CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2010 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Ренессанс в истории: проблема исследования эпохи Возрождения., А.Ю. Цыгоняева
Ренессанс в истории: проблема исследования эпохи Возрождения., А.Ю. Цыгоняева

А. Ю.Цыгоняева

 

Ренессанс в истории:проблема исследования эпохи Возрождения.

 

Неопределенностьи противоречивость Ренессанса является признанным фактом: точно не установленыни хронологические границы, ни существенные особенности культуры Ренессансакоторые позволяли бы выделить его в особую эпоху. По вопросу феноменаВозрождения в истории существует огромное количество литературы и большоеразнообразие точек зрения, однако они не столько проясняют ситуацию, сколькоусложняют понимание эпохи, так как чем больше мнений и способов классификации,тем больше размывается сам критерий определения исторической эпохи.

Это порождаетсегодня особую  проблему, которую можноназвать проблемой «легитимности» самого исторического исследования: может лиисторик надеяться на то, что ему удастся выразить суть эпохи Возрождения  в целом. Одновременно, сам факт того, чтопроблема Возрождения остается актуальной, свидетельствует о том, что существуетпотребность мыслить Ренессанс как необходимое явление в истории, т.е. мыслитьмногообразные изменения, произошедшие в Италии XIVXVI вв. как выражение единой исторической необходимости.Возникает противоположная проблема – проблема поиска целостности эпохи. Такимобразом, с одной стороны существует потребность мыслить Ренессанс единым, сдругой сомнение, в возможности отыскать точный критерий этого единства.

Для ученого историческийкритерий есть в свою очередь представление о наиболее существенном в даннойэпохе, конечная причина, которой объединены все явления определенного отрезкавремени. Это представление, однако, всегда принадлежит современности и по мерепрогресса науки его содержание меняется.    Следовательно, проблема не в прошлом кактаковом, а в отношении историка к своим представлениям. Таким образом, длянахождения исторического критерия сегодня необходимо исследовать то, какставилась проблема Ренессанса в ходе изучения этой эпохи и выяснитьзакономерности этого процесса.

Такой взгляд,по мнению Р. Дж. Коллингвуд, отличает философа от историка. Первого приизучении истории интересуют не события прошлого, изучение которых являетсяпозитивной задачей историка, а развитие исторической мысли о предмете. Отпсихолога при этом его отличает то, что исследуются не субъективные особенностимыслительного процесса, а необходимость исторического мышления. «Фактом,привлекающим внимание философа, является не прошлое само по себе, как дляисторика, и не мысль историка о нем, как для психолога, но то и другое в ихвзаимном отношении» [1]. То есть единство, которое состоит в совпадении цели человекакак ученого с его же целью как участника истории.

Процессформирования идеального образа эпохи не менее историчен, чем фактическиесвидетельства, документы и источники. Философ, должен изучать скорее их, т.к. отношениесамих исторических фактов и их теоретических интерпретаций повторяетфундаментальное противоречие всеобщего и особенного, единого и многообразного,которое лежит в основе спекулятивного мышления.

Первоецелостное изображение эпохи Возрождения было дано Якобом Буркхардтом в классическойработе «Культура Возрождения в Италии». Буркхардт представляет Возрождение эпохойосознания и принятия человеком себя самого как уникального, свободного в своихдействиях индивида.  Изменения произошлив отношении человека к собственной личности: индивидуальное бытие вместе совсеми особенностями, желаниями и пороками стало восприниматься какосновополагающее, как точка отсчета и центр мира, этим Возрождениепротивоположно Средним векам, когда человек видел себя включенным во вселенскуюиерархию. Следствием освобождения человека становятся завоевания ипреобразования в мире: открытие новых земель, изучение природы, привнесениечувственности в искусство, активная политическая борьба и пр. Буркхарт создаетклассический образ ренессансной личности как титана – сильной всестороннеразвитой индивидуальности.[2]

ПредставивРенессанс эпохой культа индивидуальности, Буркхардт объединил разрозненныеявления и события того периода вокруг личности и ее самостоятельности. Онрассмотрел Ренессанс как необходимый этап в последовательном процессе осознаниячеловечеством свободы, который есть история. В основе этой концепции Ренессансалежит, таким образом, классическая философия и классическая философия истории.До работы Буркхардта (вышедшей в 1860г., в период господства в философиигегелевской системы) Ренессансом называлась локальная вспышка искусств в ИталииXIV-XVI вв.

РенессансБуркхардта по сей день остается самой основательной и популярной «версией»эпохи. Однако в исторической науке эта теория очень скоро была критически переосмыслена.Утверждалось – Буркхардт дает Ренессансу однозначную оценку, а поэтому егоупрощает. Картина Возрождения, внутри себя логичная и завершенная, не отражаетисторическую реальность и схематизирует ее. Одной из главных причин, упреков всхематизме, было резкое противопоставление Ренессанса Средним векам.Средневековье представлялось эпохой застоя, а Ренессанс временем новаторства иоживления. Как пишет Л.М. Баткин в книге «Леонардо да Винчи и особенностиРенессансного творческого мышления» первоначальной реакцией на буркхардтовскуютеорию Возрождения стало активное изучение Средних веков, своеобразный «бунтмидеивистов».[3]

Исследования Среднихвеков показали, что этот период истории также знает этапы развития искусства, идоброжелательного отношения к человеку и миру, что он не сводится каскетической религиозности. «Выяснилось, что прежнее противопоставление РенессансаСредневековью во многих отношениях зависело от плохого знания, принижения илисхематического толкования богатой и многослойной средневековой культуры».[4]

Такжевыискивались средневековые черты и истоки Возрождения. Буркхардт в качествеглавной предпосылки развития свободы индивида в Италии называл экономическоеположение и исконно сложившийся республиканский строй во многих городах,делавший итальянцев и в эпоху Средневековья более предприимчивыми исамостоятельными чем прочих европейцев. Однако исследования Средневековьяпоказали, что резкой смены эпох не было.

 Многие изобретения, которыми гордитсяВозрождение такие как, книгопечатание, порох, картография и т.д.  были напрямую подготовлены Средними веками.Историография, политическая история, история техники также не видятпринципиальных различий между Возрождением и Средневековьем: в областигосударственного устройства и изобретательства Ренессанс сохраняет значительныечерты Средневековья. Неоднозначно обстоит дело и с возрождением античности,которое нельзя принимать как критерий отсчета новой эпохи, потому чтоевропейская история насчитывает несколько попыток реставрации классическогоантичного образования, самая известная из которых – так называемый«каролингский ренессанс» XIIв. Кроме того, наследие античности всегда было основным материалом, на которомбазировалась философия средневековья. [5].

Таким образом,если Буркхардт был заинтересован в том, чтобы показать целостность Возрождения,его духовное единство, коренящееся в природе человека, то следующей фазой висследовании стала постановка проблемы начала Ренессанса его предпосылок,исхода, а также границ внутри самой эпохи. То есть на передний план выступилапроблема конкретизации и классификации противоречивых явлений внутри Ренессанса.Однако исследования в этом направлении привели не к уточнению историческихграниц эпохи, а, напротив, к проблематизации понятия Ренессанса и историческойэпохи в целом.

У Буркхардтаэпоха в истории есть этап в духовной эволюции человечества, следовательно,эпохой Ренессанс делает именно идея свободы человека, под которую в качествеиллюстраций подводятся факты. В этом источник неизбежного схематизма, но и «целостности»,которая привлекает авторов после него. Теория Буркхардта была предельно широкимобобщением через критику и конкретизацию, которой развивалось исследованиечастных аспектов Ренессанса (искусства, религии, философии и пр.). Однако к размытиюопределения эпохи Возрождения привело не только закономерное развитиеисторической науки, но и крушение классической философской парадигмы, в рамкахкоторой писал Буркхардт, особенно разочарование в принципе историзма. Буркхардтвидит в Ренессансе начало прогресса своего времени, но уже к концу XIX в. вера в прогресскажется наивной, поэтому историки пытаются найти в эпохе смысл имманентный ейсамой, без привлечения идеи истории.

Таким образом,формируется взгляд на историю не как на необходимый этап, в объективном потокеистории, а как на культурную традицию: «что разделяет современников и сближаетлюдей принадлежащих к разным поколениям, но к одной культурной традиции».[6] Сэтой точки зрения вполне возможно говорить, что Ренессанс и Средние векасуществуют параллельно друг другу. Такое культурологическое определение историиприводит к тому, что Ренессанс окончательно теряет очертания как что-тосамостоятельное, потому что обнаруживается, что в фактическом плане нет практическиничего, что позволило бы констатировать начало новой эпохи.

Невыясненнойостается и национальная принадлежность Ренессанса, и его распространение изИталии в другие страны Европы. Для Буркхардта не существует такой проблемы, таккак он связывает открытие индивидуальности с развитием национальногосамосознания в Италии. Культура Возрождения является выражением духа итальянскогонарода, когда он выделяется из других народов Европы и осознает свое единство.С Ренессанса начинается Новое Время, т.е. народы Европы начинают выходить издуховного единства Средневековья и обретать национальное самосознание.Возрожденческая Италия была передовым государством среди стран Европы, ноВозрождение при этом, оставалось национальным явлением. В то же время культураРенессанса была явно космополитичной: становление индивидуальности невозможнобез обретения национального самосознания, в то же время сильнаяиндивидуальность по определению самостоятельна. «Данте находит новую родину…вязыке и культуре Италии, но выходит и за эти пределы, говоря: «Моя родина –весь мир!».[7] Сегодня Ренессанс считают либо культурным явлением Италии(Баткин), либо наднациональным процессом, который мог проходить не только вЕвропе, но далеко за ее пределами (Лосев).

Существует ещеодин аспект критики Буркхарта, который выявляет существенную черту эпохи. П.М. Бициллисчитал, что основной недостаток работы Буркхардта состоит в своеобразной«стилизации» Ренессанса под собственное время. «Ошибка Буркхардта была, однако,не в том, что он идеализировал Ренессанс, усматривая в нем одни лишь светлыестороны, умалчивая темных, а в том, что в Ренессансе он искал черты, которыеотвечали его собственному идеалу человека и культуры, и не интересовался теми,которые этому идеалу не соответствовали».[8] Однако «стилизация» в значительноймере есть характерная черта самой эпохи.

Как известноРенессанс первая эпоха, давшая себе имя. Современники называли «возрождением» расцветеитальянской поэзии в творчестве Данте, Петрарки и Боккаччо, и вызванная имреабилитация античной литературы. Из них троих для генезиса понятия«Ренессанса» особенно значим Петрарка, который не просто возродил античный идеализящной речи, но и сознательно поставил проблему обновления культуры. ОтПетрарки ведет начало: «легенда о Ренессансе как времени возрождения «истинногопросвещения» и «открытия античности».[9] Далее тема восстановления классическойобразованности переходит к последователям Петрарки – гуманистам, в текстахкоторых упоминание о долгожданной эпохе возрождения культуры стало общимместом. Одновременно процесс «возрождения искусств» начинает охватывать другиеобласти творчества кроме литературы. «К 1500 году понятие великого обновлениястало включать в себя почти все области культурной деятельности».[10] Понятие «возрождение»постепенно отошло от сферы искусств и приобрело отвлеченный смысл, сталоВозрождением с большой буквы. «Начиная с четырнадцатого и вплоть дошестнадцатого столетия во всей Европе люди Возрождения были убеждены в том, чтопериод в котором они живут, был «новым», столь же отличным от средневековогопрошлого, как прошлое отличалось от классической древности, а также в том, чтоих век отмечен сознательным стремлением возродить культуру классическойдревности».[11]

Таким образом,Возрождение как процесс не сводится к простому оживлению культуры. ЛюдиРенессанса возлагали на возрождение античности и искусств надежду на обновлениевсего мира. Необходимость политической и религиозной реформации осознавалась вИталии задолго до окончательного формирования культуры гуманизма, например втворчестве Данте. Однако культ античности сместил акцент с общественногопреобразования на самосовершенствование отдельной личности путем поэтическогопогружения в прекрасный мир древних. Петрарка, а вслед за ним и гуманистысчитали словесность основным залогом нравственного совершенствования. Первоочереднойзадачей для них стало воспитание нового типа человека, за счет обращения кантичному идеалу красоты (первую очередь человеческой) через слово и поэзию. Цельюставилось воплощение в современном мире древнего образа внешней и внутреннейкрасоты человека, но этот образ был известен только избранным индивидуумам, иво многом противоречил социальной действительности. Следовательно, возрожденческийидеал образования мог развиваться только  в особом идеальном пространстве общенияединомышленников. Такая избранность с самого начала предполагает некую«стилизацию», она противопоставлена «обыденной» реальности и имеет вопределенной степени игровой характер.[12]

 Таким образом, творцы Ренессанса, людиформировавшие культуру эпохи с самого начала стремились создать для себя искусственный«стилизованный» мир. Это было необходимо т.к. только в такой атмосфере человекмог усвоить и выразить, идеал античной красоты. Энтузиазм и активность творцовВозрождения были не только следствием природной энергии, но также нравственно-эстетическойустановкой. Титаническая личность  –образ должного, которому надо соответствовать, и который сознательнотранслировался в будущее. Возрожденческий человек хотел, чтобы потомки зналиего как сильную всесторонне развитую личность (в этом состоит «любовь к славе»гуманистов). Буркхардт представил ренессансного человека именно таким, каким онстремился стать, удачно передав энтузиазм и пафос индивидуализма. То естьстилизация в данном случае не есть искажение исторической реальности иугадывание особого способа мышления Ренессанса.

Таким образом,именно взгляд обитателей Возрождения на собственное время делает Ренессанснастолько проблемной и трудноопределимой эпохой для историков. Если Античностьи Средние века при всей их актуальности сегодня предстают как нечто в себезавершенное, эпоху Возрождения не получается рассматривать археологически.Заявления эпохи о собственной исключительности и самостоятельности не даютотказаться от Ренессанса совсем и заставляют искать основание для такихзаявлений. «Таким образом, самосознание Ренессанса необходимо воспринимать какобъективное и отличительное «обновление» даже в том случае, если бы удалосьдоказать, что это был своего рода самообман».[13]

Ренессансначинается не с события, а с предчувствия этого события, с рефлексии человека отом мире, в котором он себя обнаруживает. Рефлексия в свою очередь есть различение,обособление. Ренессанс начинается с указание на отличие настоящего времени отближайшего, темного, прошлого и дальнего, идеализированного, прошлого. Поэтомув ряду особенностей отличающих мировоззрение человека Ренессанса отпредставителя  предшествующих эпох,следует в первую очередь выделить отношение к истории, времени и современностина что обратил особое внимание В.В. Бибихин в книге «Новый Ренессанс».

Человек эпохивозрождения впервые ощущает себя деятельным творцом истории.[14] Однако этотисторизм не следует понимать в новоевропейском смысле как прогресс,осуществляемый человечеством. Человек осознает себя творцом собственной судьбы,однако это осознание покоится не на господстве над природой, а главным образомна том примере, который черпали люди из древних сочинений. За призывомвозвращения к античности лежит надежда на то, что ход исторических событийможно повернуть волевым усилием. Творцы Возрождения ставят задачу не коренногоизменения, но собирания «всего лучшего, что есть в памяти и возможностях  человечества».[15] Такое отношение к античностиопределяет мораль ренессанса: человеческое счастье есть постоянное усилие,стремление к совершенству. Как уже говорилось для самой эпохи «возрождение»было равнозначно обновлению. Античность рассматривалась с одной стороны как  единственный достойный пример для подражания,а с другой стороны эпоха Возрождения освобождается от влияния Античности истановится самостоятельной. Как писал А.Ф. Лосев, для Средневековья античностьбыла живой действительностью, еще незабытым настоящим, Ренессанс, превращая Античностьв миф, тем самым объявляет ее завершенной и освобождается от нее. Поэтомуренессансный культ Античности свидетельствует не о желании уйти от настоящего,а о готовности его активно утверждать и изменять. «Ренессанс вводит в узел, вкотором завязывается история, т.е. настоящее время, которое должно наступить».[16]

Подобноговзгляда на Ренессанс также придерживается К.А. Сергеев. Он считает эпохуРенессанса периодом возникновения собственно исторического. Историческим онназывает не последовательность событий во времени, а наоборот синтез опытачеловечества. Осознание прошлого как необходимого «моего» прошлого, т.е. по сутинастоящего (и вневременного): «в период Возрождения происходит осознаниеистории как самой фундаментальной для человеческого бытия  реальности, позволяющей созидатьсовременность в качестве такой новой цивилизации в которой осуществляются как нереализованныевозможности «благостного» для человека прошлого, как и «светоносные горизонты»будущего».[17] С желанием этого синтеза связаны обращение Ренессанса кмагическому искусству памяти и больше эстетическое отношение к жизни, т.к.самый простой способ синтеза всеобщего и особенного (или многообразного иединого) – воображение.

Подобнаяпопытка рассмотреть эпоху Возрождения не хронологически, а чем она была «поидее» делает ее чем-то вневременным, особенной революционной фазой истории,которая может и должна повторяться. Ренессанс становится не результатомстечения социальных, политических экономических обстоятельств в истории, асамостоятельным духовным действием человечества. Истина Ренессанса в егореволюционности, т.е. в том, что он требует осуществления. Необходимо егоосуществить,  чтобы понять. Осуществлениеего происходит не столько в практической деятельности, сколько в сознанииисторической значимости и самостоятельности, которыми эта деятельностьпроникнута.

Ренессанс былне столько эпохой появления чего-то принципиально нового в различных областяхжизни и творчества, сколько открытия и переосмысления старого и давноизвестного. Целостность этой эпохи состоит, таким образом, не в наличииобъективных границ хронологически определяющих эпоху, (например как распадРимской империи определил границу Средневековья), а в субъективной уверенностичеловека в собственном бытии. Личность обнаруживает себя среди эпох вуникальный момент времени, средоточием прошлого и будущего, центром мира. Чтодает человеку такую уверенность? - является вопросом, на который пытаетсяответить современная наука. «Нужно снова попытаться понять итальянское Возрождениекак способ мышления и мировидения»,[18] понять самого человека Возрождения. Неотдельные особенности «антропоцентризм, гуманизм и пр., а некую«ренессансность»,[19] которую современный человек может обнаружить и в себесамом.

Со временпоявления работы Якоба Буркхардта историческая наука опять пришла к тому, что ключомк пониманию Возрождения является человек. Однако с того момента измениласьпостановка проблемы человека в истории. Буркхардт опирается на философскую идеюсвободы, представляя исторические факты в качестве иллюстраций. Вскрытиепроблем и противоречий Возрождения критиками Буркхардта показывает, чтоосвобождение человека, становление его природы как свободного идет сложно имучительно. Человек не есть застывшее бытие – он становится в процессе истории.История в свою очередь не отвлеченный от индивида поток времени. Освобождениечеловека в эпоху Ренессанса состоит в том, что между этими крайностями, т.е.всеобщим историческим бытием и жизнью отдельного человека было достигнутоединство в самосознании. Потребность индивидуальности познать своюнеобходимости для всеобщего осуществляется в пантеизме. Эпоха Возрождения умелавидеть «все в одном» и полагала в этом сущность человека. Культиндивидуальность является обратной стороной пантеизма: идеал Ренессанса - воплощениевсех достижений человечества в титанической личности.  Историческое самосознание Возрождения такжедало возможность личности освободиться от истории, т.е. стать ее творцом.

Ренессансность,таким образом, есть не случайная черта ренессансной личности, а строй мышления,благодаря которому она  достигалаединства противоречий, открывшихся вместе с возникновением историческогосамосознания, т.е. особое образование человека Возрождения. Этот видобразования в свою очередь предполагает нечто фундаментальное в человеческойприроде, особое измерение человеческого бытия, где встречаются прошлое инастоящее, личное и всеобщее. Эпоха Возрождения есть такой период, которыйобнажает это «нечто» в человеке.

Ренессансхорошо показывает, что история имеет двойственную природу: идеальное содержаниесамосознания личности и ее бытие в истории человечества. Возрождение – эпоха, когда эти две истории совпали и впонимании и в деятельности человека. «В Ренессансе содержится ключ ко всейистории. Он возможно даже и есть история в ее существе».[20]

Таким образом,сведение ренессансного человека к таким произвольным определениям как«гуманизм», «антропоцентризм» и пр. не выявляет искомую особенностьВозрождения. Они указывают на отдельные черты мировоззрения эпохи, не выражаясути ренессансного образования. Выяснить его может только философское мышление,которое понимает самосознание не как момент реальности (наряду с другими) а каксаму сферу, в которой реальность существует, т.е. как дух, и таким образомможет понять индивидуалистический пантеизм Ренессанса.

Таким образом,искомая «целостность» не складывается из много, а имеет средоточие, в природечеловека. Только – необходимые изменения в самой природе человека может бытьназвано «исторической эпохой». Ренессанс современен не только потому, чтосовременный человек узнает в нем себя, а в том, что выявляет смысл истории иисторического. Он показывает, что история суть духовное движение. ИсследованиеРенессанса (как и вообще историческое исследование) неотделимо и невозможно безфилософского исследования человека. Эпоха Возрождения со своей стороны являетсянаиболее подходящим объектом для понимания природы человека и пути егодальнейшего прогресса.  

 

СНОСКИ

 


[1] Коллингвуд  Р.Дж. «Идея истории». М. 1980. С 7.


[2] Буркхардт Я. «Культура Возрождения в Италии». М.:1996. С. 88.


[3] Баткин Л.М. «Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления» М. 1990. С. 5


[4] Там же. С. 6


[5] Бибихин В.В. Новый Ренессанс. М.1998. С. 252


[6] Баткин Л.М. «Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления» М. 1990. С. 6


[7] Буркхардт Я. «Культура Возрождения в Италии». М.:1996. С. 90.


[8] Бицилли П.М. «Место Ренессанса в истории культуры» М.: 1996. С.5


[9] Бицилли П.М. «Место Ренессанса в истории культуры» М.: 1996. С.9


[10] Панофски Э. «Ренессанс и ренессансы в истории Запада». М.: 1998. С.14


[11] Там же С.36


[12] Свойствами такого пространства обладала культура гуманизма. Ее «игровой» аспект был замечательно раскрыт Л.М. Баткиным в книге «Итальянское Возрождение: проблемы и люди».


[13] Там же. С.38


[14] Бибихин В.В. Новый Ренессас. М.1998. С. 254


[15] Там же. С.257


[16] Бибихин В.В. Новый Ренессас. М.1998. С.38.


[17] Сергеев К.А. Ренессансные основания антропоцентризма. СПб. 2007. С..54.


[18] Баткин Л.М. «Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления» М. 1990. С. 8


[19] Там же.


[20] Бибихин В.В. Новый Ренессас. М.1998. С.44.


 


ЛИТЕРАТУРА


 


1.            Баткин Л.М. - Итальянское Возрождение: проблемы и люди, М.: 1995 г.


2.            Баткин Л.М. - Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления. М.: 1990 г.


3.            Бибихин В.В. - Новый Ренессанс. М.: 1998 г.


4.            Бицилли П.М. - Место Ренессанса в истории культуры. М.: 1996г.


5.            Буркхардт Я.  - Культура Возрождения в Италии. М.:1996 г.


6.            Гегель Г.В.Ф. - Лекции по философии истории. СПБ.: 1993 г.


7.            Коллингвуд Р. Дж. - Идея истории. М.: 1980г


8.            Лосев А. Ф. – Эстетика возрождения. М.: 1985 г.


9.            Панофски Э. - Ренессанс и ренессансы в истории Запада. М.: 1998 г.


10.        Сергеев К.А. - Ренессансные основания антропоцентризма. СПб.: 2007 г.


 

 

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку