CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная
Социальный обмен как причина конфликта и как способ его разрешения ,И.Б. Гоптарева

И.Б. Гоптарева,

кандидат философских наук

СОЦИАЛЬНЫЙ ОБМЕН КАК ПРИЧИНА КОНФЛИКТА И КАК СПОСОБ ЕГО РАЗРЕШЕНИЯ

           Возникновение социальных противоречий можно трактовать с различных позиций. Наиболее плодотворной, по нашему мнению, является теория социального обмена Хоманса. С точки зрения этой теории, социальные отношения рассматриваются как процесс обмена, в котором участвуют не только материальные вещи и предметы, но и такие явления, которые не имеют однозначного материального воплощения - услуги, уступки, информация, престиж, власть, симпатии и другие “духовные социальные факты”.
           Социальные отношения предполагают “норму взаимности”, смысл которой состоит в стремлении людей достичь наибольшей выгоды и пользы для себя. Отношения обмена между людьми возникают лишь в том случае, если они уверены, что, вступая в такие отношения, они будут как-то или чем-то вознаграждены.
           Отношения обмена будут стабильными до тех пор, пока принимающие в них участие стороны, будут уверены в успехе. Если в отношениях обмена нарушается равновесие в ответных услугах, возникает недовольство, которое можно расценивать как первый признак зарождающегося противоречия.
           Как показывают исследования, недовольство возникает не столько из-за того, что полученное вознаграждение не соответствует вложенному труду, сколько по причине субъективных представлений о нарушении соотношения обмена. В этом случае нарушение обмена расценивается как несправедливость, на которую острее всего реагируют люди. (1, 67-78)
           Изучение поведения людей в группе из трех человек (триаде) приводит к выводу, что индивид только в том случае будет взаимодействовать с другими, если он получит от этого какую-то выгоду. Сам процесс взаимодействия чаще всего мы склонны рассматривать как потенциальное вознаграждение. (2, 26-33)
           Совершенно очевидно, что в основе интеракции лежит принцип “справедливого распределения”, суть которого сводится к тому, что актор, состоящий в отношениях обмена с другим актором ожидает, что награда каждого должна быть прямо пропорциональна расходам каждого. Отношения, складывающиеся на таком принципе, означают, что доход прямо зависит от инвестиций, а выгода зависит от расхода, т.е. чем больше расходует участник обмена, тем большую выгоду он надеется получить.
           Выгода же состоит из вознаграждения, появившегося в результате обмена, минус затраты, которые при этом возникают. Поскольку речь идет о социальных отношениях, то следует уточнить, что под расходами понимаются те самые награды (услуги и уступки), которые бы могли возникнуть из альтернативных отношений обмена, плюс потери и риск, составляющие своего рода издержки социального обмена. А инвестициями в данном случае можно назвать такие факторы, как социальный статус, образование, возраст, авторитет, если речь идет о взаимодействии между индивидами. Если же в обмене участвуют большие группы (например, взаимоотношения между федеральной властью и региональной) или целые общества (международные отношения), то к инвестициям можно отнести и демографические, и географические, и этнические и ряд других факторов.
           Закон справедливого распределения схематически можно изобразить так:

Доход 1-го актора (награда - расход) = доходу 2-го актора (награда - расход)
Инвестиции 1 -го актора.                Инвестиции 2-го актора.

           Как только нарушаются пропорции, например, инвестиции 1-го актора больше, чем инвестиции 2-го актора , а вознаграждение они получили одинаковое, естественно, возникает чувство несправедливого распределения. Если при социальном обмене его участники не достигают ожидаемой пропорциональности между наградой и расходами, с одной стороны, и инвестициями и выгодой, - с другой, то норма справедливого распределения нарушается. Чем больший ущерб понесет один из участников обмена в результате нарушения закона справедливого распределения, тем более эмоциональнее будет его реакция, то есть возникает то, что можно назвать социальной агрессией.
           Этот закон можно экстраполировать на разного рода социальные отношения, например, на отношения власти. Его нарушение влечет за собой столкновение различных структур власти. Наиболее часто это происходит между законодательной и исполнительной властью.
           Так, исследуя власть с позиций теории социального обмена, можно лучше понять и объяснить некоторые процессы все явственнее обнаруживающиеся в реализации власти во второй половине ХХ века. Речь идет о набирающей силу тенденции усиления исполнительной власти во всех обществах, в том числе и западных. В США, Франции, Великобритании, Испании и других странах наблюдается тенденция роста авторитета в глазах общества главы исполнительной власти. (3, 46-59)
           Практика управление обществом показывает, что все больше альтернативных источников вознаграждения сосредоточивается именно в структурах исполнительной власти, поэтому как участник обмена она оказывается в более выгодном положении, чем власть законодательная. Она бесспорно имеет перевес и в инвестициях (от природных и трудовых ресурсов до средств массовой информации и коммуникаций). (4, 24)
           Соотношение инвестиций и доходов определяет баланс любых взаимодействующих между собой сил, и особенно это важно, когда силы конкурируют или противостоят друг другу. Недовольство, чувство несправедливости часто возникают в обществе при нарушении этого баланса.
           П. Блау, анализируя социальное недовольство с позиций обмена, замечает, что справедливое распределение часто интерпретируется как социальная норма, устанавливающая, что народ должен справедливо получать прибыль от своего вложения при обмене в любых сферах. Например, в политике: избиратели на выборах, отдавая свои голоса за определенного кандидата или поддерживая партию ( в том числе и финансово), преследуют и свой интерес - получить определенный “профит” за свои симпатии и поддержку (инвестиции).
           Если государство обязывает налогоплательщиков отдавать в казну более 50% заработанного, то последние вправе требовать высокого качества социального обеспечения. В противном же случае, т.е. при нарушении баланса “вложения - доход”, возникает чувство социальной несправедливости.
           Таким образом, функции обмена влияют на социальные инвестиции, благодаря которым общество может нормально развиваться. В случае возникновения дисфункций обмена, происходит социальный кризис.
           Социальные нормы, доминирующие внутри любой системы взаимодействия, указывают обычно, когда возникают справедливые или несправедливые отношения обмена. Вероятно, норма “соблюдения баланса при обмене” (и в этом случае не так важно извлекают ли выгоду или терпят убытки стороны, главным здесь является то, что обе стороны должны оказаться в равном положении - выигрыша или проигрыша) является одной из господствующей в обществе. Концепция стандарта справедливости Хоманса как раз и содержит представление о пропорциональности, которая стоит в центре “сбалансированной справедливости”, что, собственно, и объединяет всех людей.
           Трудность, однако, заключается в том, что все по-разному представляют, какие именно вложения необходимо сделать, чтобы достичь желаемого результата. Представление о вкладывании инвестиций и получении доходов определяется многими факторами, главными из которых является принадлежность к социальной группе и социально-культурный контекст. Наиболее остро чувство несправедливости испытывают малоимущие и неимущие слои общества - низший класс и низший средний класс. Но, с другой стороны, их участие в социальном обмене весьма ограничено, так как в их распоряжении, как правило, имеется минимум “полезных вещей”, необходимых для обмена.
           Недовольство появляется и тогда, когда ожидания, которые индивиды познали на основе прошлого опыта, не подтверждаются в настоящем. Люди учатся познавать на практике, что при определенном поведении они получают соответствующее вознаграждение, именно так и формируется ожидание, а если оно не оправдывается, возникают напряжение и недовольство, переходящие в агрессию. С другой стороны, индивид может также познать на опыте и то, что при относительно высоких инвестициях он получает доходы, может быть, чуть превышающие расходы. Если такое положение дел типично для него, он не будет воспринимать это как явную несправедливость, а вместо чувства недовольства в процессе обмена, возможно, возникнет более нейтральное чувство - сожаление.
           У Хоманса закон справедливого распределения относится не только к пропорциональности между инвестициями и доходами, но также и к совпадению стимулов участников обмена, что, на наш взгляд, является более важным, чем забота о пропорциональности. Совпадение стимулов в большей степени активизирует процесс обмена, учит их участников рисковать и способствует приобретению опыта адекватной оценки своих инвестиций и доходов. Активный социальный обмен побуждает всех и каждого вносить свою долю в общественное взаимодействие.
           С этой точки зрения, социальный обмен можно рассматривать как опосредованный способ разрешения многих противоречий в обществе.
           Предполагаем, что этот способ в большей степени приемлем для обществ, претерпевающих изменения в направлении от жестких форм управления к более мягким. В первую очередь это касается авторитарных и посттоталитарных обществ, таких как, например, Россия, где господствовала патерналистская система управления, которая, с одной стороны, резко сужала пространство обмена, сводя его только до обмена по вертикали - “верхи” - “низы”, с другой, - заведомо нарушала пропорции обмена, т.е., когда одна сторона (государство), обладая несметным количеством “полезных вещей”, диктовала другой стороне (обществу) условия обмена.
           Таким образом, систематическое нарушение норм обмена способствует накоплению чувств социальной неудовлетворенности и недовольства одной из сторон и увеличению разрыва между стимулами обеих сторон. В результате, обмен не только затрудняется, но со временем становится почти невозможным, что и приводит к отрицательным последствиям: экономическому застою, разрыву социальных связей, распаду государства,
           Восстановление норм обмена, поощрение со стороны государства к участию в обмене, то есть, говоря языком М. Вебера, проведение политики laissez faire (а именно такая политика может дать шанс каждому попробовать проявить себя и уж во всяком случае решить свои проблемы), приведет к тому, что не только у более “слабой” стороны (общества) появится стимул к активности, но произойдет совпадение стимулов обеих сторон. На практике это позволит государству освободиться от разрешения множества экономических, социальных и других вопросов, передав их на откуп всем членам общества.
           Если рассматривать отношения обмена на индивидуальном уровне, то надо отметить, что здесь также важно совпадение стимулов, так как оно в значительной степени влияет на статусное соответствие. Хоманс считает, что последнее тогда наиболее вероятно, когда все побудительные мотивы, испытываемые индивидом, совпадают с соответствующими стимулами других индивидов на одной и той же позиции или выше. В этом случае закон справедливого распределения помогает привести в соответствие те статусные факторы, которые обеспечивают статусное совпадение.
           Часто социальное недовольство, проявляемое как статусное несовпадение и аномия, объясняют тем, что нарушается ожидание относительно вложений и доходов, что и приводит к социальному напряжению.
           Трудность объяснения социального недовольства посредством справедливого распределения заключается в том, что всевозможные виды санкций (награждение и наказание) можно измерить по шкале ценностей, в то время как ценностное содержание опыта измерить весьма сложно, во всяком случае это пока никому не удавалось. Кроме того, опыт познания (не)справедливости достаточно субъективен. На него влияют как внутренние стандарты - опыт, усвоенный собственно индивидом, так и внешние - опыт социальной группы, к которой принадлежит индивид (и это прежде всего), а также общества в целом.
           Возникновение социального недовольства может быть объяснимо также с позиций теории справедливости (Equity-Theorie) Адамса, которую он развивает на основе теории обмена. Отношения обмена Адамс рассматривает как своеобразную систему, имеющую “вход” (“inputs”) и “выход” (“outcomes”). Под “входом” Адамс понимает свойства одной из сторон обмена: статус, воспитание, интеллигентность, обладание ресурсами и т. п., то есть, все то, что вносится сторонами в отношении обмена. “Выход” - это то, что получают стороны в результате обмена, а именно: прибыль, статусные символы (престиж, власть и т.п.), а также различного рода санкции.(1, 72) Качества, которыми может обладать та или иная сторона, заинтересованная в обмене, определяются тем, какое значение придается им этими сторонами.
           Позиции сторон на “входе” и “выходе” могут не совпадать, так как участники обмена могут придавать разное значение одним и тем же качествам.
           Таким образом, между “входом” и “выходом” образуются нормативные ожидания относительно их реального соотношения, которые усваиваются индивидами в процессе социализации. Поэтому опыт, приобретаемый в процессе обмена - как позитивный, так и негативный - в значительной степени способствует сбалансированному взаимодействию сторон.
           Если нормативные ожидания одной из сторон будут нарушены (а в данном случае это означает нарушение равновесия между сторонами), может возникнуть ощущение потери, лишения; то есть качества, обладателем которых придавалось особое значение (чаще всего и цена), в ходе обмена остались либо невостребованными, либо неполучившие должной оценки у противоположной стороны. Подобное нарушение баланса между “входом” и “выходом” одной стороны и “входом” и “выходом” другой стороны вызывают напряжение и недовольство, поскольку качества, которые вносит в обмен одна сторона не соответствуют качествам другой стороны.
           Чем больше участники обмена сталкиваются на практике с отсутствием спроса на их ценные качества (а это приводит к возникновению у них стойкого чувства неравенства, несправедливости), тем больше становится разрыв между “входом” и “выходом” механизма обмена. Приобретаемый индивидом опыт заниженной оценки их качеств со стороны тех, с кем он стремится взаимодействовать, вызывает чувство напряжения. Это порождает и соответствующую стратегию поведения, направленную на сокращение этого дисбаланса.
           Нарушение пропорций может произойти и в результате собственного несоответствия между “входом” и “выходом” у какой-то из сторон, например, при “входе” в обмен вкладываются большие инвестиции, а результат, получаемый при “выходе”, не оправдывает их. Разрыв между сторонами может увеличиться, если каждая из них не будет принимать во внимание соотношение “входа-выхода” противоположной стороны. И это также порождает чувство несправедливости, неравенства.
           Мы должны признать, что эти важные понятия (“вход” и “выход”), характеризующие процесс обмена, не обладают достаточной ясностью в отношении того, что же считать “входом”, а что - “выходом”. Одна сторона, например, может отнести такое качество обмена как “степень трудности и сложности работы” ко “входу”, а другая - к “выходу”, поскольку такая категория может быть равным образом восприниматься и как вложение в обмен (инвестиция) и как издержки обмена (расход, определенного рода потери).
           Социальный обмен - это процесс, который неизменно порождает разного рода противоречия. Поэтому конфликт можно рассматривать и как возможное следствие возникновения недовольства и как результат обмена одновременно, так как чаще всего причиной недовольства является обмен, плохо или совсем не удовлетворяющий интересы его участников. Если ожидания последних по поводу отношений обмена не оправдываются, если их вложения в обмен (труд, профессионализм, затраченное время, капитал и т.д.) пропадают втуне, они чувствуют себя обманутыми, так как с них несправедливо удерживают то, что им причитается.
           Чем больше социальных групп в обществе оказываются в числе неудовлетворенных обменом, тем выше вероятность социального конфликта. Неудовлетворенность обменом может проявляться в различных сферах, но острее всего это происходит в отношениях власти.
           Так, если власть рассматривать как социальный обмен (П. Блау), то вполне можно резюмировать, что результаты такого обмена способны привести к возникновению социального конфликта. Понятие власти в западной политической науке часто интерпретируется как “способность отдельных лиц или групп навязывать другим свою волю в форме принуждения или угрозы, или в форме регулярных отказов от заработанных вознаграждений, или в форме негативных санкций.” (4, 37 и 5, 37-38)
           Несвоевременная выплата заработанной платы, несоответствие размеров заработанного уровню потребления, огромные налоги - до 90 % - (установление таких налогов государством можно рассматривать как негативную санкцию власти) - все это является следствием нарушения обмена в отношениях власти.
           Здесь уместно принять во внимание следующие определяющие черты власти:
           1) принуждение является атрибутом власти, скрытно или явно проявляющимся;
           2) покорность по отношению к власти содержит элемент добровольности, иначе нельзя было бы объяснить подчинение “низов” негативным санкциям, исходящих от “верхов”; к таким санкциям относятся и жесткая налоговая политика, и введение чрезвычайных мер (в некоторых случаях не всегда оправданных), и скудные инвестиции в социальную сферу, и, конечно, различного рода ограничения и табу, касающихся прав и свобод человека.
           3) отношения между управляющими и управляемыми имеют асимметричный характер: первые в результате обмена получают возможность навязывать свою волю вторым, а вторые - подчиняться этой воле.
           Эти бесспорные свойства власти необходимо принять к сведению. Однако в реальности все намного сложнее. Так, если власть рассматривать как социальный обмен, то мы непременно придем к выводу: все участники обмена стремятся получить “максимальную прибыль” и избежать возможных потерь. И все же в результате обмена кто-то оказывается в положении управляющего, а кто-то в положении управляемого. Такая диспозиция определяется статусной дифференциацией. Это значит, что в ходе конкуренции за власть (или за право стать управляющим) те, кто завоевывает уважение или признание других, благодаря своим способностям, одновременно приобретает право занимать ведущую позицию в обмене. Имеющие более высокий статус приобретают авторитет и готовность подчиняться со стороны тех, чьи способности оказались более “низкого качества” в обмен на предоставление необходимых услуг последним: услуга за уступку.
           Вынужденный отказ одних участников обмена от ведущих позиций в управлении (власти) объясняется тем, что они не располагают достаточным количеством ценных услуг, которые могли бы предложить в обмен на другие ценные услуги или уступки (подчинение). Поэтому они в ходе обмена приобретают статус “низов”, а занявшие ведущие позиции - статус “верхов”.
           Обмен между уступками и услугами приводит к тому, что одна часть общества (“низы”) признает власть другой части (“верхов”), что в конечном счете означает, что такая власть будет легитимной до тех пор, пока этот социальный обмен “низы” будут рассматривать как источник вознаграждений за свои уступки (покорность, готовность подчиняться).
           Отношения власти зависят от соотношения уступок и услуг между управляющими и управляемыми, которые могут варьироваться следующим образом:
           1) А. не может предложить Б. такой услуги, которую бы Б. мог признать как особо ценную;
           2) А. ни у кого не может получить необходимую услугу;
           3) А. не может заставить Б. предоставить ему требуемую услугу;
           4) А. не может отказаться от услуг Б. или изменить свою структуру потребностей. ( 4, 67)
           Любое из этих условий может вызвать напряжение между теми, кто осуществляет власть и теми, кто ей подчиняется. Однако социальное напряжение не возникает всякий раз, когда обнаруживается то или иное условие. Отношения власти определяются нормативными стандартами. Так, “низы” с их помощью могут сравнить издержки, которые им приходится нести за готовность подчиняться, с вознаграждением, получаемом от “верхов” в виде услуг. Если услуги, которые “низы” получают в обмен на уступки, выше ожидаемых, то такую ситуацию “низы” рассматривают как выигрышную или “прибыльную”. В этом случае они выражают социальное одобрение властвующим структурам, которое закрепляется легитимностью и авторитетностью власти.
           Однако практика реализации власти показывает, что ожидания “низов” относительно норм справедливости часто нарушаются, что в свою очередь, приводит к появлению негативных чувств: незаслуженного обмана, несправедливости, угнетения, эксплуатации и т.п. Это происходит в том случае, если издержки превышают вознаграждения, т.е. за свои уступки управляемые получают от управляющих либо незначительные услуги, либо вовсе не получают их. В социальном обмене наступает кризис, вызываемый столкновением интересов и нарушением ролевого ожидания, основной чертой которого является притеснение или даже насилие со стороны правящей группы. И при любом удобном случае ей оказывают сопротивление или стараются освободится от нее.
           Притеснение и насилие со стороны “верхов” формируют чувства неприязни, антипатии, враждебности к власти. Именно такого рода эмоциональные реакции составляют мотивационную базу враждебных, агрессивных установок по отношению к правящим группам, власть которых утрачивает свою легитимность. Избранные даже самыми демократическими способами управляющие, с утратой признания и доверия “низов”, начинают терять и саму власть.
           На наш взгляд, концепция социального обмена, может быть, более утилитарно, но в то же время и более адекватно, по сравнению с другими социальными теориями, о которых здесь речь вестись не будет, отражает особенности общественных противоречий в конце ХХ века.

           ЛИТЕРАТУРА

           1. Seifert J.M. Sozialer Konflikt. Eine Analyse der Entstehungsbedinungen politischer Bewegung. Fr./Main, 1978
           2. Buhl L.W. Theorien sozialer Konflikte. Darmstadt, 1976
           3. Фенно Р. Политическая система в США // Общественные науки. - 1990, № 5
           4. Blau P., Scott W. Formal Organisation. N.Y. 1964
           5. Болл Т. Власть // Политические исследования. - 1993, № 5

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку