CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Неориторические исследования,А.Б. Бушев

А. Б. Бушев

кандидат филологических наук

Неориторические исследования

На одном вече, да разные речи.

Тверская пословица

В современной эпистемологической традиции язык и речевая деятельность, как известно, рассматриваются с позиции одной из двух преконцепций (Rastier 1996: 11):

  • языку отводится роль средства репрезентации значений (means of representations), где значение является связью между субъектом и объектом, что характерно для логико-грамматического подхода и когнитивизма;

 

2) язык рассматривается как средство коммуникации (means of communication), где значение представляется связью между воспринимающими субъектами, что отражено в риторико-герменевтической традиции. В рамках риторики и герменевтики фигурируют не только значение, но и смысл, выстраиваемый на основе пропозиции (Богин 1993); текст и дискурс исследуются интерпретативными методами (Rastier 1996, Богин 1993). Ф. Растье считает, что филологическая герменевтика стремится к типологизации социальных практик общения: «philological hermeneutics seeks to specify the incidence of social practices and leads to a a typology of texts» (Rastier 1996). Риторико-герменевтический подход помещает в центр своего внимания именование и интерпретацию (enunciating and interpreting).

Оставим вне рамок статьи богатейшую античную (Аристотель [2000], Аверинцев 1998), позднеантичную и средневековую схоластически традиции (Аверинцев 2000), фундирующие всякие труды по риторике. Аристотель замышлял риторику как охватывающую не отдельные отрасли знания, а имеющую всеобъемлющий характер: «Определим риторику, как возможность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета». (Аристотель [1998]: 751). Аристотелевские роды речи – совещательные, судебные, эпидектические - сегодня представляются теорией частной риторики и жанроведения. Без категорий хоть и не аристотелевской, но античной риторики – логос, пафос, этос речи – не обходится обсуждение риторических проблем современными исследователями. Этому расширению риторики в наше время способствует развитие технологий массовой коммуникации, которые отсутствовали во времена автора «Риторики».

Остановимся на риторической традиции в отечественной словесности. Риторика традиционно богато представлена в отечественной словесности. Старые риторики М. В. Ломоносова, Я. В. Толмачева, К.П. Зеленецкого, А. И. Галича, Н.Ф. Кошанского, А. Ф. Мерзлякова, обобщены в средине 20 века проф. Вомперским (Вомперский 1988). Важна была и сама риторическая традиция преподавание элоквенции, воспитания ритора. В развитие риторики внесли вклад государственные деятели (М. М. Сперанский). Красноречие судебное, развившееся после реформ Александра II, дало основание для развития судебной риторики в России, представленной именами А. Ф.Кони, П. С. Пороховщикова, В. Д. Спасовича, Ф. Н. Плевако, Н. П. Карабчевского (см., например Пороховщиков 1999, библиография по судебному красноречию представлена в работах Ивакина 2001, Михайловская и соавт. 1981, Смолярчук 1984).

В советский период отдельные вопросы риторики были в поле зрения акад. Виноградова (Виноградов 1980) : идеи и о поэтике, вытеснившей риторику, языке художественного произведения, эпоха и язык, язык и стиль и т.д..

Долгое время практическая риторическая традиция была достаточно своеобразной (обобщена в книге Романенко 1999). Риторика переживает ренессанс с семидесятых годов XX века. В МГУ это проявляется в работах проф. Рождественского (Рождественский 1996, 1997), создавшего школу риторических исследований и проф. Волкова (Волков 2001), известного работами по христианской гомилетике.

Риторика развивается в рамках педагогической сферы – появляются работа А.А. Леонтьева по психологии педагогического общения (1974) и работы М.Р. Львова (например, Львов 1996, Хрестоматия по методике русского языка 1996). В МГИМО школа ораторского искусства представлена Е. А. Ножиным (несколько изданий книги «Советское ораторское искусство»).

Риторика является предметом исследований сотрудников Института русского языка РАН (Русская риторика 1996, Культура русской речи 1998, Граудина 1989, 2001 , в рамках культуры речи известны также работы Е. Н. Ширяева, С. И. Ожегова, Б. С. Шварцкопфа), в рамках изучения литературного языка (Лаптева 2003), в рамках изучения современного разговорного языка, поэтического языка. В Государственном Институте русского языка имени А. С. Пушкина созданы работы по христианской герменевтике Е. М. Верещагина, существует общество риторики, работает школа по риторике, проводятся конференции по риторике (В. И. Аннушкин). Издается журнал «Риторика», к сожалению, малодоступный даже преподавателям этого курса.

Риторика развивается сегодня и как судебное направление (Ивакина 2001), известны работы общества по судебной экспертизе речи. Созданы учебники по риторике для юристов (Порубов 1999), что особенно актуально в связи с введением суда присяжных, состязательностью процесса. Н. И. Порубов так определяет предмет юридической риторики: «Предметом юридической риторик как частной прикладной риторики является речь – инструмент и средство правоприменительной деятельности» (Порубов 2002: 15). Многочисленны изданные сборники речей русских юристов.

В последние годы в нашей стране развивается такое направление как «политическая риторика». Она представлена как работами проф. Н. А. Купиной, А. П. Чудинова. Со стороны лексикографического описания риторики можно отметить создание в Санкт-Петербургском университете «Толкового словаря языка Совдепии» (Мокиенко, Никитина 1998). Такие исследования проводятся в русле критического анализа дискурса, представленного декларируемыми принципами в книге «Язык. Познание. Коммуникация» Т. А. ван Дейка, в работах Р. Водак (см. ,например, van Dijk 1998)

Культурологический компонент риторики представлен именами Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова (Верещагин 1983, Костомаров 1994), Р. А. Будагова (2000). К риторике примыкает исследование актуальных проблем речевой культуры (исследования В. Г. Костомарова, Л. И. Скворцова, Ю. А. Бельчикова, И. Б. Голуб, Д. Э. Розенталя, М. В. Горабневского, К. С. Горбачевича). Подобные риторические исследования проводились в СССР в Горьком (работы проф. Б. Н. Головина, например, Головин 1988), в Киеве (проф. М. А. Карпенко). Риторические идеи представлены в трудах по эстетике Ю. Б. Борева (обобщены в двухтомной «Эстетике» этого автора). Когнитивные и коммуникативные основания риторики изучаются проф. А. А. Чувакиным, представлены на одноименной интернет-конференции 2004 года ( www.auditorium.ru). Широки культурологические сферы риторики (Аппиньянези 2004, Бурмистров 1993,Волков 2002, Гордин 2000,Кабакчи 2002, Клубков 2001, Ключевский [1993],Литературная пародия 2000,Нагибин 1997,Руднев 2000, Степанов 2001). Риторика родственная семиотике (Почепцов 2001), хотя шире нее.

Коммерческая и деловая риторика представлена в ряде работ (Зарецкая 1998, Анисимова, Гимпельсон 2002). Выходят пособия по деловому письму, документоведению (Андрюшкин 2000, де Вриз 2001, Голденков 2000, Израилевич 2001,Разинкина 1989, Тейлор 2002).

В Институте философии РАН проводятся работы по логике, аргументологии (проф. Ивлев, Ивин). Аргументология представлена многими работами (например, Ивин , Никифоров 1997, Ивин 2002). Переиздание работ проф. Поварнина (Поварин 1996) возрождает изучение искусства спора, дебатов. Это чрезвычайно актуально для гражданского спора, породившего риторику в античности, низкий уровень полемики традиционно демонстрируется политическими и гражданским дебатами на сегодняшнем телевидении.

Развивается психологическое направление в риторике, по принципам исследования психологии общения (многократно издано популярное руководство Карнеги), психологии группы (Рудестам 1993).Многие риторики подчеркивают игровой начало в обучении эффективной речи, роль тренинга (Александров 1999, Вагапова 1999, Далецкий 1996, Основы публичной речи 2000,)

Теоретическое риторическое направление исследований представлено многими именами: С. С. Аверинцевым (2000), Д. Н. Александровым (1999), Т. В. Анисимовой и Е. Г. Гимпельсон (Анисимова, Гимпельсон 2002), Н. А. Безменовой (1991), Л. Г. Васильевым (Васильев и соавт, 1999), С. Ф. Ивановой (1992), Н. Н. Кохтевым (1994), О. И. Марченко (1994), Н. А. Михайличенко (1994), А. К. Михальской (1994) , А. А.Мурашевым (1998),В. Н. Радченко (1991), О. А. Сычевым (1991), В. Н. Топоровым (Топоров 1998), Т. Г. Хазагеровым (1994). Для В. Н. Радченко характерен интерес к английской публичной риторике, для О. А. Сычева – приоритет связи риторики и современной коммуникативной технологии.

Свою традицию имеет изучение научного общения в СССР (Рябцева 1999, Пумпянский 1962).

Изучение публицистики традиционно ведется как на журналистских факультетах, так и при подготовке филологов (Костомаров 1994, Кузнецов 1991). Риторическая деятельность разрабатывается для журналистики (Смелкова 2002,Солганик 2001, Тертычный 2000).

С оригинальной концепцией в середине шестидесятых годов выступила И. В. Арнольд (Арнольд 2002), назвав ее стилистикой декодирования. Лишь отсутствие риторики в ту пору в номенклатуре филологических специальностей помешало И. В. Арнольд, назвать свою концепциею «риторика художественной речи». Так комментирует концепцию последователь П. Е. Бухаркин. Он же отмечает внимание к языку художественной словесности, объединяющее концепцию И. В. Арнольд с поэтикой древнерусской литературы Д. С. Лихачева.

Герменевтика представлена в СССР работами проф. Г. И. Богина (Богин 1993), проф. Пятигорского лингвистического университета В. П. Литвинова, проводились герменевтические совещания и конференции. В последние годы герменевтические исследования и конференции проводятся в Воронеже, в Санкт-Петербурге «Невские чтения». Христианская герменевтика представлена книгами проф. Е. М. Верещагина. Развивается педагогическая герменевтика, психолого-педагогическая теория понимания.

Интерпретативная деятельность развивается в теориях интерпретации художественного текста (Алексеева2001, Брандес и соавт. 2001, Богин 1993, Винокур 1925, Кухаренко 1979, Крюкова 1999), стилистических теориях (Гутнер 1982, Иванова 1991, Кузнецов 1991, Кухаренко 1979, 1986, Разинкина 1989, Скребнев 1994, Солганик 2001) теориях отдельных видов речевой деятельности (Голденков 2000, Израилевич 2001, Мельникова 2000, Пумпянский 1962, Рябцева 1999, Рязанцева 2000). В этой связи изучаются язык и стиль науки, делового общения, риторика дипломатического, судебного общения, риторика разговорной речи, риторика сниженного неформального общения. Последние годы возрос, как никогда, интерес к изучению маргинальных явлений в сфере речевой деятельности (изучаются обсценизмы, молодежный сленг, арго и проч.). Очевидно, развитая языковая личность не может проходит мимо данных направлений речевой деятельности (Голденков 2000, Грачев, Мокиенко 2000, Никитина 2003).

Одной из сфер, где чрезвычайно широко применяются риторические знания являются сферы паблик рилейшнз, психологии информационного противоборства и т.д.. Здесь на обширном современном материале возникают работы Г. Г. Почепцова. Исследуются пира и политическая психология (Королько 2000, Ольшанский 2001, 2003 Панарин 2001). Гражданская риторика представлена сегодня некоторым числом работ (Гордин 2000, Граудина 2001, Делягин 2003, Ключевский [1993], Леонов 2002, Мухин 2000).

Возникает риторика для школ, риторика для вузов – труды Ладыженской, Новожиловой, Михайличенко, Львова, Михальской, Юниной. Юношеству адресованы работы Д. С. Лихачева («Письма о добром и прекрасном», «Записные книжки», «Поэзия садов», «Раздумья о России» и др.) Значение риторики понимается деятелями образования. Так, например, в Материалах IV международной конференции «Интеграция региональных систем образования» (часть 2 – «Интеграционные аспекты в содержании и технологии образования» – Саранск: МГУ им. Н. П. Огарева, 2003) несколько докладов явно посвящено риторике: О. В. Филиппова. Риторическое образование в системе подготовки педагога. Л. В. Митякина. Риторика как контакт с деловыми людьми, как основа успеха. А. Б. Бушев. Риторизация образования. Л. В. Хаймович. Возможности интеграции учебных дисциплин средствами риторики.

В последние годы мы стали свидетелями роста риторических знаний, чрезвычайно востребованных обществом – переведена риторика Сопера, чешские риторики (Далецкий 1996), работы по неориторике из школы Edgewood Cliffs, риторика группы Мю, Льежской группы, Бельгийской школы. Ведется исследование семантики в рамках французской риторической традиции (Дюбуа 1986). Дискурс-исследования в рамках французского и англоязычного мира представлены вполне соотносятся с риторической традицией исследований – т. е в центре внимания то, как построена речь, что обусловливает ее эффективность, связь экстралингвистического и языкового, интерес я к языковой материи мысли. В немецкой традиции ‘ Texttheorie” характерен интерес к Textarten и Textsorten. Лингвистика текста в немецкой традиции обобщена в работе К. А. Филлипова (2003). Переведен с немецкого учебник Лиммермана (Лиммерман 1998)

Ширится понимание связей риторики и новых технологий. Например, понимание сохранения информации в сетевых базах данных не представляет проблему для специалистов-компьютерщиков, а нацелено на элементарную работу тех специалистов, которые связаны с сохранением, воспроизводством культурной информации для будущих поколений. Очевидно, внедрение в вузовские программы такого курса вызвано развитием новых информационных технологий. Как известно, найти интересующую информацию в сети не просто. Существуют разные методики работы, какая-то база знаний и умений закладывается у пользователя эмпирически. Однако требуется разобраться в отношении наиболее популярных поисковых машин, порталов, каталогов и т.д. Своего рода сложности возникают при выполнении сложных запросов (булевыми операторами). Из печати появились первые руководства, освещающие данную проблематику (библиография представлена напр., Гусев 2004).Задачами данного курса ставилось понимание сохранения информации в базах данных, рассмотрение разных стратегий и средств поиска, рассмотрение теории метаинформации (системы библиографических помет), видов метаинформации и роли метаинформации в идентификации документов. Использование метаинформации рассматривалось на основе международного стандарта Dublin Core Standard (что немаловажно, с учетом заинтересованности владельцев российских коммуникационных ресурсов к долгосрочному и цивилизованному сотрудничеству с различными пользователями и сохранению своих ресурсов). Многое из инструментов поиска (каталоги, порталы, поисковые машины, метапоисковые серверы, т. е. инструменты поиска), также как и методики поиска рассматриваются пользователями идентично вне зависимости от их уровня и потребностей в информации. Человеко-комьютерное взаимодействие сводится к умению войти на портал, загрузить необходимые материалы по гиперссылкам, «скачивать» необходимые материалы, программы, разбираться в форматах файлов с текстами, уметь оперативно высказать на форуме, по электронной почте.Такая работа связана с основной педагогической функцией – функцией формирования умений добывать новые знания и обучаться творческому применению полученных знаний. Данная модель образования выгодно комбинирует элементы свободной, диалогической, личностной, активизирующей, творческой.Усвоение знаний и способов деятельности в данном дистанционном обучении проявляется не столько и не сколько в сознанном восприятии и запоминании (без чего невозможно собственно никакое обучение), но на уровне применения полученного по образцу или в сходной ситуации, также как и на уровне творческого применения знаний и способов деятельности. Нам известно, что эффективные методы обучения призваны обеспечить все уровни усвоения (Лернер, Скаткин 1993)

Доступность современного мирового материала для лингводидактической и аналитической работы – основное последствие внедрения инфокоммуникативных технологий в сферу гуманитистики.

Прежде всего, обилие информационных материалов дает переводчику и исследователю невиданное доселе поле аутентичных материалов, разнообразных по тематике и по жанрам, предоставляя возможность овладения иностранной речью в ее жанрово-стилевом и предметном разнообразии, что, как известно, и является показателем развитости языковой личности и весьма актуально для переводческой практики, лингводидактики и обучения военному переводу.

Для специалиста важным оказывается представленность среди инфокоммуникативных ресурсов прежде всего типов и жанров социального (общественно-политического) и профессионального дискурса. Понятие жанр объединяет исторически сложившуюся, устойчивую разновидность речевых произведений. Жанры выделяются как в устной речи (устные приказы, распоряжения, доклады, выступления), так и в письменности (статьи, записки, книги). Изучение жанров с их стилистикой должно сочетаться с изучением риторики, искусства приемов информативной и убедительной речи.

Большим достоинством инфокоммуникативных технологий является срочная доставка необходимой общественно-политической информации. Состоявшееся накануне публичное выступление мирового политика появляется среди документов ИНТЕРНЕТ уже через несколько часов. Еще не осмысленное и не прокомментированное отечественными и зарубежными обозревателями, оно уже представляет источник рефлектирования с информацией «из первых рук». Например, в программе ОРТ «Семь дней» обсуждается новое послание Дж. Буша к нации, а текст этого The State of the Union Address прочитан в Интернет (веб-серверы Reuters, AP)еще несколькими днями раньше:

Значимую роль выполняет синтетическое направление исследований «Теория коммуникации». В России существует РКА – российская коммуникативная ассоциация, ведутся исследование педагогического общения в электронной среде.

В ЛЭТИ проводятся ежегодные конференции «Информация- Коммуникация-Общество», конференции по PR (СПб политехнический университет).Риторические исследования особенно активно ведутся в нашей стране в Перми, Екатеринбурге, Москве.

Ниже наметим (пунктирно – что неизбежно в рамках статьи) основные проблемы современных исследований:

  • Задачи риторики, риторическая грамотность. Занимаясь проблематикой языковых и риторических навыков в частной области словесного воздействия мы понимаем, что эта риторика входит как составная часть в общую риторику, которая разрабатывает проблематику речевого воздействия «в рамках работы по массовому обучению наиболее эффективным видам речевым действиям всех видов: построению и восприятию устной речи в разных ситуациях, построению письменной речи и искусству чтения, умению пользоваться массовой коммуникацией» (Рождественский 1997:7) Современная риторика решает две основные задачи: «Первая задача риторики состоит в умении быстро воспринимать речь во всех видах слова и извлекать нужные смыслы для принятия оперативных решений, не давать себя увлечь, сбить на деятельность, невыгодную себе и обществу. Вторая задача риторики есть умение изобретать мысли и действия и облекать их в такую речевую форму, которая отвечает обстоятельствам. Это значит уметь создавать монолог, вести диалог и управлять им, управлять системой речевых коммуникаций в пределах своей компетенции» (Рождественский 1997: 10). Знание видов словесности, их смысловых возможностей, отношения к другим видам семиозиса представляются составляющими риторической грамотности. Исследования сторятся вокруг аристотелевских еще понятий этос, логос и пафос речи.
  • Этапы речи . В системе Квинтиллиана используются четыре основные понятия: изобретение, расположение, словесное наполнение (элокуция) и исполнение речи (элоквенция). Нередко эти четыре понятия сводили к трем, соединяя изобретение и разработку темы, так как в первых двух случаях речь идет о структуре мысли, в третьем случае - о воплощении мысли в слове как носителе смысла, а в четвертом – об искусной фонации (или графике). Античный риторический канон, особенно замысливание речи в центре внимания исследователей риторики.
  • Общие места . Старо исследование общих мест в речи, топики. Оно предусматривалось риториками Ломоносова, Зеленецкого, Толмачева. Из современных работ, занимающихся топикой, можно указать на работы А. А. Волкова и Т. В. Анисимовой и Е. В. Гимпельсон. В центре внимания находится оратор, желающий смягчить своего слушателя, заставить его быть милостивым. Возникает интерес к отражению в речи страха и стыда, сострадания, счастья, возможного и невозможного (так называемая топика).
  • Риторические фигуры. В современных концепциях риторики традиционно говорится, что такие исследования не должны подменять риторики в целом, традиционное исчисление фигур ради фигур остается в схоластике прошлого.
  • Личность ритора. Надо все-таки решить вопрос , надо или не надо говорить вот так:: «Мы, значит, будем завозить капусточку в режиме круглые сутки»; «Мы убираем лучок в режиме, так сказать, помощи воинских частей». Если в беде погибли десятки людей, а ты выражаешь соболезнование от имени власти, не смущаясь, начинай речь словами: «Пользуясь случаем, …»

Риторика публичной речи – образцы речетворчества. Лучшие речи остаются в истории народа, входят в антологии наряду с художественными произведениями. Актуален комплексный курс, охватывающий практику публичных выступлений, и искусство убеждать, проблемы взаимоотношений между людьми и прикладной психологии. Интересны и внушение в риторке - brainwashing, тоталитарный мобилизационный язык, фольклор, мифологизация действительности, легенды о работниках-героях, мобилизационные кампании – стахановская и проч.

  • Оценка выступления – результат опыта рецепции речевых произведений:

«Значит, это, я, честно говоря, позволю, понимаете, потратить, так сказать, две минуты на мое сообщение, как я болею душой, как профессионал, и преклоняюсь, значит, перед аудиторией за все ихние труды по менеджменту и всю работу фирмы, конечно, очень знаю, понятно.

Конечно, поэтому нужно, в общем, так сказать, послать ваши, можно сказать, образцы, значит, в дирекции на местах, и они, это, придут к вам обратно, вот.

Скажу одно, я не думаю, скажем так, начинать, уважаемые, сначала, а надо, значит, делать сначала, и все, чего тут не понимать, понимаете?»

  • Виды красноречия. Изучение самих речей. Работа с текстами, составляющими сердцевину речевой культуры. Историографические представления (Ключевский), христианский компонент риторики (Библия, агиография, проповеди ), военно-патриотическое воспитание, философское воспитание, этикет, воспитание умения спорить, культурная восприимчивость (Нагибин, Лихачев, Солоухин, Паустовский), правовая риторика, интерес к фигурам ораторов, академическое красноречие, мемуары, понимание поэтики.
  • В рамках современной риторики – изучение монолога и диалога, композиционных форм речи (убеждения, описания, повествования), аргументология, доказательность, учение о целостной речи и ее частях, эристика, приемы остроумия, иллюстрация. В риторике разрабатываются речевая педагогика, теория языкового существования народа, проблемы взаимоотношений общественно -речевой практики и общества, структура видов словесности, жанры речи, виды речи (совещательная, судебная и показательная), проблемы лжи, риторика в связи с проблемами массовой информации и информатики. Исследуются история общественной мысли, выраженная в речи, языковые средства риторики, категория образа автора в различного рода риторических произведениях., русский речевой идеал, риторический идеал христианства, речевой идеал античности.

Риторические исследования проводятся и в США. Речь идет как о риторической грамотности, необходимой в повседневной жизни человека, так и о более высоких риторических умениях. Запрос в справочной системе на слово rhetoric дает множество сайтов, посвященных как композиции, риторическим цветам, риторическим фигурам, украшениям, таки работам в области теории композиции, так и лучшим речам в истории нации. Существует американская ассоциация ораторского искусства, речевая коммуникация (предмет speech) присутствует в программах вузов, приводятся количественные методы изучения ораторской речи, контент-анализ, изданы многочисленные пособия, существуют интернет-сайты, проводятся экспериментальные исследования, практическая направленность такого обучения остается несомненной.

Активно расширяется проблематика неориторики, имеющей в качестве своего предмета описание принципов построения любых словесных произведений; проблемы устной интерпретации литературы, нацеленной на понимание художественного произведения, речевой педагогики, дебатирования (Н. А. Безменова , В. А. Радченко, П. Сопер, R . Bryant , P . Morier , P . Ross , J .Sarett ). Явственно отмечается вторжение в неориторику новой терминологии из теории коммуникации, психологии, социологии, семантики. Неориторика ставит и проблему речевого существования человека и народа; изучает эффективность речи в контексте подготовки современного речедеятеля; дает рекомендации пользования словарем речедеятелям, принадлежащим к разным профессиям. Современные функции риторики, которые могут быть поняты и как ее задачи, мыслятся как общественное управление, формирование морали, нравственности и этики, формирование стиля, исследование психологии речетворчества (Рождественский 1997: 95).

Задача речевого поступка (выбор слов, выбор риторических фигур) состоит в производстве уместной, правильной и эффективной речи, приводящей к действию. Трактуя глубину понимания как меру свободы человека, риторика ставит своей задачей и включение человека (организованное или стихийное, не организованное обучением) в речевые отношения. «Становление риторики нового типа вызвано в первую очередь л и н г в и с т и ч е с к и м и факторами, через которые она включается в круг семиотических дисциплин» (Топоров 1998). Взаимосвязь риторики и лингвистики предполагает зависимость (и ориентацию) объектов риторики (риторических структур) от объектов лингвистики (языковых структур): «Описывая и предписывая процедуры конструирования коммуникативных форм и ситуаций, в которых речь употребляется с разными целями, риторика сама берет на себя задачу создания «функционального языка», выступая как один из важнейших элементов культуры, который организует ее коммуникативную систему (Топоров 1998: 95).

Современные исследования риторики ведутся по сферам красноречия – военное (Е. А. Ножин), судебное (Н. Н. Ивакина. Н. И. Порубов, В. В. Одинцов), педагогическое (М. Р. Львов, А. А. Леонтьев и многие другие), богословское (А. А. Волков), политическое (Р. Водак).

Анализ текста в риторике есть анализ «выражение – словесное воплощение замысла, осуществление речевой коммуникации». Средства языкового выражения, изучаемые в риторике, это особенности применения языка и стиля в конкретном высказывании (Рождественский 1997: 234). Исследуя речевое выражение, риторика стремится выделить то, что может характеризовать данную речь и только ее. Выбор слова в риторике диктуется образуемой им ноэмой. В речевом контакте участвуют: сам факт речевой связи; ритм, тембр и интонация; динамика речи (т.е. громкость и быстрота), модальность речи, предметное значение лексики. «Попытки анализа речи через стилистику или лингвистическими методиками или через идейные и социальные факторы тщетны потому, что они не считаются с механизмом порождения речи от задач до исполнения речи» (Рождественский 1997: 173).

Сегодня наблюдается значительное количество публикаций по риторике, она сближается с теорией коммуникации, заимствует данные когнитивной психологии, психолингвистики и по сути дела является эквивалентом такого филологического направления, как анализ дискурса в англо-американской традиции. Анализ дискурса - современное направление риторики - идейно держится на «трех китах» – действие, (по)строение и варитативность. Когда люди говорят или пишут, они тем самым совершают социальное действие. Конкретные свойства этих социальных действий определяются тем, как устный дискурс или письменный текст построены - с помощью каких лингвистических ресурсов, отобранных говорящим или пишущим из всего многообразия языковых средств, функциональных стилей, риторических приемов. Именно эти факторы принимаются исследователями во внимание при оценке произведений в той или иной сфере красноречия.

Не подлежит сомнению, что текстологическая работа должна быть тесно увязана с риторической: понимание семантики слова, семантики текста (дидактические корреляты – задания вставить пропущенные слова, выделить главное, ключевое слово), пониманием прецедентных текстов, историко-литературных фактов. С такой работой должны быть связаны и тренинги публичных выступлений. В американской традиции это осуществляется в рамках предмета “ speech”.

Намечая перспективы дальнейших исследований, отметим, что описанию и осмыслению должны подвергаться отдельные смыслы и метасмыслы в коммуникации – например, ироническое в речевой коммуникации - гротеск, парадокс, пародия, остроумие, гипербола, контраст, соединение различных речевых стилей. В центре внимания окажется речь с разными риторическим условиями и установками– речь ритуальная, провокационная, императивная, убеждающая… Интересны связи неориторики с современными науками коммуникативного цикла, теорией массовой коммуникации, риторика и новые информационные технологии. В современной риторической науке и практике занимает видное место проблема соотношения слова и дела.

Все данные предметные исследования положат начало важным наблюдениям над функционированием слова в социальном контексте, над суммой опыта рецепции предметных представлений, речевых произведений и топосов-смыслов, который, как известно, и составляет языковую личность. Языковая личность оценивается по тому, каким искусствам речи и с какой полнотой она обучена и каким опытом и навыками она владеет в разных родах, видах и формах словесности.

Риторизация образования призвана возродить риторический цикл наук – ораторское искусство, красноречие, собственно риторику, логику, эристику (исследование спора), эвристику (метод наводящих вопросов), жанроведение. Изучение данных дисциплин в процессе подготовки современного речедеятеля призвано расширить философский и риторический кругозор обучающихся, способствовать развитию рефлексии и интеллекта.

Неориторика, основательно представленная, например, в книге Н. А. Безменовой, не только охватывает все самые современные направления ораторского искусства, но и утверждает, что все они восходят к классике. Неориторика претендует не без основания на роль всеобщей методологии гуманитарного знания.

Существенно понимание сфер общения. Сферами общения В.В. Виноградов называет речевое общение с помощью определенного вида речи. Современная риторика приложима к обсуждению многих насущных проблем: правил репродуцирования, компилирования и реферирования произведений, специфики журнальной литературы, массовой коммуникации, пропаганде – всех тех сфер, где человек выступает как создатель, демиург языка. Вспомним, например, интересное самонаблюдение, как Д. С. Лихачев учился писать научную прозу. Он читал книги, написанные, с его точки зрения, хорошей прозой – научной, искусствоведческой – М. Алпатова, Дживилегова, Муратова, Грабаря, Н. Н. Врангеля (путеводитель по Русскому музею), Курбатову. Давайте следовать его совету.

Все мы являемся свидетелями интенсивной саморефлексии знания, что требует развития способностей рефлексии и понимания от каждого обучаемого. Причина научно-технических и социальных успехов ряда народов видится в риторизации систем образования. Воспитание человека не только знающего, но и умеющего устанавливать связи и перевыражения этих связей между предметами познания – задача системы образования, непосредственно связанная с социальной жизнью. Постановка познающим субъектом себя перед вопросом «Что же я понял?» – основа риторизации образования. Анализ гуманитарной научной литературы ХХ века демонстрирует повсеместное развитие интересных риторических идей не в рамках риторики, пережившей в XX веке незаслуженное забвение и ренессанс, а в рамках других предметных сфер. Риторико-герменевтическая компетентность - существенная задача обучения, его пафос.

Представляется необходимым осмыслить современный этап развития риторики и ее место в цикле гуманитарных дисциплин, особенно в связи с коммуникативной революцией последней четверти XX века. Целями данной работы представляются анализ неориторических концепций XX века, анализ связей риторики и массовой коммуникации, анализ теории и практики публичных выступлений в России и за рубежом, установление связей риторики и жанроведения (в текстах средств массовой информации), осмысление коммуникативных технологий XX века.

В филологической науке являются пока недостаточно проанализированными практика речедеятельности конца XX века и аспекты коммуникации, связанные с развитием новых технологий средств массовой информации; не проводится анализ зарубежных неориторических концепций XX века; не установлено влияние контент-анализа при аналитической работе; не дается развернутое толкование речевого воздействия в работе современных речедеятелей. Актуальным может явиться обобщение западных материалов по теории пропагандистского воздействия и практике публичных выступлений и работы прессы, осознание возможностей информационно-аналитического применения новых информационных технологий.

Анализ гуманитарной научной литературы ХХ века демонстрирует повсеместное развитие интересных риторических идей не в рамках риторики, пережившей в XX веке незаслуженное забвение и ренессанс, а в рамках других предметных сфер:

1) в педагогике (моделирование, контроль, оценка, содержательное обобщение, проблема сочетания слова и наглядности, проблема целеполагания, деятельностный характер обучения, цель и мотив деятельности, активность субъекта в общеобразовательном процессе, рефлексия в отечественных риторико-педагогических концепциях (А. Г. Асмолов, Г. И. Богин, Л. С. Выготский, В. В. Давыдов, Л. Г. Занков, А. В. Запорожец, Т. А. Ладыженская, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, М. Р. Львов, А. К. Михальская, В. В.Репкин, П. А. Шеварев, Г. П. Щедровицкий, Д. Б. Эльконин).

  • в науковедении и исследовании научного общения (проблемы методологии, композиции, вывода, анализа, дискуссии, эмфазы, парентезы, комментирования, рецензирования, аннотирования - P. Andersen, W. T. Books, D. A. Daiker, R. A. Day, G. L. Dillon, R. R. Jordan, T. S. Kane, M. S. Peterson, Н. К. Рябцева, М. П. Сенкевич, А. А. Пумпянский).
  • в исследовании общественного и публицистического дискурса (концепции Т. ван Дейка, Р. Водак, школы критического анализа дискурса, школы коммуникации Д. Таннен, труды Ю. В. Рождественского, историография, В. О. Ключевский).

4) в направлении исследований «общая филология». Данное положение закономерно, так как процесс рефлексии протекает в языке, с учетом существующих дискурсивных практик, т.е. языковое понимание знания первично. Это хорошо демонстрирует нуждающийся в изучении японский опыт языкового представления знания в концепции языкового существования человека и народа. Во второй половине XX века осмыслению подвергаются фундаментальные проблемы филологического понимания - язык и речь в кругозоре человека, речедеятель как демиург языка, проблемы словесности (Р. А. Будагов, А. А. Волков, Г. И. Богин, Ю. В. Рождественский, А. Вежбицкая, В. Лабов, Дж. Лакофф).

Риторика получает свое развитие и в рамках психолингвистического направления (исследования психолингвистической составляющей речевого воздействия), жанроведения, изучения практик делового общения, юридической герменевтики и судебного красноречия, поэтики и литературоведения (школа русского формализма, школа М. Рифаттера), логики (классические представления, современные теории логики, аргументации, теория спора Поварнина), возрождающейся в обществе гомилетики

В центре исследовательской антропологической парадигмы находится человек в языке – языковая личность. Таков далеко не полный круг работ разнодисциплинарных гуманитарных исследований, «вышедших на риторику» и по-своему решающих какой-то ее аспект.

Теоретические представления оказываются важными для понимания закономерностей функционирования коммуникационных технологий. В сфере осмысления новых практик информационного общества оказывается само понятие коммуникативной технологии как попытки влияния, отличающейся от других вариантов межличностного взаимодействия (Г. Г. Почепцов, P. M. Taylor, J. White, F. Jefkins, P. S. Green, S. M. Cutlip, M. Aronson, B. Bruce, D. Watts, J. A. C. Brown, Лондонская школа PR).

Нашедшим разработку в неориторике оказывается информационно-аналитический компонент компетенции специалиста. Проводится обсуждение примеров работы информационно-аналитических техник. Активно осмысляются риторические речевые тактики воздействия, привлечения внимания, интереса, оценки, проверки. Подвергаются осмыслению на базе накопленного знания примеры жанровой, политической, историографической мифологии, официальной и неофициальной мифологии социальных групп в СМИ. Привлекает внимание исследователей символическая организация коммуникативного пространства (Ж. Лакан, Г. Г. Почепцов, психологическое направление).

В современной социологии и лингводидактике появляются новые отрасли прикладных исследований, вызванные к жизни практикой - теории связей с общественностью и переговоров. Возникновение ПР в массовом обществе подчеркивает качественную роль общественного мнения. В повседневной практике масс-медиа используются борьба за попадание в фокус общественного внимания, примеры технологий привлечения внимания, находит выражение порождение благоприятного контекста как коммуникативная задача при освещении события. Заимствуется инструментарий теорий ПР-кампаний (установление проблемы, планирование, действия и коммуникации, оценка, коммуникативный аудит события). Важным оказывается корпоративный имидж ( M. Aronson, Г.Г. Почепцов).

Развивается прикладная теория переговоров (намерение к убеждению, к воздействию, намерение эмоционального воздействия на получателя, достоверность информации для получателя, экспертиза). Анализ дебатирования и речевой педагогики также проводится в неориторике ( Briant, Sarret, Douboi, Безменова, Радченко). Привлекают внимание исследователей пропагандистские сообщения в рамках психологических операций (разные аспекты - аргументация, выводы, заключения, решение проблемы, легитимность, авторитет, страх, альтернатива). Обсуждается подготовка программы коммуникативных кампаний– определение аудитории, убеждение, отношение, мнения и мотивации целевой аудитории, уязвимость точки зрения, пропаганда и комментирование.

Вышеприведенное еще и еще раз свидетельствует о важности риторизации образования, что снижает возможность некритического, нерефлексивного усвоения информации и несвободного, невежественного поведения.

Царь Птоломей I спросил своего учителя геометрии Эвклида: «Нет ли более легкого способа изучить геометрию?» И Эвклид ему ответил: « Нет царских путей в геометрии». Нет царских путей и в риторике. Но будем же стремиться и методологично мыслить, и умно и красно говорить в речах.

ЛИТЕРАТУРА

  • Аверинцев. Поэты и риторика. М., 1998.
  • Аверинцев С. С. София – Логос. Киев, 2000.
  • Александров Д. Н. Риторика. М., 1999.
  • Алексеева И. С. Профессиональный тренинг переводчика. СПб, 2001.
  • Анисимова Т. В., Гимпельсон Е. Г. Современная деловая риторика. М., 2002.
  • Андрюшкин А. П. Деловой английский язык. СПб, 2000.
  • Аппиньянези Р. Знакомьтесь: Постмодернизм. Спб, 2004.
  • Арнольд. И. В.. Стилистика. Современный английский язык. М, 2002.
  • Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. М.. 2000.
  • Безменова Н. А. Очерки по теории и истории риторики. М., 1991.
  • Богин 1993. - Богин. Субстанциальная сторона понимания текста. Тверь, 1993.
  • Брандес М. П., Провоторов В. И. Предпереводческий анализ текста. М., 2001.
  • Будагов Р. А. Язык и речь в кругозоре человека. М.. 2000.
  • Бурмистров С.К. Радость познания. Тверь, 1993.
  • Вагапова Д. Х. Риторика в интеллектуальных играх и тренингах. М., 1999.
  • Васильев Л. Г., Ощепкова Н. А. Прагматика аргумента: Коммуникативный подход // Тверской Лингвистический меридиан. Выпуск 3. Тверь, 1999.
  • Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. М., 1983.
  • Виноградов 1980 – Виноградов В. В. О языке художественной прозы. М., 1980.
  • Винокур 1925- Винокур Г. О. Культура языка: очерки лингвистической технологии. М., 1925.
  • Волков А. А. Курс русской риторики. М., 2001.
  • Волков С. История культуры Санкт-Петербурга. М., 2002.
  • Де Вриз М . Internationally yours. Международая деловая переписка как средстов достижения успеха. М.,2001.
  • Вомперский 1988 – Вомперский В. п. Риторики в Росии XVII- XVIII веков. М., 1988.
  • Голденков М. А. Осторожно, Hot Dog! Современный активный Е nglish.М, 2000.
  • Головин 1988 – Головин Б. Н. Основы культуры речи. М., 1988.
  • Гордин Я.Перекличка во мраке. Иосиф Бродски и его собеседники.Спб, 2000.
  • Граудина Л. К., Миьскевич Г. И. Теория и практика русского красноречия. М., 1989.
  • Граудина Л. К., Кочеткова Г. И. Русская риторика. М., 2001.
  • Грачев М. А., Мокиенко В. М. Историко-этимологический словарь воровского жаргона. СПб, 2000.
  • В. С. Гусев. Поиск в Интернет. Самоучитель. М, 2004.
  • Гутнер М . Д . A Guide to translation from English into Russian. М ., 1982.
  • Далецкий Ч. Практикум по риторике. М., 1996.
  • Делягин М. Г. Мировой кризис. Общая теория глобализации. М., 2003.
  • Дюбуа 1986 – Дюбуа Ж. И др. Общая риторика. М., 1986.
  • Зарецкая Е. Н. Риторика. Теория и практика речевой коммуникации. М., 1998.
  • Иванова Т. П., Брандес О. П. Стилистическая интерпретация текста.М., 1991.
  • Иванова С.Ф. Искусство диалога, или беседы о риторике. Пермь, 1992.
  • Ивакина Н. Н. Основы судебного красноречия. М., 2001.
  • Ивин А. А., Никифоров А. Л. Словарь по логике. М., 1997.
  • Ивин А. А. Логика.М., 2002.
  • Израилевич Е. Е. Деловая корреспонденция на английском зыке. М., 2001.
  • Кабакчи В . В . The Dictionary of Russia. Англо-английский словарь русской культурной терминологии. СПб, 2002.
  • Клубков П. А. Говорите, пожалуйста, правильно. СПб, 2001.
  • Ключевский В. О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М., 1993.
  • Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах. ( Communicating Across Differences) Пятигорск, 2002.
  • Королько В. Г. Основы паблик рилейшнз. М., 2000.
  • Костомаров 1994 – Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.
  • Кохтев 1994 – Кохтев Н. Н. Риторика. М., 1994.
  • Крюкова Н. Ф. Средства метафоризации и понимание текста. Тверь. 1999.
  • Культура русской речи. Ред. Л. К. Граудина. М.. 1998.
  • Кузнецов В. Г. функциональные стили современного французского языка. М., 1991.
  • Кухаренко В. А. Интерпретация текста. Л., 1979.
  • Лаптева О. А. Теория современного русского литературного языка. М., 2003.
  • Леонов Н. С. Крестный путь России. М.2002.
  • Леонтьев. Психология педагогического общения. Тарту. 1974.
  • Лиммерман Х. Учебник риторики. М., 1998.
  • Львов М. Р. Риторика. М., 1996.
  • Марченко О. И. Риторика как норма гуманитарной культуры. М. 1994.
  • Мельникова М.В. Англо-русский словарь словосочетаний и клише для специалиста-исследователя. Пермь, 2000. – 272 с.
  • Мечковская Н. Б. Социальная лингвистика. М., 2000.
  • Мирам Г.Э. Пеерводные картинки: профессия переводчик. Киев, 2001.
  • Михайличенко Н. А. Риторика. М., 1994.
  • Михайловская Н. Г., Одинцов В. В. Искусство судебного оратора. М., 1981.
  • Михальская А. К. Основы риторики. М., 1994.
  • Мокиенко В. М., Никитина Т. Г.. Толковый словарь языка Совдепии. СПб, 1998.
  • Мурашев А. А.. Риторика. М., 1998.
  • Мухин А. А. Информационная война в России: участники, цели, технологии. М., 2000.
  • Никитина Т. Г. Словарь молодежного сленга. СПб, 2003.
  • Ножин Е. А. Советское ораторское искусство. М.,1977.
  • Ольшанский Д. В. Политический PR. Спб., 2003.
  • Основы публичной речи. Learning to Speak in Public. М, 2000.
  • Панарин И. Н.. Информационная война и власть. М. 2001.
  • Поварнин С.И. Спор. О теории и практике спора. Спб., 1996.
  • Порубов Н. И. Риторика. Минск, 2002.
  • Пороховщиков П. С. Искусство речи на суде. Тула, 199
  • Почепцов Г. Г. Русская семиотика. М., 2001.
  • Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. М., 2001.
  • Почепцов Г. Г. Пропаганда и контрпропаганда. М., 2004.
  • Права человека. Ред. е. А. Лукашева. М..2001.
  • РадченкоВ. Н. Изучение ораторского искусства в США. М., 1991.
  • Разинкина Н. М. Функциональная стилистика английского языка. М., 1989.
  • Рождественский Ю. В. Теория риторики. М., 1997.
  • Романенко А. П. Образ ритора в советской словесной культуре . Саратов, 1999.
  • Руднев В. П. Прочь от реальности. Исследования по философии текста. М., 2000.
  • Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. М., 1993.
  • Рябцева Н. К. Научная речь на английском языке. М., 1999.
  • Рязанцева Т. И. Practical guide to analytical writing. М, 2000.
  • Смелкова З. С. и др.Риторические основы журналистики. М., 2002.
  • Смолярчук В. и. Гиганты и чародеи слова(русские судебные ораторы второй половины XIX – начала XX века). М., 1984.
  • Солганик Г. Я. Стилистика текста. М.: Флинта: Наука, 2001.
  • Сопер П. Основы искусства речи. М.., 1992.
  • Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры. М., 2001.
  • Сычев О. А. Обучение риторике в эпоху компьютеров. М,. 1991.
  • Тертычный А. А. Жанры периодической печати. М., 2000.
  • Топоров В. Н. Риторика // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1998.
  • Тэйлор Ш. Деловая переписка и образцы документов на английском языке. М., 2002.
  • Филиппов К. А. Лингвистика текста. СПб., 2003.
  • ХазагеровТ. Г. Общая риторика. Ростов-на-Дону, 1994.
  • Ханин М. И. Практикум по культуре речи, или Как научиться красиво и убедительно говорить. СПб.:, 2002.
  • Ханский А. О. Коммуникативные стратегии вербального утешения. Тверь, 2002.
  • Чаковская М. С. Текст как сообщение и воздействие. М., 1986.
  • Швейцер А. Д. Современная социолингвистика. М., 1977.
  • Шугрина Е. С. Техника юридического письма. М., 2000.
  • Юнина Е. А. Педагогическая риторика. Пермь, 1995.
  • Van Dijk , T. Critical discourse Analysis // Handbook of Discourse Analysis. Ed. Tannen D. (in preparation) < www.let.uva.nl/~teun>1998.
  • Rastier F. On signs and Text: Cognitive Science and Interpretation// Intellectica, 1996. Vol. 2 # 23. Pp. 11-52.
  • A brief history of databases

http://wwwdb.web.cern.ch/wwwdb/aboutdbs/history/industry.html

  • Web search strategies by Debbie Flanagan

http://home.sprintmail.com/~debflanagan/main.html

129.Finding Information on the Internet: A tutorial – University of Berkeley

http://www.lib.berkeley.edu/TeachingLib/Guides/Internet/FindInfo.html

130.Hillmann, Diane. Using Dublin Core http://purl.org/DC/documents/wd/usageguide-20000716.htm

131. Dublin Core Metadata Element Set, Version 1.1: Reference Description. http://purl.org/DC/documents/rec-dces-19990702.htm

http://purl.org/DC/index.htm ; http://www.ukoln.ac.uk/metadata/

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку