CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Хроника научной жизни «Философия как профессия»

Хроника научной жизни

«Философия как профессия»

22 марта на философском факультете Санкт-Петербургского Государственного Университета прошла конференция «Философия как профессия», организованная кафедрой социальной философии и философии истории. Конференция продолжила осмысление проблемы философского профессионализма, вопрос о котором был поставлен на прошедшей в 2004 году Всероссийской конференции «Феномен самодеятельного философствования».

Конференция открылась выступлением д.ф.н., профессора В. Г. Марахова, перечислившего задачи, которые философия должна решать, если хочет оправдать свое дисциплинарное существование. Надо сказать, что мотив «самооправдания» профессиональной философии звучал на протяжении конференции довольно часто – ставились вопросы о предназначении философии, ограниченной рамками профессионального существования, о том, что должно входить в эти рамки и т. п. В частности, для Марахова философия может считаться профессиональной в том случае, если она выполняет социально-прогностические функции, но это мнение было далеко не единственным. Например, для заведующего кафедрой философии Омского Госуниверситета д.ф.н. В. И. Разумова философский профессионализм заключается в практической деятельности по организации пространства философствования – в создании социальных институтов, без которых невозможны распространение и передача традиции профессиональной философии. Разумов поделился собственным опытом философской профориентации старших школьников, проанализировал феномен летних философских школ и т. д.

Конференция продолжилась выступлением председателя, заведующего кафедрой социальной философии и философии истории проф. К. С. Пигрова на тему «Философская профессия и время, или о трансцендентном спокойствии». В докладе были описаны два типа конфликтов, в которые вынужденно вступает каждый, попавший «на орбиту» института профессионального философствования. Первый заключается в том, что темп развития философской науки неизбежно опережает темпы профессионального самосовершенствования каждого отдельного специалиста-философа. Второй, напротив, связан с субъективным ощущением недовольства своими коллегами – недовольства, подпитывающего уязвленное самолюбие профессионала и отравляющего его существование в профессиональной среде. В результате профессионального философа неизбежно охватывает «фундаментальная скука», тоска, выступающие симптомом своеобразной «темпоральной болезни», результатом которой является жажда «сбежать» туда, где, по мнению зараженного суетностью профессионала, творится «настоящая философия». Выход открывается в обретении такого состояния как «терпение», или «трансцендентное спокойствие», заключающееся в преодолении самого себя, своей суетливости, завистливости и лени. «Терпение» как бы открывает особое пространство, в котором профессиональный философ может ощущать себя независимым – в том числе и от тех самых «проклятых вопросов» профессионального самооправдания. Своеобразным ответом стало выступление профессора кафедры онтологии и теории познания Ю. М. Шилкова, развившего тему «побега» и с горечью отозвавшегося о феномене «философской эмиграции» из России.

В дискуссии по поводу выступления В. И. Разумова, сделавшего упор на организационный базис профессиональной философии, был упомянут опыт методологических семинаров Г. П. Щедровицкого – в дальнейшем эта тема ещё раз была поднята в связи с выступлениями Юлии Тихоновой и Светланы Сатиковой, которые представили неожиданное видение философа как профессионала. По их мнению, философ может быть профессионалом отнюдь не только в философской науке, как молчаливо предполагалось с самого начала конференции. Ссылаясь на личный опыт, обе участницы доказали, что профессиональное философское образование может помочь достигнуть успеха в сферах, на первый взгляд далеких от академической философии – в данном случае, это бизнес-тренинг в форме семинара.

В основном, дискуссия держалась в русле двух тем: положение профессиональной философии в ряду других дисциплин и, с другой стороны, её взаимоотношения со всем культурным сообществом. В отношении вопроса самоопределения как самоотграничения профессиональной философии интересным показалось заявление к.ф.н. А. В. Парибока, обратившего внимание аудитории на известную случайность формирования того корпуса знаний, которые мы теперь привычно относим к «философским». По поводу положения профессиональной философии в обществе высказался сопредседатель, доцент кафедры философской антропологии А. В. Говорунов, четко сформулировавший определение того, что можно назвать профессией – по его мнению, «это признание со стороны социума». Таким образом, от самой официальной философской науки во многом зависит, имеет ли она право считаться профессией. В качестве примера Говорунов напомнил о недавнем статусе отечественной профессиональной философии, когда её признанность обеспечивалась необходимостью обслуживать идеологический фронт.

На конференции был также представлен Санкт-Петербургский философский Клуб, участники которого с позиций «самодеятельной философии» вынесли оценки претензиям профессиональной философской когорты.

В целом, участники пришли к выводу, что существование философии и как «любви к мудрости», и как «дисциплины» ставит такие вопросы, которые могут быть решены только философами, официально принадлежащими к философскому профессиональному цеху. Перечень этих вопросов не так уж мал и ни в коем случае не сводится к одному лишь формальному управлению философским образовательным процессом. Напротив, сама форма организация официальной философской науки подсказывает ряд решений, которые как правило ускользают от мыслителя, не связанного с профессиональным философским сообществом.

Итогом конференции стала формулировка четырех ипостасей самореализации «философа-профессионала»: преподавание, участие в идеологическом производстве, семинар как «тренинг воли» и саморазвитие.

Егоров А.Е.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку