CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Критика и библиография,В.П.Гриценко, Б.С.Есенькин, С.П.Иваненков, А.Ю.Соломеин

Критика и библиография

"Глобалистика" в контексте традиций отечественного мессианизма и гипертекстуальности.



Глобалистика: Энциклопедия. / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; центр научных и прикладных программ "Диалог". - М.: ОАО Издательство "Радуга", 2003. - 1328 с.

Феномен глобализации, а также позитивных и негативных моментов, связанных с этим явлением, представляет собой, наверное, одно из самых популярных и дискуссионных направлений в современной гуманитарной научной мысли. По словам американского социолога Э. Гидденса, ни один человек, стремящийся понять, что ждет нас в будущем, не может игнорировать это понятие. Глобализации посвящено огромное количество публикаций, ее обсуждение стало предметом многих конференций и встреч. В 2000 г. доклад МВФ по итогам года уже в своем названии определил важность глобализационных процессов: "МВФ-2000: заставляя глобальную экономику работать для всех". Однако в настоящее время можно констатировать, что пока не сложилась общепринятая терминология по проблемам информационной глобализации и отсутствует единая теоретическая база в этом отношении.

И в этой связи энциклопедия "Глобалистика" представляет собой первую попытку систематизации имеющегося международного материала по глобальным процессам. Обсуждение энциклопедии было включено в основную программу прошедшего XXI Всемирного философского конгресса (Стамбул, 2003), на котором состоялась ее успешная презентация. "Глобалистика" стала формой участия и вкладом российских философов в работу конгресса, проходившего под девизом "Философия перед лицом глобальных проблем".

Проект объединил усилия 445 ученых и специалистов из 28 стран мира. Содержание энциклопедии выгодно отличается своей разносторонностью и непредвзятостью от работ зарубежных авторов, в которых преобладает эсхатологическое видение перспективы человечества. Саму энциклопедию можно рассматривать как одну из форм Ответа на те Вызовы, которые поставила жизнь, политика, наука и образование перед современным российским обществом и философией.

Сознавая, что любая рецензия на издание в силу его масштаба будет не полной, вместе с тем нам хотелось бы высказать некоторые критические замечания и внести свой позитивный вклад в его совершенствование.

Главный вопрос, на котором хотелось бы в начале остановиться, сформулируем так: Должна ли быть у такого издания сверхзадача? Представляется, что постановка такого вопроса вполне в традициях отечественной философии. Без этого мессианизма невозможна русская философия и невозможен был бы такой ее междисциплинарный продукт как энциклопедия "Глобалистика". Поэтому одна из ее основных целей - "спасение глобальное". Не случайно, что именно философы стали задавать тон в этой проблематике. Так сложилось с давних времен, что отечественное философское сообщество в известной мере является духовной элитой и провозвестником будущего.

Конечно, должна быть и гуманистическая сверхзадача. Такой задачей, например, может быть задача формирования картины мира и мировоззрения основанного не на культе силы и античеловечности, а на справедливости, взаимном уважении и ответственности. И эта идея частично реализована в "Глобалистике".

С другой стороны, понятно, что такое издание должно стремиться избежать тенденциозности. Позитивно выглядит то, что в "Глобалистике" представлены альтернативные позиции, в частности позиции антиглобализма, или контрглобализма. В такого рода издании должны быть представлены все взгляды - правых и левых, новой интеллектуальной элиты. Нам представляется, что "виртуальное" сообщество, которое сложилось в ходе создания энциклопедии, вполне соотносится с интеллектуальным движением, которое возглавляют профессора А.В. Бузгалин и А.И. Колганов и их соратники.

Свое видение проблематики глобалистики замечательно очертил А.С. Панарин в своей книге "Искушение глобализмом". Поскольку правые не видят связи национального с глобальным, а левый проект оказался на стороне глобального капитализма, то альтернативным вариантом, по его мнению, может быть "грядущая интеллектуальная контрэлита, которая не только призвана сменить нынешнюю нравственно деградировавшую и коррумпированную элиту, торгующую идеями как товаром, но и подтвердить прерогативы духовной власти как таковой". Поэтому не случаен современный ренессанс религиозного сознания и мировоззрения. Союз технократической науки, экономического чистогана и потребительства, полагает он, породил нужду в сильной духовной власти. Идеология левых радикалов эксплуатировала идею униженного трудящегося большинства как кормильца общества. Но, в тоже время отмечает А.С.Панарин, "не менее важна и их роль как носителей аскетического начала, растратив которое гедонистический индивидуализм рискует подорвать морально-психологическую основу планетарной выживаемости человечества. Аскеза, выражаемая в способности систематического самоограничения, ответственности и прилежания, в нашу посттрадиционалистскую эпоху возможна только в горизонте больших целей и больших идей". Идеям А.С. Панарина не нашлось места в Энциклопедии. Видимо, это дело времени.

Современная наука и форма ее произведений стремится к междисциплинарности. Для "Глобалистики" принцип междисциплинарности, естественно, является фундаментальным. Он требует, чтобы в энциклопедии были представлены самые различные как технократические, сциентистские, так и антисциентистские подходы. Однако семиотический подход в ней не представлен, а ведь литература на эту тему уже появилась, например, книга С.Л. Удовик "Глобализация: семиотические подходы" (М.: "Рефл-бук", К.: "Ваклер", 2002. - 480 с.).

Хотелось бы, чтобы и русский космизм, который предугадал многие глобальные проблемы, на что справедливо в статье "Космизм" указывает В.В. Казютинский (с. 473) и в "Философии общего дела" Н.Федорова (с. ???) нашли более глубокое отражение в новом издании.

Наконец, в "Глобалистике" не нашлось места "Библии", другим системообразующим общественную мысль священным книгам, которые заложили основы цивилизованного и интеллектуального порядка, который привел к современной глобализации.

Однако методологическая и эпистемологическая проблематика междисциплинарности имеет и другую сторону. Такого рода произведения как "Глобалистика" заведомо не могут быть написаны с единых теоретико-методологических и концептуальных позиций. Стремление к разносторонности и всеядности и естественное желание создать всеобъемлющий свод знаний по проблеме, невольно приводят к эклектичности. Как можно органично представить себе междисциплинарность и при этом не впасть в эклектику? По-видимому, с помощью гипертекста.

Современность характеризуется активным обращением к такой форме научного произведения как "энциклопедия". Но энциклопедия - не просто внешняя форма текста. Современный энциклопедизм, на наш взгляд, целесообразно рассматривать в контексте тенденций постнеклассической науки. С этих позиций энциклопедия - это форма гипертекста. Гипертекстуальность стала органичной формой современных информационно-компьютерных технологий. Более того, в современной науке она приобрела статус методологической и гносеологической формы. Создание всевозможных баз данных, компьютеризация библиотек, перевод информации в электронную форму, распространение Интернет - все это признаки вхождения человечества в эру гипертекста. Гипертекст как современная текстуальная парадигма, является средством коммуникации в обществе, ориентированном на потоки информации, которые не могут быть полностью усвоены субъектами традиционным способом. В гипертексте знание приобрело новую гносеологическую форму, превратилось в сеть относительно свободных сообщений, которые могут объединяться и распадаться в зависимости от целей и задач субъекта потребления знания. Он обладает рядом характеристик, которые по отдельности свойственны тексту, энциклопедии, монографии, тезаурусу и в то же время способностью в масштабе Интернета обеспечивать мгновенный переход от одного блока информации к другому.

В настоящее время киберпространство также имеет в основном гипер­текстовую форму своей организации. Оно включает в себя множество подразделений, характеризуется своеобразной логикой - неоднозначностью, нелинейностью, децентрированностью, ассоциативностью. Наблюдаемое по сравнению с линейными текстами ослабление авторского начала в гипертексте повышает его возможность как инструмента получения знаний.

Гипертекст, благодаря своей сложности и многомерности, способен порождать в сознании реципиента целостную, многомерную картину мира. Но для этого и структура отдельных единиц - статей, должна быть иной и более приспособленной к форме гипертекстуальности. К сожалению, это не всегда выдержано в статьях "Глобалистики". Не все статьи адаптированы к профилю энциклопедии, что нашло свое отражение и в их названиях. Например, статья "Человек" должна бы быть специфицирована в своем заголовке.

Другой пример. На страницах 522-525 дана статья Т. Говьера "Логика неформальная". Пожалуй, она, скорее всего, излишня. Это относится и к ряду других статей, которые информационно избыточны и которым место в других энциклопедиях и справочниках. А вот статьи "Логические предпосылки глобалистики" (с. 525-529) Дж.Ф. Перри и "Логический подход к глобалистике" с.529-530 являются органичными для тематики и профиля рецензируемой энциклопедии.

Формулировка темы статьи "Маркс и глобальные проблемы" (с.536-538) вполне соответствует профилю издания. В этом смысле тема статьи "Мертон" тоже лучше бы звучала как "Мертон о глобальных проблемах". Мы исходим из того, что дело не просто в названиях статей, а в том, что единообразие в смысле "аспекта глобализации" потребовало бы дополнительных исследовательских усилий. Достичь такого единообразия в большом объеме материала трудно. Поэтому проработке словника следовало бы уделить особое внимание.

Трудно возражать против компетентности содержания статьи "Текст" (с.980-982) Д.Л. Стегалл. Однако, может быть в данном случае акцент должен быть смещен в сторону того, какова роль текста в современной цивилизации? Текст и глобалистика, текст и мегатекст, гипертекст и глобальная картина мира.

С вышеназванной точки зрения, например, статья "Терроризм" (с.982-986) структурирована более удачно. Терроризм рассматривается в статье как явление социально-историческое, обращается внимание на влияние терроризма и террора на глобальные проблемы и в то же время есть раздел - стратегия современного терроризма. Подобная структуризация несмотря на то, что в статье совмещены материалы и тексты разных авторов, все же более продуктивна с точки зрения общей идеи энциклопедии. В этой связи можно было бы при написании статей ориентировать авторов на значительно большую унификацию и стандартизацию материалов статей, исходя из их ориентации на общую идею.

Гипертекст в этой связи феномен, в т.ч. энциклопедический, он имеет особые достоинства и особую структуру. Некоторые авторы даже считают, что в полноценном виде гипертекст может существовать лишь в форме компьютерного гипертекста. Поэтому нам представляется, что продумывание этой идеи помогло бы также усовершенствовать структуру энциклопедии. Поскольку энциклопедия называется "Глобалистика", то и доступность ее должна быть глобальной, через Интернет. Концепция гипертекстовых систем расширяет возможности не просто работы с языковыми формами, текстовыми единицами, а также повышает потенциал оперирования идеями и другими ментальными единицами в чистом виде. Поэтому работа над "Глобалистикой" требует своего логического продолжения и, возможно, ее перевода в компьютерную форму мультимедийного и интернетовского гипертекста. Изначальный сбор материала и построение энциклопедии в виде электронного гипертекста позволило бы избавиться от отдельных присущих ей недостатков. Например, материал энциклопедии можно было бы классифицировать по разделам политических, геополитических, экономических, технологических, информационно-коммуникационных, географических, этнологических, культурных, религиозных и др. наук. Тогда и междисциплинарность бы более строго очерчивалась и просматривалась. Кроме того, построение энциклопедии в форме гипермедиа (карты, фото и пр.) сделало бы ее более современной. Впрочем, это уже отдельный и возможно другой проект.

Наконец, о некоторых частных проблемах. Так, мотивация публикации некоторых статей непонятна, например это касается статей "аэробы" (с.54) и "анаэробы". В то же время, таких статей как "глобальный стиль мышления" или "центры силы современного мира" в энциклопедии нет. Хотелось бы также, чтобы в "Глобалистике" присутствовали в более широком виде категории планетарного сознания, например, планетарной морали (этики) и т.п.

В персоналии "Маклюэн Маршалл" (с.536) нас отсылают к статье "Киберкультура". Автору, внесшему пионерский вклад в теорию массовых коммуникации, экранной культуры и пр., не нашлось самостоятельного места в издании. Эту несправедливость следовало бы поправить.

Существует также некоторая диспропорция в объеме статей. Она могла возникнуть по разным причинам, и мы не будем это обсуждать. Но некоторые важные статьи, представленные, в том числе, и именитыми авторами, например, Бестужевым-Ладой, кратки, а другие, - напротив, слишком пространны. Представляется, что некоторые статьи можно было бы укрупнить и за счет этого сделать их более объемными и более весомыми. Например, статьи "Автономия", "Автономия национально-культурная", "Автономия национально-территориальная" можно было бы объединить, несмотря на различие авторства, сохраняя подразделы для гипертекстовых переходов и усиливая спецификацию.

В заключении отметим, конечно же, закономерно, что "Глобалистика" появилась в России. В традициях отечественного философского сознания - его мессианизм, глобальность, эсхатологизм. Жаль только, что судьба уготовила России свое скромное место в глобальных процессах.

В.П. Гриценко, д.ф.н., проф., зав. кафедрой философии Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Б.С. Есенькин, к.ф.н., зав. кафедрой книжного бизнеса Московского государственного университета печати, Холдинг-Директор ООО Торговый Дом "Библио-Глобус"





 

Исследование тенденций развития микрополитического анализа современных процессов глобализации.

Мусиенко Т.В. Современные глобальные процессы: микрополитический анализ. СПб.:Наука, 2004. - 598с.

Недавно выпущенная в свет издательством "Наука" монография Тамары Викторовны Мусиенко "Современные глобальные процессы: микрополитический анализ" привлекает к себе внимание по целому ряду причин. Прежде всего, уже само по себе обращение к проблеме глобализации придает книге несомненный интерес. На сегодняшний день глобализация притягивает к себе взгляды, как научного сообщества, так и общественной мысли в целом. Однако основное русло представляемого исследования определяется, прежде всего, микрополитической, а не глобализационной проблематикой. Микрополитика является еще слабо освоенным отечественной социально-политической мыслью подходом. По сути, представленное исследование является в первую очередь теоретико-методологическим осмыслением микрополитического направления в политической науке и, только как необходимый для подобного полноценного осмысления этап, содержит в себе раздел конкретно-практической апробации данного метода на примере осмысления проблемы глобализации.

Отсюда, "жанровую" принадлежность представляемой монографии можно определить как теоретико-методологическую. В книге осмысление микрополитики в качестве системы последовательно и иерархично разворачивается от уровня абстрактно-формального ее описания, через анализ процесса становления и эволюции научной микрополитической мысли, до уровня ее конкретно-прикладного применения, в данном случае к проблеме глобалистики. Таким образом, работа Т.В. Мусиенко имеет двоякое значение. С одной стороны, перед нами целостное исследование микрополитики как системы знания от теоретических основ до некого практического апробирования, осмысление его преимуществ, пределов и перспектив. А с другой - новое, нестандартное для общепринятой практики исследований вопросов глобализации рассмотрение их с точки зрения микрополитики и, соответственно, открытие новых ракурсов понимания самого феномена глобализации.

Монография состоит из введения, пяти глав и заключения. Открывается она главой "Основные тенденции развития микрополитики во второй половине XX века". Здесь дается обоснование теоретических принципов, методологических подходов, приемов и технологий моделирования в системном исследовании микрополитической теории; определяются основные тенденции развития микрополитики во второй половине XX века. Следует добавить, что в отношении последних автор дает не просто некий историографический обзор идей и концепций, относящихся к микрополитическому направлению, но репрезентирует микрополитику как некое целостное интеллектуальное течение посредством системного анализа всего пространства микрополитической научной мысли - явления отнюдь неоднородного ни в своем генезисе, ни в наличествующей исследовательской практике.

Вторая глава "Концептуальные проблемы и закономерности развития микрополитического анализа" посвящена выделению основных узловых моментов в микрополитическом анализе, как феноменального, так и ноуменального характера, задающих основные исследовательские объекты и векторы, а также саму структуру микрополитической картины мира. Автор акцентирует свое внимание на системе политических ориентаций как объекте микрополитики и факторах влияния на структуру политического действия на микроуровне.

В третьей главе "Микрополитика и проблемы безопасности в глобальном мире" автор обращается уже к собственно проблемам глобалистики. Уже в самой постановке вопроса раскрываются структурные особенности микрополитического ракурса исследования и, связанные с ним, исследовательские приоритеты. Автор убедительно демонстрирует, что для глобализующегося мира, с повышением в нем атомизации и социально-культурной мобильности индивидуума, с одной стороны, а с другой - размыванием прежних ниш социального жизнеобеспечения (в самом широком смысле), первостепенность проблемы безопасности оказывается имманентной в микрополитическом видении глобального мира как такового, а отнюдь не результатом приоритетов либерально-гуманистической ангажированности. Это же обстоятельство показывает и релевантность микрополитического подхода в анализе проблем глобализации. Особый интерес представляет проводимое компаративное культурологическое исследования взаимосвязи ценностей политической культуры, демократии и направленности процессов глобализации и модернизации. На его основе автор делает вывод об определяющем характере наличия или отсутствия подсистемы поддерживающей культуры для стабильности или неустойчивости общественной системы в целом.

Четвертая глава "Микрополитической анализ современных глобальных процессов" следует в том же русле, что и предыдущая, однако на этот раз внимание автора сосредоточено на анализе проблем современной демократии в ее взаимодействии с комплексом традиционных ценностей, и микростратегий терроризма в условиях глобализации. Последнее представляется особенно удачной демонстрацией возможностей микрополитического анализа, позволяющего найти адекватный ракурс исследования столь актуальной ныне проблемы терроризма, в силу важности именно личностного аспекта этого явления. Особый интерес и актуальность главе придает используемый эмпирический материал в виде процессов, связанных с политической трансформацией стран Центральной и Восточной Европы, радикальными преобразованиями в постсоветской России.

Наконец, пятая глава "Микроаналитические стратегии в современном интегрированном научном знании" обрисовывает место микрополитического подхода в пространстве современных социальных наук, его связь и позиционирование относительно других исследовательских подходов. В качестве описательно-структурирующей основы автор выдвигает оппозицию специализации - интеграции, определяющей тенденции развития микрополитики как научного направления. Кроме того, дается характеристика основных современных микрополитических школ и перспективных направлений исследования индивидуальной социально-политической активности.

В заключении наибольший интерес представляют не только непременные выводы и обобщения, но и определение наиболее актуальных и перспективных направлений дальнейшей разработки научной проблемы.

Говоря о монографии в целом, следует еще раз подчеркнуть, что исследование решено в теоретико-методологическом ключе. Автор подробно знакомит с богатой зарубежной традицией исследований микрополитики и микроанализа в целом, вводя в отечественный научный оборот большое число новых источников. Особо следует выделить компаративистскую составляющую исследования, позволяющую корректировать определенную западноцентричность многих используемых и рассматриваемых в исследовании категорий и феноменов, неизбежную как при применении микрополитических подходов (поскольку последние формировались по преимуществу в американской политической науке для решения прикладных задач), так и при осмыслении проблем глобализации (поскольку данный феномен есть по преимуществу результат развития западной цивилизации). Также особо следует подчеркнуть намеченные автором векторы дальнейших микроаналитических исследований глобальных процессов, затрагивающих уже вопросы стратегии научных исследований в данном поле.

Помимо теоретико-методологической составляющей работы следует отметить ее практическую сторону, прежде всего касательно выводов, которые делает автор оценивая современные риски развития глобализации, перспективы решения проблем глобальной безопасности, борьбы с терроризмом, перспективы развития и путей возможных трансформаций современных западных ценностей.

В целом книга представляет собой удачное сочетание крайне богатого информативного, строгого теоретического и практически актуального пластов. Хочется надеяться, что представляемое исследование внесет свой эвристический вклад в развитие отечественной научной политической мысли, а также вызовет несомненный интерес, как у теоретиков социальных наук, так и у исследователей глобальных проблем мирового развития.

Иваненков С.П., д.ф.н., проф., Соломеин А.Ю., к.ист.н.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку