CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Как научиться быть учеником,Лосев А.Ф.

Мы продолжаем публикацию в нашем журнале материалов из архива А.Ф. Лосева.

Работы Алексея Федоровича Лосева (1893–1988) «Как научиться быть учеником» и «Об интеллигентности» написаны в 1984 году и впервые публикуются здесь в полном объеме и в авторской редакции. Ранее они печатались в сокращении и с различного рода изменениями со стороны тех или иных редакций, соответственно, сначала в газете «Комсомольская правда» (от 1 сентября 1984 г.) и журнале «Студенческий меридиан» (№ 3, 1985), потом выходили в ряде других периодических изданий, а также были включены в состав сборника: Лосев А.Ф. Дерзание духа / Сост. Ю.А. Ростовцев – М., 1988. В указанном сборнике работа «Как научиться быть учеником» получила название «Сначала стань учеником».

Затронутые в данных статьях темы и идеи, адресованные, прежде всего, молодежи и в особенности молодежи мыслящей, вполне актуальны и в наши дни. Подготовленный читатель без труда распознает в стилистике лосевских размышлений черты классического сократического диалога. Всякий раз разговор начинается с «апофатической» части, с необходимых отграничений вида «что не есть это» и затем плавно подводится к части «катафатической», к определению конструктивного характера. Тем самым предметно демонстрируется труд подлинной мысли, с ее необходимой способностью, как выражался А.Ф. Лосев, «сравнивать, разделять, отождествлять». Обязателен в этих размышлениях и пафос общественного служения, который во времена Сократа связывался с полисной демократией, а теперь, после А.С. Хомякова («соборность»), Вл. Соловьева («всеединство») и Н.А. Бердяева («коммунитарность») органически входит в то, что мы называем «русской идеей».

Публикация А.А. Тахо-Годи,

подготовка к публикации и комментарий В.П. Троицкого,

при поддержке РГНФ, код проекта 04-03-00165а.

А.Ф.Лосев

Как научиться быть учеником

Тут важен первоначальный импульс. А он связан с чувством радости, гордости и познания. Хорошо, когда помогает возникновению этого чувства у молодого человека доброе напутственное слово и творческое участие старшего товарища, наставника.

Этот первоначальный, радостный импульс возникает, когда человек переходит от неуверенности и незнания к знанию, когда он постигает мысль и наслаждается своей способностью сравнивать, разделять, отождествлять…

Радость познания возбуждает в юноше потребность учиться. Человек становится счастливым, если эта потребность не только не угасает с годами, но еще более распаляется. И в этом смысле я солидарен с древнегреческим мудрецом Солоном, восклицавшим: «Старею, всегда учась!»

То, что всем надо учиться – общеизвестно; спорить тут не о чем. Но что значит учиться, – в этом мало кто отдает себе отчет; а если кто и отдает себе в этом отчет, то большею частью пользуется плоскими и обывательскими выражениями, которые либо мало что говорят, либо при ближайшем анализе оказываются просто неверными.

Так, например, говорят, что учение есть приобретение знаний. Ну конечно, если ученик не приобретает никаких знаний, он даже совсем и не ученик, но только дело ли в приобретении знаний? Я на это отвечаю так: если человек имеет только знания и не умеет ничего другого, это – страшный человек, беспринципный человек и даже опасный человек. И чем больше он будет иметь знаний, тем страшней, опасней и бесполезней для общества он будет.

Еще говорят, что учеба есть приобретение профессии. Конечно же, всякий учащийся либо должен обучаться какой-нибудь профессии, либо, по крайней мере, готовить себя к этому. Но представьте себе человека, у которого за душой и в уме нет ничего, кроме его профессии. Для меня такой человек неприятен и неприемлем. Потому что никому нет от него радости, никому не известно, куда он направляет свои профессиональные умения, для чего хочет использовать свой опыт. И еще хорошо, что из него получится просто сухой, узкий ремесленник. А если это бездушный чиновник? Или формальный беспринципный администратор? Это уже беда.

Говорят еще, что ученик должен готовиться быть культурным человеком, должен стать сознательным участником человеческого прогресса. Но я не знаю, что в таком случае утверждающие это понимают под культурой!? Ведь в человеческой истории бывали такие «культуры», от которых наш современник может только бежать. Да еще надо посмотреть, как такой человек понимает прогресс. Важен ведь не просто прогресс, но направление прогресса.

Вместо всех таких плоских и обывательских, с виду ясных, но по существу своему невнятных и размытых определений учебы я здесь намереваюсь высказать некоторые суждения, правда, может быть, несколько односторонние или слишком краткие, чтобы быть очевидными, но зато, на мой взгляд, утверждающие человечность и жизненность.

Начну с определения знания.

Знание есть любовь. Ученик, который занят только накоплением научных сведений, но не имеет конечных целей и не любит их, – это плохой ученик.

Любовь есть узрение тайны любимого. Когда преподаватель что-нибудь хорошо рассказал, или писатель нечто хорошо изобразил, то у слушателя и читателя возникает чувство светлого удовлетворения. Оно подталкивает его к активной жизни, будит в нем стремление к высокому, новому, человечному. Хорошо говорить о чем-нибудь – это значит вызывать интерес, пробуждать пытливость мысли. Как будто всё рассказано понятно и полно; и тем не менее в таких случаях хочется чего-то еще, обнаруживается еще какая-нибудь скрытая тайна и хочется самостоятельно ее разрешить. Наоборот. Чем научная истина лучше и полнее рассказана, тем больше она вызывает стремление продвинуться в этой истине еще дальше; и здесь, чем глубже представлена истина, тем больше возникает разного рода вопросов, и вопросы эти бесконечны. Это и значит, что в любимом всегда имеется для любящего такая тайна, которая неисчерпаема. Любить – это и значит видеть в любимом тайну, которую другие, нелюбящие, не видят. Эти нелюбящие часто даже смеются над любящим, который, как в этих случаях думают, избрал для себя недостойный предмет любви. Но любящий непобедим, потому что он видит, а нелюбящие всегда победимы, потому что они ничего не видят в том, что для любящего является любимым. Потому, если знания не есть любовь, а любовь не пробуждает стремление разрешить эту творческую тайну, вы получили плохие знания, и такой ученик не может считать себя знающим.

Любовь есть ощущение родства с любимым. Любящий и любимый всегда один другому родственны, всегда дышат одним воздухом, и этот воздух – их общая родина.

Ощущение родины и родства не имеет ничего общего с рассудочным накоплением знаний. Но любовь к родному не есть также и слепота. Любить – значит критиковать, то есть находить в любимом положительное и отрицательное. Любить – значит радоваться тому, что в любимом положительно, хорошо, и страдать от его недостатков. Это значит поощрять в любимом добрые начала, и бороться с несовершенным в нем. Это и значит жить общей жизнью. Настоящий ученик испытывает радость по поводу того положительного, что он узнал; но он испытывает страдания от несовершенства своих знаний.

Знающая любовь не знает для себя никаких концов и ограничений. Она хочет бесконечности. Но даже эта потенциальная бесконечность знания есть для обучающегося приют. Настоящий ученик тот, кто хочет бесконечно знать. Но в этой бесконечности он не теряется, не смущается и не чувствует себя в ней каким-то бессильным ничтожеством. Наоборот, даже потенциальная бесконечность знания для того, кто знание понимает как любовь, привлекательна. Неохватная бесконечность знания уютна. И бесконечность знания для настоящего ученика всегда ласкова.

Когда я понял, что сумма углов треугольника равняется двум прямым углам, я почувствовал в этом нечто свое личное, бесконечно родное, чего уже никто у меня не отнимет. И среди многочисленных волнений жизни и мысли я нашел в этом приют. Геометрия, если я ее изучил и понял, – моя, родная и близкая, всегда ласковая и всегда приютная наука. Любить значит стремиться к порождению. Если я полюбил какую-то истину, это значит, что данная истина вот-вот породит еще новую истину. Знающая любовь и любящее знание всегда хоть чуть-чуть, но обязательно несут в себе стремление к небывалому.

Да, знать и любить – это прежде всего бороться с тем плохим, что ты находишь в любимом. А так как жизнь сложна и трудна, то бороться с недостатками – значит неуклонно стоять на пути жизненного подвига. Знать и любить в любых обстоятельствах жизни – это не просто иметь те или иные привязанности, а, защищая и отстаивая их, утверждать их в ближнем.

Вот почему, смею утверждать, быть учеником – значит с юности готовиться к подвигу жизни.

Наука требует внимания и сосредоточения, а это вовсе не сразу дается. Наука требует любви к изучаемому предмету, а это требует воспитания.

Но ученик пусть не думает, что во всех этих делах всё зависит от старших. Хороший, истинный ученик – это уже самостоятельный человек, хотя он может быть еще несовершеннолетним. Он тоже несет на себе ответственность, хотя пока еще в достаточно узких пределах.

Знающая любовь и любящее, очеловеченное знание требуют от каждого еще и мирного благоденствия, без которого невозможен ни систематический труд, ни творческое напряжение мысли. А так как мирное благоденствие надо еще завоевать, то знать и любить – это значит быть вооруженным против зла, то есть воспитать в себе силу духа, и, таким образом, быть сильнее всех, кто нарушает твое мирное благоденствие. Поэтому каждый знающий и любящий – это воин за общечеловеческое мирное благоденствие.

Если ученик не чувствует своей личной ответственности за всех, не чувствует этого всеобщего человеческого благоденствия в будущем, при изучении самой скромной математической теоремы, любого физического или химического закона, какой-либо исторической проблемы или мировоззренческого тезиса – это плохой ученик. И лучше ему пока вовсе не учиться, а подождать. Набраться в жизненных университетах уму-разуму.

Знания и любовь, родина и подвиг, вооруженность против зла и будущее счастье благоденствующего человека – это начало, середина и конец всякой учебы.

Надо учиться, чтобы быть!

Ученик должен понимать, что всякая математическая теорема, физический или химический закон, всякое техническое изобретение, всякая картина тех или иных исторических эпох – всё это возникло у людей в результате их жизненных порывов к истине, в итоге их «безумных» стремлений к истине и человеческому счастью, как следствие их стремления найти приют в бесконечных исканиях на просторах человеческой мудрости.

Чтобы создавать науку, нужно любить ее и находить в ней отзвук всем своим стремлениям. Надо трудиться над преодолением зла и быть способным отстоять свою точку зрения. И даже, заключая свою мысль, я бы сказал еще проще: быть учеником – значит быть живым человеком.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку