CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
О модернизации и рыночном порядке,Р.Лазаров

Р.Лазаров,

кандидат экономических наук

О модернизации и рыночном порядке

Одной из основных проблем, стоящих перед каждой экономикой, является проблема ее развития. Она актуальна для высокоразвитых экономических систем, но имеет еще большую практическую актуальность для таких, которые характеризуются отсталостью в своем развитии. Проблема развития отстающих стран создает необходимость теоретически объяснить способ преодоления экономической отсталости.

І. Постановка проблемы

Стремление к преодолению экономической отсталости бывших социалистических стран сводится к двум возможностям. Одна из них - продолжить путь постоянного “догоняющего развития”. Он начинается с периода центрального планирования. Его цели вытекают из теории марксизма и направлены на создание социализма. В период устанавливающейся рыночной экономики процесс догоняющего развития продолжается. Но цели национального уровня уже вытекают не из марксистской, а из неоклассической теории и из достижений развитых стран. Результаты проявляются в трансформирующейся экономической среде.

На первый взгляд кажется, что эволюция налицо и положение вещей изменяется. Однако, вопрос не в том, изменяется или нет, т.к. ответ очевиден: перемены есть. По существу, проблема в способе, которым совершаются эти перемены. А в них – без сомнения – опять-таки доминируют коллективные цели, поставленные государством в его стремлении к достижению более высокого общего благосостояния. Но это означает, что не рынок, а государство продолжает оставаться центром, который посредством свойственных ему инструментов направляет – как зримо, так и незримо, организуя и мобилизуя наличные ресурсы для их достижения. Именно в этом состоит сущность развития с “догоняющими” целями. Этот способ хорошо известен с периода центрального планирования. И вопреки тому, что он уже официально отвергнут, его рецидивы продолжают “мутировать”.

Далее следует вопрос: Что дает нам основание поверить, что на сей раз поставленные перед обществом цели будут достигнуты и в системном масштабе, и на среднем индивидуальном уровне посредством модели догоняющего развития? И в силу того, что в общем всеми понимается, что в открытой рыночной среде ни один результат не гарантирован полностью, то на микроуровне практикуется страхование как ответ на вероятные убытки в результате неблагоприятных ситуаций. На макроэкономическом уровне это невозможно. В практике нет прецедента, при котором кто-то страховал от убытков всю экономику – на макроуровне. Этого не смогло сделать и государство при социализме. В таком случае, чтобы успех был гарантирован, т.е. чтобы были достигнуты выбранные цели, необходимо, чтобы существующие правила, принципы и нормы или были бы отвергнуты, или переделаны таким образом, чтобы обеспечивали поставленные общие цели.

Другой возможностью для экономики является ее модернизация. Она не основывается на мобилизированных и распределенных, хотя и косвенно, государством ресурсах на развитие экономики. Экономическая модернизация протекает свободно: при ограниченном вмешательстве государства в экономику. Модернизация – противоположно “догоняющему развитию” – начинается на микроэкономическом уровне и осуществляется посредством активной предпринимательской деятельности. Для модернизации одновременно необходимы, с одной страны, активное использование предпринимателями индивидуально имеющихся знаний, материализованных в технологических новинках. С другой стороны, нужно стимулирующее воздействие институций на рыночную среду, а с третьей, взаимодействие и взаимообусловленность между технологической и институциональной сторонами экономической перемены. Считаем, что посредством этой возможности может быть достигнута более высокая экономическая активность и быстрое адаптирование к конкурентной рыночной среде. Таким образом, можно ожидать, что в обозримые сроки повысится и индивидуальное, и общее экономическое благосостояние. Разница между этими возможностями сводится к проблеме координации перемен и роли государства при их осуществлении.

ІІ. Взаимодействие между технологическими инновациями и институтами – основа экономической модернизации

Исходным моментом при концептуализации проблемы экономической модернизации является точка зрения, что только постоянное взаимодействие между механизмами рыночного порядка и институций, индивидуальной экономической свободой и властью может оказать созидательное влияние с высоким эффектом на экономику в конкурентной среде. При наличии такой среды экономическая модернизация превращается в эффективную альтернативу “догоняющему развитию”. Главное средство – это эффективное взаимодействие между технологическими инновациями и институциональным фактором.

Хотя уже утвердилась точка зрения о роли инноваций как главного фактора развития, подчеркнем следующее. С точки зрения развития необходимы два условия: инновационные идеи и люди (организации), посредством которых они реализуются. Через их взаимодействие проявляется влияние самого эффективного фактора развития – предпринимательского. Внимание к этому взаимодействию обусловлено фактом, который не находится на поверхности рыночно-организованной экономики. Он находится в ее глубокой сущности. И вопреки этому его можно ясно “уловить”. Но для понимания этого, прежде всего, необходимо иметь в виду, что именно знание лежит в основе технологического развития. Во- вторых, что оно создается только на микроуровне – отдельными микроединицами, а не вообще или на каком-либо среднем уровне. В - третьих, что знание – в практическом аспекте – не могло бы эффективно реализоваться при отсутствии понимания, что существует разница при использовании его в индивидуальных и коллективных целях. В- четвертых, в этом аспекте знание материализуется в технологических инновациях посредством предпринимательской деятельности.

Нельзя упустить факт, что у практического знания есть и другой аспект. Он выражается через знание, находящееся в обычаях, навыках, умениях, традициях, правилах, нормах и ограничениях. В этом аспекте знание воплощается в институтах любого общества.[1] Они также проявляются через индивидуальную практику. Поэтому трудно, а иногда и невозможно это знание передать обобщенно любой организации, работающей для достижения коллективных целей. Причина в том, что – согласно Ф. Хайеку – когда знание переходит от организаций на микроуровне, основывающихся на частной собственности и преследующих индивидуальные цели, к организациям, преследующим коллективные цели, каковой является государство – когда координирует экономику в целом – оно лишается содержания. Это означает, что принятие решений в нем уже не основывается на индивидуальном знании, а на коллективных процедурах. В тоталитарных условиях коллективные процедуры подчиняются принципу централизма. В демократичных условиях меньшинство подчиняется большинству, а в самом лучшем случае изыскиваются пути, ведущие к соглашению. Но даже если примем факт, что государство демократично организовано, то исключено, что будет принят факт, что все члены одного коллективного органа (правительства) обладают одинаковыми точками зрения на конкретные способы его использования. Это обстоятельство ставит коллективные решения, принятые правительством, вне природы (сущности) рыночной институции. Это так, потому что рынок в принципе основывается на частной собственности. Она стоит в основе экономического индивидуализма, свободы выбора и определяющей роли индивидуального экономического интереса. В противовес этому принятие решений на правительственном уровне основывается на принципе коллективизма, реализованного большинством.

Но с точки зрения технологических инноваций, как носителя технологических перемен, еще с Шумпетера известно, что они совершаются единицами (меньшинством), а после этого большинство “копирует” или улучшает совершенные нововведения. На индивидуальном уровне обеспечиваются большие прибыли, а на системном уровне – экономическое развитие. Следовательно, с точки зрения технологических инноваций – как носителя развития – невозможно ни воспринять, ни ожидать, что какое-то большинство в состоянии их осуществить. Это так, потому что технологические перемены «задумываются» не политическими, а экономическими предпринимателями. Именно они являются заинтересованной частью в осуществлении технологических перемен. Политические предприниматели, представленные через организации для коллективных целей (партии, государство), в состоянии или стимулировать, или препятствовать технологическим переменам посредством определенного институционального порядка.

Следовательно, решения для достижения коллективных целей – например, “догоняющее развитие” – не только что по правилу “мобилизируют” наличные ресурсы на их достижение, но и ограничивают свободу индивидуальных возможностей. Как следствие, общий результат вместо того, чтобы расти – что является желанной целью – уменьшается. Необходимо, чтобы эта проблема была осмыслена, понята и практически решена. В противном случае возникают «барьеры», которые препятствуют свободному экономическому сдвигу, а общественно-экономическая модернизация заменяется постоянным “догоняющим развитием”. Этот факт особенно ясно кристаллизуется в ситуации, когда цели политического воздействия связаны с сознательным конструированием направления экономических процессов с учетом конкретных частных интересов, а не с требованием принципов, правил и ценностей, способствующих достижению более высоких результатов функционирования рыночно-конкурентного порядка.

В действительности это и есть самая существенная разница между концепцией “догоняющего” развития и концепцией органической модернизации. Эта же разница существует и между марксистской и рыночной парадигмой развития. Эта общая разница превращает концепцию “догоняющего” развития в производное (модифицированное) проявление марксистской парадигмы развития. Самое существенное сходство между марксистской парадигмой и концепцией “догоняющего” развития касается роли государства. И в обоих вариантах оно является центром не только для определения целей экономического развития, но и правил для их достижения. А когда его вмешательство в экономику осуществляется посредством поддержки антирыночных правил, разница между рыночной и марксистской концепцией размывается и по существу стирается.

Но сегодня – при уже изменившихся условиях – когда предпринимается попытка того, чтобы поставленные цели были достигнуты через процедуры, преследующие цель коллективного согласия, проблема уже в том, что ведется выбор общепризнанных возможностей, а не изыскиваются новые потенциально существующие возможности. Поиск их необходим и возможен не только потому, что новые силы определяют движение к экономике, основанной на знании. Необходим еще и потому, что изменяется роль производственных факторов для долгосрочного экономического развития. Главную роль сегодня играет предпринимательский фактор, использующий технологические инновации, в основе которых лежит новое знание. Оно, как известно, существует только на индивидуальном – микроэкономическом – уровне. В отличие от остальных производственных факторов, его невозможно мобилизировать посредством какого-либо неэкономического принуждения. Оно уменьшает свою индивидуальную эффективность – по принципу уменьшающейся предельной полезности – как и уменьшается его предельная производительность, когда количество других производственных факторов растет при “мобилизации” с целью “догоняющего развития”.

Поэтому и “проектирование”, и “экстраполирование” в будущем времени на макроуровне предшествующего развития, обеспечившего кому-то экономическое лидерство, являются неуместными, т.к. невозможно взять во внимание “перекрестные точки” движения. Они (по Л. Тыроу) являются новым в содержании основных движущих сил: технологические инновации и соответствующие им новые идеи (институты). Именно они определяют направление движения, а не государство и его органы для коллективных решений. И так как последние консервативны, направлены на сохранение статуса-кво, то и правила при выборе являются такими, которые “гарантируют” старую систему. Это правила, которые сохраняют систему от разрушения. Ведь разрушение означает перемены. А когда изменение несет в себе “созидательную деструкцию”, оно требует новых людей, обладающих новым типом мышления. Это особенно ясно видно в странах бывшего коммунистического мира.[2]

Следовательно, самой характерной предпосылкой органической модернизации является экономическая свобода. Считаем так, потому что модернизация экономики - это результат стимулирования и поощрения созидательных сил на микроэкономическом уровне. Другими словами, они – а не государство – являются теми силами, которые обеспечивают внутренние черты перемен; не только потому, что действуют свободно для достижения своих индивидуальных целей, а потому что институциональная система экономики поощряет это.

***

В заключение модернизирование экономики, в которой все еще не преодолено коллективистское начало, не может быть осуществлено вне влияния унаследованной институциональной среды. Это прежде всего неформальные ограничения, составляющие экономическую культуру и препятствующие расширению свободного рыночного порядка. И так как для стран с нововозникающими рынками существует основной выбор между тем, чтобы экономические процессы координировались или механизмами рынка, или “мобилизировались” посредством механизмов политического перераспределения, то это и есть способ концептуализации дилеммы: социализм – капитализм; т.е больше присутствие государства в экономике или больше рынок при ограниченном участии государства.

Синтезированным показателем роли этой зависимости является индекс экономической свободы (ИЭС). Его данные показывают существование прямой зависимости между уровнем экономической свободы и размером ВВП на душу населения. Показательно, что страны с самым высоким индексом экономической свободы имеют самые высокие темпы экономического роста, самый большой размер дохода на душу населения и самую маленькую часть ВВП, перераспределенную через бюджет государства. Согласно данным ИЭС, на первых местах соответственно находятся: Гонконг, Сингапур и США. В 2003 году Болгария была на 103-ем месте (из 123 оцениваемых стран) вместе с Турцией и Венесуэлой. Ее опережают бывшие социалистические страны и новопринятые члены ЕС - страны Центральной Европы плюс Эстония и Литва.[3]

В Болгарии органическая модернизация не может осуществиться быстро. Она требует, чтобы экономика была поставлена на новую институциональную основу, стимулирующую расширение рыночного порядка. Понимание ограниченного вмешательства государства в экономику означает понимание того, что оно играет важную роль как в сфере образования, так и при формировании и соблюдении четких формальных и неформальных правил, стимулирующих эффективное рыночное функционирование.


[1] Под “институтами”, с точки зрения институциональной теории, в самом общем виде понимаются формальные и неформальные правила и ограничения. Под формальными правилами в институциональной теория в самом общем виде понимаются правовые нормы. Под неформальными правилами понимаются традиции, нравы, обычаи, переданные людьми в различных организациях и в обществе. Они проявляются в его экономической культуре. В общем плане экономическая культура одних обществ основывается на индивидуалистических, а в других обществах – на коллективистических ценностях и нормах. И в практическом, и в теоретическом плане доказано, что развиваются те общества, которые основываются на правовых (формальных) и культурных (неформальных) нормах, защищающих индивидуальные экономические права. Ассимиляция и подчинение их коллективистическому порядку (через конкретные цели, поставленные государством) являются препятствием в развитии. Неформальные правила более консервативны. С учетом развития они изменяются труднее и медленнее; но все-таки таким образом обеспечивают известную общественную стабильность, особенно при возникновении правового “вакуума”, в периоды глубоких общественно-экономических перемен, каковыми, например, являются перемены в постсоциалистическом обществе. По Д. Норгу, институты - это (1) правила игры в одном обществе или, формальнее говоря, ограничения, наложенные людьми, которые оформляют человеческие взаимодействия. Институты (2) структурируют стимулы при обмене. Институциональная перемена (3)оформляет способ, по которому общества развиваются во времени, и поэтому является ключом в понимании изменений и “догоняющего”развития.

См. Норт, Д. Институции, институционална промяна и икономически резултати. С., ЛиК, 2000.

[2] См. Търоу, Л. Бъдещето на капитализма – Или как днешните икономически сили оформят утрешния ден. С., В. Люцканова, 2000, с. 14.

[3] См. Ангелов, Г. и Вл. Сланчев. Икономическата свобода в България. В: Анатомия на прехода. Под ред. на Кр. Станчев, С., Сиела, 2004, с. 201-227.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку