CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2009 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Альфред Адлер о духовном развитии человека, Г.М. Рузматова
Альфред Адлер о духовном развитии человека, Г.М. Рузматова

  Г.М. Рузматова  

кандидат философских наук   

Альфред Адлер о духовном  развитии человека 

Время социальных перемен сегодня немыслимо без всестороннего освещения не только экономических и политических отношений общества, но и всего многообразия проявлений социально-психологической жизнедеятельности человека и, прежде всего, самосознания личности.

Историческая практика свидетельствует, что в периоды трансформации общества, когда рушатся идеалы, убеждения, человек, переживает глубокие духовные и нравственные потрясения.

В этой связи, актуальной является необходимость рассматривать самосознание личности, его духовного мира как сложную самоорганизующуюся систему, где важную роль играют процессы саморегуляции личности. Проблема человека, его природа и сущности, его реального положения в современном мире, его возможностей и жизненного назначения сегодня находится в центре внимания философских споров. Спор идет, как создать более благоприятные возможности для разностороннего и гармоничного развития человека, его счастья и благополучия. Какая философия служит интересам человека и социального прогресса, является надежным и эффективным теоретическим руководством для решения сложных и трудных проблем современного человечества.

Первая половина ХХ века ознаменовалась поворотом западной философии к человеку. Отмечая это обстоятельство, основоположник немецкой философской антропологии Макс Шелер  говорил, что в известном смысле все центральные проблемы философии можно свести к вопросу: что есть человек? Последующие  развитие западноевропейской философии подтвердило это предположение Макса Шелера. Одним из таких течений является психоаналитическая философия.Психоаналитическое видение человека характеризуется рядом особенностей, позволяющих говорить о нетрадиционном для западной философии  подходе к осмыслению внутренней природы, движущих сил и жизнедеятельности человеческого существа. В самом деле, если на протяжении многих веков человек рассматривался как рациональное, наделенное разумом и сознанием существо, что, по мнению большинства философов, являлось его наиболее специфической характеристикой, позволяющей говорить об отличии человека от животного, то с выдвижением психоаналитического учения традиционные представления об индивиде, его разумности и рациональности оказались взятыми под сомнение.Чем же был обусловлен пересмотр ранее устоявшихся в западной философии идей и концепций о человеке? Что побудило отказаться от широкого распространенных умонастроений, усматривающих в сознании человеческого существа специфическое проявление собственно человеческого? В чем, наконец, состоит особенность психоаналитического видения человека?Вместе с тем психоаналитическое видение человека дало новый поворот в философском осмыслении бытия человека в мире, что нашло свое отражение во многих западных философских и психологических направлениях. Свертывание человеческой проблематики во внутрь индивида, акцентирование внимания на тех аспектах жизни, которые обнаруживаются по ту сторону сознания, интерпретация человеческого существования с точки зрения внутри личностных конфликтов и коллизий – все это весьма импонировало западным теоретикам, отталкивающимся от психоаналитического видения человека.Одним из представителей психоаналитического направления является венский врач и психолог Альфред Адлер (1870-1937). Он пересмотрел фрейдовские концепции биологической детерминации человеческой психики и сформулировал ряд идей, по-новому трактующих специфику и природу человека.Адлер апеллирует к «чувству неполноценности» человеческого существа и так называемым механизмам «компенсации» и «сверхкомпенсации». Он полагает, что человек от природы рождается слабым, беспомощным существом, имеющим различные физиологические недостатки. Конфликтные ситуации, приводящие к расщеплению сознания, возникают в том случае, когда человек, сталкивающийся с окружающим его миром, наиболее остро испытывает чувство своей неполноценности. Вместе с тем под влиянием этого чувство в психике каждого человека формируются специальные механизмы для возведения «компенсирующей душевной надстройки», благодаря которым осуществляется бессознательное развертывание жизнедеятельности индивида в направлении преодоления своей неполноценности. Под влиянием этого чувства происходит внутреннее развитие человеческой психики, целевое функционирование бессознательных процессов, дающих о себе знать с первых лет жизни ребенка. Причем Адлер не просто признает неполноценность физической организации человека, а делает отсюда далеко идущие выводы, что именно физическое несовершенство приводит в движение такие психические силы компенсации человеческой неполноценности, которые ведут к совершенству индивида, к проявлению его творческой деятельности. Его собственное видение человека основывается, таким образом, на предпосылке, согласно которой «человек – это неполноценное существо»[1].По мере развития своих воззрений на человека Адлер выдвигает различные предположения относительно направленности компенсации человеческой неполноценности и природы движущих сил, лежащих в основе деятельности людей. Первоначально он предполагал, что компенсация развивается, подчиняясь бессознательному «стремлению к власти» (заимствование от Ницше, выдвинувшего идею «воли к власти»). Со временем Адлер стал говорить уже не столько о «стремлении к власти», сколько о «стремлении к превосходству». В более поздних работах он апеллирует к понятию «стремление к совершенству». Причем, несмотря на некоторые нюансы в трактовке выделенных им стремлений человека, оба они рассматриваются Адлером как «врожденное, необходимое и общее основание для развития каждой личности»[2]. «Стремление к совершенству» трактуется как выражение того внутреннего движения, которое в процессе социализации человека приводит к завершенности и целостности развития человеческого существа. Если на основе «стремления к власти» рождается ницшеанский сверх-человек, а в процессе юнговской «индивидуализации» происходит как бы слияние человека с богом, то адлеровское «стремление к совершенству» ведет к становлению человека не богом и не сверхчеловеком, а именно завершенным человеческим существом, сопричастным как с другими людьми, так и со всем человечеством в целом.Пытаясь понять внутреннюю природу человека и мотивы его поведения, Адлер обращает внимание на необходимость исследования всей совокупности связей, при помощи которых индивид устанавливает отношения с окружающим природным и социальным миром. Адлеровская трактовка человека как неполноценного существа дополняется другой максимой, согласно которой индивид представляет собой социальное образование. Не случайно Адлер говорит о «понимании необходимости иметь дело с человеком как социальным существом»[3].Согласно Адлеру, человек предстает, с одной стороны, как неполноценное биологическое существо, пытающееся компенсировать свою неполноценность «стремление к совершенству», а с другой – как социальное существо, наделенное способностью соотноситься с себе подобными и человечеством в целом. Между этими сторонами человеческого бытия имеется тесная связь, требующая своей расшифровки. Усилия Адлера как раз и были нацелены на раскрытие природы бессознательных стремлений и общественных взаимоотношений, основанных на чувствах социальной принадлежности к человеческому роду. Главным критерием у него выступает здесь так называемый «социальный интерес», выражающий связь между людьми в человеческой общности.Понятие «социального интереса» включает у Адлера не только общечеловеческое чувство взаимосвязи индивидов или индивидуально-личностное чувство, отражающее специфические черты характера человеческого существа, но и оценочное отношение человека к жизни в целом. Это означает, что каждый индивид обладает способностью как бы видеть себя и мир глазами другого, оценивать жизненные ситуации с точки зрения общественных установлений, тех культурных и социальных норм, которые создаются в процессе совместной жизни людей. На «социальном интересе» основаны правые отношения, этические нормы и эстетические оценки, поскольку проблемы и противоречия человеческого существования имеют социальную ценность. Более того, Адлер считает, что «все проблемы жизни могут быть адекватно решены только благодаря наличию в достаточной степени развитого социального интереса»[4]. Казалось бы, «социальный интерес» должен выступать антитезой бессознательных стремлений человека, так как он связан с разумной общественной жизнью людей. Однако это не так, ибо адлеровское понимание «социального интереса» недалеко отстоит от тех психоаналитических трактовок, согласно которым все внутренние движущие силы человека представляют собой нечто врожденное и изначально заданное. Именно в этом русле идут рассуждения Адлера о человеческом существе с присущим ему «социальным интересом», который, как оказывается, «коренится в зародышевой клетке»[5]. И хотя в данном случае под «врожденностью» Адлер подразумевает потенциальную способность индивида к социальной соотнесенности с миром, тем не менее это не устраняет трудностей, обусловленных невозможностью адекватно объяснить в рамках адлеровского толкования человеческого существа соотношение между биологическим и социальным, индивидуально-личностьным и общественным в человеке.Несмотря на определенную коррекцию своих первоначальных представлений о человеке, общая его трактовка у Адлера остается неизменной. В ее основе лежат следующие теоретические положения: человек – неполноценное существо; решающий фактор поведения человека – мнение индивида об окружающем мире и о самом себе; стремление к успеху в разрешении жизненных проблем, стремление к совершенству – важная характеристика  человека; социальный интерес является необходимым условием для достижения главной цели – обеспечения развития личности и благополучия человечества; личность характеризуется единством и целостностью, а человечество – развитием социального интереса; будучи врожденной человеческой потенцией, социальный интерес развивается в соответствии  с индивидуальным стилем жизни каждого; стиль жизни формируется в детстве и представляет собой творческую силу, благодаря которой человек осознает мир и действует в нем соответствующим образом.Если Фрейд рассматривал человеческое существо как агрессивное, от природы наделенное деструктивными порывами, то Адлер исходит из поступательного развития индивида в направлении раскрытия его продуктивных качеств благодаря наличию социального интереса, предопределяющего «добрую природу» человека. Немаловажное отличие состоит и в том, что с точки зрения Фрейда сознание и бессознательное находятся в постоянном конфликте между собой, в то время как в понимании Адлера «бессознательное не противостоит сознанию»[6]. Поэтому если в психоанализе Фрейда внимание акцентируется на расщепленности личности и причинных факторах человеческого поведения, рассмотренных с позиций механистического детерминизма, то в учении Адлера исследованию подлежит целостная личность и целевые устремления индивида, преломленные через призму финалистской концепции человека.Эта финалистская концепция человека основывается на признании Адлером некой телеологической силы, внутренне присущей человеческой организации и направляющей все действия индивида. Он исходит из того, что развитие психической жизни человека, развертывание его жизнедеятельности осуществляется посредством его внутреннего плана, ориентированного на достижение конечной цели. Этот внутренний план находится в бессознательных слоях человеческой души: его истоки прослеживаются в раннем детстве, когда ребенок благодаря своей фантазии создает свои первые фикции и постепенно вырабатывает своеобразный стиль жизни, который есть не что иное, как «индивидуальная форма творческой деятельности»[7]. Таким образом, трактовка человека характеризовалась определенной двойственностью. С одной стороны, она вела к фикционалистской телеологии, не оставляющей места для сознательного выбора индивидом тех или иных ценностей жизни. Подобное понимание направленности жизнедеятельности человека граничило с телеологизацией бессознательного. С другой стороны, адлеровское понимание человеческого существа предполагало саморазвитие внутри психических сил индивида в процессе социализации и достижение целостности человеческого бытия благодаря творческому стремлению человека к конечной цели своего существования. С учетом признания Адлером наличия в человеке социального интереса такое понимание природы человеческого существа вело к социологизации бессознательного. Именно второй аспект адлеровской концепции человека и привлек к себе внимание неофрейдистов, повернувшихся к исследованию культурных и социальных факторов человеческого бытия. 



[1] Adler individual psychology of Alfred Adler: A systematic presentation in selections from his writings. N.Y., 1964. P. 129. [2]Adler A. Superiority and social interest: A collection of later writings. N.Y., 1979. P. 39. [3]Adler A. Understanding human nature. N.Y., 1978. P. 43.   [4]Adler A. Cooperation between the sexes: Writings on women, love and marriage, sexuality and its disorders. N.Y., 1978. P. 78. 

[5]Adler A. The progress of man kind. // Individual Psyhol., 1982, vol. 38. N 1. P. 14.

[6]Adler A. Superiority and social interest: A collection of later writings. N.Y., 1979. P. 215. [7]Adler A. The fundamental views of individual psychology. // Individual Psyhol., 1982, vol. 38. N 1. P. 6.

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку