CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Обсуждение проблемы толерантности на 4 Российском философском конгрессе

В.А.Любичанковский,

кандидат философских наук

О.В.Нагорная

Обсуждение проблемы толерантности на 4 Российском философском конгрессе

В культурологической литературе современного российского общества сегодня широко обсуждается проблема толерантности. Она продолжает оставаться сколь популярной, столь и дискуссионной. Свидетельством этого являются, в частности, материалы IV Российского философского конгресса (1). Так, на секцию «Философия культуры» было представлено более двухсот материалов. В большинстве из них, так или иначе, затрагивается проблема толерантности. Аналогичная ситуация была и на коллоквиуме «Философские проблемы развития региональной культуры». Интересно, что авторы многих тезисов, говоря, по сути, о толерантности, не употребляют сам термин «толерантность». Эти материалы интересны тем, что представляют практически всю географию страны, ближнее зарубежье, различные школы.

Выделим основные идеи авторов материалов конгресса и попытаемся дать анализ состояния обсуждения проблемы толерантности в нашей философской литературе по материалам этого конгресса.

Р.М. Абакарова (Махачкала) подчеркивает, что сегодня определяющим является не стирание различий между нациями, народностями, а поиск диалога, приобщение к всеобщим ценностям при сохранении уникальности этих культур (1, 240).

Н.А. Абузарова (Уфа) делает ударение на формирование личности, толерантной к этнокультурным различиям. По ее мнению, толерантность исключает вражду и непринятие иного (1, 241).

Х.Д. Исаева (Махачкала) подчеркивает, что важнейшими способами и путями достижения межэтнической толерантности является, во-первых, предоставление возможности приобщаться к культурным ценностям различных народов через свой родной язык; во-вторых, оправданность выбора языка межнационального общения. Не этническое самосознание ведет к межэтническим конфликтам, а развитие конфликтной ситуации стимулирует этническую нетерпимость. Далее Х.Д. Исаева подчеркивает, что введение двуязычия (родного и русского) стало ведущей тенденцией в языковой жизни народов Дагестана. Наряду с расцветом каждой народности оно способствовало их сближению как между собой, так и со всеми нациями и народностями страны. Здесь не существует сейчас проблемы русского языка. Функции его довольно широки. В связи с этим встает лишь вопрос о более глубоком и профессиональном овладении им. Отсюда, толерантность этносов может быть достигнута через усиление вклада национальных общностей в развитие культур, языка каждого народа (1, 300).

С.Н. Андрияненко (Москва) считает, что при общении представителей различных культур осуществляется корреляция, согласование ценностей, идеалов, норм и других атрибутов духовного мира человека. Межкультурный диалог дает человеку возможность взглянуть на свое мировоззрение со стороны, выйти за пределы собственной культуры. Важно и то, что под влиянием информационных технологий обостряется противоречие между национально-уникальными и универсалистскими процессами в культуре. Однако, разрушая некоторые прежние формы культурной самобытности, коммуникации подготавливают новые условия для межкультурного диалога (1, 246).

О.Н. Астафьева (Москва) обращает внимание на то, что в современной России развиваются разные тенденции: сохранение преемственности этнокультурной доминанты в региональной идентичности; маргенализация стратегий региональной идентичности; усиление региональной идентичности в отдельных регионах как фактора консолидации населения полиэтнической и поликонфессиональной территориальной единицы с целью снижения социокультурной напряженности, для решения политических задач (1, 247).

На взгляд А.Б. Багдасаровой (Ставрополь), в условиях полиэтнического государства актуализируется идея совершенствования этнорегионального культурного пространства как необходимого условия становления этнического сознания и самосознания, сохранение и развитие этнической культуры и совершенствование процесса межэтнического взаимодействия (1, 249).

Н.В. Глевацкая (Санкт-Петербург) подчеркивает, что диалогичность – это способ существования культуры в истории человечества. При этом диалог понимается не только как живое общение, но и гораздо шире, как отношение человека к миру, к самому себе, к историческому наследию и к культуре современных народов. Диалог культур – это самопознание культуры, которое лишь при наличии другой культуры обретает свою индивидуальность и самобытность (1, 271).

Н.Ю. Денисова (Саратов) приходит к выводу, что непризнание единства культур по принципу равноценности возможно, с одной стороны, в формах возвышения своей культуры и, вместе с тем, осуждения, отрицания, подавления, ассимиляции чужой культуры, а, с другой стороны, в формах сопротивления чужой культуре, отчуждения, протеста против нее (1, 282).

М.А. Капеко (Тюмень) подчеркивает, что критерием культурологической безопасности является приоритет национальных культурных образцов. Государство, решая вопросы духовной жизни общества, при выработке культурной политики всегда должно отдавать приоритеты национальной культуре. Все цивилизованные страны действуют именно так. И только наше государство не замечает, как постепенно вползает в наши театры, кино, телевидение, прессу, язык, быт агрессивная и чужая нам культура, и как незаметно покидает нас всех ощущение, которое мы связываем с понятием Россия (1, 303).

А.Т. Кулсариева (Алматы, Казахстан) проводит мысль, что перевод служит конструктивному диалогу культур. Сам же диалог как средство коммуникации культур предполагает паритетное сближение субъектов культурного процесса, когда они, не стремясь доминировать, вслушиваются, содействуют друг другу. Наибольшую трудность при соприкосновении с чужой культурой вызывает невозможность овладеть ее символическим пространством вследствие незнания ее культурного кода (1, 326).

А.Б. Куспанова (Астрахань) проводит мысль, что любые культуры обладают несовершенством. Феномен маргинальной культуры заключается в том, что она является соединяющим звеном при переходе от одной культурной системы к другой. Она является своеобразным доказательством наличия прогресса культуры, который невозможен без первоначального отрицания и отказа (1, 328-329).

М.П. Меняева (Челябинск) исходит из того, что интеграция культур бывает успешной только при соблюдении принципа толерантности. Толерантность представляет собой качество отношений, связанных с готовность одной культуры в какой-то мере принимать или не принимать другую культуру, ее ценности, смыслы, тип мышления и т.д. Обретение единства невозможно без согласования ценностей, целей, интересов, без уважения, признания равной значимости каждой из культур, что способствует сохранению самобытности каждой из культур, а не распространению одной культуры в другой. Толерантность не предполагает отказа от критики. Толерантное принятие не тождественно вынужденному примирению с осуждаемым явлением. В условиях толерантности укрепляется возможность свободы выбора по отношению к тому или иному явлению. Терпимость позволяет выявить подлинную сущность иного, что возможно только в ходе процесса конвергенции. Именно он предполагает осуществление отбора и усвоение тех позитивных элементов, которые способствуют взаимному обогащению и продуктивному развитию отдельных культур. Нельзя не учитывать и того, что толерантность может иметь негативную окраску, если культуры усваивают те элементы, которые играют роль деструктивного характера или проявляют презрительное, снисходительное отношение к слабости других. Кроме того, абсолютизированная терпимость открывает путь к произволу и насилию (1, 348).

Р.С. Сейфуллаев (Москва) считает, что толерантность ныне в большей степени, чем когда бы то ни было в истории, не просто отвлеченный философско-религиозный идеал, а необходимое практическое условие сохранения земной цивилизации. Ее будущее заключается в диалоге культур, определяющем сущность современного гуманизма (1, 386).

С.В. Рудановская (Москва) отмечает, что современный культурный плюрализм как мировоззрение во многом является результатом и неотъемлемой предпосылкой социальной критики, призывающей толерантно относиться к особенностям каждой культуры и не доверять претензиям на абсолютную ценность. Пытаясь встать на точку зрения других культур, открывая значимость Другого и других ценностных ориентаций, наделяя презумпцией смысла другие традиции, социальная критика становится событием межкультурного взаимодействия. Набор ее императивов включает: а)осознание культурных границ, восприятие многообразия и сложности современного мира; б)осознание «человеческого» значения других культурных ориентиров, являющихся произведением социального и культурного творчества (1, 378).

Р.Б. Квеско и С.Б. Квеско (Томск) настаивают на том, что толерантность как основной методологический подход в образовательном процессе обладает рядом преимуществ, наиболее существенным среди которых можно назвать сознательное согласие субъекта на существование чего-либо иного, отличного от него самого, в противовес несогласию с иными мнениями, взглядами, убеждениями. Однако, подчеркивают авторы, латентный конфликт все же имеет место, а в результате ситуация неудовлетворенности, сказываясь постоянно на психоэмоциональном состоянии человека, в определенный момент может привести к прорыву скрытой агрессии, что вызывает негативные последствия для результатов образовательной и творческой деятельности (1, 486).

Примеры такого рода можно продолжать и продолжать.

Обдумывание прочитанного приводит нас к следующим выводам.

1. В постнеклассической рациональности работает жесткая норма: все научные высказывания формулируется по строго логической схеме. Она такова: если справедлив данный комплекс условий, то будет то-то. Например, процессы самоорганизации могут происходить только в сильно нелинейных, открытых системах различной природы, находящихся вдали от термодинамического равновесия. В теории самоорганизации анализируются понятия: линейная система, нелинейная система, сильно нелинейная система; формулируются условия, как отличить сильно нелинейную систему от слабо нелинейной, и т.д. Ни в одной из статей, так или иначе затрагивающих проблему толерантности, не рассматривается проблема условий, при которых толерантность срабатывает. Получается какой-то настолько абстрактный анализ, который не приводит к возможности применения данного принципа (толерантности) на практике. Как нам кажется, принцип толерантности срабатывает лишь при строго определенных экономических, политических и социальных условий в обществе. Каковы же эти условия? Ответа в статьях мы не нашли. Мы глубоко убеждены в том, что не надо доводить этот принцип до абсолюта. Реальное развитие истории невозможно без компромисса, сочетания логически несовместимых идей и принципов. Сосуществование противоположных принципов всегда устойчивее, чем последовательное проведение одного. Любой вырванный из связи с другими принцип становится не созидательной, а разрушительной силой. Вне социального движения принцип толерантности остается декларацией, лозунгом, невостребованным в качестве актуального феномена общественного сознания.

2. Термин «толерантность» (от лат. «tolerantia») означает терпение, терпимость, снисходительность к чему-либо. Содержание понятия «толерантность» отражено в «Декларации принципов толерантности», провозглашенной и подписанной ЮНЕСКО в 1995 г.

Толерантность чаще всего, как подчеркивают Р.Б. Квеско и С.Б. Квеско (1, 486), определяется как терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, снисходительность к кому-либо или к чему-либо, проявляющаяся в отношениях между людьми, разными социальными группами. Этот термин предполагает не только терпимость, но и готовность идти на компромисс, сотрудничество, взаимопонимание, диалог. Толерантность подразумевает уважение непохожести в силу того, что непохожесть является залогом развития. Активный поиск точек соприкосновения с неясным, непонятным, чужим, готовность к диалогу, установка личности на новое, необычное, интересное составляет сущность понятия толерантности.

Сопоставим расшифровку понятия «толерантность» с конфессиональными характеристиками личности, которые выделены С.А. Ляушевой (Майкоп). Согласно ей, «конфессиональное» поведение можно разделить на экстравертивное и интровертивное (1, 642). В основе первого лежит вера, которая направлена как бы вовне. Эта вера в определенной мере выставлена напоказ. В рамках этого поведения человек пытается реализовать амбиции различного рода:

а) пассивные амбиции: в данной ситуации человек рассматривает веру как свое личное дело, но при этом не умалчивает о ней;

б) активные амбиции: это ситуация, когда верующий стремится приобщить к своей вере как других людей, так и различные социальные элементы;

в) радикальные амбиции: верующий готов использовать все средства, даже самые крайние, для обращения в свою веру других;

г) фрустрирующие амбиции: проявляются тогда, когда с помощью религии затушевываются другие действия (политические, экономические, культурные и т.д.).

В основе интровертивного поведения лежит вера с устремлением вовнутрь, причем веру держат втайне, она намеренно не разглашается. Подобное поведение характеризуется желанием верующего отгородиться от внешнего мира, замкнуться в себе, уйти в себя.

Сказанное выше о «конфессиональном» поведении можно перенести и на атеистическое поведение, и на поведение людей нетрадиционной ориентации, и на любителей классического искусства, и т.д.

Все это говорит о том, что одно дело говорить о толерантности на уровне культур, а другое – на уровне конкретного человека. Разные типы культур, как бы они не были закрыты и локальны, в принципе толерантны. Однако любая культура проявляется через человека. Тоже можно сказать и о мировых религиях. Поэтому практическое значение приобретает толерантность на уровне конкретных людей. А конкретный человек всегда будет верующим или атеистом, носителем не всех характеристик определенной культуры, а лишь некоторых из них. Он всегда принадлежит и к определенной гендерной группе, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И все это накладывает определенный отпечаток на толерантность личности. На наш взгляд, в реальной практике встречаются следующие вариации терпимости у конкретных людей:

а) я познакомился с вашими взглядами, но я их не разделяю; ваши взгляды – ваше дело, но у нас нет ничего общего; вы мне не интересны;

б) в ваших взглядах есть отдельные интересные для меня элементы, но их недостаточно для того, чтобы вести диалог, идти на какое-либо сближение;

в) ваши взгляды я активно не приемлю, с ними надо вести непримиримую борьбу;

г) в ваших взглядах есть отдельные интересные для меня элементы; мы можем здесь контактировать, вырабатывать единый подход; но в остальном мы разные, и тут контактов быть не может;

д) хотите со мной контакта – становитесь на точку зрения моих взглядов; в их рамках тоже есть что обсуждать;

е) ваши взгляды отличаются от моих, но я готов идти на диалог с вами;

ж) ваши взгляды отличаются от моих, но я готов идти на компромисс во имя общих целей, решения общих задач;

з) ваши взгляды отличаются от моих, но есть все основания добиться взаимопонимания;

и) ваши взгляды отличаются от моих, но несмотря на это сотрудничество возможно в рамках общих для нас целей.

Мы выделили девять возможных позиций только одной стороны. Но ведь есть еще и другая сторона. У нее тоже возможны эти девять позиций. Если подойти строго математически, то в диалоге двух разных сторон реализуется 9x9+9x8+9x7+9x6+9x5+9x4+9x3+9x2+9x1 = 405 ситуаций. И здесь возникает вопрос: как в такой реальной ситуации формировать у людей толерантность. Ответ на этот вопрос и составляет суть основных исследований в решении данной проблемы. Здесь мы можем подчеркнуть, что не только образование – пожизненное дело, но и воспитание, в том числе формирование у людей толерантности, тем более, что большинство людей мир не понимает. Нельзя не учитывать и того, что темпы нашего развития разрушают единство культуры. Лишь при нормальном темпе развития новое находит себе определенную нишу, соответствующую гармонии целого.

3. Нельзя не обратить внимание на то, что многие авторы обсуждают проблему взаимодействия культур, не употребляя термин «толерантность». Их выводы такие же, как и у авторов, которые используют этот термин. Из гносеологии хорошо известно, что ввод в познание нового термина оправдан лишь в том случае, когда его использование ведет к приращению нового знания, когда есть такой класс задач, которые без этого термина нельзя ни корректно сформулировать, ни решить. Например, И. Ньютон показал, что полное описание механического движения тел задается с помощью координаты и импульса. Механическая задача считается корректно сформулированной, если при заданном комплексе условий траектория движения тела является единственной и в любой момент времени можно одновременно определить численное значение координаты и импульса тела.

Конечно, нельзя не учитывать, что термин «толерантность» приобрел международное значение. Тем не менее, нет работ, в которых было бы убедительно показано, что без этого термина невозможен анализ взаимодействия культур на современном уровне развития науки.

4. Если речь идет о формировании толерантности у конкретных людей, то, на наш взгляд, ее надо формировать как черту патриотизма. Успеха при этом можно добиться лишь в том случае, если человек будет являться носителем высокой культуры и морали. При этом человек должен быть носителем не только гуманитарной, но и естественнонаучной составляющей культуры. Они должны быть у него не только в единстве, но и интегрировать, пронизывать друг друга.

Нельзя разрабатывать программу формирования толерантности, рассчитанную на какого-то усредненного человека. Успех при этом будет нулевым. Обязателен, как минимум, учет пола, возраста, образования, принадлежности к той или иной гендерной группе, материального достатка, условий жизни, рода деятельности. Другими словами, например, работать с пенсионерами и студентами надо по-разному.

Есть регионы, где традиционно живут вместе разные этносы, носители разных конфессий. Это одна ситуация. Есть регионы, где идет сильная миграция населения, где один этнос постепенно вытесняется другим. Это уже другая ситуация. Есть регионы, в которые мигрируют разные этносы. Здесь возникает масса проблем, которые требуют тщательного научного анализа и обоснованных рекомендаций. Например, как лучше расселять мигрантов: компактно или «разбросать» среди основного этноса региона? Опыт показывает, что мигранты стремятся расселяться компактно. К каким последствиям это может привести?

Исключительно важен вопрос: в какой сфере деятельности заняты мигранты? Если они работают только в торговле, создают «братию перекупщиков», не допускают производителя на рынок, что реально происходит во многих регионах, то высокие цены, неустойчивость общества настраивает коренной этнос против таких мигрантов. И в такой ситуации сформировать толерантность принципиально невозможна.

Все это и многое другое говорит о том, что в начале надо создать хотя бы минимум условий, которые позволяют ставить на практическую основу проблему толерантности.

5. Необходимы крупномасштабные мероприятия, жесткий контроль над которыми должен оставаться за государством, в первую очередь, за региональными властями.

На наш взгляд, необходимы следующие мероприятия:

- усиленное внимание к освоению мигрантами, всеми этносами государства Российского русского языка;

- пропаганда классического искусства (его лучшие образцы наднациональны): симфонической музыки, лучших образцов мировой оперы и т.д.;

- организация через все СМИ пропаганды дружбы народов, резкое осуждение национализма (к сожалению, в наших СМИ негатив преобладает);

- организация через СМИ показа принципиального единства мировых религий;

- организация в регионах фестивалей дружбы народов;

- регулирование деятельности существующих в регионах национальных обществ.



 

Литература

1. Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.): В 5 т. Т.4. – М.: Современные тетради, 2005. – 776с.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку