CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Проблема предмета и метода в исторической науке и философии истории,И.Е.Барыкина

И.Е. Барыкина,

аспирантка

Проблема предмета и метода в исторической науке и философии истории

К тому времени, когда возникла теория исторического познания, проблемы познания математики и естественных наук уже были разработаны. Только в девятнадцатом столетии произошло осознание особенностей предмета исторического мышления. Методология истории проходила фазу становления, находясь под сильным воздействием как классической, так и постклассической философии второй половины XIX в.

Полемика вокруг методов исторического исследования в западноевропейской науке нашла свое продолжение в отечественной историко-философской традиции начала XX в., из богатого наследия которой современные историки чаще всего опираются на работы Р.Виппера и Н.И.Кареева, реже - А.С.Лаппо- Данилевского и Л.П.Карсавина.

Монография Р.Виппера "Очерки теории исторического познания", вышедшая в 1911 г., написана под влиянием эмпириокритицизма, который, по мнению автора, инспирировал разработку особых методов познания в исторической науке. "Кризис понятий и терминов"1 вызвал "потребность общей проверки, общего пересмотра всего хода нашего познавания, всего аппарата описания и истолкования фактов, подлежащих научному исследованию".2

А.С.Лаппо-Данилевский в работе "Методология истории" (Вып. 1. Пг., 1923; Вып. 2. Спб. 1913), наоборот, апеллирует к классической философии, к Канту. Методология истории должна рассматривать исторический метод, источниковедение и "методологию исторического построения".3

Н.И.Кареев, последователь О.Конта, понимает историю и как совокупность явлений прошлого, и как знание о них. В соответствии с этой трактовкой он делит историческую науку на две части: теорию исторического знания и теорию исторического процесса, каждая из которых имеет свои особые вопросы и свой особый предмет. Теорию исторического знания Н.И.Кареев называет "историкой" вслед за немецкими учеными Гервинусом и Дрозейном, такое же название носит его работа - "Историка (Теория исторического знания)", изданная в Петрограде в 1916 г. Для Н.И.Кареева историческая методология является самой существенной частью теории исторического знания. "Научная работа историка совершается при помощи известных приемов и требует соблюдения известных правил".4

Л.П.Карсавин разделяет положение о важности проблемы исторического познания, рассматривая ее в одной из своих основных работ "Введение в историю (Теория истории)", которая вышла в 1920 г. "Приступающим к занятиям историей необходимо, прежде всего, получить ответы на вопросы: что такое история? Каковы ее цели и каковы методы изучения исторического материала? В чем заключаются особенности, а, следовательно, и значение исторического мышления?" Он справедливо замечает, что ответы на эти вопросы вызывают сильнейшие разногласия, особенно между историками и философами. "Обычно историк находит ответы на все указанные вопросы лишь после долгой специальной работы, но и эти ответы удовлетворяют очень немногих".5

Историки, ставившие перед собой задачу познания и разработки исторического метода, с необходимостью приходили к проблеме поиска "законов исторической жизни"6. Р.Виппер и А.С.Лаппо-Данилевский отрицают возможность выведения каких-либо "законов", а Н.И.Кареев углубляется в их многообразие, и только Л.П.Карсавин пишет не о законе, а о смысле истории.

Ответ на вопрос о том, как возможно историческое познание, зависел от ответа на вопрос, как возможна история, в чем сущность исторического процесса. Это предмет философии истории и разработка этой проблемы требует философского способа мышления. К середине XIX века немецкая классическая философия в лице Гегеля пришла к завершенной форме по отношению к современному ей содержанию истории.

Свои лекции по философии истории Гегель начинает со становления исторической науки философией истории, в соответствии с чем выделяет три вида историографии. Первоначальную историю составляют описания историками событий, которые протекали на их глазах. Историк непосредственно воспринимает и передает их, отчего "дух автора и дух тех действий, о которых он повествует, тождественны".7 Рефлективная история представляет собой опосредованное изложение автором событий, к которым он подходит "со своим духом".8 Наконец, философия истории выступает как поиск всеобщего основания, "установление общих точек зрения".9

Философия истории Гегеля неразрывно связана с его "Феноменологией духа", "Наукой логики" и "Философией права". "Всемирная история есть вообще проявление духа во времени, подобно тому, как идея, как природа, проявляется в пространстве"10 - это положение Гегель предпосылает философскому рассмотрению истории. Философия истории для него есть познание духом самого себя, самосознание духа. Во "Введении" к лекциям Гегель называет три пункта, через которые необходимо пройти при философском рассмотрении истории. Во-первых, следует основываться на том убеждении, что "разум правит миром".11 Во-вторых, необходимо ответить на вопрос, "каково определение разума самого по себе" и "какова конечная цель мира".12 В-третьих, требуется рассмотреть осуществление этой цели, т. е. ход самой всемирной истории.

Отвечая на вопрос об определении разума и конечной цели мира, Гегель указывает три момента исторической действительности. Первый состоит в том, что природа духа, образующая основу, идею истории, есть свобода. Второй - в том, что эта идея свободы осуществляет себя в истории благодаря воле и деятельности человека, через людские "страсти".13 Третий момент исторической действительности заключается в том, что формой осуществления идеи свободы выступает государство.

Деление всемирной истории и способ ее рассмотрения основываются Гегелем на "прогрессе в сознании свободы".14 В восточном мире отсутствует сознание свободы и потому господствует деспотический произвол. Это сознание появляется в греческом и римском мире, но греки и римляне знают "только, что некоторые свободны, а не человек как таковой", вследствие чего свобода в их мире является случайностью, а не необходимостью. Лишь в германском мире, сначала в форме христианства, проявляется сознание того, что "свобода духа составляет самое основное свойство природы" человека.15

Гегель завершил свою философию истории германским миром как высшей ступенью осуществления и сознания идеи свободы, поскольку он читал эти лекции в 1829-1831 годах, в период становления европейских государств после наполеоновских войн. Его ученики и последователи развили "идею истории" как "особую форму мысли".16

На этом основана монография Р.Дж.Коллингвуда "Идея истории", появившаяся в 1946 г. Она может служить яркой иллюстрацией полемики классической философской традиции с постклассической философией. Эта работа замечательна не только противостоянием ее автора позитивизму, но и стремлением проследить становление исторической науки философией истории. Первая часть монографии посвящена историографии, от греко-римской до Б. Кроче. Дж. Коллингвуд не просто подвергает ее критическому разбору, но осмысливает, выделяя в воззрениях каждого историографа то, что соответствует истине и воспринимает это. Он воспроизводит в своем мышлении мысли своих предшественников. Коллингвуду чуждо высокомерие по отношению к ним; в соответствии с сущностью своей теории он объясняет несовершенство их взглядов тем, что идея истории всегда познается именно в той степени, в какой осуществляет себя. И все-таки основным вопросом для Коллингвуда оказывается не цель всемирной истории и ее осуществление (предмет философии истории), а методология истории, отвечающая на вопрос "как познают историки?". Идея истории Коллингвуда оказалась лишена гегелевского "понимания того, что то, что совершилось и совершается повседневно, не только не произошло помимо Бога, но по существу есть дело его самого".17 Согласно Коллингвуду, в истории осуществляется дух, сущностью которого является мышление. Гегель прямо говорит, что "этот разум в его конкретнейшем представлении есть Бог. Бог правит миром; содержание его правления, осуществление его плана есть всемирная история. Философия хочет понять этот план"18

Эта мысль получила развитие в русской философско-исторической традиции. Из названных выше русских историков только Н.И.Кареев и Л.П.Карсавин оставили философско-исторические труды, но лишь последний продолжил традицию классической философии истории. В начале своей работы "Введение в историю" Л.П.Карсавин разделяет методологию истории и философию истории, а в "Философии истории", говоря об особенностях этих наук, подчеркивает их необходимую связь. С его точки зрения, философия истории в широком смысле включает в себя теорию (методологию) истории; философию истории (познание отношения исторического к абсолютному Бытию) и метафизику истории (исторический очерк и раскрытие смысла исторического процесса). Если первой части Л.П.Карсавин посвятил "Введение в историю", а второй - "Философию истории", то для создания третьей части у него не было исторической возможности. Он сам отмечает это в своем труде, указывая, что "наиболее яркая и плодотворная попытка" метафизики истории была сделана Гегелем.19

Несмотря на то, что методология и философия истории связаны, их методы различны. Л.П.Карсавин подчеркивает, что при создании теории истории он шел "от конкретной истории к основным и необходимым метафизическим предпосылкам", а в философии истории - "к исторической действительности и исторической науке от метафизической системы".20 Можно сказать, что "Философия истории" посвящена проблеме предмета и метода этой науки. Л.П.Карсавин начинает с основных понятий своей системы - развитие, становление, душа, знание, Абсолютное. Именно они как первоначала лежат в основании его "метафизики всеединства", исходя из которой, он осмысливает исторический процесс. Л.П.Карсавин пишет, что цель и смысл истории нельзя вывести из ее конца, так как цель развития не тождественна концу. Развитие есть всеединство его моментов, в каждом из которых содержится его цель. Поскольку "познание развития всегда есть познание о нем одного из его моментов",21 ученый не говорит о конце и завершении истории. В каждом своем моменте эмпирическое историческое бытие "трансцендирует" в сверхэмпирическое. Сущность человеческого бытия и эмпирического бытия человечества - становление и усовершение. Цель и смысл истории - Богочеловеческое, определяемая Абсолютным форма. Л.П.Карсавин "конфессионализирует историю": "Вполне в сфере общих наших предпосылок мы выдвигаем центральное значение личности Иисуса Христа и понимаем исторический процесс как развитие Христовой Церкви".22 По замечанию самого Л. П. Карсавина, его "Философия истории" есть последовательное развитие религиозно-философской точки зрения. В историческом процессе "человек становится причастным Богу, приемлет в себя Бога". Это "Богочеловеческий процесс", отличающийся "свободою и творчеством".23

"Конфессионализация истории" явственно выступает и в философии истории Л.А.Тихомирова. В 1918 г. он закончил работу "Религиозно-философские основы истории", в которой не только представил предмет и метод философии истории, но и завершенную картину исторического процесса. История для Л.А.Тихомирова - "материальная сторона жизни человеческого рода".24 Человечество живет в этом материальном процессе, сооружая везде сходную семейную, родовую, государственную организацию. Мыслитель признает, что эта сфера исследуется историками весьма успешно. Сверх этого фона находится "сфера нашей сознательной и волящей жизни", и если материальная сфера является человечеству внешней, то сфера сознания ему внутренне присуща. Однако именно эта внутренняя, сознательная сфера для ученых "остается весьма запущенной, заброшенной". "Надматериальная сфера" постоянно борется с материальными условиями; цель и смысл этой борьбы составляют предмет философии истории, которая призвана ответить на вопросы "кому и зачем нужно было данное явление?" Содержание философии истории "составляет сфера сознания, воли, целей".25

Свой философский метод Л. А. Тихомиров называет "субъективным подходом к объективному факту"26, идущим от человека к человечеству. Как перед сознанием отдельной личности встает вопрос о цели и смысле жизни, точно так же он встает перед сознанием всего человечества. В своем познании у человека есть два пути: внешний, опосредованный, и непосредственный, внутренний - Откровение. Те же два пути познания есть и у человечества: "внешнее познание внешнего хода явлений",27 т.е. историческая наука, и внутреннее познание через Откровение - философия истории. "Это приводит нас, - пишет Л.А.Тихомиров, - к привнесению религиозной идеи к задачам познания".28 В своих рассуждениях он часто обращается к внутреннему откровению, возможно потому, что именно оно изменило его жизнь и привело к религиозно-философским основам. Согласно Л.А.Тихомирову, в истории были не только истинные, но и ложные откровения. Задача философии истории - познание истинного Откровения, в котором заключены смысл и цель истории человечества. Истинное Откровение исходит от Бога-Творца, Создателя, ложное говорит о самой себя творящей и создающей природе. Придя через Откровение к идее Высшей силы, философ рассматривает духовную борьбу этих религиозных представлений, находя ее завершение в Откровении Моисея и Христа, а в Апокалипсисе, который он объясняет, - конец истории.

В творчестве Л.А.Тихомирова отразилась присущая русской религиозной философии эсхатологичность. Вместе с тем и Л.П.Карсавин, и Л.А.Тихомиров приходят к мысли о тождестве индивидуального сознания общечеловеческому. История в их понимании - проявление связи человека с Богом, а задача философии истории - познание ее смысла и цели. Л.А.Тихомиров видит их в восхождении человека к Создателю, а Л.П.Карсавин представляет эту связь обоюдной - как усовершение человека, так и умаление Божества. Видение смысла истории в достижении царства Божьего - особенность русской философско-исторической мысли, выступившая еще в "Философических письмах" П.Я.Чаадаева. В то же время Л.П.Карсавин воспринимает себя как продолжателя традиций классической, в первую очередь немецкой, философии. Поэтому при рассмотрении проблемы предмета и метода в становлении исторической науки философией истории с необходимостью возникает вопрос об отношении национального и всемирно-исторического моментов.

По мысли Гегеля, выполняя свое предназначение, "народ проходит до той ступени, которая является всеобщею ступенью его духа".29 И немецкая классическая философия, и русская религиозно-философская мысль выявляли предмет философии истории в духовной сфере, в историческом проявлении и осуществлении жизни духа. Гегель предлагает познание этого предмета через исторические явления (политические, религиозные и культурные), Л.А.Тихомиров - через конфессиональные. Способом познания для немецкого философа является мышление, для русского - откровение. Несложно обнаружить в этом различии методов особенности национальной философии. Не так просто разрешить этот вопрос в отношении философско-исторической концепции Л.П.Карсавина, который признает метафизику всеединства, основу своей системы, "отличительной чертой национально-русской философской мысли".30 Но этому утверждению он предпосылает утверждение, что "метафизика всеединства - давняя традиция философской мысли"31 от Платона до Гегеля. Л.П.Карсавину была настолько близка философия Гегеля, что он дополнил "исторический очерк" о предмете (как он называл гегелевскую "Философию истории") разработкой метода. Не случайно его философский труд носит то же название, что и лекции немецкого философа. Предмет и метод философии истории Гегеля приводят Л.П.Карсавина к осознанию особой роли германского мира как высшей ступени осуществления понятия свободы в форме современного ему государства. "Но это совершение, - пишет русский мыслитель, - оказывается в то же время его гибелью и выступлением другого духа, другого всемирно-исторического народа, наступлением другой эпохи всемирной истории".32

В начале XX века многие русские философы говорили об особом предназначении России в мировой истории. Спустя столетие речи и публикации на эту тему получили новый импульс. Но судить о том, достиг ли дух России своего осуществления, нужно не только по действиям народа, но и по уровню его самосознания, в том числе и по развитию философии истории. Современная отечественная философия постепенно возвращается к тому содержанию, которое выступило сто лет назад, преодолевая "недостатки осуществления". "Но разве недостатки осуществления компрометируют самое здание? - справедливо спрашивал И.А.Ильин. - Разве можно заключать от того, что чего-то нет, к тому, что оно не может или не должно быть?".33


1Виппер Р. Очерки теории исторического познания. М., 1911. С. 10.

Виппер Р. Очерки теории исторического познания. М., 1911. С. 10.

2Там же. С. 9.

Там же. С. 9.

3Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. Вып. 1. Пг., 1923. С. 7.

Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. Вып. 1. Пг., 1923. С. 7.

4Кареев Н. Историка (теория исторического знания). Пг., 1916. С.6.

Кареев Н. Историка (теория исторического знания). Пг., 1916. С.6.

5Карсавин Л.П. Введение в историю (Теория истории). Пб., 1920. С. 1.

Карсавин Л.П. Введение в историю (Теория истории). Пб., 1920. С. 1.

6Виппер Р. Указ. соч. С. 11.

Виппер Р. Указ. соч. С. 11.

7Гегель Г.В.Ф. Философия истории. СПб., 1993. С. 58.

Гегель Г.В.Ф. Философия истории. СПб., 1993. С. 58.

8Там же. С. 60.

Там же. С. 60.

9Там же. С. 63.

Там же. С. 63.

10Там же. С. 119.

Там же. С. 119.

11Там же. С. 67.

Там же. С. 67.

12Там же. С. 69.

Там же. С. 69.

13Там же. С. 76.

Там же. С. 76.

14Там же. С. 72.

Там же. С. 72.

15Там же. С. 71.

Там же. С. 71.

16Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М., 1980. С. 216.

Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М., 1980. С. 216.

17Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 455.

Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 455.

18Там же. С. 87.

Там же. С. 87.

19Карсавин Л.П. Философия истории. СПб., 1993. С. 16.

Карсавин Л.П. Философия истории. СПб., 1993. С. 16.

20Там же. С. 328.

Там же. С. 328.

21Там же. С. 63.

Там же. С. 63.

22Там же. С. 334.

Там же. С. 334.

23Там же. С. 336.

Там же. С. 336.

24Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М., 2004. С. 24.

Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М., 2004. С. 24.

25Там же. С. 25.

Там же. С. 25.

26Там же. С. 32-33.

Там же. С. 32-33.

27Там же. С. 26.

Там же. С. 26.

28Там же. С. 28.

Там же. С. 28.

29Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 124.

Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 124.

30Карсавин Л.П. Философия истории. С. 329.

Карсавин Л.П. Философия истории. С. 329.

31Там же. С. 58.

Там же. С. 58.

32Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 119.

Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 119.

33Ильин И.А. Религиозный смысл философии // Собр. соч. М., 1994. Т.3. С. 37.

Ильин И.А. Религиозный смысл философии // Собр. соч. М., 1994. Т.3. С. 37.
 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку