CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2005 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Л.И.Петражицкий о проблеме произвола и принуждения в праве и правопонимание российского общества
Л.И.Петражицкий о проблеме произвола и принуждения в праве и правопонимание российского общества

И.В.Лапшина

Л.И.Петражицкий о проблеме произвола и принуждения в праве и правопонимание российского общества

Кризисное состояние российского правоведения в наши дни достаточно очевидно. Перед российским обществом стоит задача переосмысления политико-правовых идей и ценностей в силу освобождения школы права от марксисткой догматики. Перед современным правоведением стоит сложная и многомерная задача поиска решений и концепций правопонимания, которые могли бы стать альтернативой с учетом реалий современного общества. Российское общество в наши дни стоит перед фактом необходимости поиска (или создания) центра, вокруг которого могла бы произойти концентрация новых ценностей и идеалов. С включением России в мировое общество для личности стало характерным ориентация на ценности потребительского характера, возникло довольно таки, сильное социальное расслоение вследствие чего думается, что в социуме необходимо усилить восприятие права, как ценности, и именно последнее должно является неоспоримым условием существования права. Если рассматривать правопонимание с точки зрения юридической науки то: «...правопониманием называется научная категория, отражающая процесс и результат целенаправленной мыслительной деятельности человека, включающей в себя познание права, его восприятие (оценку) и отношение к нему, как целостному социальному явлению» [1].

В обществе возникает необходимость определения духовных начал, на которые сегодня должен опираться в ходе правотворчества законодатель. Проблема, каким должно быть право можно сказать в своей основе должна содержать не только чисто научные прерогативы, но так же необходимо ее рассматривать, как философскую проблему, обращаясь при этом к опыту построения правовых концепций, которые были сформулированы в дореволюционной отечественной науке. Феномен права является очень сложным. Если рассматривать право с позиций скажем так «заземленных» на суждение о праве, как компоненте, основанном на государственной воли с элементами принудительного характера, то по нашему мнению, такое представление о праве будет плоским и не сможет охватить всей многомерности данного явления. Точка зрения на правопонимание скорее должна основываться на том определении права, с которым мы согласимся. Вот взгляд на право русского философа Н.Н. Алексеева: «Если наше знание не есть замкнутый круг... проблема конечного определения (права-И.Л.) неразрешима, так как ведет в бесконечность, или же мы наталкиваемся на некоторую последнюю данность, которую уже нужно принять как неопределимую, которую нужно просто утвердить или описать...» [2].Хотелось бы задаться вопросом, а что же право делает правом?

Известно, что до образования государства право воплощалось в обычаях и имело религиозную основу. В древнейшие времена одной из форм закрепления знаний об обществе, о природных явлениях являлась мифология. С появлением государства, право стало служить средством выражения норм поведения в обществе с целью создания «общественного равновесия». По Б.А. Кистяковскому «...право призвано через поведение субъектов регулировать общественные отношения и если оно не выполняет этой своей функции, то, очевидно, не может быть признано за право» [3].

Заметим, что норма, как таковая хотя и выражающая государственную волю выполнять регулятивную функцию не может, она для этого должна стать... нормативным фактом [4]. Известно, что создателем психологической теории права являлся Л. И. Петражицкий. В основе его теории лежало представление о том, что в социальной среде имеют место лишь психические процессы. Соответственно право, если его рассматривать с данных позиций представляет собой совокупность психологических элементов, которые всецело обуславливаются психикой индивида. В тоже самое время автор характеризует «... право как отношение, которым наш долг закреплен за другим субъектом. Закрепленный долг – это нечто должное. Должное рассматривается, как добро, присущее субъекту» [5]. Этические эмоции философ делил на моральные и правовые. Мораль он характеризует с отрицательной стороны. Как долг, который не заключает в себе связности по отношению к другим. «... В правовой эмоции обязанность и правомочие неразрывно связаны между собой» [6]. Анализируя отношение права и нравственности, Петражицкий говорит, что «...исполнение нравственных обязанностей... может быть только добровольное. Если обязанный не подчинится нравственному императиву, а подвергнется физическому насилию (то – И.Л.) об исполнении нравственной обязанности в данном случае не может быть и речи» [7].

Автор указывает на то, что соответствующие властные органы управления, могут путем насилия получать необходимое и это «признается осуществлением требований права, исполнением правовой обязанности» [8]. Заметим, что Петражицкий отмечает, что принудительность не является обязательной компонентой всех областей права. «Из атрибутивной природы права вытекает допустимость принудительного исполнения ... лишь в тех случаях ... поскольку этим доставляется то, что причитается правомочному...в тех областях права, где момент добровольности не входит в предмет притяжания, принудительное исполнение множества обязанностей не возможно фактически...»[9].

Петражицкий понимал, что правосознание и правопонимание в обществе зависит непосредственно от развития людей и, причем не только на уровне психического восприятия. Философ, рассматривая развитие общества, говорит о том, что когда общество находилось на низком культурном уровне развития, роль права играло «самоуправство». Дальнейшее развитие общества и повышение культурного уровня приводит к тому, что «самоуправное осуществление права постепенно вытесняется и заменяется соответственными действиями органов государственной власти...» [10].

Здесь автор признает тот факт, что даже в культурном обществе возможно «...насильственное осуществление права ... поскольку дело идет об отражении покушения на нарушение права...» [11]. Итак, по мнению Петражицкого «... необходимо принуждение т самоуправство там, где право встречается с произволом. В случае нарушения права правовая психика требует насильственного принуждения к праву» [12].

В итоге же философ отмечает, что сущность «психологического закона» лежит в использовании физического принуждения при выполнении права, и зажидается на человеческом сознании выражающимся в необходимости предоставления индивиду фиксированного за ним права. У психологической теории права Петражицкого существовал ряд оппонентов. Например, Б. А. Кистяковский в своей статье «Реальность объективного права» осуществлял критику теории Петражицкого по нескольким направлениям. Кистяковский полностью не отрицал принцип разделения правовых и моральных эмоций. По мнению автора Петражицкий признает правом все императивно-атрибутивные пререживания, которые имеют место в психике индивида и даже если эти пререживания будут являться плодом фантазий и суеверий индивида. «В самом деле – пишет Б.А. Кистяковский – какое мотивационное, а тем более воспитательное значение может иметь право, если оно будет состоять из норм, продиктованных суевериями и галлюцинациями, или хотя бы из норм, которые никому не известны, кроме тех, кто считает их для себя обязательными»[13].

Так же Кистяковский отмечает, что понятие права, данное Петражицким является довольно таки узконаправленным, оно понятое, как «правовые переживания» и не может включить всю систему норм права и главное, что не мало важно, систему правовых учреждений. Кистяковский «констатирует не только психическую, но и духовную реальность права... выражая её в ''общественно- организационном элементе'' права (в правовых отношениях и правовых учреждениях)» [14].

По мнению С.Л. Франка, который критиковал теорию Петражицкого, говоря о том, что жизнь общества не может быть сведена только, к жизни психической. По С.Л. Франку «Социальное… явление, в том числе и право… не только охватывает всегда сразу многих, но и не ограничено длительностью жизни отдельного человека. Государство, закон, семья, быт и т.п. По общему правилу, длительнее отдельной человеческой жизни, и единое общественное явление может охватить несколько поколений» [15]. Но в тоже самое время, несмотря на многочисленную критику психологической теории права Петражицкого хотелось бы привести и позитивную точку зрения. Вот мнение критика журнала «Русское богатство» М. Рейснера: «Новое течение в современной юриспруденции открывает, широкие горизонты правовой науке и возвращает массам отнятое было у них интуитивное право … эту великую идею правды… Борьба за хлеб, за жизнь, за существование, борьба за благо, свободы политической и социальной должна стать борьбой за право. Иначе – она безнадежна» [16]. Следует отметить, что между теорией Петражицкого и современным взглядом на правопонимание существует непосредственная связь. Двухтомный труд Петражицкого «Теория права и государства в связи с теорией нравственности» оказал влияние на философско − правовую традиции России, Польши, Западной Европы и США. Сегодня правовая идеология является спорной частью правопонимания и правосознания.

Несомненно, заслуга Петражицкого, состоит в том, что он смог, несмотря на все крайности, присущие «психологизму» показать и описать «некоторые неразложимые и первоначальные эмоциональные акты, являющиеся основой всего того, что человеческое мнение называет правом» [17].

Анализ теории права предложенной Петражицким и использование её сильных сторон позволит получить интегрированный взгляд на право. Думается, что правопонимание включающее в себя все грани права, как социального, нормативного так и психологического явления позволит нам оценивать право с позиций ценностного его понимания, что даст ему более глубокое и пространственное осмысление.


[1]. См., Теория государства и права. Уч. Пособие Саратов 2000 С. 22

[2]. Алексеев Н.Н. Основы философии права Спб., 1998 С.54

[3]. Кистяковский Б.А. Философия и социология права Спб., 1998 С.212

[4]. См., Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности Т1,Спб., 1907 С.26

[5]. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с торией нравственности Спб., 1907 Т.1 С.45

[6]. Там же С.49

[7]. Петражицкий Л.И. Право, государство и теория нравственности/ Русская философия права. Антология Спб., 1999 С.324-325

[8]. Там же С.325

[9]. Там же С. 325

[10]. Там же С.331

[11]. Там же С.332

[12]. Там же С. 157

[13]. Кистяковский Б.А. Реальность объективного права// Правоведение 1996 № 4 С.129

[14]. Там же С.150-151

[15]. См., Франк С.Л. Духовные основы общества// Русское зарубежье: из истории социальной и правовой мысли Л., 1991 С.319

[16]. Рейснер М. Современная юриспруденция и учение Л.И. Петражицкого// Русское богатство 1908 отдел 2 С.59

[17]. Алексеев Н.Н. Основы философии права Спб., 1998 С.63

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку