастает возможность появления кризисных периодов в ее жизни, так как способность интеллектуально развитой, одаренной личности воздействовать на внешний мир растет пропорционально возрастанию ее восприимчивости к внешним влияниям, следовательно, внешние воздействия переживаются ею глубже и острее. И, напротив, способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне, как утверждают ученые, например Б.С.Братусь и И.С.Кон, свидетельствует о моральной и эмоциональной неразвитости личности, так как за этой способностью скрывается отсутствие иерархии ценностей, которая определяет индивидуальность человека. Людям с высокой степенью конформности свойствен, как правило, менее развитый интеллект, замедленность мыслительных процессов, отсутствие оригинальных идей, меньшая сила характера, пониженное самообладание в стрессовых ситуациях, эмоциональная скованность, подавленные импульсы, чувство собственной неполноценности (см. 8, с.270-275).

Н.А.Бердяев также пишет о том, что страдают более всего не худшие, а лучшие люди. "Развитие мысли и утончение души сопровождается усилением страдания, большей чувствительностью к боли не только душевной, но и физической. Несчастье, страдание, зло... могут способствовать пробуждению внутренних сил. Без боли и страдания в этом мире человек опустился бы и животное в нем победило бы. Это заставляет нас думать, что страдание в этом мире не есть только зло, последствие зла и выражение зла" (1, с.292-293).

Такая зависимость между духовными кризисами личности и степенью ее интеллектуальной и эмоциональной развитости хорошо прослеживается и в произведениях художественной литературы, мемуарах, дневниках великих писателей, художников, музыкантов, общественных деятелей. Не случаен и тот факт, который приводит в своей книге "Человек в поисках смысла" В. Франкл: ноогенными неврозами, связанными с потерей смысла жизни, страдает большей частью академическая молодежь. Хотя истоки, причины кризисов относятся к иной сфере (см. выше), но восприимчивость развитой личности к внешним воздействиям повышает возможность их возникновения.

Закономерность кризисов обусловлена самой амбивалентностью личности, наличием в ней двух противоположных начал: тенденции к устойчивости, сохранению и воспроизведению и тенденции к изменению, качественному преобразованию, формированию новых ценностей, целей, планов, задач; иначе, говоря языком современной психологии, стремления к гомеостазу и стремления к гетеростазу (см.14, с.48-49).

Эту мысль о закономерности кризисов личности неоднократно подчеркивает в своих работах Б.С.Братусь: "Кризис личности... есть прямое выражение более общего, движущего (то есть неустранимого) противоречия личности, а не следствие лишь какого-либо одного периода жизни человека... Возможности кризисов, сбоев в развитии деятельности, в том числе деятельности, которая нас наиболее интересует, то есть личностно-значимой, занимающей важное или ведущее место в жизни человека, является не одиозным случаем, а психологической закономерностью" (2, с.112-115).

Резюмируя все вышесказанное, еще раз подчеркнем, что, с позиций синергетической теории, духовный кризис - это бифуркационная фаза в развитии личности, когда она совершает выбор дальнейшего пути развития. Духовный кризис личности есть предельное выражение хаоса, “смятения духа”, острой борьбы человека с самим собой. Но, тем не менее, он не только оказывает разрушающее воздействие на личность и даже может привести к ее гибели, но и выступает как необходимый момент ее развития.

Что же дает использование синергетической методологии для выяснения сущности кризиса личности?

Во-первых, оно позволяет ответить на вопрос об источниках и причинах кризисных состояний личности, обосновать обусловленность духовных кризисов личности социокультурными факторами. Во-вторых, оно дает возможность описать сам механизм развития кризисного процесса, показать поливариантность, альтернативность путей эволюции личности. В-третьих, использование синергетической идеи о роли флуктуаций и структур-аттракторов в точке бифуркации позволяет показать механизм преодоления кризисных состояний и роль ценностей в этом процессе. В-четвертых, использование синергетической методологии дает возможность обосновать амбивалентный характер кризисов личности, который состоит в том, что они могут иметь не только негативное, но и позитивное значение, так как являются механизмом развития систем.

Таким образом, описание духовного кризиса личности в терминах синергетической методологии не только не противоречит основным положениям психологической теории, но и позволяет дополнить его весьма существенными дополнительными параметрами и детерминантами.



 

Литература

1.      Бердяев Н.А. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого /// Бердяев Н.А. О назначении человека. - М., 1993.

2.      Братусь Б.С. Аномалии личности. - М., 1988.

3.      Донченко Е.А., Титаренко Т.М. Личность: конфликт, гармония. - Киев, 1987.

4.      Каган М.С. Человеческая деятельность / Опыт системного анализа. - М., 1974.

5.      Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы философии, 1994, №2.

6.      Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика: начала нелинейного мышления. // Общественные науки и современность, 1993, №2.

7.      Князева Е.Н. Саморефлективная синергетика // Вопросы философии, 2001, №10.

8.      Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. - М., 1984.

9.      Маркарян Э.С. Культура как способ социальной самоорганизации. - Пущино, 1982.

10.  Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. - М., 1986.

11.  Принцип развития в психологии. - М., 1978.

12.  Психология личности в условиях социальных изменений. - М., 1993.

13.  Судаков В.Н. Мифология воспитания: Очерки теории развития и воспитания личности. - Свердловск, 1991.

14.  Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. - СПб., 1997.

15.  Человек и духовность (отв. ред. В.Г. Федотова). - Рига, 1990.

16.  Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М., 1996.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку