CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
ЖУРНАЛИСТ В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ , Б.А.Калмантаев

 

 Б.А.Калмантаев           

 

ЖУРНАЛИСТ  В  ИНФОРМАЦИОННОМ  ПРОСТРАНСТВЕ

 

    Становление журналистики как вида человеческой деятельности  неразрывно связано с развитием общества.Более того,на определенном его этапе журналистика стала эффективным средс- твом,используемым для трансформации базовых общественных отношений. В иллюстрациях  эти  положения,пожалуй,не  нуждаются:достаточно ссылок  на газетно-журнальную и радиотелевизи- онную практику средств массовой информации бывшего Советского Союза  в  период  со второй половины 1985 года и до конца 1991 года или на впечатляющие результаты использования газет в коммунистической пропаганде.      На основании подобного опыта  утвердилось  отношение  к журналистике  как  к  средству,что  закрепилось и термином - "средства массовой информации и  пропаганды",а  ныне  просто "СМИ".  Об  этом можно было бы говорить лишь как о некоторой некорректности,вполне допустимой в языковой практике и текстах ненаучного содержания,но имеется ряд моментов,когда подход к журналистике как  к  средству  препятствует  пониманию природы многих  социальных процессов,а также роли самой журналистики в современном обществе.      Проблема здесь на первый взгляд достаточно проста.Организованные общественные силы (типа партий,движений,объединений  и  так  далее)  с  полным основанием могут использовать прессу именно в качестве средства для достижений своих стратегических  и тактических целей,реализации программных положений. Боготейший опыт в этом имеется.       В его рамках отечественная общественная наука и вела в основном исследования такого феномена как  пресса.  Отрицать их результаты  было  бы по крайней мере легокмыслием,коренящемся в политической ангажированности.Мы же для  дальнейшего продвижения сделаем вывод о том,что предмет осмыслялся в соответствии с ее содержанием,обусловленным так или иначе сложившимися общественными отношениями.       Обществоведение до середины 80-х годов имело  объектом изучения   партийную,советскую,профсоюзную,комсомольскую,ведомственную прессу. За минувшее десятилетие положение в этой сфере  изменилось коренным образом:рядом с прессой,партийная или иная принадлежность которой обзначена не только формально,появилась  и пережила первые этапы становления пресса независимая,свободная.Так,в ходе опроса,проведенного в  ноябре 1994 года Фондом защиты гласности в восьми областных центрах Российской Федерации (руководители исследовательского проекта А.Сиомонов,В.Вильчек,И.Дзялошинский),18,9 процентов опрошенных указали,что они работают в редакциях  издания,учредителем  которого является коллектив самого издания,17,8 опрошенных сотрудничают в газетах,учрежденных частными  лицами,а еще около 9 процентов опрошенных занятыт в местных независимых электронных средствах массовой информации (1,9,115).      Для России  это  явление,если и не новое,то уже напрочь забытое старое.  И,конечно же,оно нуждается в осмыслении.При этом  очень важны точки отсчета,исходная система координат,в которой в соответствии со своей  природой,функциями,ролью  в обществе находится независимая,свободная журналистика.      К ее определениям добавим еще одно -  российская,однако обоснование  ее  специфики,существенных признаков,отличающих от журналистики европейской или  североамериканской  оставим за пределами данной работы. В этом направлении фундаментальные труды в последние годы активно дополняются новыми  интересными и содержательными публикациями.  Примечателен в этом отношении сборник статей "Российская журналистка:от "Колокола"  до "СПИД-инфо",изданную факультетом журналистики Уральского университета (2).  В нем специальный  раздел  посвящен историческим традициям и современным СМИ.      Весьма актуальная и плодотворная  попытка  исследования некоторых  принципов  самопределения российской журналистики предпринята и В.Мансуровой в статье "От факта - к правде-истине"(там  же,36-39).  Однако далеко не все базовые элементы теоретической конструкции,развернутой в  этой  работе,представляются  таковыми.Например,положение  о том,что "с момента своего возникновения отечественная  журналистика  определяла свой  статус  как  выразителя  общественной философии своего времени.Информирование как самоцель  не  декларировалось  ни одним претендующим на серьезность изданием" (там же,37). Это утверждение противоречит не только историческим фактам,но  и основным  положениям теории развития.  С другой стороны,  не только самоопределением субъекта определяется его роль в общественных процессах.      Здесь,пожалуй,возможна следующая аналогия.Пробковое де- рево  можно  удержать  в воде лишь приложением определенного усилия,впрочем,так же,  как железную  болванку.  Как  только усилие исчезает,пробка оказывается на поверхности воды,а же- лезка - на дне...  Из этого примера,кроме всего прочего,следует,что состояние предмета определяется его природой,а так- же законами,опосредующими его отношения со средой (в  данном случае  законом  Архимеда).  Автор,разумеется,далек  от  того,чтоб распространять законы природы на общество.Дело тут в методологическом  принципе,возвращающем к тому уже было ска- зано несколько раньше,а именно - об  исходных  установках  и подходах,набор которых позволяет проникнуть в природу иссле- дуемой системы,выявить ее состав и структуру,особенности,механизмы  сохранения системы и ее развития,установить способы и содержания взаимодействия с окружением.      Повторимся,необходимость в  этом диктуется появлением и укреплением в российской общественной жизни независимой,сво- бодной  прессы.Автор озознает,что в действительности это яв- ление не представлено в чистом  виде,оно  осложнено,а  порой даже  искажено  издержками первых этапов не только самостоятельного развития,но и не свободно  от  негативного  влияния факторов переходного состояния общества.Еще одно промежуточ- ное замечание связано с тем,что в рамках  одной  статьи  или труда даже более капитального невозможно решить задачу,о которой речь в конце предидущего абзаца.Поэтому ограничимся  в пределах  данной  работы лишь попыткой изложить отдельные,но взаимосвязанные положения,которые,как полагает автор,помещают,"погружают"  журналистику,прессу,СМИ  в  те  координаты и процессы,занимаемую ими согласно  своей  социальной  сущности.Отнюдь  не  забывая при этом,что журналистика и как социальный институт и как вид человеческой деятельности  обязана своим рождением и эволюцией общественным потребностям.      Поэтому придется начать со времен  древних,но  значимых для  становления специализированного вида публичной деятельности,в которой обнаруживаются существенные черты  журналистики.Сразу предупредим,что обращение к историческому периоду обусловлено представлением о том,что журналистика не  исчерпывается  информированием,более  того  -  трансляция  новостей,сведений,фактов и т.д.  является лишь одной и  вовсе  не основной функцией прессы.       "... Ощипанное  и  обкорнанное,утратившее  былую  пышность,былой почет,почти лишившееся,я бы сказал,своего благородства,изучается как одно из самых презренных ремесл" - так пишет о красноречии Тацит (3,395),характеризуя его состояние в Римской империи.      В Римской же республике,в государствах-полисах ораторское искусство процветало,красноречием решались многие  проблемы обществ рабовладельческой демократии.  На народных собраниях (комициях) блистали мыслью и словом  как  беызвестные истории  риторы,так и такие,как Цицерон,речи которго жаждали слышать плебеи и патриции,либертины (вольнотпущенники) и рабы. За словом следовало дело:триумфальная победа консула Цицерона над заговорщиком против республики  Луцием  Катилиной одновременно  и победа Цицерона-оратора.      Потом наступили иные времена не  только  для  Цицерона. Римская республика стала империей в современном смысле этого слова и теми же способами как обычно  государства  превращались в имеперии - через завоевательские походы,через присвоение чужих территорий,подчинение иных  народов.  Именно  при ней красноречие утратило исключительную роль,какую оно имело в общественной и государственной жизни античной  республики. Главная  причина  этого,конечно же,в том,что республика держится на свободе слова и на законе,а империи создаются насилием и оружием,  и на определенных этапах человеческой истории приоритет оказывается  вовсе  не  за  силой  мысли,стало быть,слова  и закона...  Почему так происходит?  - ответу на этот вопрос посвящены многочисленные фундаментальные  исследования,в результате которых и стали явными основные факторы и закономерности развития общества,его политической  организации и функционирования.      В этих трудах не уделяется особого  внимания  красноречию,ораторскому искусству,что,пожалуй,и объяснимо:все же ход истории определяют социально-экономические  процессы.Но  искусство  слова,  мастерство в красноречии оказались не обойденными интересом самых светлых умов античного мира.  Одному из  его  мудрецов,а  именно тому же Цицерону принадлежит утверждение:"Человеку могут доставить наиболее высокое положение заслуги двух родов:великого императора и великого оратора" (4,341).Здесь,надо заметить,речь не о таких тех  императорах,имена  которых  извлекаются  из памяти автоматически - Наполеон,Александр 11 и даже не  Александр  Македонский.  Во времена  Цицерона  императорами  именовали по иным основаниям,чем несколькими веками позже,но к этому мы еще вернемся.      Красноречие интерсует нас в данном случае не  как  ораторское искусство или риторика,не с точки зрения эффективных методов и приемов подготовки и предъявления аудитории устного текста,а  в своей социальной сущности.  О ней тоже немало написано,в том числе современными авторами.      Так, В.В.Ученова,исследуя   истоки  журналистики,пишет: "Особым  образом  организованное,выстроенное  и  высказанное устное слово издревле сформировалось в особую отрасль речи - ораторское искусство.Оно было вызвано к жизни задачами текущего политического управления,потребностями практической политики" (5,31).  У нее же читаем:"...с выделением политики в особую сферу человеческой деятельности начинается применение красноречия в качестве инструмента влияния и давления,в  качестве силы,побуждающей  к тому или иному общественно значимому решению.Красноречие из свойств,присущего в принципе любому человеку,уже  в  античности профессионализируется,стан- вится предметом  выучки,специализированного  образования..." (там же).      Обратим внимание на функции,которыми наделено красноречие -  влияние и давление,побуждение к решению,  а далее и к действию,с необходимостью следующему из  публично  принятого решения.      В.В.Ученова в следующей своей работе - книге " У истоков публицистики ", изданной в 1989 году,то есть через десять лет после выхода  в  свет  монографии  " Публицистика  и  политика " (именно  она  и  цитировалось  чуть выше),уже достаточно развернуто рассматривает красноречие.  Ораторское мастерство она определяет  как  пробраз публицистической деятельности,а красноречие как " орудие практической политики " (6,11).      Где политика - там власть.  В данном тексте нет целесообразности в сколь-нибудь детальном описании природы власти. Ограничимся лишь  указанием на то,что во властных отношениях принято вычленять две элемента:субъект власти и его объект,а также взаимодействие  между  ними.  "...Существенная особенность власти - сила,существенная всеобщность -  подчинение", - отмечает современный автор (7,12),но предостерегает от понимания силы как насилия или как "воли народа" и подчеркивает социальное содержание силы,  с которым неразрывно понятие "власти".      При таком понимании власти в ее механизм органично вписывается  и красноречие как инструмент практической политики в рабовладельческой античной  демократии.Кроме  специфики  в экономическом  и  политическом  устройстве  она,как отмечает С.Л.Утченко (8) имела еще  ряд  особенностей,в  частности  и "сравнительно небольшие размеры территории и численности населения" (там же,33).  Кроме того города-государства отличались  политическим единством населения,стабильным отношением к основным составлющим общественного жизнеустройства.При таких  условиях  ресурсов  красноречия,ораторской деятельности было достаточно для действенного управления  государственным образованием,его населением.      Физические размеры государства,  очерчиваемого  преиму- щественно границами города-полиса, количество населения,проживающего в этих пределах,были проницаемы для управленческих импульсов,содержащихся  в речах ораторов,которые и представляли государственную власть или основные  политические  силы общества.  Тот же Цицерон - консул,  Демосфен - общественный деятель и идеолог афинского полиса.      Дальнейшее углубление  в  изучение роли ораторской деятельности,устного слова  в  античных  республиках  неизбежно приводит к  использованию понятий и терминологии теории массовой коммуникации,что на наш взгляд является весьма плодотворным не  только  для  понимания  значения коммуникационных отношений в жизни и развитиии обществ,ушедших с исторической сцены,но и для изучения сложных процессов,которые идут в информационном пространстве в настоящее время.      Аналогия,разумеется,не является  достаточно  корректным методом познания,но она нередко помогает четкой формулировке некоторых предположений.      Античная рабовладельческая демократия,безусловно,закончила  свое  существование через жесточайший кризис,который с полным основанием можно назвать системным. Вместе с ней ушли в небытие,преобразовались или сохранились лишь в виде реликтов многие общественные институты и традиции.До минимального предела сузилась и область применения красноречия как ресурса власти и политики,ораторское искусство превратилось в одно  из " самых  презренных ремесл " и использовалось преимущественно в судопроизводстве,а в обществе,пришедшим на смену республике,право и закон уже не жаловали...      В настоящее время системный кризис переживает  росийское общество.  Опыт подсказывает,что в социуме,прошедшим через полосу кризисного развития,трансформируются осовные  его стурктуры,их функции,обретают новые качества фундаментальные процессы,обеспечивающие целостность  общества,его  жизнедеятельность. В  их числе,конечно же,и коммуникационные процессы,а также средства массовой информации.      Какими же факторами определяются направление и характер изменений в массовой коммуникации? Распологаем ли мы возмож- ностями распознавать и изучать их?      В начале выскажем соображения,касающиеся второго вопроса.Ответ,разумеется,утвердительный  - да.  Но при этом,пожа- луй,необходимо сказать и следующее.  Проблемы,так или  иначе имеющие  отношение  к обсуждаемому,наука никогда не обходила вниманием,она изучала их с самых разных сторон,накоплен  необъятный массив литературы,который,однако,имеет одну особенность.  Отдельные моменты,обстоятельства,факты в нем не развертываются,принимаются  как  бы  по принципу "умолчания",то есть считаются общепризнанными,"элементарными" - далее неделимыми.      Для познания глобальных тенденций и закономерностей такая гносеологическая процедура является,пожалуй,стандартной. Однако ей нередко придается всеобщее значение и  использование ее в таком качестве оставляет за пределами теоретического освоения весьма существенные признаки и свойства исследуемых объектов.      В плену такой гноселогической "ловушки"  оказалася,нап- ример,один из параметров,характеризующих империю.  Она интересует нас потому,что пришла на смену античной  республики,и потому,что именно при империи красноречие,устное слово утратили свое могучую роль в политическом и социальном  управлеии,в общественной коммуникации.      Словари содержат несколько значений слова " империя". В древнем  Риме  империей  называлась  высшая  государственная власть народа при выборах,в принятии законов  и  так  далее. Этим же словом обозначались полномочия древнеримских магистров-царей,а позже - диктаторов,преторов,консулов.  В настоящее время,говоря об империи,чаще всего имеют в виду:а) политическую   систему,объединяющую   жесткой   централизованной властью   гетерогенные  этно-политические  и  административно-территориальные образования на основе отношений  метрополия-колонии,центр-провинции, центр-национальные республики и окраины,б) географическую территорию,которую занимает  такая система (9,119).      Империи,их формирование и исчезнование как политических систем,их  роль  в истории человечества,функционирование имперских институтов власти изучены самым детальным образом. И с разных позиций. Научный коммунизм,например,подводил теоре- тическую базу под тезис об империализме как высшей и последней стадии капитализма.  Этот пример здесь отнюдь не полемический.  В нем отразился тот подход,который в  течение  достаточно  долгого  периода доминировал в общественных науках и придавал им чрезвычайно политизированный  характер.При  этом отдельные  признаки  и свойства изучаемых объектов автоматически оказывались "второстепенными",но вовсе  не  потому,что теоретическое познание предполагает абстрагирование от частностей,а по причинам,не имеющим к науке никакого отношения.      Из-за этого  фактора,на наш взгляд,осталася без необходимого теоретического "присмотра" такой характерный  признак любой империи как занимаемое им пространство. Разумеется,империю нельзя представить без  очертаний  ее  географического положения,пространственных  характеристик,без  завоеванных и покореннных территорий.Это настолько очевидно,что пространственные характеристики империи крайне редко воспринимаются в комплексе факторов,приводящих к ее распаду.С  другой  стороны,роль  территориального,географического признака в дряхлении и смерти империи достаточна тонка, это и  позволяет  ему пребывать  в своеобразной тени главных условий распада империй,выявленых классическими подходами к исследованию общественных процессов.      Сказанное позволяет уже вернуться к тому,с чего мы  начали,а именно:к красноречию,ставшему при Римской империи,одним из "самых презренных ремесл". Вполне вероятен вопрос:какая связь между империей и красноречием?  Не пытается ли автор на произвольном основании сконструировать нечто  и  объявить,что оно   наличиствует   в  действительности?       Во-первых,уточним:речь не о природе империи,а о земном пространстве,занимаемом   ей,и  имеющем  протяженность,рельеф,географические объекты и  климатичекие  особенности.И,это самое главное,населенное людьми,народами,для которых большие и малые части того пространства являются  родиной.  Включенность их в те или иные исторические периоды в состав империи означало жесткое подчинение власти центра,и пределы  империи в  сущности определялись силой и интенсивностью властных импульсов,исходящих из того же  центра.  Пространство  же  при этом  выступало  естественным  фактором,рассеивающим энергию устных  и   письменных   императивов   центральной   власти. "...Упорство материи все еще брало верх над человеческой волей",- замечает по такому случаю С.Цвейг в одном из  рассказов цикла "Звездные часы человечества".      Иными словами,действительные пространственные границы и временные пределы существования империи определялись возможностями коммуникации.Конфигурация  политического  пространства,которыми располагала империя,лишь в исторически короткие сроки зависила от военной мощи империи и  военного  присутствия в провинциях.       При обычном государственном режиме политическое пространство империи было несколько иным,чем то выходило по маршрутам завоевательных походов,его контуры ограничивались коммуникативным потенциалом центральной имперской власти. Распространению императивной информации противостояло пространс- тво,скорость  ее продвижения к административным центрам,а за тем и населению была столь мала,что по достижению  адресатов реакция на  властную волю становилась для центральной власти неактуальной,а то и вовсе противоречащей ее интересам в  изменившихся  обстоятельствах.История  полна  примерами такого рода.       К этим  утверждениям,как  и  к  понятию  "политическое пространство", мы еще обратимся,а пока одно суждение:" И  не только самовластие  императоров  лишило  устное  красноречие после падения Римской  республики  былой  славы,влияния,воз- действия. Расзросшиеся пространство мировой империи требовало активизации иных форм политического общения помимо яркого воспламеняющегося слова,но  быстро тускнеющего при пересказе или переписке устного слова" (6,21).  Здесь мы обращаем внимание прежде  всего  на понятия "пространство" и "общение",а также на зависимость коммуникационной  проницаемости  прост- ранства от формы общения.      Таким образом,мысль о  том,что  изменение  конфигурации политического пространства ведет и к трансформациям в составе форм,способов и каналов коммуникации,к  изменениям  предпочтений в их выборе,не нова,однако она недостаточно исполь- зуется для анализа современной ситуации  в  коммуникационных процессах.  Так же как и положение более общего содержания,а именно:о взимозависимости друг от друг от друга политического  и информационного пространств.      Понятие политического пространства появилось в теоретической литературе и публицистике в последние десятилетия.Оно быстро укоренилось и в самом общем смысле представляет часть социального   пространства  -  наряду  с  экономическим,правовым,культурным и так далее.Политическое пространство  наряду с   географическим  измерением,геометрической  конфигурацией имеет и другие характеристики,наиболее существенные из них - функциональные.Ими  очерчиваются пределы действия политики - политического  влияния,зоны  распространения  власти,доверия лидеру,сферы  влияния,авторитета  политических  учреждений и т.д.(9,301).  "Там,где политическое  пространство  перестает быть  живой,насыщенной мыслью,действием,событиями сферой,  и начинается зона,где та или иная политика перестает  действовать,там  и  пролегает  его  подлинная г раница" (там же). При этом его границы могут и вовсе не совпадать с  административно-государственными  и  уже это свидетельствует о том,  что политическое пространство не уклыдывается в  рамки линейных измерений. Исследование и определение реальных границ политического пространства позволяет создать более  полное  и  динамичное представление о реальной,а не нормативной политической системы страны,а также формировать стратегию  и тактику  его расширения,насыщения материализованными носителями политического содержания.Отдельные  зоны  политического пространства могут быть чрезвычайно плотными по политическим характеристикам,другие - менее насыщенными,третьи непроницаемыми для политического воздействия. Это обстоятельство дает очередной параметр политического пространства - насыщенности,который в зависимости от применяемых методов исследования может быть измерен тем или иным образом.      Описание политического  пространства  содержит  искушение,побуждающее  использовать  существенные  его черты и для определения содержания  понятия  "информационное  пространс- тво".Для  этого  имеется  и  объективное  основание,но здесь именно тот случай,когда сведение первого ко второму закрывает путь к пониманию социального содержания журналистской де- ятельности,а на практике превращает журналистику в  "подсоб- ники" политики,журналистов,как то и было,  в "подручных" той или иной партии.  Поэтому не будем спешить с  использованием удобного  случая  и сосоредоточимся на сущности политики,что необходимо и для выяснения границ между двумя  простанствами -  политическим и информационным.      Политика,как то следует из нормативного  толкования,является  важнейшим фактором естественноисторического процесса в двух ее основных функциях:всеобщего организационного начала  общества  и  в качестве его конкретной регулятивно-контрольной  сферы   или   системы,направляющей   жизнь,деятельность,отношения людей,общественных групп,классов,наций,народов и стран (9,252).Роль политики обусловлена  ее  свойствами:универсальностью  или  всеохватывающим характером,то есть способностью воздействовать  на  все  элементы  общественной системы;  включенностью,проникающей  способностью (инклюзивностью),то есть потенциалом безграничного проникновения; ат- рибутивностью  -  способностью  сочетаться с неполитическими общественными феноменами,отношениями и сферами.      Обратим здесь внимание на всеобщее свойство политики - воздействие,направленное на  организацию,регулирование  процессов и структур общественной системы.      В рассуждениях об информационном простанстве нам уже не обойтись нормативной  трактовкой понятия по той простой причине,что ее не существует.  Поэтому  обратимся  к  категории "информация".      Чуть ли не до середины пятидесятых годов в  отечественной литературе   под   информацией  понималось  сообщение  о чем-либо или передача этого самого сообщения по каналам свя- зи. И  это неудивительно,информация являлась центральным по- нятием кибернетики,которую партийная идеология считала "лже- наукой".        Далее -атрибутивный и фунуциональные подходы,еще дальше - пример Кочергина:некибернетическое определение информации.      При кибернетическом инф.пространство  объемнее  полити- ческого.Отсюда и пляшем.         Политика - на трансформацию.Информация - на обеспечение целостности и развития,общение  -  сюда  же.  ИНформационное пространство "шире"  политического по набору,глубине,по другим параметрам и лишь какая-то его часть используется  политикой,то есть происходит некая окупация пространства        Далее -  информационное пространство.Отличие его от политического и коммуникативного.Политическое  пространство  - специфика:воздействие. Информационное  для иного.  Дальше мы имеем - пространство общения и само общение как вид деятель- ности.Каган,Уледов. Вот на информ.пространстве и на поле общения и разворачивается истинная журналистика. на политическом тоже - но это уже ныне выдеделяется в иной специализированный вид деятельности - политреклама,паблик  рилейшенз,манипулирование общественным мнением,пропаганда и агитация,они используют журналистику как средство.                   Дальше с политпространством,инфпространством,социалингвистиескими зонами,коллективным   бессознательным,Гумилев  - суперэтнос и причины их исчезновения. Современная ситуация. полне ний,относящихся к одному из презренных занятий в эпоху первых европейских империй,то есть к красноречию.      Непременно- утешать.при переходе к общению.

 

 

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку