CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2007 arrow Теоретический журнал "Credo" arrow Модель сетевого терроризма Мишеля Занини,В. Н. Лукин, А.В. Мусиенко
Модель сетевого терроризма Мишеля Занини,В. Н. Лукин, А.В. Мусиенко

В.Н. Лукин,

 А.В. Мусиенко

Модель сетевого терроризма Мишеля Занини

Эволюция современного международного терроризма в направлении создания сетевых структур нашла отражение в соответствующих моделях политического анализа международного терроризма, которые возможно объединить, обозначив как концептуальные модели сетевых войн ( Network Model = N - M ).

Одним из вариантов модели политического анализа данного типа является концептуальная модель сетевого террора Мишеля Занини ( Zanini M.). Исходной посылкой концепции М. Занини является утверждение, что информационная революция эпохи глобализации оказала влияние не только на изменение типов целей террора и выбор методов насилия, но и на способы проведения террористических операций, а также на структуру самих организаций.

Отличительной особенностью сетевых моделей политического анализа международного терроризма является их ориентированность на концептуализацию организационных аспектов формирования и функционирования террористических сетей; выявления характера влияния информационных технологий на их организационную структуру, стратегию и тактику террористических организаций нового, информационного поколения; прогнозирование перспективных трендов развития сетевого терроризма и разработку рекомендаций по моделированию стратегий и механизмов противодействия.

Такого рода концептуальная специализация отличает и модель М. Занини. Кроме того, характерной чертой данной модели, также как и в рассмотренных выше случаях, является ее комбинаторность, отражающая общую тенденцию к концептуальному синтезу в политическом анализе международного терроризма. Модель М. Занини разработана на основе соединения глобалистского и регионалистского подходов к концептуализации эволюции международного терроризма в условиях глобализации. Отражением глобалистского понимания проблемы является опора на концепт сетевого терроризма. Регионализм представлен тем, что вся логика доказательств и обоснования выдвигаемых концептуальных положений включает анализ конкретных процессов и тенденций функционирования сетевых террористических групп на Ближнем Востоке.

Исходные посылки проведенного М. Занини политического анализа заключаются в следующем. Суть первого исходного положения состоит в утверждении, согласно которому для современного терроризма характерна тенденция к применению информационных технологий ( Information Technology = IT ), прежде всего компьютерных, Интернета, средств телекоммуникаций и других, с целью повышения уровня организации и координации дисперсивной по характеру активности.

Современные IT, подобно тому, как они используются частными корпорациями для обеспечения эффективности и гибкости функционирования, по аналогии, востребуются и террористическими организациями с целью внедрения новых доктрин функционирования и форм организации своей деятельности. Использование современных информационных технологий позволяет таким организациям развиваться по пути дисаггрегации и отхода от иерархических организационных структур в направлении более децентрализованных, относительно автономных и постоянно меняющихся совокупностей террористических групп, объединенных общностью стратегических целей.

Появление сетевых террористических групп рассматривается М. Занини как составляющая общей тенденции перехода к так называемым сетевым войнам ( Netwar ).

Сетевая война – это концепт, которым определяется новый вид конфликтов и преступлений, возникающих на социентальном уровне и характеризующихся применением способов, которые имеет мало общего с традиционными методами войны. Для носителей и инициаторов такого рода конфликтов больше характерно стремление к созданию дисперсивных (разбросанных) групп, координация и коммуникация между которыми, а также проведение соответствующих акций, осуществляются способами, характерными для интернеттехнологий, что по существу исключает централизованное управление и подчинение. Этим сетевая война отличается от других видов конфликтов, для которых характерно вхождение участников конфликта в формальные, иерархические изолированные организации с конкретными доктринами и стратегиями, разрабатываемыми и реализуемыми на основе принципов централизованного управления.

Исследовательский проект М. Занини, основанный на концепции сетевого террора, представлен четырьмя линиями политического анализа международного терроризма нового типа. Первая линия – изучение организационных импликаций ( Implications ) сетевой войны ( Netwar ), и прежде всего, вопроса в какой мере информационные технологии содействуют возникновению разнообразных новых форм террористических структур и технологий командования ( Command ), контроля ( Control ), коммуникации ( Communication ) и компьютеризации управления ( Computers ). Данная линия отражена соответствующей концепцией ( G 4).

Вторая линия исследовательского проекта – возможности применения террористическими группами информационных технологий для ведения Netwar, в том числе в целях осуществления менеджмента, манипуляций по созданию определенного имиджа и других целей.

Третья линия – проведение среднесрочного прогноза относительно возможных перспектив использования террористами IT и их влияния на формирование возможных трендов эволюции международного терроризма.

Четвертая линия – моделирование с учетом выявленных тенденций стратегий предотвращения рисков Netwar и противодействия распространению сетевого терроризма.

Анализируя организационные аспекты формирования террористических сетей, М. Занини обосновывает положение об архетипе Netwar. Последний характеризуется как основанный на сетевом устройстве, в соответствии с которым генераторы конфликта данного типа ориентированы на создание большой совокупности разнообразных и дисперсивных нодов ( Nodes ) или ячеек, члены которых разделяют общие идеи и интересы, будучи склонными функционировать чаще всего в режиме и по принципу многоканального всепроникающего Интернета. Виртуальные и сетевые организации рассматриваются как эффективная альтернатива традиционным бюрократическим иерархическим структурам, поскольку отличаются гибкостью, адаптивностью и способностью накапливать интеллектуальный, творческий кадровый потенциал.

М. Занини, Питер Монг ( Monge P.), Дженет Фальк ( Fulk J.) выделяют следующие общие для сетевых организаций характеристики:

1. Специфика внутренней координации и коммуникации, которые не являются формализованными в соответствии с принципами горизонтальных и вертикальных взаимосвязей, а формируются и трасформируются в зависимости от конкретно поставленной задачи (пилотные проекты).

2. Сходство внешней и внутренней организационных структур взаимодействия, формируемых и функционирующих во временных рамках конкретного общего проекта, а также имеющих неформальный характер и разную степень интенсивности, которые тоже зависят от целей и потребностей организации.

3. Культурологические факторы (общность норм, ценностей и прежде всего, взаимное доверие) как ведущая детермината и внутренних, и внешних связей организации, а также альтернатива иерархическому (бюрократическому) принципу организационного устройства.

Рассматривая на примере Ближнего Востока ( Case Study ) тренд в развитии террористических групп, М. Занини отмечает тенденцию к заимствованию наиболее активными террористическими организациями сетевых принципов устройства, позволяющих создавать децентрализованные гибкие сетевые структуры. Данную тенденцию исследователь рассматривает как неотъемлемую составляющую общего, более широкого процесса перехода от организаций, основанных на принципах формализации управленческой структуры и государственной финансовой поддержки, к сетевым структурам, включающим как индивидуальных членов, так и отдельные подгруппы. Такие структуры отличаются ориентацией на принцип частного финансирования своей деятельности. Для них также характерны, с одной стороны, наличие стратегического управления, и с другой стороны, независимость в тактических вопросах.

По наблюдениям М. Занини, террористические группы Ближнего Востока отличаются разнообразием происхождения, идеологии и организационного строения. По критериям принципов организации, идеологии и времени создания исследователь в своей классификации террористических групп выделяет две категории: традиционные террористические группы и группы нового поколения.

Традиционные группы – это структуры, созданные в 60 - 70-е годы XX века (например, Palestine Liberal Organization = PLO ). По идеологической и политической направленности группы характеризуются позицией поддержки отдельных идей национализма или марксизма. В организационной структуре таких групп представлены отдельные автономные ячейки. Вместе с тем, группы иерархичны, а ячейки не связаны горизонтальными связями.

Группы нового поколения ( Hamas, Palestinian Islamic Jihad, Hizbollah, Algeria ' s Armed Islamic Group, Egyptian Islamic Group, террористическая сеть al - Qaeda ), отличаются религиозной или идеологической мотивацией. Группы оперируют как часть террористической сети, организованной не столько иерархически, сколько объединенной общими ценностями и механизмами горизонтальной координации для выполнения целей, которые преследуются конкретными группами. Новое поколение террористических групп Ближнего Востока, уточняет М. Занини, оперирует как в рамках, так и за пределами региона, что позволяет отнести структуру террористических сетей к категории транснациональных, а в отдельных случаях (аль-Каида и другие) – к глобальному типу.

Принципы сетевой организации террористических групп нового поколения определены исследователем следующими категориями:

- относительная гибкость ( Relative Flatness );

- децентрализация ( Decentralization );

- делегирование полномочий по принятию политических решений соответствующим властным структурам ( Delegation of Decision - Making Autuority );

- свободные латеральные связи между дисперсивными (рассредоточенными) группами и индивидами ( Loose Lateral Ties Among Dispersed Groups and Individuals ).

Отдельные группы действуют по принципу сетевых зонтичных организаций ( Umbrella Organization ) и представляют собой гибридные образования, сочетающие сетевые и иерархические принципы организации. К данному типу М. Занини отнесена Hizbollah, действующая в южном Ливане и имеющая, с одной стороны, формальную организационную структуру, и с другой стороны, допускающая взаимодействие ее членов, не подчиняющихся принципам жесткой иерархии и контроля сверху.

Террористическая сеть аль-Каиды определена как тип сложной сети, состоящей из сравнительно автономных групп, деятельность которых финансируется из частных источников. М. Занини относит данную организацию к типу многонационального союза исламских экстремистов ( Multinational Alliance of Islamic Exstremists ), лидер которой финансирует и руководит проведением отдельных операций, но не выполняет функций прямого командования и контроля за всеми террористическими акциями. Роль лидера такой организации – координация и поддержка отдельных из многочисленных нодов (ячеек).

Важным представляется в этом отношении замечание М. Занини о том, что в политическом анализе деятельности сетевых структур данного типа должно учитываться то обстоятельство, что фигура, определяемая как лидер сетевой террористической организации (Бен Ладен, в частности), не должна отождествляться с сетью в целом. Так, Бен Ладен представляет ключевой под общей арабо-афганской террористической сети. Однако, многие операции, проводимые сетью, осуществляются без его вмешательства, руководства и финансирования, и будут проводиться даже в случае захвата или гибели главного террориста.

Операции, проводимые сетевыми группами, обеспечиваются механизмами латеральной координации ( Lateral Coordination Mechanisms ). Создание таких сетей обеспечивается новыми коммуникациями и компьютерными технологиями, подчеркивает М. Занини.

Во-первых, IT в значительной степени сокращают время трансмиссии, что делает возможным эффективную коммуникацию и координацию действий территориально рассредоточенных акторов сетевых террористических операций. Тем самым, IT позволяют террористическим корпорациям децентрализовать свою деятельность за счет создания многочисленных локальных сетевых образований.

Во-вторых, IT существенно снижают стоимость коммуникаций, что позволяет реализовывать проекты, требующие интенсивного взаимодействия. Снижение затрат на координацию действий способствует дальнейшему разукрупнению организаций ( Disaggregate Organizations ) через процессы их децентрализации и автономизации.

В-третьих, новые технологии значительно расширяют масштаб и сложность передаваемой информации, что позволяет осуществлять обмен информацией по всем многочисленным линиям горизонтальных связей сети.

Результаты анализа факторов и механизмов, обеспечивающих создание и функционирование современных террористических сетей, явились основанием для вывода М. Занини о ключевой роли в эволюции террористических сетей информационных технологий: «Таким образом, современные информационные технологии создают беспрецедентные преимущества для ведения террористическими группами сетевых войн, не взирая на географическую разобщенность и различия в самой направленности деятельности групп, входящих в состав сети. IT могут быть использованы для планирования, координации и проведения террористических операций. Использование Интернет-коммуникаций позволяет увеличить скорость мобилизации и взаимодействия членов сети, что усиливает гибкость организации, а также дает возможность быстрой и частой смены тактики действий. Индивидуальные члены сети, придерживающиеся общих позиций и целей, могут формировать подгруппы, собираться в определенной местности и выполнять конкретную целевую операцию, а затем переформировываться и рассредоточиваться для выполнения других заданий».

М. Занини отмечает следующие преимущества сетевых террористических организаций, использующих IT :

- возможность через применение инфраструктуры новейших технологий оперировать на территории любой части света;

- возможность изменения форм финансирования за счет отхода от государственной финансовой поддержки;

- более высокий уровень безопасности.

Вторая линия политического анализа, установленная моделью М. Занини, предполагает выявление ключевых стратегий Netwar, отличающих сетевые террористические организации. Исследователь выдвигая концепцию информационных операций ( IO ) с разрушающими эффектами, обосновывает вывод о существовании трех основных типов стратегий, обеспечиваемых использованием IT и предполагающих проведение деструктивных информационных операций ( Offensive Information Operation = IO ):

• Перцептивный менеджмент и пропаганда (Perception Management and Propaganda).

• Поражение виртуальных целей для временного прерывания функционирования информационных систем и нанесения экономического и иного ущерба ( Disruption ).

• Разрушение физических или виртуальных систем, являющихся целями террористических операций ( Distraction ).

Стратегия перцептивного менеджмента и пропаганды предусматривает оказание воздействия на общественное мнение, рекрутирование новых членов организации и получение источников финансирования. Важнейшими компонентами данной террористической стратегии являются:

- рассылка сообщений,

- широкое новостное освещение аспектов деятельности в СМИ,

- Интернет как альтернативный традиционным способ обращения к общественности.

Стратегия проведения террористических акций по временному нарушению функционирования информационных систем без разрушения соответствующей инфраструктуры имеет целью, указывает М. Занини, оказание на противника давления для прекращения им сопротивления насилию без применения физических форм насильственных действий, вызывающих состояние страха. Способами реализации данной стратегии могут быть выведение компьютерных систем из строя с помощью внедрения электронных вирусов, использования технологий хакеров и других технологий, направленных на достижение цели нанесения значительного экономического ущерба.

Мотивацией к применению таких технологий в рамках стратегии нарушения функционирования информационных систем могут выступать следующие:

- предпочтение не разрушать информационную сеть, а лишь избирательно блокировать ее функционирование для сохранения возможности проведения акций по реализации целей перцептивного менеджмента и пропаганды;

- установка на ограниченные нарушения киберпространства для оказания давления на правительства при сохранении для себя возможности контактирования с аудиторией;

- использования угрозы атак по нарушению функционирования систем с целью шантажа и получения денежных средств из частных источников (банки; частные лица, посещающие террористические веб-сайт и другие).

Стратегия разрушения физических и виртуальных систем реализуется аналогичными способами внесения электронных вирусов для разрушения или повреждения баз данных, способных вызвать экономический ущерб, либо разрушение важных инфраструктур, обеспечивающих контроль авиаперевозок, энергосистем и водоснабжения.

Сдерживающими факторами к изменению террористических стратегий в пользу тех, которые основаны на применении современных информационных технологий, в модели М. Занини определены, во-первых, недостаточно высокий уровень знаний и умений большинства членов террористических организаций для проведения информационных операций с поражающими эффектами, во-вторых, высокие риски и затраты на проведение таких акций, в-третьих, большая эффективность, с точки зрения меньших рисков и затрат конвенциональных видов оружия (бомбы и т.п.), в-четвертых, отсутствие столь высокого эмоционального непосредственного эффекта среди общественности, чем это характерно для традиционных форм террористических атак.

Представляет интерес классификация преимуществ и недостатков применения сетевыми террористическими организациями информационных технологий для получения необходимых организационных и поражающих эффектов. Классификация составлена по результатам компаративного анализа факторов, способствующих ( Facilitating ) и сдерживающих ( Mitigating ) оптимизацию организационной структуры ( Organizational IT Use ), а также поражающих эффектов применения в террористической деятельности новых информационных технологий ( Offensive IT Use ). Сравнительный анализ проведен также с учетом оценки действующих и перспективных трендов:

 

Использование информационных технологий

Содействующие факторы

Сдерживающие факторы

Организационные эффекты

Обеспечивает условия для дисперсивной активности (различные направления деятельности) с достаточной степенью конспирации и анонимности

*

Способствует поддержанию независимой и гибкой сетевой структуры

*

Снижает потребность в государственном финансировании

Легкая доступность для перехвата информации

*

Неспособность обеспечить формирование и функционирование сети, основой которой является общность идеологии и значимость прямых контактов

Поражающие эффекты

В целом существенно снижает затраты на проведение операций

*

Позволяет преодолевать национальные границы

*

Обеспечивает более высокий уровень физической безопасности

*

Предоставляет преимущества для эффективного рекрутирования членов групп и поиска источников финансирования

Уступает в силу высоких затрат более дешевым и эффективным технологиям организации взрывов

*

Существенные технические требования для проведения информационных операций по прерыванию функционирования систем или их разрушению

*

Высокие риски компьютерной безопасности вынуждают увеличивать затраты на их минимизацию

 

Рис. 2.1. Преимущества и недостатки применения информационных технологий сетевыми террористическими организациями (классификация содействующих и сдерживающих факторов М. Занини).

Цит. по : Zanini M. The Network of Terror in the Information Age // Globalization and the New Terror: The Asia Pacific Dimension / David Martin Jones Ed. Northampton : Elgar, 2004. P. 159–181.

 

 

Третья линия в модели политического анализа международного терроризма М. Занини представлена обоснованием перспективных трендов эволюции террористических организаций, основанном на анализе выявленных и отраженных в указанной выше классификации тенденций.

В соответствии с прогнозом, представленном в исследовании М. Занини, возможны альтернативные пути эволюции сетевого терроризма. При сохранении выявленных в рамках проведенного сравнительного анализа трендов, наиболее вероятно использование IT преимущественно в организационных целях, и частично, для осуществления информационных операций с поражающими эффектами ( IO ), но лишь в рамках стратегии перцептивного менеджмента. Высока степень вероятности применения тактики организации взрывов и других традиционных форм террористических акций. Использование информационных технологий, полагает М. Занини, будучи ограничено организацией операций, тем не менее, будет расширяться в рамках именно этих целей (передача информации с помощью компьютерных технологий, координация действий, пропаганда на глобальном уровне и другие операции по организации и реализации террористических проектов).

Не исключая другой альтернативы, связанной с перспективами перехода к широкому использованию IT для проведения информационных операций с поражающим эффектом, М. Занини допускает возможность такого перехода к инновационным стратегиям террора при условии, что IT будут в достаточной степени эффективно обеспечивать реализацию стратегических целей сетевых террористических структур. В таком случае, предупреждает исследователь, возможна эволюция сетевых террористических групп в направлении применения информационных технологий для поражения целей террора, что приведет к возникновению новых и практически виртуальных сетевых групп, оперирующих исключительно в киберпространстве.

Выдвигая указанную альтернативную гипотезу, М. Занини уточняет, что подобный путь эволюции действующих террористических групп возможен при условии возникновения сетевых организаций нового поколения. Для определения предпосылок движения к созданию организаций подобного типа, в политическом анализе, подчеркивает М. Занини, следует предусмотреть: проведение наблюдений относительно присутствия признаков продвижения к кибертеррору, а также разработку качественных показателей степени информатизации сетевых террористических организаций.

Данное положение во многом совпадает с позицией Брюса Хоффмана ( Hoffman B.), также считающего, что возможность применения инновационных технологий при проведении террористических информационных операций в рамках стратегий IO с поражающими эффектами в отношении целей террора может рассматриваться лишь в отношении террористических групп нового типа. Б. Хоффман придерживается точки зрения, согласно которой большинство из действующих террористических групп консервативны и не склонны к применению IT с целью нанесения ущерба целям террора, что связано с нежеланием расходовать дополнительные ресурсы на развитие новых технологий террора при наличии достаточно развитой инфраструктуры, обеспечивающей традиционные формы террористических операций.

Концептуальная модель сетевого террора М. Занини разработана на основе синтеза глобалисткого (концепт сетевого террора) и регионалистского подходов (анализ трендов эволюции террористических групп в регионе Ближнего Востока). Схема М. Занини, включающая ряд линий политического анализа, позволяет исследовать организационные аспекты формирования и функционирования террористических сетей; определять степень и меру влияния новых информационных технологий на организационную структуру, стратегии и тактики террористических организаций нового поколения; прогнозировать перспективные тренды эволюции сетевого терроризма на глобальном и региональном и национальном уровнях; разрабатывать обоснованные рекомендации по моделированию стратегий и механизмов противодействия и снижения рисков применения террористическими группами стратегий с использованием информационных технологий в целях поражения объектов террора и информационных систем различного уровня.

 

Zanini M. The Networking of Terror in the Information Age // Globalization and the New Terror: The Asia Pacific Dimension / David Martin Jones Ed. Northampton : Elgar, 2004. P. 159–181.

Ibid., P. 160.

Ibid.

Ibid., P. 160.

Ibid., P. 160–161.

Ibid., P. 161; Mong P., Fulk J. Communication Technology for Global Network Organizations // Shaping Organizational Form: Communication, Connection, and Community / Geraldine Desanctis and Janet Fulk Eds. Thousand Oaks : Sage, 1999.

Zanini M. Ibid., P. 161.

Ibid., P. 162.

Ibid.

Ibid., P. 161–162, 178.

Ibid., P. 163–164.

Ibid., P. 165.

Ibid., P. 167.

Ibid., P. 167–169.

Ibid., P. 172–173.

Ibid., P. 174.

Hoffman B. Terrorism Trends and Prospects // Countering the New Terrorism / Ian Lesser, Bruce Hoffman, John Arquilla, Brian Jenkins, David Ronfeld, and Michele Zanini Eds. Santa Monica : RAND. 1999. P. 36.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку