CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Микрополитика как раздел современной политологии: тенденции и перспективы развития,Т.В.Мусиенко

Т.В.Мусиенко,

кандидат исторических наук

Микрополитика как раздел современной политологии: тенденции и перспективы развития

Период второй половины XX в. - начала XXI в. характеризуется нарастанием противоречий и возникновением глобальных проблем, которые стали проявлением кризиса современной цивилизации и кризиса самого человека. Возникшие проблемы потребовали разработки новых методов анализа общественно-политических процессов, а также новых технологий исследования человеческого потенциала. Это и стало одной из предпосылок возникновения микрополитики.

Микрополитика выдвигает на первый план раскрытие тех законов, которые лежат в основе развития человеческого потенциала в условиях глобального мира. Микрополитика за рубежом развивалась в целях блокирования рисков реализации негативной энергии человека. Это предполагало определение благоприятной среды, в качестве которой микрополитика рассматривала гражданское общество и его возможности ориентировать активность и потенциал человека в позитивном направлении.

Особенности теоретической рефлексии современных микропроцессов определялась во многом спецификой глобализационных процессов и связанных с ними проблем. В микрополитике произошла модификация тематики и проблематики научных исследований. На первый план вышли проблемы безопасности человека в современном мире, социальной справедливости, прав и свобод личности, проблемы развития гражданского общества и другие. В результате проводимых в течение 50 лет исследований расширился спектр концептуальных решений важнейших феноменов и проблем глобализации. В то же время, активизировался процесс синтеза идей, конвергенции теоретических подходов. Расширялись и междисциплинарные связи микрополитики не только с социологией, психологией, микроэкономикой, но и с мировой политикой, прежде всего в вопросах анализа проблемы безопасности (общей безопасности и безопасности личности).

Место микрополитики в современной политологии закреплено ныне действующим стандартом современной интегрированной политической науки, который признан Международной ассоциацией политических наук (International Political Science Association: IPSA) и Американской ассоциацией политических наук (American Political Science Association: APSA). Этот стандарт стал утверждаться с появлением в 1975 г. "Руководства по политической науке", вышедшего под редакцией Ф. Гринстейна и Н. Полси.[1]

Стандартом было установлено 8 основных субдисциплин:

1)     политическая наука: область исследования и теория,

2)     микрополитическая теория,

3)     макрополитическая теория,

4)     неправительственная политика,

5)     институты и процессы государственной власти,

6)     политика и ведение политики,

7)     стратегия исследования,

8)     международная политика.

К концу 70-х - началу 80-х годов теоретическая микрополитика обретает статус самостоятельной субдисциплины и становится одной из профилирующих фундаментальных областей, самостоятельных разделов интегрированного политического знания.

Этот статус не был утрачен ею и в последующие два десятилетия века, что подтверждается новым, ныне формируемым стандартом интегрированной политической науки (формулируемым новым руководством по политической науке, изданным в 1996 г. под редакцией Р. Гудина и Х. Клингеманна).[2]

В соответствии с новым стандартом, современная интегрированная политическая наука включает следующие субдисциплины:

1) политические институты (с акцентом на правовом аспекте),

2) политическое поведение (Political Behavior),

3) компаративная политическая наука (с акцентом на микробихевиоральных исследованиях и анализах демократии),

4) международные отношения,

5) политическая теория (с акцентом на традициях политической философии),

6) общественная политика,

7) политическая экономия,

8) политическая методология (с акцентом на количественных методах, исследовательских проектах и экспериментальных методах).[3]

Таким образом, микроуровень в системе интегрированного политического научного знания, будучи так или иначе пред­ставленным в рамках большинства основных субдисциплин, составляющих ее структуру, сегодня все больше формируется в особое направление исследований. Микрополитическая ориентация исследований, по сути, составляет существенный пласт ряда самостоятельных субдисциплин. Она интегрирована в субдисциплину, предметом которой является исследование политического поведения (Political Behavior), в компаративную политическую науку (Comparative Politics: microbehavioral perspective) международные отношения и другие. Произошедшая специализация микроуровневых исследований характеризуется сегодня опережающими темпами развития эмпирической формы научного микрополитического знания, что отражает усиление позиций необихевиоральных тенденций в рамках политико-бихевиоральной субдисциплины (Political Behavior). Необихевиорализм развертывается как концептуальный синтез в форме кон­вергенции психологического (теоретическая модель политического бихевиорализма (РВ-М)) и социологического подходов (концептуальные модели социологического детерми­низма в его разнообразных редуцированных формах), а также экономического подхода (теория рационального выбора (RCT). Перспективы и возможность перехода к теоретическому уровню связаны во многом и в большей мере с компаративной политической наукой, прежде всего с микробихевиоральной компаративной перспективой, которую выражают современные теории политической культуры (РСТ).

Оформление микрополитики в одну из составляющих системы политического научного знания связано с преодолением доминирующей роли специализации за счет опережения ее интеграцией на основе соединения компаративной микробихевиоральной (культуралистической) перспективы и необихевиоральных теоретических линий. Компаративной политической науке принадлежит в этом важная роль. Как дисциплина-посредник, занимающая промежуточное положение между политической теорией и идеографическими (описательными) дисциплинами, компаративное политическое знание в структуре политической науки выступает в роли связующего звена, выполняющего функцию объединения ядра политического научного знания (политическая теория) и периферийного шлейфа идеографических дисциплин, выступающих поставщиками эмпирических данных и наблюдений о предмете исследования. По определению российского компаративиста М. В. Ильина, идеографические дисциплины создают "теории ближнего диапазона" (Casual Theories), для которых характерно описание уникального конкретного предмета исследовательской практики и накопление баз данных; номотетические дисциплины конструируют "теории расширенного диапазона" (Grand Theories), содержащие целостные представления об универсальном предмете; эмпирические дисциплины развивают "теории промежуточного диапазона" (Middle-Range Theories or Empirical Theories) и выступают как результат опыта соотнесения с помощью специально создаваемой методологии универсального видения действительности с уникальным ее описанием, так что компаративистика (как эмпирическая дисциплина) продуцирует в конечном счете эмпирическую теорию.[4]

Вместе с тем именно относительно большая близость компаративистики не только к эмпирическому, но и к теоретическому уровню политического научного знания дает ей возможность формирования полноценного теоретического знания, что и показывает исторический опыт компаративистики, всегда выступавшей как дисциплина, наиболее активно продуцирующая многоуровневые теоретические конструкты. В частности, это имело место в рамках общеполитической теории политической культуры и ее комбинаций с другими базовыми микрополитическими парадигмами.

Микрополитика в широком смысле - это составная часть современной политической науки, предметом которой является человек и политические отношения, в которые он вступает в мире политики. Микросистема как предмет политической науки в данном случае включает в себя следующие компоненты:

- систему мотивации (потребности) личности;

- систему политических ориентаций (когнитивные, аффективные, эвалюативные общие диспозиции) на микроуровне;

- систему ценностных ориентаций (включая индивидуально значимые ценности, нормы, правила, паттерны политического действия) личности;

- соответствующие конкретной ситуации социополитического взаимодействия аттитюды (индивидуальные позиции), формы и виды политической активности, а также другие структурные элементы субъективного микрополитического действия.

Основная единица научного анализа микрополитики (в широком смысле слова) - личность как субъект социополитического действия.

Микрополитика в узком смысле - это система научного, прежде всего теоретического, знания о микроструктурах и микропроцессах индивидуального действия, а также субъектно-объектном характере социально-политического взаимодействия. Основными компонентами системы теоретического микрополитического знания выступают теоретические модели, теории, методологии, концепции и другие составляющие системы научного знания о человеке и его поведении в мире политики. Основная единица системного компаративного исследования микрополитики (в узком смысле слова), основанного на качественном анализе - концепция как интегративный структурный элемент системы теоретического знания. Предметное поле такого исследования включает в себя следующие составляющие:

- концептуальные модели структурных элементов и микропроцессов системы мотивации личности (Needs);

- концептуальные модели структурных элементов и микропроцессов системы политических ориентаций (Belief system) на микроуровне;

- концептуальные модели структурных элементов и микропроцессов системы ценностных ориентаций индивида (Value system);

- концептуальные модели структурных элементов и микропроцессов системы субъективного политического действия (Action);

- теоретические модели, теории, методологии исследования основных проблем, составляющих предмет микрополитики.

В последнем случае единицей системного анализа выступают указанные связующие звенья изучаемой системы теоретического знания.

Путь, пройденный микрополитикой, не прост. Динамика развития микрополитики определялась противоречивым единством интеграции и дифференциации. Это путь от монолитности и доминирования структурного функционализма в теории и микрополитических исследованиях (конец 40-х - 50-е годы XX в.) - к специализации и генерированию различающихся теорий и моделей (60-е - 70-е годы XX в.) - и далее вновь к интеграции и теоретическому синтезу (80-е - 90-е годы XX в. - начало XXI в.).

Значительное влияние на микрополитику и особенности формирования ее теоретико-методологической базы в первые десятилетия второй половины ХХ в. оказал функционализм, выразивший тенденцию к универсализации и интеграции в науке. В период с 1945 по 1965 г. функционализм, будучи признанным в качестве всеобщей теории развития большинством истеблишмента как европейской, так и американской научных школ, во многом определял направленность микрополитической перспективы этих лет. С функционализмом связана характерная особенность политико-бихевиорального направления в политической науке конца 40-х-начала 60-х годов XX в. (период универсализации и интеграции). Это - монизм в выборе методов исследования, когда эмпирическая форма научного познания и количественный анализ становятся основными средствами развития теоретического содержания данной области политических исследований.

В микрополитике периода 1965-1980 гг. XX в. (период дифференциации и специализации) заметно влияние тенденций, определявших развитие социологического теоретического знания на соответствующей стадии дифференциации и конфликта теоретических парадигм. В социологии монополия функционализма сменяется многообразием теоретических моделей понимания социальной реальности и индивидуального социального поведения. В целом же период становления микрополитики (вторая половина 40-х-70-е годы XX в.) связан с формированием теоретического и методологического базиса научного знания о социально-политическом поведении на микроуровне. Создание системы микрополитического теоретического и методологического знания происходит на основе развертывания взаимосвязанных тенденций интеграции и дифференциации ее структуры и функций. Изменение соотношения этих двух моментов развития в пользу интеграции или дифференциации определяло специфику путей развития теории и методологии микрополитики на той или иной стадии ее становления.

Вместе с тем диалектическая взаимосвязь дифференциации и интеграции обеспечивала количественные изменения в системе, что вело к ее усложнению, с одной стороны, и формированию исходного, коренного качества системы микрополитического знания - с другой. Дальнейшие качественные изменения системы теоретического знания о личности и индивидуальной социополитической активности, а именно переход системы на новый уровень организации, связываются со сбалансированным развертыванием обеих взаимосвязанных тенденций при некотором опережении момента интеграции по отношению к дифференциации.

Теоретический синтез в социологии и концептуальный синтез в микрополитике (период 80-90 годов XX в.) отражает усиление структурной и функциональной интеграции в данных системах теоретического знания. Междисциплинарный синтез обусловил увеличение числа связей между структурными элементами социологической и микрополитической систем теоретического знания о субъекте социально-политического действия. Это выразилось в возрастании влияния социологических теорий на содержание теорий, разрабатываемых в микрополитике. Увеличение числа связей между социологическими и микрополитическими теориями как структурными компонентами указанных систем теоретического знания создавало условия для выделения некоторых связей в качестве управляющих, что обеспечивало процесс интегрирования методологических приемов, концепций, отдельных категорий и принципов исследования человека как субъекта социально-политического действия. Такой тип межсистемных связей наблюдается между сложившимися в социологии и микрополитике теориями культуры. Не случайным представляется тот факт, что именно на культурологическом направлении в микрополитике наиболее отчетливо определяется тенденция к концептуальному и методологическому интегрированию.

Для микрополитики характерны структурно-функциональная и интерпретивистская модели концептуального синтеза. Общей чертой здесь становится ориентация на синтез антиномий, составляющих современные концептуальные дихотомии. Совокупность выводимых в теориях утверждений строится на основе соединения воедино таких упомянутых выше концепций, как: cтруктура (structure) - действие (agency); причина (cause) - значение (meaning); объективизм (objectivism) - субъективизм (subjectivism); реализм (realism) - конструктивизм (constructivism); макро (macro) - микро (micro); система (system) - жизнь (lifeworld).

Синтез выступает в форме объединения конкурирующих концепций, а также в форме взаимосвязи концепций, относящихся к той или иной предметной области исследования (объект или субъект действия), так что в последнем случае наблюдается ориентация на целостное рассмотрение объекта и субъекта социально-политического действия. В этом смысле речь идет о своего рода вертикальном и горизонтальном интегрировании современных синтетических антиномий.

Для микрополитики характерен синтез не столько внутри самой научной дисциплины, сколько междисциплинарный теоретический и методологический синтез, когда микрополитическими теориями активно интегрируются концепции и методы других научных дисциплин и систем научного знания, относящихся к общей предметной области. Велика в этом смысле взаимосвязь микрополитики с социологией, психологией и другими науками.

Концептуальный синтез разворачивается преимущественно в рамках культуралистического направления в микрополитике, опирающегося на принципы системного подхода к пониманию объекта исследования. Конкурирующие с теориями культуры модели теории рационального выбора продолжают сохранять свой автономный статус, чем подтверждают присутствие связанной с интеграцией тенденции к дифференциации теоретического знания в микрополитике.

В области методологии микрополитики более корректным представляется утверждение о наличии лишь элементов методологического синтеза количественного и качественного подходов. Сохраняет свое преобладающее влияние методологический эклектизм, ориентированный на эмпирические исследовательские стратегии.

Дальнейшее развитие системы теоретического знания в микрополитике связано с возможностями развертывания теоретического и методологического синтеза как внутри данной научной дисциплины, так и в рамках междисциплинарного синтеза, объединяющего методологические средства, понятия и принципы исследования различных областей знания об индивидуальном социально-политическом действии.


[1] Haпdbook of Political Science / Eds F. Greenstein and N. Polsey. Reading, Mass., Addison - Wesley, 1975.

[2] New Handbook of Political Science / Eds. R. Goodin, H.-D. Klingemann. Oxford; New York, 1996.

[3] Политическая наука на рубеже веков: Ibid., С. 25-27.

[4] Ильин М. В. Основные методологические проблемы сравнительной политологии // Полис. 2001. № 6. С. 142-143.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку