CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2004 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Избирательная система Российской Федерации в условиях многопартийности,А.И.Янчуков
Избирательная система Российской Федерации в условиях многопартийности,А.И.Янчуков

А.И.Янчуков

Избирательная система Российской Федерации в условиях многопартийности

В преддверии нового российского избирательного цикла 2003-2004 гг. одной из официально провозглашенных целей совершенствования избирательного законодательства являлось укрепление партийной системы и усиление ее связи с избирательной системой. Решение о проведении выборов в России на многопартийной основе имеет принципиальное значение для становления и укрепления наиболее влиятельных политических партий.

Общеизвестно, что применяемая во время выборов представительных органов власти избирательная система во многом определяет как результаты выборов, так и направление развития самой партийной системы. Так, еще М.Дюверже выявил связь партийной системы и избирательной системы, придя к выводу, что мажоритарное голосование в один тур ведет к дуализму партий, оно способно сохранить установившуюся двухпартийность, оберегая ее от расколов старых партий и зарождения новых, а мажоритарное голосование в два тура и система пропорционального представительства приводят к многопартийности[1].

Американский политолог Р.Даль, анализируя взаимосвязь политических партий и избирательной системы, также подтвердил, что мажоритарная система, названая им «победитель получает все», создает препятствия «третьим партиям» и тем самым способствует появлению двухпартийной системы. Обычным итогом введения пропорционального представительства является многопартийная система[2].

Вокруг сравнительных достоинств многопартийной и двухпартийной систем давно кипят ожесточенные споры, хотя преимущества той и другой отражают и их недостатки. Например, одно из достоинств двухпартийной системы заключается в том, что она облегчает избирателям бремя выбора, но при этом резкое сокращение альтернативных вариантов отрицательно сказывается на свободе выбора избирателей. В выборах по мажоритарной системе победившая партия имеет возможность провести свою программу, так как затрудняет создание коалиций партий, оставшихся в меньшинстве. Система пропорционального представительства способствует появлению в парламенте такого количества враждующих и соперничающих партий и блоков, что сформировать коалиционное большинство становится очень трудно, а если даже это и удается, то оно очень не стабильно. В результате эффективность правительства, как правило, резко снижается.

В связи с развитием многопартийности в современной России, большой научный интерес представляет анализ преимуществ и недостатков многопартийной системы. По мнению некоторых исследователей,[3] интегральная многопартийность порождает три недостатка. Во-первых, многопартийность плохо соответствует агрегированию интересов, так как партии действуют, прежде всего, как группы интересов, «артикулируют», но не «агрегируют» интересы. Во-вторых, многопартийность усиливает опосредованный характер выборов, поскольку избиратель предоставляет право представителям -депутатам, которые принимают те или иные решения в зависимости от коалиций и компромиссов, ставших возможными в результате выборов. В-третьих, многопартийность предполагает отсутствие стабильного и спаянного парламентского большинства, способного к активной и долгосрочной поддержке правительства. Однако возможно избежать этих негативных результатов или смягчить их, если в много партийной системе будут существовать стабильные и прочные союзы, которые придадут этой системе более умеренный характер.

Начиная с 1993 года, Россия избрала смешанный тип избирательной системы, который сначала помог оформиться первым немногочисленным альтернативным партиям, затем подтолкнул их к выстраиванию коалиций и блоков, а потом заставил объединяться в более крупные партийные образования. Сегодня в России действует пять-шесть партий-лидеров, способных бороться за места в парламенте. Как известно, В Российской Федерации избирается в ходе прямых выборов нижняя палата федерального парламента -Государственная Дума (225 депутатов - по мажоритарным округам и 225 депутатов - по партийным спискам).

Избирательное законодательство является продуктом политико-исторического развития страны. Как известно, после проведения 12 декабря 1993 года одновременно с голосованием по проекту Конституции Российской Федерации первых выборов в палаты нового законодательного и представительного органа государственной власти Российской Федерации (Федеральное Собрание Российской Федерации) - Государственную Думу и Совет Федерации - развитие избирательного права и избирательного процесса происходило на новой конституционной основе, отличающейся от прежних конституционно-правовых подходов. Кроме того, в 1993-1995 годах указами Президента Российской Федерации были внесены кардинальные изменения в избирательную систему Российской Федерации на федеральном, региональном и местном уровнях.

Первым федеральным избирательным законом, принятым в соответствии с Конституцией Российской Федерации 1993 года и обеспечивающим реализацию конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления, явился рамочный Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» (1994 г.), впоследствии трансформированный в Федеральный закон от 19 сентября 1997 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», в который в последующем были внесены существенные изменения и дополнения (от 30 марта 1999 года и 12 июня 2002 года), связанные в основном с определением правового статуса избирательных объединений и блоков, их участием в избирательном процессе.

Однако «первый же опыт применения смешанной избирательной системы на выборах 1993 г. привел к серьезной неудаче действующей власти, которая получила в лице вновь избранного парламента не союзника, а скорее оппонента. Это создавало для власти много проблем как в правовом, так и в политическом плане и побуждало ее к пересмотру введенной избирательной системы»[4].

Смешанная система порождала проблемы и в самом парламенте. В нем возникло деление на депутатов, избранных по партийным спискам, и депутатов, избранных по одномандатным округам. К тому же выяснилось, что далеко не все партии, успешно выступающие по спискам, так же успешно могут проводить своих представителей в округах. Вследствие этого в Думе возникли диспропорции партийного представительства. Например, ЛДПР, получившая большинство по спискам, практически не имела депутатов от мажоритарных округов, а объединение «Выбор России» и Аграрная партия, слабо выступившие по спискам, имели много депутатов-одномандатников. В итоге в Думе усиливались фрагментация и нестабильность, осложнявшие законодательный процесс.

Все это вновь стимулировало дискуссии вокруг избирательной системы. Представители президентской стороны выступили с критикой смешанной избирательной системы, предлагая заменить ее полностью мажоритарной (выборы только по одномандатным округам) или хотя бы сократить в ней пропорциональный элемент. Предлагалось, например, увеличить мажоритарное представительство до 300 депутатов, а пропорциональное сократить до 150. Естественно, это вызвало противодействие депутатов, избранных по партийным спискам. Сторонники мажоритарной системы доказывали, что выборы по партийным спискам ведут к отрыву депутатов от интересов избирателей и засилью в парламенте «столичных политиков», далеких от нужд страны.

Сторонники пропорциональной системы убеждали, что для решения «стратегических государственных вопросов» в парламенте депутатам нужна определенная независимость от «хозяйственной текучки» на местах. Кроме того, партийные депутаты более независимы от «местных начальников» и могут лучше защитить от них права и интересы избирателей. Независимые специалисты в основном склонялись к сохранению действующей системы, полагая, что в условиях доминирования в политической системе страны исполнительной власти сохранение в Думе партийного представительства будет поддерживать ее относительную независимость. В то же время только по партийным спискам Думу избирать нельзя ввиду неразвитости в регионах политических партий. Это привело бы к господству в ней «московских политиков» в ущерб интересам регионов. Итогом дискуссий стало сохранение с незначительными изменениями прежней смешанной избирательной системы, которая использовалась и на следующих выборах 1995г.[5]

На этот раз ее применение на выборах Госдумы второго созыва в 1995 году привело к еще более неблагоприятному для исполнительной власти результату. Дума стала более оппозиционной. Но для партий применение смешанной системы оказалось, напротив, весьма благоприятным. Помимо социально-политических причин (углубление кризиса, рост социального недовольства и др.), важную роль в повышении оппозиционности Думы и влияния в ней партий играло, по мнению исследователей этих вопросов, и институциональное обстоятельство. Им оказалось введенное еще в 1993 году в избирательную систему так называемого «заградительного барьера» - правила обязательного получения 5 % голосов для прохождения в Госдуму партийных списков. Это привело к тому, что в Думу прошли только крупные партии, большинство которых было оппозиционно, а многие мелкие избирательные объединения, часто ориентированные проправительственно или неопределенно, в нижнюю палату не попали .

В условиях чрезвычайной фрагментации российских избирательных объединений, участвующих в выборах, эта норма оказалась слишком высокой для большинства из них. 39 из 43 участников получили меньше 5 % голосов и оказались вне Думы. И только представители четырех партий (КПРФ, ЛДПР, НДР и «Яблоко») прошли в Государственную Думу. Вместе они получили чуть более 50 % голосов избирателей и 100% мандатов по партийным спискам, а остальные вместе получили более 49 % голосов избирателей и ни одного мандата по спискам. Партии, прошедшие в Государственную Думу, смогли образовать там сильные и большие фракции, которые взяли под контроль работу нижней палаты. Роль депутатов-одномандатников в Думе снизилась, и они утратили былое влияние.

«Заградительный» 5-процентный барьер долгое время не давало покоя как «проигравшим» участникам выборов, так и многим специалистам. Выдвигалось несколько вариантов изменения этого правила, так как казалось несправедливым, что 49 % проголосовавших за партийные списки избирателей не получили в Думе своих представителей. Предлагалось, например, его отменить или снизить до 4 или 3 %. Еще один вариант - сделать барьер подвижным (в зависимости от того, какой процент голосов оказывается не представленным в Думе). Но все это проекты были отвергнуты, и пятипроцентный барьер оставлен в силе, чтобы преграждать путь в Государственную Думу слабым и случайным объединениям и партиям.

Выборы в Государственную Думу Российской Федерации второго созыва коренным образом отличались от первых. В отличие от выборов, проводившихся в 1993 году в соответствии с Положением о выборах депутатов Государственной Думы, утвержденным Указом Президента Российской Федерации, 9 июня 1995 года был принят Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», в котором были определены принципы избирательной системы выборов в Государственную Думу, прописаны необходимые избирательные процедуры. Кроме того, впервые в практике проведения выборов в Российской Федерации был принят федеральный закон об утверждении схемы одномандатных избирательных округов.

Эти выборы стали результатом компромисса между Президентом и региональными лидерами, заседавшими в Совете Федерации, и лидерами политических партий, представленных в Государственной Думе Федерального Собрания. Перед третьими выборами в Государственную Думу (декабрь 1999 г.) особенно актуальными были вопросы регулирования выборов на стадии выдвижения кандидатов, регламентации предвыборной агитации, влияния СМИ на избирательный процесс, финансирования избирательных кампаний. Вводились дополнительные нормы процедурного характера, направленные на более строгий контроль за избирательным процессом. В политическом плане меры по усилению контроля вызвали ограничение участия в выборах мелких избирательных объединений, что ранее вело к распылению и фрагментации голосования. В выборах 1999 г. приняло участие значительно меньше избирательных объединений, чем в 1995 г. Однако в Думу по партийным спискам было избрано больше объединений. Вместе они представляли уже почти 80 % голосов избирателей.

Таким образом, введенные институциональные изменения способствовали сокращению фрагментации политического процесса и обеспечили большее представительство избирателей в нижней палате российского парламента. В то же время задача создания равных и «прозрачных» условий для кандидатов, избирательных объединений и блоков в российском избирательном процессе не была решена.

Выборы депутатов Государственной Думы третьего созыва проводились уже на основе полноценной конституционно-правовой базы. Законодательной базой выборов депутатов Государственной Думы в 1999 году стали: Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» с изменениями и дополнениями, новая редакция Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».

Подготовка к выборам депутатов Госдумы четвертого созыва характеризовалась принятием в 2001 г. Федерального закона «О политических партиях» и трансформацией института многопартийности в соответствии с его требованиями. Кроме того, принятие накануне очередного избирательного цикла 2003-2004 гг. новых редакций федеральных законов «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (июнь 2002 г.) и «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (декабрь 2002 г.) должно существенно укрепить гарантии правовой базы свободных выборов и направлено на повышение роли политических партий в жизни российского общества, дальнейшее развитие и укрепление многопартийности.

В условиях современной России действующее федеральное избирательное законодательство инкорпорирует положения Федерального закона «О политических партиях», который внес принципиальные изменения в субъектный состав участников выборов и характер их деятельности как на федеральном, так и па региональном уровне, что нашло выражение в существенном усилении влияния политических партий, прежде всего парламентских партий, на формирование основных направлений внутренней и внешней политики, представительный характер институтов публичной власти, развитии политической открытости партий.

Ряд положений новых федеральных законов существенно изменил характер участия в выборах политических партий, в том числе парламентских политических партий. Так, регистрация кандидатов, списков кандидатов, выдвинутых политическими партиями, избирательными блоками, осуществляется без сбора подписей избирателей и внесения избирательного залога при условии, если по результатам ближайших предыдущих выборов депутатов Государственной Думы федеральные списки кандидатов этих политических партий, избирательных блоков были допущены к распределению депутатских мандатов.

По новому федеральному законодательству имеются некоторые особенности участия в распределении депутатских мандатов по пропорциональной части избирательной системы с тем, чтобы не была допущена парламентская монополия одной политической партии, которая, при определенных условиях, может способствовать формированию закрытого бюрократического государства и ограничению возможностей гражданского общества. Эти нововведения при любом раскладе голосов избирателей за партийные списки обеспечивают участие в распределении депутатских мандатов не менее трех партии [6].

Новая модель распределения депутатских мандатов по федеральному избирательному округу является законодательным выполнением правовой позиции Конституционного Суда России, что демократия, основанная на политическом многообразии и многопартийности, исходит из необходимости существования оппозиции и не допускает монополии на власть. Поэтому, если 5-процентный барьер будет преодолен лишь одним избирательным объединением, избирательным блоком, даже при условии, что за него подано большинство голосов избирателей, ему не могут быть переданы все депутатские мандаты по федеральному округу, так как это противоречило бы принципу пропорциональности выборов в условиях демократии и, следовательно, делает применение 5-процентной оговорки недопустимым[7].

Важным компонентом демократичности избирательного процесса является дальнейшее повышение роли политических партий при формировании избирательных комиссий. Так, в соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (июнь 2002 г.) в состав избирательных комиссий субъектов Российской Федерации в обязательном порядке должно быть назначено не менее половины членов по предложениям политических партий, представленных в Государственной Думе или в региональном законодательном собрании субъекта Российской Федерации. Очевидно, необходимость максимального обеспечения адекватности представительства электората, всего веера партий и представляемых ими социально-политических интересов и предпочтений требует дальнейшего совершенствования избирательной системы России. В связи с этим, необходимо признать, что одним из важных элементов новой организации избирательного процесса является необходимость усиления и роли избирателей при выборе кандидатов из партийного списка кандидатов на избирательном участке в день голосования. Этим целям отвечает система открытых списков кандидатов, в то время как на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации применяется пропорциональная избирательная система закрытых списков, при которой избиратель голосует за список кандидатов в целом. При голосовании избиратель ориентируется на первую тройку (четверку) кандидатов-лидеров федеральной части списка политической партии,

Принятие новых федеральных избирательных законов сегодня создает достаточно полноценную правовую базу для развития современной политической инфраструктуры выборов на основе закрепленного только за партиями права выдвигать списки кандидатов, прозрачности финансовой деятельности партий, долевого государственного финансирования партий с учетом их участия в выборах. Основная тенденция развития политической инфраструктуры выборов - развитие и превращение политических партий в партии парламентского типа.

Вместе с тем, сегодня, как представляется, нельзя и дальше развивать демократический институт выборов в России путем постоянного изменения правил игры через принятие новых законов к очередным парламентским и президентским выборам. В условиях трансформации российской политической системы необходим поиск наиболее эффективной избирательной системы. И такой поиск шел, начиная с начала 90-х годов. В течение почти десяти лет после введения смешанной избирательной системы в 1993 году шел процесс ее становления и совершенствования, поскольку каждый избирательный цикл актуализировал те или иные проблемы, неучтенные и не закрепленные в избирательном законодательстве и выявленные избирательной практикой как на федеральном, так и региональном уровнях. Однако, практика выборов показала, что изменения в избирательном законодательстве во многом определяются складывающейся расстановкой политических сил и корпоративными интересами, которые представлены сегодня, прежде всего, «партиями власти», поскольку и само партстроительство в России — процесс управляемый и направляемый государством и, прежде всего структурами исполнительной власти. И это вряд ли будет способствовать политической стабильности в России.

Как представляется, в предыдущих избирательных кампаниях, попытки со стороны власти управлять выборами и структурой Государственной Думы были менее удачными, и этот процесс проявлялся не столь явно, а в основном через использование в качестве избирательных технологий избирательной системы и избирательного законодательства, а также манипулирование сознанием избирателей.

Эта тенденция нашло свое логическое победоносное завершение в избирательной кампании в Государственную Думу четвертого созыва, когда процесс структуризации новой Думы уже полностью находился под контролем Кремля.

При этом выборы в Государственную Думу четвертого созыва прошли на основе существенного изменения избирательного законодательства и на основе Федерального закона «О политических партиях», в соответствии с которым, начиная с 2003 г., общероссийские политические партии становятся единственными избирательными объединениями, имеющими право участвовать в выборах всей уровней.

По итогам голосования по общефедеральному списку в Государственную Думу четвертого созыва прошли следующие политические партии и избирательные объединения: «Единая Россия» (37,57 %), КПРФ (12,61 %), ЛДПР (11,45 %), избирательный блок «Родина» (9,02%).[8]. Комментируя результаты выборов, широкое распространение получила, в частности, точка зрения, согласно которой выборы управлялись Кремлем и государственными телеканалами и потому реальное волеизъявление россиян было достаточно сильно искажено.

Говоря о перспективах Государственной Думы четвертого созыва, специалисты отмечают, что расклад сил в ней идеален для Кремля, поскольку имея конституционное большинство (306 голосов), «Единая Россия» может провести любые законопроекты, в том числе принять поправки к Конституции России или федеральные конституционные законы. И хотя велик соблазн принять конституционные поправки, первые заявления Президента В.Путина после думских выборов говорят о его твердой уверенности в нецелесообразности такого шага, поскольку это может привести к политической дестабилизации. Что, кстати, подтвердили и итоги голосования в Госдуме по предложениям о продлении президентского срока, которые были отклонены депутатами.

Вместе с тем, результаты прошедших выборов в Госдуму вызвали больше вопросов, чем ответов. Прежде всего, эти вопросы связаны с сужением политического спектра Государственной Думы четвертого созыва. Как повлияет политическое единообразие и единогласие на политическую ситуацию в стране и дальнейших ход реформ, на законодательный процесс, поскольку сегодня произошло фактическое слияние законодательной и исполнительной ветвей власти на федеральном уровне? Каковы перспективы «Единой России» - партии бюрократов, не имеющей ни идеологии, ни программы и набравшей свыше 37 % голосов практически благодаря высокому личному рейтингу В.Путина? Не уйдет ли эта «партия власти» с политической арены после окончания второго президентского срока В.Путина, то есть не уготована ли ей судьба всех ранее создаваемых под выборы российских «партий власти»? Как в условиях скатывания к бюрократическому государству возможна борьба с коррупцией? Эти и другие вопросы встают сегодня и перед исследователями. Прошедшие думские и президентские выборы продемонстрировали, что наши традиционные партии явно переживают кризис, хотя это вовсе не означает конец российской многопартийности.

Если КПРФ решится на реформирование и попытается занять в условиях раскола думской фракции «Родина» место левоцентристской оппозиции, то к следующим думским выборам прежняя трехпартийная система (левые-центр-правые) может окончательно превратиться в двухпартийную. «Единая Россия» и ее сателлиты, включая ЛДПР, займут место правоцентристов, а в роли левого центра могут выступить обновленная КПРФ и «Родина» (если, конечно, блок сохранится). При этом изменится и роль оппозиции: она станет уже не непримиримым конкурентом партии власти, как прежде, а ее дублером. Ведь идеологические различия между лево- и правоцентристами будут гораздо меньше, чем между нынешними левыми и правыми.

Что касается правых партий, то в течение трех предыдущих думских кампаний, начиная с 1993 года, они терпели серьезные неудачи, но вместе с тем, эти выборы закончились для них полным провалом, что существенно изменило привычный расклад сил в Государственной Думе и пошатнуло существующую конструкцию всей политической системы России.

И, таким образом, можно констатировать, что Государственная Дума четвертого созыва без либерально-демократического фланга и с мощным национал-популистским звеном демонстрирует направленность эволюции российской власти в сторону бюрократического государства, усиления давления государства на общество.


[1] См.: Дюверже М. Политические партии, — М., 2000. — С. 279, 290.

[2] См.: Даль Р. О демократии. — М, 2000. — С. 131.

[3] См.: Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология. Ч. III. - М., 1992. - С.71-72.

[4] Выборы органов государственной власти Рязанской области: Сравнительный политический анализ/ Под общ.ред. В.С.Авдонина. - Рязань, 2002. - С.23

[5] См.: Гельман В. Изучение выборов в России: Исследовательские направления и методы анализа // Выборы и партии в регионах России: Серия «ЗШсНа ро!Мса». Выпуск 2. - М. - СПб., 2000. С. 24-26.

[6] См.: Федеральный закон от 20 декабря 2002 г. № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». - М., 2003. С.176.

[7] Избирательное право и избирательный процесс в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (1992-1999). - М., 2000. С.661-678

[8] См.: Коммерсантъ. Первый рейтинг. 2004. ЯНЕ. С.23

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку