CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2006 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Международный терроризм: проблемы концептуализации,В.Н.Лукин, Т.В. Мусиенко
Международный терроризм: проблемы концептуализации,В.Н.Лукин, Т.В. Мусиенко

 В.Н.Лукин

кандидат исторических наук

Т.В. Мусиенко

доктор политических наук

Международный терроризм: проблемы концептуализации

Глобализация стала определяющим фактором развития мирового сообщества в XXI веке. Тенденции формирования новых международных отношений и возникновения проблем глобального характера становятся объектом пристального внимания исследователей. Анализируя процесс глобализации, ученые едины в понимании его сути как становления единого мира, но по-разному определяют это понятие.

И.И. Антонович считает: «Глобализация подразумевает собой совокупность всеохватных процессов, регулирующих материальное производство, распределение, потребление и социальное поведение во всех странах и уголках нашей планеты». Он анализирует эволюцию подходов к концептуализации данной научной проблемы.

Лауреат Нобелевской премии Дж.Ю. Стиглиц подчеркивает: «На рубеже XXI века в развитии цивилизации явственно обозначились тенденции к сближению стран и народов, и возникновению единого экономического и информационного пространства в планетарном масштабе, к интенсивному обмену знаниями и технологиями. Эти тенденции принято объединять термином «глобализация».

А.Н. Чумаков отмечает, что «глобализация – это многовековой естественно разворачивающийся процесс становления единых для всей планеты биосоциальных структур, связей и отношений». Он обосновывает основные этапы осмысления глобализации и акцентирует наше внимание на глобальных проблемах.

 

Основные этапы осмысления глобализации

5-й этап

осмысления глобализации (гипотетический)

 

 

Осознание глобализации как состояния, процесса и явления

 

 

 

2015 г.

 

Настоящее время

 

 

4-й этап

осмысления глобализации

(широкое общественное сознание)

 

Открытие глобализации. Осознание целостности мира. Формирование глобального мировоззрения.

 

2000 г.

 

 

 

3-й этап

осмысления глобализации (представители естествознания и гуманитарных наук)

1980 г.

Открытие глобальных проблем. Начало формирования новой области научного знания – глобалистики. Начало формирования глобального сознания.

2-й этап

осмысления глобализации

(В.И. Вернадский, К. Ясперс,

А. Тойби, Б. Рассел и др.)

1960 г.

Понимание отдельными учеными целостности мира. Указание на неразрывную связь биологического, социального и духовного в масштабе всей планеты.

1920 г.

 

 

 

1-й этап

осмысления глобализации

(Т. Мальтус, К. Маркс, Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер и др.)

1900 г.

 

 

Интуитивные догадки о всеобщей взаимосвязи. Ощущение целостности мира. Неявные формулировки, в которых глобализация только просматривается, предугадывается.

 

1800 г.

 

 

1700 г.

Рис.1.1.1. Цит. по: Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С.413.

В ряду глобальных проблем многие ученые выделяют прежде всего международный терроризм.

Некоторые российские исследователи находят даже «генетическое родство» в глобализации и международном терроризме.

Политический анализ проблемы сторонников такой позиции включает следующие аспекты.

Во-первых, выявление сущности глобализации.

По мнению О.Л. Зотова, глобализация – это унификация культур, народов и государств, экономик и цивилизаций, слияние их в одну экономику и одну цивилизацию с господствующим ядром и подчиненной периферией. Это должно привести к отмиранию суверенного государства и государственности, прежде всего в экономике и сфере оптимизации общественных отношений. Но государство возникло именно для того, чтобы сглаживать социальные противоречия, регулировать экономическое развитие внутри и международные отношения вовне. Отмирание государства чревато войной всех против всех как во внутренней жизни конкретных стран, так и на международной арене.

Необходимо отметить, что правовое (хотя бы в минимальной степени правовое) государство как высший орган регулирования общественных противоречий объективно препятствует неправомерному получению сверхдоходов меньшинством и неправомерной концентрации власти в его же руках. На международной арене против суверенного национального государства выступают, как правило, ТНК – сверхмонополии, стремящиеся к сверхдоходам и сверхвласти.

Ослабление современных государств и снижение их роли уже привело не к новому мировому порядку, а, по определению Г. Киссинджера, к новому мировому беспорядку. Глобализация серьезно влияет на безопасность всего мирового сообщества.

Глобализация направлена на всемерное размывание границ, эрозию государств и захват внешних рынков. Ее идеал – неограниченная легкость и простота перемещения сырья, продукции, труда и капитала с целью извлечения сверхприбылей с минимальными издержками. Ее очевидная суть – силовая борьба за передел власти и собственности во всемирном масштабе в интересах избранного меньшинства.

Во-вторых, выявление «генетической взаимосвязи» глобализации и международного терроризма.

а) В отношении государства. Ослабление государственных институтов выгодно транснациональным корпорациям (ТНК) и международному терроризму. ТНК это позволяет получать сверхприбыли, а террористам глобализация позволяет легко внедряться в любую экономическую и государственную систему, оказывая на нее все более возрастающее давление изнутри. Экспансия преступности – следствие именно глобализации, а терроризм в этих условиях – это проявление политической организованной преступности как в национальных, так и в международном масштабах. Организация транснациональных корпораций и структур оргпреступности мало чем отличаются друг от друга: те и другие устроены по типу квазигосударства; те и другие узурпируют роли и функции настоящего государства

б) В отношении целей. У глобалистов и террористов интересы и цели однотипны: сверхдоходы и сверхвласть. Таким образом, ТНК и международный терроризм – два квазигосударственных узурпатора прерогатив легитимной государственности.

Международный терроризм нацелен на подрыв стабильности общества, разрушение границ и узурпацию территорий. Цели глобализации те же: добиться влияния, власти, богатства и передела собственности ценой общественной или международной безопасности.

В-третьих, определение в качестве главного объекта террористических актов – общественной безопасности.

В-четвертых, анализ последствий террористических атак.

Нарушение (разрушение) общественной безопасности дает возможность значительно ограничивать свободу и демократию. В таких условиях гражданское общество идет на то и другое ради элементарного выживания, которое может быть и активным, динамично-застойным при количественном росте, но с элементами качественной стагнации и деградации, и может стать источником желаемых сверхдоходов и сверхвласти.

Диктат терроризма подразумевает, так или иначе, террористическую диктатуру. Неофициальная, завуалированная диктатура террора превращает демократию в фикцию и может привести к открытой террористической диктатуре – фашизму.

В условиях глобализации международный терроризм представляет собой наиболее серьезную проблему безопасности. Так Сектор по предупреждению терроризма Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНПООН) с октября 2002 года по май 2006 года откликнулся на просьбы более чем 60 стран об оказании помощи, связанной с контртеррористической деятельностью.

Общественная опасность международного терроризма выражается, прежде всего, в транснациональном масштабе его деятельности; расширении его социальной базы; изменении характера и росте объема целей; повышении степени тяжести наступивших последствий; стремительном изменении темпов роста, уровня организованности; в соответствующем материально-техническом и финансовом обеспечении его природы.

Изучение его природы приобретает сегодня еще большую значимость и продолжает оставаться одной из наиболее важных и неотложных проблем социальной теории и практики.

Теоретико-методологическое осмысление даже отдельных аспектов этого феномена заключается в его анализе с использованием конкретного понятийного аппарата, с помощью которого такой анализ становится достаточно эффективным. Это позволяет сформулировать критерии терроризма, определить его основные виды и особенности, приобретаемые в конкретно-исторических условиях.

Глобализация мирового сообщества ставит перед исследователями в качестве первоочередной задачи поиск точного определения понятия международного терроризма и его классификации. Это позволит прояснить суть самого явления и критериев идентификации его конкретных выражений и форм.

С сожалением следует отметить, что лишь в последнее десятилетие в отечественной науке терроризм стал исследоваться как специфическое явление. Однако и мировая наука, накопившая значительный опыт политического анализа международного терроризма, не в состоянии дать ответы на ряд важных вопросов.

Определение международного терроризма относится к тем международным проблемам, решение которых имеет важное теоретическое и практическое значение.

Одной из первых современных попыток сформулировать понятие терроризма как преступного с точки зрения мирового сообщества деяния была работа Комитета экспертов Лиги Наций, который еще в 1934 году пытался подготовить конвенцию по предотвращению и наказанию актов терроризма.

В 1972 году, с момента учреждения Генеральной Ассамблеей ООН специального комитета по международному терроризму, разработка определения международного терроризма продолжилась.

Различные варианты определения рассматривались на 27-й, 31-й и 39-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Большее внимание им было уделено в замечаниях государств по данному вопросу, представленных в 1973 и 1977 годах Специальному комитету по международному терроризму, а также в докладах этого комитета на сессиях, состоявшихся в 1973, 1977 и 1979 годах.

Основной проблемой по-прежнему оставалось отсутствие единого критерия, позволяющего выявить основные составляющие элементы определения самого термина «международный терроризм». Это, в свою очередь, не позволяло создать механизм ликвидации практики терроризма.

Попытка дать определение понятию «международный терроризм» была осуществлена и на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 1990 года.

Достаточно широко используется определение понятия «международный терроризм», которое приводилось в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН в 1976 году: терроризм как совокупность актов, которые сами по себе являются традиционными формами общеуголовных преступлений, но совершаются преднамеренно с целью вызвать панику, беспорядок и ужас в организованном обществе, разрушить общественный порядок, парализовать противодействие террору со стороны общественных сил и интенсифицировать беды и страдания. Конгресс США в Акте о борьбе с международным терроризмом 1977 года определяет, что «Международный терроризм включает... любой противоправный акт, в результате которого наступила смерть, причинен физический ущерб любому лицу или насильственное лишение свободы любого лица, либо его результатом явилось насильственное разрушение собственности, или покушение или реальная угроза совершения любого такого акта; и все это в тех случаях, если акт, угроза или попытка такового происходит или имеет последствия вне территории государства, где преступник имеет гражданство; или вне пределов территории государства, против которого акт направлен; или на территории государства, против которого акт направлен, но предполагаемый преступник знает или должен знать, что лицо, против которого акт направлен, является иностранцем (для государства места совершения преступления), или на территории любого государства, когда совершение акта было поддержано из-за рубежа, независимо от гражданства предполагаемого преступника.

Акт международного терроризма нацелен на причинение ущерба или угрозы интересам или направлен на получение уступок со стороны государства или международной организации; и он не является таковым, если совершается в ходе военных или приравненных к военным операциям, направленным главным образом против вооруженных сил или военных целей государства или регулярных вооруженных групп».

В Федеральном законе Российской Федерации «О борьбе с терроризмом» дано следующее определение: «Терроризм – насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного лил общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений».

В таком определении, с точки зрения Кофмана Б.И., Миронова С.Н., Сафарова А.А., Сафиуллина Н.Х. и некоторых других исследователей, смешаны цели, мотивы, методы, способы и результаты конкретных террористических акций.

Очередная попытка в этом направлении была предпринята странами - участницами Шанхайской организации сотрудничества в июне 2001 года. В статье 1 (п.1) принятой ими Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом терроризм определяется следующим образом:

«а) какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции, и как оно определено в этом договоре;

б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон».

Здесь в основу определения терроризма положена квалификация этого явления в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 года, которая учитывает специфику международно-правовой стороны современного глобального антитеррористического взаимодействия. Поэтому первая часть определения терроризма в ст. 1 Шанхайской конвенции носит отсылочный характер.

Во второй части определения терроризма предпринята попытка охватить те его проявления, которые могут не подпадать под действие указанных в Приложении международных конвенций. Здесь добавлены такие составы, как организация и планирование преступного деяния, пособничество и подстрекательство. Столь прагматичный подход разработчиков Шанхайской конвенции продиктован стремлением следовать общим направлениям антитеррористического взаимодействия, согласованным на глобальном уровне. Кроме того, в контексте главной цели Конвенции – обеспечения эффективного взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб на соответствующих направлениях – юридическая квалификация противоправных деяний имела скорее подчиненное значение.

Кроме того, в Конвенции дается определение сепаратизма и экстремизма: «сепаратизм» – какое-либо деяние, направленное на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совершаемое насильственным путем, а равно планирование и подготовка такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон;

«экстремизм» – какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон».

Разумеется, эти определения не носят всеобъемлющего характера. Они (как и определение терроризма) имеют сугубо прикладное значение – исключительно для целей настоящей Конвенции, о чем сделана соответствующая запись в п. 1 ст. 1. Важно было вычленить те проявления терроризма, сепаратизма и экстремизма, которые в своем переплетении создают взрывоопасную смесь, представляющую главную (по крайней мере, в центральноазиатском регионе) опасность для государств – участников и требующую объединения их усилий для адекватного ответа на эти вызовы.

В целом понятия терроризма, сепаратизма и экстремизма имеют составляющие, выходящие за рамки не только изложенных в Конвенции определений, но и уголовно-правовых норм вообще. С учетом этого в п. 2 ст. 1 оговаривается: «…настоящая статья не наносит ущерба какому-либо международному договору или какому-либо национальному законодательству Сторон, которые содержат или могут содержать положения о более широком применении терминов, используемых в настоящей статье».

В настоящее время не существует универсального определения понятий терроризм и производных от него видов – национального (внутреннего) и международного, признанных мировым сообществом государств, хотя существуют 27 глобальных и региональных договоров, касающихся вопроса о международном терроризме.

В результате неудачных попыток разработать приемлемое для всех государств определение международного терроризма среди политологов и правоведов наметилась определенная поляризация мнений. Некоторые из них считают, что ввиду отсутствия перспектив выработки общепринятого определения международного терроризма нецелесообразно стремиться к решению этой задачи. Они предлагают ограничиться договоренностью о совместной борьбе с конкретными видами преступных деяний, например, с захватом заложников. В то же время основное большинство исследователей признает, что эффективное и всестороннее сотрудничество государств в этой области возможно только при условии договоренности в отношении развернутого определения международного терроризма.

Анализ определений международного терроризма, предлагаемый А.А. Варфоломеевым, С.И. Грачевым, А.О. Колобов, А.А. Корниловым, О.О. Хохлышевой, указывает на значительные расхождения во мнениях по поводу этого понятия и его содержания.

Однако определение международного терроризма, на их взгляд, необходимо как ориентир для решения международных, политических и правовых проблем, а также создания целостной системы противодействия терроризму.

При отсутствии юридически закрепленного определения международного терроризма важно понимание основных признаков, позволяющих выделить его среди других противоправных деяний. Сравнительный анализ определений, предлагаемых отечественными и зарубежными авторами, свидетельствует как о разности, так и близости точек зрения по ряду признаков, на совокупности которых и происходит непосредственное построение обобщенного определения того или иного понятия, в данном случае.

Исходя из этого, эти специалисты предлагают такой вариант определения: «Международным терроризмом является посягающее на международный правопорядок применение (или угроза применения) организованного насилия, направленное на устранение политического противника либо на достижение иных международно-противоправных целей путем устрашения лиц, не являющихся непосредственными объектами нападения».

Первые два признака такого определения имеют универсальный характер, то есть распространяются на все конкретные проявления терроризма: любая террористическая акция представляет собой применение крайних форм насилия или угрозы насилия для достижения целей, выходящий за пределы причиняемых им телесных повреждений, смерти, материального ущерба.

Третий из перечисленных признаков (цели террористического акта достигаются путем психологического воздействия на лиц, не являющихся непосредственными жертвами насилия) менее универсален. Так как в ряде случаев террористы, совершая нападение на своих политических противников, стремятся устранить именно непосредственных жертв террористических актов. Очевидно, что в таких случаях цель террористов достигается самим актом насилия, а не путем психологического воздействия на лиц, не являющихся непосредственными жертвами насилия.

С учетом изложенного основные признаки международного терроризма, по мнению О.А. Колобова, заключаются в следующем:

- применение насилия и устрашения, которое достигается использованием особо острых форм и методов;

- направленность на достижение политических целей, на ослабление политических противников;

- повышенная общественная опасность, связанная с непосредственной угрозой жизни людей, функционированию предприятий и учреждений;

- нелегитимность;

- использование конспирации как необходимого условия существования террористических структур и результативности их действий;

- опосредованный способ достижения политического результата через совершение посягательств на жизнь и здоровье людей (независимо от их причастности или непричастности к противникам террористов).

Исследователь выделяет также так называемые признаки международности, на основании которых разграничиваются международный и внутригосударственный терроризм.

Перечень этих признаков в прямой постановке пока еще не включен в антитеррористические международно-правовые акты.

Между тем в правоохранительной практике такие признаки уже используются. Речь идет о признаках международности террористических актов, содержащихся в п.4.1.2 Руководства по борьбе с международным терроризмом, разработанного Интерполом. В нем рекомендуется «рассматривать акцию терроризма как международную, если:

- цели, объявленные террористами, затрагивают несколько стран;

- преступление начинается в одной стране, а заканчивается в другой;

- средства преступной группы происходят из другой страны;

- жертвами преступления являются граждане различных стран или участники мероприятий, проводимых международными организациями;

- нанесенный ущерб затрагивает несколько стран или международных организаций».

Вопрос о признаках международности имеет не только теоретический, но и практический характер: от ответа на него зависит регулирование правоохранительной деятельности, направленной на предотвращение и пресечение актов терроризма, уголовное преследование лиц, совершивших данные тяжкие преступления.

При рассмотрении определении понятия «терроризм» Е.Г.Ляхов и Л.А. Моджорян выделяют два вида терроризма: международный и национальный. Е.Г.Ляхов показывает, что «принципиальное различие между этими двумя видами терроризма заключается, главным образом, в их направленности. Международный терроризм преследует такие цели, как подрыв межгосударственных отношений, международного правопорядка, действия против государства, нации (народа), борющейся за свое освобождение и независимость, международных организаций как субъектов международно-правовых отношений».

Таким образом, на основе критерия субъекта преступления международный терроризм можно разделить на два вида:

- террористическая деятельность, организуемая и осуществляемая государством;

- террористическая деятельность, организуемая и осуществляемая лицами (организациями, группировками), действующими самостоятельно.

В зависимости от целей, которые преследуют террористические формирования целесообразно второй вид международного терроризма подразделить на ряд подвидов:

1. Политический, либо социально-революционный, или идеологический терроризм. Члены групп, сформировавшихся на основе марксистской, монархической, анархической, фашистской, и т.д. идеологий, ставят своей задачей достижение политических, социальных или экономических изменений внутри того или иного государства.

2. Националистический (национальный), этнический и сепаратистский терроризм. В данном случае группы объединяются на платформе национализма и преследуют цели решения национального вопроса (борьба с дискриминацией той или иной нации за самоопределение, представление нации тех или иных прав, шовинистические цели). Раньше чаще употреблялся термин «национальный» применительно к группировкам, являющимся частью национально-освободительного движения. Сейчас, по мере того как все меньше остается стран, борющихся за национальное освобождение, но растет число сепаратистских движений в различных государствах, чаще употребляется термин «сепаратистский» или «этнический терроризм» для характеристики группировок, действующих внутри сепаратистских движений той или иной страны.

3. Религиозный или фундаменталистский терроризм, когда группировки, исповедывающие ту или иную религию, пытаются если и не свергнуть, то, во всяком случае, вести борьбу против государства, где господствующей является иная религия или где господствует неортодоксальная разновидность той же религии.

4. Криминальный терроризм, когда группировки, сформировавшиеся на основе какого-либо преступного бизнеса (наркобизнес, оружейный бизнес, контрабанда) преследуют цели создания наиболее выгодных условий для получения сверхприбыли.

5. Экологический терроризм. Наряду с движениями, борющимися за осуществление эффективной природоохранной политики («зеленые», «экологисты»), возникли и действуют группировки, выступающие вообще против научно-технического прогресса, борющиеся против загрязнения окружающей среды, убийства животных, строительства ядерных объектов террористическими методами.

При всех различиях в существующих определениях международного терроризма общим является включение в дефиницию смыслового значения, отражающего понимание международного терроризма как терроризма, в сферу которого вовлечены граждане, либо территории нескольких стран. Под терроризмом понимается политически мотивированное насилие или угроза его применения по отношению к невооруженным целям и объектам, осуществленное террористическими организациями (или группировками) с целью оказания давления на общественность.

В частности, М.В. Баскаран ( Baskaran M . W .) относит международный терроризм к виду политического терроризма интернационального уровня, определяя следующую классификацию:

I . Политический терроризм международного уровня:

1. терроризм, финансируемый государством

2. интернациональный или транснациональный терроризм

3. терроризм, основанный на авторитете международных организаций

II . Религиозный терроризм международного уровня:

•  фанатизм

•  священная война

•  Криминальный терроризм международного уровня:

•  наркотерроризм

•  коммерческий терроризм

•  индивидуальный терроризм

•  психотический терроризм .

Исследователем даны следующие определения видов международного терроризма:

1. Международный политический терроризм, финансируемый государством/государствами ( State - Sponsored Terrorism ) – политический терроризм межгосударственного уровня, финансируемый другими государствами в целях распространения особой идеологии или достижения собственного консолидированного интереса.

2. Политический интернациональный/транснациональный терроризм ( International / Transnational Terrorism ) – соотносится с террористическими актами, совершаемыми на пограничной территории собственного государства или на глобальном уровне, в целях привлечения внимания всего мирового сообщества к причинам, по которым совершен теракт, а также для дискредитации правительств государств как неэффективных и не обладающих достаточной мощью для противодействия террористическим организациям.

3. Политический терроризм, основанный на авторитете международных организаций ( Authorized Terrorism ) – связан с атаками на объекты (мосты, госпитали, банки) с участием сил ООН, направленными против определенного государства.

4. Религиозный фанатический терроризм ( Religious Terrorism ) – преследующий цель свержения существующего религиозного порядка, который квалифицируется как неправедный, коррумпированный и нерелигиозный.

5. Религиозная священная война ( Holy War ) – представляет собой террористическую атаку на другие религиозные группы или цивилизации со стороны фанатиков, рассматривающих нападение и насилие в отношении других религиозных групп в качестве священного религиозного долга.

6. Криминальный международный терроризм ( Criminal Terrorism ) – терроризм, связанный с нарушением законов государства и общества, который применяется в политических целях.

7. Криминальный международный наркотерроризм ( Narco Terrorism ) – терроризм, практикуемый мафиозными группами, преследующими цель сохранения наркотрафика и каналов перемещения наркотиков, а также в иных целях.

8. Криминальный международный коммерческий терроризм ( Commercial Terrorism ) – терроризм, включающий демпинговые и иные подрывные операции в отношении продукции или коммерческих интересов конкурентов.

9. Криминальный индивидуальный терроризм международного уровня ( Sheer Individual Terrorism ) – связанный с проведением акций (шантаж, киднеппинг, разбой и другие) с целью защиты и реализации личных целей.

10. Криминальный психотический международный терроризм ( Psychotic Terrorism ) – аномальное или девиантное поведение, мотивированное внутренней неудовлетворенностью, фрустрацией или депрессией или иными проблемами развития личности.

Проблема связи глобализации и изменения характера международного терроризма диагностируется исследователями посредством выявления специфики новых характеристик терроризма и создаваемых им рисков. Соответствующий диагноз рассматривается в качестве основы для моделирования эффективных интегрированных стратегий управления рисками терроризма.

В частности, представляет интерес характеристика нового терроризма, представленная П. Шультом ( Schulte P .). В качестве отличительной черты терроризма в условиях глобализации он отмечает значительность акцента на священности мотивов террористической деятельности, а также установку на то, что современные, светски ориентированные ценностные системы обществ и национальных государств неприемлемыми для «истинно верующих». П. Шульт определяет следующие тренды, характерные для современного терроризма:

•  Отрицание любых компромиссов , в том числе в переговорном процессе ( Non - Negotiability ).

•  Интернациональность акторов, ресурсов, обеспечиваемая расширением глобальных диаспор, Интернет-коммуникаций и других современных средств связи ( Internationalism ).

•  Сетевой характер организации террористических структур , пришедший на смену традиционной иерархической структуре ( Network Centricity ).

•  Способность террористических организаций избегать давления со стороны государств , теряющих в условиях политической глобализации часть суверенитета и влияния ( Failing States ).

•  Использование религии для вовлечения в террористическую деятельность маргинализированных масс, а также формирование у волонтеров безразличного отношения к собственной жизни и жизни потенциальных жертв террористических актов ( Religious Basis ).

•  Стремление к использованию современных технических средств и вооружений, включая средства массового уничтожения и кибертерроризма ( Interest in the Most Modern and Lethal Weaponry ).

•  Акцент на проведении терактов с эффектами массового запугивания ( Willingness to Carry out Mass Casuality Attacks ).

П. Шульт указывает на конвергенцию характеристик нового терроризма как его отличительную черту, что рассматривается им как основание для моделирования интегративных стратегий снижения рисков и противодействия терроризму.

 

Антонович И.И. Глобальная цивилизация и ассиметричный мир. Отв. Ред. С.Н. Комиссаров. М.: Наука, 2002. С.3, 5–26.

Стиглиц Джозеф Юджин . Глобализация: тревожные тенденции ! Пер. с англ. и примеч. Г.Г. Пирогова. М.: Мысль, 2003. С.3.

Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. М.: ТК Велби , Изд-во Проспект, 2005. С.87, 346–405.

Зотов О.В. Глобализация и международный терроризм: генетическое родство / Терроризм – угроза человечеству в XXI веке. М.: Институт востоковедения РАН, Издательство “Крафт+”, 2003. С.36–49.

Моджорян Л.А. Терроризм: правда и вымысел. М.: Юридическая литература. 1996; Василенко В.И. Терроризм как социально-политический феномен. Монография / Общ. ред. Прохожев А.А. М.: Изд-во РАГС, 2002. 220с.; Терроризм: история и современность / Кофман Б.И., Миронов С.Н., Сафаров А.А., Сафиуллин Н.Х. Казань, 2002. 808 с.; Замковой В.И., Ильчиков М.З. Терроризм – глобальная проблема современности. М.: Институт международного права и экономики, 1996. 80 с.; Ляхов Е.Г., Попов А.В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Монография. Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 1999. 436 с.; Международный терроризм: истоки и противодействие: Материалы международной научно-практической конференции, 18-19 апреля 2001 года: Сб. статей. СПб.: Секретариат Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ, 2001. 292 с.; Петрищев В.Е. Заметки о терроризме. М.: Эдиториал УРСС, 2001; Материалы межпарламентского форума по борьбе с терроризмом 27-28 марта 2002 года. СПб, 2002; Терроризм и политический экстремизм: вызовы и поиски адекватных ответов. М.: Ин-т политич. и воен. анализа. 2002. 240 с.; Мирский Г.И. Международный терроризм, исламизм и палестинская проблема. М.: ИМЭМО РАН, 2003. 103 с.; Терроризм – угроза человечеству в XXI веке. М.: Институт востоковедения РАН, Издательство «Крафт+», 2003. 272 с.; Терроризм и контртерроризм в современном мире: аналитические материалы, документы, глоссарий: Научно-справочное издание / Под общ. Ред. акад. О.А.Колобова. М.: Изд-во «Экслит», 2003. 480 с.; Бутков П.П. Терроризм и проблемы безопасности в современном мире: Учеб. пособие / СПбГУАП, 2004. 56 с . и другие .

Patterns of International Terrorism: 1980 // Central Intellingence Agency, P A 81-10l63U. 198 I . June . P . 1 l .

«О борьбе с терроризмом». Федеральный закон № 138 ФЗ от 25 июля 1998 г. Ст.3 / Собрание законодательства РФ, М., 1998.

Терроризм: история и современность / Кофман Б.И., Миронов С.Н., Сафаров А.А., Сафиуллин Н.Х. – Казань, 2002., С. 7.

Приложение составили 10 глобальных антитеррористических конвенций, предусматривающих неотвратимость ответственности преступников на основе принципа «либо выдай, либо суди». Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом // Московский журнал международного права. 2001. № 4. С. 234.

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом // Московский журнал международного права. 2001. № 4. С. 234.

Там же.

Терроризм: история и современность / Кофман Б.И., Миронов С.Н., Сафаров А.А., Сафиуллин Н.Х. Казань, 2002. С.

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом // Московский журнал международного права. 2001. № 4. С. 234.

См. Приложение 1, 2.

Терроризм и контртерроризм в современном мире: аналитические материалы, документы, глоссарий: Научно-справочное издание / Под общ. ред. акад. О.А. Колобова. М.: Изд-во «Экслит», 2003. С. 6-24.

Там же, С. 26.

Inside Terrorist Organizations.- New York: Columbia University Press, 1988.

Ляхов Е.Г. Проблемы сотрудничества государства в борьбе с международным терроризмом. М., 1979. С. 21; Моджорян Л.А. Терроризм: правда и вымысел. М., 1986. С . 14-15.

 

Terrorism : Documents of International and Local Control / Howard S. Levie Ed. New York: Oceana Publications, Inc. Dobbs Ferry. 2004. P. 259; International Relations and World Politics : Security, Economy, Identity / 2-nd Ed. Paul R. Viotti, Mark V. Kauppi Eds. New Jersey: Upper Saddle River, 2002. P. 253; Terrorism and the International Legal Order: With Special Reference to the UN, The EU and Cross-Border Aspects / Peter J. van Krieken Ed. The Hague: TMC Asser Press, 2005. P. 18; Bruggeman W. Countering the Treat of Terrorism in the EU in a Broader Organized Crime Perspective // Legal Instruments in the Fight against International Terrorism: A Transatlantic Dialogue / C. Fijnaut; J. Wouters and F. Naert Eds. Leiden; Boston: Martinus Nijholff Publishers. 2005. P. 153–158.

Baskaran M.W. Terrorism and Non-Violent Responces // Gandhi Marg. 2003. Vol. 25. N 1. P. 35–53.

Ibid., P. 37.

Ibid., P. 38–39.

Schulte P. Uncertain Diagnosis: Megalomaniacal Hyper – Terrorism and an Unending War for the Future? // Globalization and the New Terror: The Asia Pacific Dimension / David Martin Jones Ed. Cheltenham, UK; Northampton, MA USA: Edward Elgar, 2005. P. 31.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку