CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2010 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Потребность: стимул деятельности и одно из основных понятий социологии, П.И.Смирнов
Потребность: стимул деятельности и одно из основных понятий социологии, П.И.Смирнов

 П.И.Смирнов

доктор философских наук

 

Потребность: стимул деятельности и одно из основных понятий социологии

 

В статье, посвященной специфике человеческой деятельности, были введены представления о регуляторах деятельности – ограничителях, оформителях и стимулах (см. Credo new, №  3, 2010). Что касается ограничителей деятельности, то в науке пока нет хотя бы самых первоначальных  их описаний. В перспективе можно попытаться связать этот регулятор деятельности с уровнями материи, освоенными человеческой деятельностью, хотя сейчас неясно, как это сделать.

Несколько иначе дело обстоит с другими регуляторами деятельности: оформителями и стимулами. С точки зрения социологии особый интерес представляют потребности, ценности и нормы. Судя по использованию соответствующих понятий в литературе, их можно отнести к числу основных понятий социологии. Таковыми их следует считать и в силу предложенной теоретической конструкции. Ведь если в основе общества лежит деятельностное взаимодействие, то понятия о регуляторах деятельности оказываются основными понятиями социологии. Освещению состояния этих понятий в современной социологии будет посвящен ряд статей. Целью же настоящей статьи является краткое освещение представлений об индивидуальных и общественных потребностях в современной науке. При этом  в ней не ставится задача дать более или менее  полный обзор этих представлений. Привлекаемые литературные источники будут использованы лишь в качестве опорных моментов для изложения авторской точки зрения.

Вначале сформируем общее представление о потребностях.

Слово «потребность» означает нужду или надобность в чем-либо «потребу» [1] и в обычном языке не нуждается в особом пояснении. Однако в научных работах даются разные описания, как правило, метафорические, этого слова, ключевым часто оказывается также слово «нужда». Для целей данной  статьи вполне подходит толкование потребности, данное В.А.Ядовым, согласно которому потребности понимаются, как «нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания  жизнедеятельности организма, личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности» [2]. Особенно важным оказывается понимание потребности как внутреннего побудителя активности. По смыслу оно совпадает с трактовкой потребности как стимула деятельности.

Понятие «потребность» интересно для социологии, в частности, тем, что многие обществоведы, начиная с Платона, связывают с потребностями возникновение и существование общества. Напомним, что в опубликованной ранее статье, где речь шла о существенности признаков, отраженных в понятии «общество», было приведено высказывание Платона, в котором фактически утверждалось, что в силу несамодостаточности людей и на основе деятельностного взаимодействия, общество создают наши потребности [3]. Надо полагать, той же идеи придерживался и К.Маркс, когда писал о превращении обмена предметами потребления из случайного действия в регулярный общественный процесс [4].

Потребности общества, и прежде всего экономические потребности как основа всего общественного производства, объективны. Впрочем, объективными следует считать и потребности самых разных субъектов, независимо от уровня их развития, поскольку наличие потребностей связано с существованием субъектов.    

            Соответственно, следует считать не вполне точной имеющуюся в литературе точку зрения, согласно которой биологические потребности (в том числе, и у человека) обусловлены обменом веществ – необходимой предпосылкой существования любого организма [5]. Ибо, исходя из изложенных ранее представлений о несамодостаточности субъекта, потребности обусловлены самой природой организма (более широко, природой любой системы субъектного типа) [6]. Субъекты уж так устроены, что не могут жить, не потребляя окружающий мир, вследствие чего и появляется обмен веществ между ними и средой. Иначе говоря, не потребности обусловлены обменом веществ между средой и субъектом, а обмен веществ вызван наличием потребностей у субъекта.

            Можно принять с некоторыми оговорками точку зрения о том, что потребности социальных субъектов (личности, социальных групп) и общества в целом зависят от уровня развития данного общества, а также особых социальных условий их деятельности. Источником развития этих потребностей является взаимосвязь между производством и потреблением материальных и духовных благ, причем удовлетворение относительно элементарных (витальных) потребностей ведет к зарождению новых [7]. Это порождение новых потребностей, согласно классикам марксизма, «является первым историческим актом» [8]. Оно отличает человека как субъекта своего исторического процесса, преобразующего природную и социальную среду, от животного, приспосабливающегося к среде. При этом, «…размер так называемых необходимых потребностей, равно как и способы их удовлетворения, сами представляют собой продукт истории и зависят в большой мере от культурного уровня страны» [9].

            Согласно В.А.Ядову, в психологии потребности рассматриваются как особое психическое состояние индивида, ощущаемое или осознаваемое им «напряжение», «неудовлетворенность», «дискомфорт», т.е. отражение в психике человека несоответствия между внутренними и внешними условиями деятельности. Поэтому потребности и являются побудителями активности, цель которой устранение такого несоответствия. Это возможно путем реального удовлетворения потребностей (насыщения), а если это невозможно – путем подавления или замещения данной потребности другой, наиболее близкой к ней. Этот механизм не относится к витальным потребностям, невозможность удовлетворения которых ведет к физической смерти организма.

Важнейшая особенность потребностей – их динамичный характер,  изменчивость, развитие на базе удовлетворенных потребностей новых, более высоких, что связано с включением личности в различные формы и сферы деятельности. Потребности личности образуют как бы иерархию, в основании которой – витальные потребности, а последующие ее уровни – социальные потребности, высшее проявление которых – потребность в самореализации,  самоутверждении, т.е. в творческой деятельности [10]. Осознанные обществом, социальными классами, группами и индивидами потребности выступают в качестве их интересов.

            Сложной является проблема классификации потребностей. Она известна, по крайней мере, со времени Аристотеля. Ей уделяли внимание В.Гегель и Ф.Достоевский, К.Маркс и А.Маршалл и т.д. Сложность связана с многообразием признаков, которые могут быть положены в основу классификации. Поэтому в  современной науке имеются десятки классификаций потребностей. Их различают:

- по сферам деятельности (потребности труда,  познания,  общения,  рекреации);

- по объекту (материальные и духовные, этические, эстетические и т.д.);

- по их функциональной роли (доминирующие и второстепенные,  центральные и периферические, устойчивые и ситуативные);

- по субъекту (индивидуальные, групповые, коллективные, общественные) [11].

Можно согласиться с рядом положений относительно потребностей, изложенных выше. Потребности являются важнейшими стимулами деятельности, на основе удовлетворения потребностей создается общество (путем деятельностного взаимодействия), их можно классифицировать и т.п. В частности, интерес представляет классификация потребностей, когда их отличают по субъекту (индивидуальные, групповые,  коллективные, общественные). Представления о двух типах потребностей – индивидуальных и общественных – и будут рассмотрены в статье.

Однако некоторые вышеприведенные утверждения заслуживают критических замечаний.

Во-первых, это относится к идее о возвышения потребностей, изложенной В.А.Ядовым, которая будет подвергнута критике ниже при рассмотрении концепции индивидуальных потребностей А. Маслоу.

Во-вторых, трудно принять трактовку потребностей как отражения в психике человека несоответствия между внутренними и внешними условиями деятельности. Сомнение вызывает не факт отражения потребностей в психике, а утверждение, что потребности возникают как результат «несоответствия между внутренними и внешними условиями деятельности». Фактически утверждается, что деятельность – первичный фактор возникновения потребностей. Представляется все же, что это неверно и категорию «потребности» следует соотносить с категорией «существование». Потребности вызваны несоответствием между внутренними и внешними условиями существования, что обусловливает целесообразное поведение человека, в частности, его деятельность.

После высказанных общих соображений относительно понимания потребностей в современной науке перейдем к рассмотрению индивидуальных потребностей. Для этой цели будет изложена и подвергнута критике концепция индивидуальных потребностей А.Маслоу, которая выбрана потому, что  является в настоящее время одной из самых популярных.

Широкая известность этой концепции позволяет ограничиться  кратким изложением ее основных положений.

Маслоу полагал, что люди мотивированы для поиска личных целей, и это делает их жизнь значительной и осмысленной. Он описал человека как «желающее существо», который редко достигает состояния полного, завершенного удовлетворения. Полное отсутствие желаний и потребностей, когда (и если) оно существует, в лучшем случае недолговечно. Если одна потребность удовлетворена, другая всплывает на поверхность и направляет внимание и усилия человека. Когда человек удовлетворяет и ее, еще одна шумно требует удовлетворения. Жизнь человека характеризуется тем, что люди почти всегда чего-то желают [12].

Маслоу предположил, что все потребности врожденные, или инстинктоидные, и что они организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования. Известна пирамида потребностей Маслоу, где основу составляют физиологические потребности, а далее идут потребности безопасности и защиты и т.д. Завершается пирамида потребностями самореализации или потребностями личного совершенствования.

  В основе схемы Маслоу лежит допущение, что доминирующие потребности, расположенные внизу, должны быть более или менее удовлетворены до того, как человек может осознать наличие и быть мотивированным потребностями, расположенными вверху. Иначе говоря,  физиологические потребности должны быть в достаточной степени удовлетворены прежде, чем возникнут потребности безопасности;  физиологические потребности и потребности безопасности и защиты должны быть удовлетворены до некоторой степени прежде, чем возникнут и будут требовать удовлетворения потребности принадлежности и любви и т.д. По Маслоу, это последовательное расположение основных нужд в иерархии является главным принципом, лежащим в основе организации мотивации человека. Он исходил из того, что иерархия потребностей распространяется на всех людей и что чем выше человек может подняться в этой иерархии, тем большую индивидуальность, человеческие качества и психическое здоровье он продемонстрирует.

Маслоу допускал, что могут быть исключения из этой иерархии мотивов.  Он признавал, что какие-то творческие люди могут развивать и выражать свой талант, несмотря на серьезные трудности и социальные проблемы. Также есть люди, чьи ценности и идеалы настолько сильны, что они готовы скорее переносить голод и жажду или даже умереть, чем отказаться от них. Наконец,   Маслоу предполагал, что некоторые люди могут создавать собственную иерархию потребностей благодаря особенностям своей биографии. Так, люди могут отдавать больший приоритет потребностям уважения, а не потребностям любви и принадлежности. Но в целом,  потребности,  расположенные ниже в иерархии, сильнее и приоритетнее.

Ключевым моментом в концепции иерархии потребностей Маслоу является то, что потребности не удовлетворяются по принципу «все или ничего». Потребности частично совпадают, и человек одновременно может быть мотивирован на двух и более уровнях потребностей. Маслоу сделал предположение, что средний человек удовлетворяет свои потребности примерно в следующей степени: 85% - физиологические, 70% - безопасность и защита, 50% - любовь и принадлежность, 40% - самоуважение и 10% - самоактуализация. Кроме того, потребности, появляющиеся в иерархии,  возникают постепенно. Люди не просто удовлетворяют одну потребность от другой, но одновременно частично удовлетворяют и частично не удовлетворяют их. Наконец следует отметить, что неважно, насколько высоко продвинулся человек в иерархии потребностей: если потребности более низкого уровня перестанут удовлетворяться, человек вернется на данный уровень и останется там, пока эти потребности не будут в достаточной степени удовлетворены [13]..

Кратко охарактеризуем потребности по Маслоу в порядке их очередности.

 В основании пирамиды лежат физиологические потребности, которые являются самыми основными, сильными и неотложными, поскольку от их удовлетворения зависит физическое выживание индивида. Это потребности в пище, питье, кислороде, в физической активности, сне,  защите от экстремальных температур и сенсорной стимуляции. Они должны быть удовлетворены на каком-то минимальном уровне прежде, чем любые потребности более высокого уровня станут актуальными.

Более высокий уровень составляют потребности безопасности и защиты. В эту категорию Маслоу включает потребности в организации, стабильности,  в законе и порядке, в предсказуемости событий и в свободе от болезни, страха и хаоса. Они отражают заинтересованность в долговременном выживании.Эти потребности легче всего наблюдать у младенцев и маленьких детей,  поскольку они относительно беспомощны и зависят от взрослых.

Показателем потребности в безопасности оказывается  предпочтение ребенком определенного рода зависимости, стабильного распорядка. Для существования маленьких детей лучше такие семьи, где до определенной степени установлены четкий режим и дисциплина. Если детей воспитывать, ничем их не ограничивая и разрешая все, их потребность в защите не удовлетворяется. Отсутствие режима способствует развитию у ребенка растерянности и страхов, поскольку в окружении ребенка нет ничего стабильного, от чего можно зависеть.

 Взрослые также нередко демонстрируют свою потребность в безопасности и защите: стремление к надежной работе со стабильным высоким заработком, приобретение страховки, создание сберегательных счетов и т.п. отражают эту потребность. Система религиозных или философских убеждений позволяет человеку в какой-то мере организовать свой мир в единое,  наполненное смыслом целое, что также дает ему возможность почувствовать себя в «безопасности».

По Маслоу, некоторые неврозы обусловлены утратой ощущения в безопасности. Есть типы больных, которые ведут так, как если бы надвигалась большая катастрофа, и пытаются организовать свой мир в надежную и стабильную структуру, где не было бы непредвиденных обстоятельств. Потребность в безопасности у невротика часто находит специфическое выражение в поиске защитника: более сильного человека или системы, от которых он может зависеть.

Потребности принадлежности и любви составляют третий ряд в пирамиде Маслоу. Они начинают действовать, когда удовлетворены физиологические потребности и потребности безопасности и защиты. На этом уровне люди стремятся установить отношения привязанности в семье и (или) группе, а принадлежность к группе становится доминирующей целью для человека. Без отношений привязанности и отсутствии принадлежности к группе человек чувствует себя одиноким, муки одиночества усугубляются в случае общественного остракизма, отсутствия дружбы и отверженности.

Потребности в любви и привязанности проявляются с раннего возраста и сопровождают человека всю жизнь. Ребенок жаждет ласки, любви и внимания со стороны взрослых. Для подростков важно уважение и признание их самостоятельности со стороны родных, а также участие в делах какой-то группы – от дворовой компании до хоровых кружков. Молодые люди стремятся к любви в форме сексуальной близости.

Маслоу выделял два вида любви взрослых: дефицитарная любовь и бытийная любовь. Первая основана на дефицитарной потребности – это любовь, исходящая из стремления получить то, чего нам не хватает, скажем, самоуважение, секс или общество человека, с которым мы не чувствуем себя одинокими. Это эгоистичная любовь, которая берет, а не дает. Вторая любовь, напротив, основана на осознании самоценности другого человека, без желания изменить или использовать его, несмотря на его несовершенство. Она не собственническая, не назойливая и направлена на поощрении в другом человеке его позитивного представления о самом себе, самоприятия – всего того, что позволяет человеку расти.

Маслоу отвергал идею Фрейда о том, что любовь и привязанность являются производными от сублимированных  сексуальных инстинктов.   Любовь – не синоним секса. Зрелая любовь подразумевает здоровые, нежные взаимоотношения, основанные на уважении, восхищении и доверии. Быть любимым и признанным важно для здорового чувства достоинства. Когда человека не любят, появляются пустота и враждебность.

Неудовлетворенность потребностей принадлежности и любви несет разрушительный потенциал. По мнению Маслоу, многие неприятности в американском обществе связаны с неудовлетворенностью этих потребностей, в результате чего развиваются дезадаптация и патология. Люди боятся близких отношений и откровенности, так как боятся быть отвергнутыми. Маслоу утверждал, что есть корреляция между счастливым детством и здоровьем в зрелой жизни. Любовь является основной предпосылкой здорового развития человека.

Еще более высокий уровень составляют потребности самоуважения.  Если наши потребности любви и принадлежности достаточно удовлетворены, степень их влияния на поведение уменьшается, открывая дорогу этому классу потребностей. Маслоу разделил их на два основных типа: самоуважение и уважение другими. В первый тип включаются: компетентность, уверенность, достижения, независимость и свобода. Человеку нужно знать, что он достойный человек и может справиться с жизненными задачами. Уважение другими включает: престиж, признание, репутацию, статус, оценку и принятие. Для человека важно знать, что то, что он делает, признается и оценивается значимыми другими.

Удовлетворение потребностей самоуважения порождает позитивное отношение к себе, достоинство и осознание того, что вы полезны и необходимы в мире. Напротив, фрустрация этих потребностей приводит к чувству неполноценности, бессмысленности, слабости, пассивности и зависимости. Это негативное самовосприятие влечет, в свою очередь, низкую самооценку и беспомощность в столкновении с жизненными трудностями.

Здоровое самоуважение, по Маслоу, основывается на заслуженном уважении других, а не на славе, социальном положении или лести.   Заслуженное уважение должно зависеть от способностей и достижений человека, на его действительной значимости, а не от случайных факторов и конъюнктурных мнений других людей.

Потребности уважения меняются в течение жизни. Для подростка важно одобрение сверстников, и эмпирическим показателем удовлетворенности этих потребностей служит популярность подростка, его роль в группе, частота приглашений на вечеринки и пр. Взрослого уважают за то, что у него есть семья и дети, хорошая работа, четкая гражданская позиция и пр. Маслоу считал, что потребности уважения достигают максимального уровня в зрелости, а затем их интенсивность снижается.

Завершают пирамиду Маслоу потребности самоактуализации, которые выступают на передний план, если предыдущие потребности достаточно удовлетворены. Маслоу понимает самоактулизацию как желание человека стать тем, кем он может стать. Человек,  достигший этого высшего уровня, добивается полного использования своих талантов, способностей и потенциала личности. Маслоу говорил, что: «Музыканты должны играть музыку,  художники должны рисовать, поэты должны сочинять стихи, если они, в конце концов, хотят быть в мире с самими собой. Люди должны быть тем, кем они могут быть. Они должны быть верны своей природе».

Поскольку Маслоу предполагал, что большинство людей, если не все, нуждаются во внутреннем совершенствовании и ищут его, то стремление реализации своего потенциала естественно и необходимо. Однако лишь немногие – как правило, одаренные – люди достигают самоактуализации (меньше одного процента по оценке Маслоу). Это обусловлено тем, что:

- во-первых, многие просто не видят своего потенциала, не знают о его существовании и не понимают пользы самосовершенствования. Эти люди склонны сомневаться и даже бояться своих способностей, тем самым уменьшая шансы для самоактуализации;

            - во-вторых, социальное окружение нередко подавляет тенденцию к самоактуализации у части людей, навязывая им нормы поведения в соответствии с культурными стереотипами (например, стереотип мужественности);

- в-третьих, сильное негативное влияние оказывают потребностями безопасности.

Самоактуализация требует риска и отказа от старых привычек. Это вызывает тревогу и беспокойство, а эти чувства стимулируют тенденцию вернуться к старому стилю поведения. Если удовлетворению основных потребностей ничто не угрожает, человек стремиться стать настолько хорошим, насколько позволяют его способности. Вообще же, если бы большое число людей достигло самоактуализации, могли бы измениться потребности человечества в целом. Решение подобной задачи требует изменения многих социальных институтов и политических структур [14]..

Помимо иерархической концепции потребностей в концепции Маслоу есть и другие важные элементы. В частности, он выделяет два обширных класса мотивов – дефицитные (дефицитарные) мотивы  и мотивы роста. Первые направлены на устранение состояний дефицита, голода, жажды, опасности и пр. Вторые связаны с реализацией человеческого потенциала, имеют более отдаленные цели. Поведение, вызванное ими, призвано обогатить, расширить наш опыт, что связано с увеличением напряжения. Обычно они приобретают актуальность, когда достаточно удовлетворены дефицитарные мотивы.

В связи с этим, Маслоу предложил также два возможных стиля жизни. Один направлен на удовлетворение существующего дефицита или требований окружения. Он ориентирован на снятие напряжение, обретение равновесия с окружающей средой. Счастье для людей такого типа заключается в безопасности и удовлетворенности. Второй стиль предполагает повышение напряжение, некое усилие, рывок, когда человек использует все свои способности в полную силу. Для людей такого рода возможны вершинные переживания, когда человек чувствует экстаз, восторг, радость свершения Кроме того, Маслоу рассматривает различные патологии, связанные с неудовлетворением различных классов потребностей и т.д. [15].  Но подробное рассмотрение этих элементов далеко уведет нас от темы статьи.

Некоторые психологи считают, что концепция Маслоу волнующа и нова,  потому что она заставляет человека обращать взор на то, чем он может быть, и,  следовательно, придает его жизни интерес и цель [16].

            С подобной оценкой концепции Маслоу трудно согласиться полностью. В ней отражены, конечно, в достаточно осмысленном виде некоторые существенные аспекты человеческого поведения, связанные с потребностями. Можно счесть приемлемой на уровне здравого смысла и саму типологию потребностей, хотя приемлемых типологий потребностей можно насчитать не менее десятка. Однако в названной концепции есть множество моментов, вызывающих несогласие или недоумение, что во многом обусловлено  теоретической скудостью и неясностью исходных представлений Маслоу. Попытаемся аргументировать сказанное.

Во-первых, представляется необоснованным основополагающий принцип типологии Маслоу, а именно, принцип «возвышения потребностей» (которого придерживается и В.А.Ядов). Речь не идет о том, что сам по себе принцип неверен: возвышение потребностей возможно и иногда оно происходит. Проблема заключается в том, что этот принцип просто-напросто постулируется, но механизм (или способ) его воплощения невозможно понять, опираясь на базовые представления Маслоу о природе человека.

В частности, явно недостаточно его трактовка человека как «существа желающего», которое редко достигает состояния полного, завершенного удовлетворения. Подобное толкование представляет собой шаг назад даже по сравнению с понимание природы человека, высказанной Платоном. Платон, как мы помним, выделял в душе человека три начала – вожделеющее, яростное и разумное. При этом он полагал, что разумное начало должно быть верховным, а яростное и вожделеющее должно подчиняться ему. Если некоторые моменты концепции Маслоу свидетельствуют о признании разумного начала (он считал, что человек по природе разумен и способен руководствоваться разумом в своем поведении), то яростное он совсем выпускает из виду. А ведь именно яростное начало позволяет, по Платону, переносить стужу и голод, подвергать себя опасности и бороться с врагом. Наличие подобного начала позволяет понять, почему  человек способен стремиться к чему-то иному, кроме удовлетворения потребностей, например, к победе над врагом. Если оно отсутствует, то простое удовлетворение потребностей одного уровня никак не обусловливает  переход человека к потребностям более высокого уровня.  

Переход к самоактуализации, невозможный без яростного начала, невозможен также и в том случае, если человек не имеет в душе нравственного чувства или способности к нравственному суждению. Человек, чтобы брать на себя дополнительную нагрузку, риск и т.п., должен иметь  в душе шкалу хорошего и дурного, достойного и недостойного и пр. В целом, он должен быть не только желающим, но волевым и нравственным существом. Концепция возвышения потребностей «не работает» без предварительного и ясного ввода представлений о волевом и нравственном началах в природе человека. Если эти начала отсутствуют, то возвышение потребностей возможно, но далеко не обязательно. Ибо удовлетворение витальных потребностей не влечет с необходимостью появление новых, высших потребностей. Вполне возможно, что удовлетворение этих потребностей на первичном, грубом уровне стимулирует не появление более высоких потребностей, а удовлетворение тех же самых потребностей на более высоком или, если угодно, на более утонченном, изощренном уровне.

Элементарно голодному человеку нужен просто кусок хлеба. Человеку, в общем-то, сытому нужны мясо и фрукты, рыба и пр., да еще прошедшие специальную кулинарную обработку. Пресыщенному человеку требуется икра и осетрина, тонкие вина и соусы по особым сложным рецептам. Эта ситуация  знакома каждому по личному опыту. Точно также обстоит дело с удовлетворением остальных витальных потребностей.  

Практика всех народов мира свидетельствует, что полноценной жизнью живут те, кто свои витальные потребности ограничивает самым необходимым. В противном случае, удовлетворение этих потребностей вполне может способствовать превращению человека в «сладострастное животное». Описания подобных типов личности имеются в литературе.

Во-вторых, неясность исходных позиций, склонность к «фигуре умолчания» приводит к некоторым спорным, если не сказать вздорным утверждениям Маслоу. Выше отмечалось, что его мнению человек должен быть верен своей природе, т.е. музыканты должны играть музыку, художники должны рисовать, поэты должны сочинять стихи, если они,  в конце концов, хотят быть в мире с самими собой. Люди должны быть тем,  кем они могут быть и т.д.  Поскольку концепция  Маслоу считается некоторыми «волнующей» и «новой», следует сделать, по крайней мере, два замечания.

Первое замечание касается «новизны» мысли о том, что человек должен быть верен своему подлинному «я», своему призванию, своей судьбе. Новизна ее весьма сомнительна, если вспомнить призыв на фронтоне храма Аполога в Дельфах: «Познай самого себя» (автором которого считается Фалес). Призыв этот предназначался, надо полагать, и для того, чтобы человек мог жить в согласии со своей природой. Быть самим собой всю жизнь хотел Пер Гюнт, персонаж Ибсена. Причем, с точки зрения тролля, «быть самим собой» равнозначно «быть довольным собой». Не уподобляется ли человек троллю, если пытается быть самим собой, удовлетворяя свои желания, вызванные потребностями? Наконец, Ортега-и-Гассет прямо считал, что наше «я»  –  это наше призвание, и если мы более или менее верны своему призванию, наша жизнь является более или менее подлинной, а самым трагичным уделом человека является возможность подменить самого себя, сфальсифицировать свою жизнь [17]. Второе замечание более тесно связано с «фигурой умолчания». Маслоу, вероятно, предполагает, что все люди по своей природе «хорошие» и что не может быть убийц, воров и насильников по природе. А ведь это еще требуется доказать. Поэтому тезис о том, что люди должны быть верны своей природе, требует столь сильных оговорок, что в чистом виде едва ли может приниматься во внимание.  

В-третьих, и это очень важно, Маслоу, по-видимому, чувствует  разницу между потребностями и ценностями в стимуляции деятельности, но не может ясно указать принципиальные отличия тех и других стимулов. Поэтому в его концепции так называемые «метапотребности» одновременно называются и «бытийными ценностями». Иначе говоря, потребности и ценности как стимулы деятельности оказываются в одном ряду (потребностей). А это логически совершенно неправильная позиция. Нельзя называть одним и тем же словом качественно отличающиеся разряды типологии или классификации, а потом специально уточнять понимание отдельного разряда. Маслоу нарушает правила построения типологий, что ведет к путанице и недоразумениям.

В-четвертых, встречаются и просто ошибочные утверждения, логика которых вообще непонятна. Например, утверждается, что адвокат может искать справедливость как некую конечную ценностью, а не добиваться власти или богатства, просто потому, что любит преследовать недостижимую цель [18]. С подобными рассуждениями нельзя согласиться в принципе. Во-первых, адвокат, если он хороший адвокат, вовсе не ищет справедливости, это не его задача. Он защищает интересы клиента всеми законными способами, а циничный адвокат и незаконными. Искать справедливость (меру между преступлением и наказанием) – дело судьи. Во-вторых, защита интересов клиента, поиск истины или справедливости – это выполнение профессионального долга, а не побочный продукт стремления к совершенству.

Более подробное рассмотрение других элементов концепции Маслоу могло бы выявить в ней массу других недостатков. Но и сказанного достаточно для вывода о том, что нельзя назвать удовлетворительным научный уровень рассмотрения индивидуальных потребностей в современной науке.

Перейдем теперь к краткому рассмотрению описаний общественных потребностей. Как это ни покажется удивительным, но ситуации с ними значительно проще. Понимание общественных потребностей мало изменилось со времени Платона. Это следует из беглого рассмотрения трех типологий потребностей – Платона, Г.Спенсера и принадлежащей американским исследователям конца прошлого века Г.Ленски и Дж.Ленски (см. табл.).

Поскольку общество является системой субъектного типа или самосохраняющимся субъектом, который во многих существенных чертах подобен живому организму, становится ясно, что у общества есть определенные потребности, аналогичные индивидуальным. Поэтому уже Платон, не употребляя выражения «общественные потребности», явно имел их в виду, формируя социально-профессиональную структуру своего государства.

                                                                                                      Таблица

Типологии общественных потребностей

 

Общественные потребности по Платону (реконструкция)

Общественные потребности по Спенсеру

Общественные потребности по Г.Ленски и Дж.Ленски

1) в материальных средствах существования путем производства и обмена,

2) в безопасности,

3) в координации различных видов деятельности,

4) в биологическом и культурном воспроизводстве населения

1)  в воспроизводстве населения и социализации (воспитании) подрастающего поколения,

2) в активной обороне (от окружающих врагов и грабителей),

3) в средствах существования,

4) в обмене этими средствами.

5) в стабилизации, упорядочивании взаимодействия между людьми,

6)  в координации различных видов деятельности

1) в коммуникации между членами общества (на основе общего языка),

2) в производстве товаров и услуг для выживания членов общества, 

3) в  распределении товаров и услуг,

4) в защите членов общества от физической опасности (от катастроф, болезней, и от внешних врагов), 

5) в биологическом воспроизводстве и  окультуривании членов общества,

6) контроль за поведением членов общества с целью создания условий для совместной деятельности и урегулирования конфликтов между его членами

 

Весьма похожа на платоновскую типология общественных потребностей, предложенная Гербертом Спенсером. Это и не удивительно, поскольку оба мыслителя уподобляли общество живому существу (человеку – Платон, живому организму вообще  – Спенсер).

            Спенсеровская типология особо интересна тем, что он связывал  удовлетворение общественных потребностей с функционированием и развитием социальных институтов. Так, удовлетворению первейшей потребности в воспроизводстве населения и социализации (воспитании) подрастающего поколения служат домашние институты. Потребность «в активной обороне», вызванная необходимостью борьбы «с окружающими врагами и грабителями», стимулирует появление политических институтов (в частности, армии). Для удовлетворения потребностей в средствах существования и  в обмене этими средствами  возникают профессиональные промышленные институты (хозяйство, рынок и пр.). Церковные и обрядовые институты служат удовлетворению  потребности в стабилизации, упорядочивании взаимодействия между людьми на основе определенных норм (обычаев, традиций). Наконец, потребность в координации различных видов деятельности, порождает государство (хотя государство выполняет и другие функции) [19;20].

            Что касается американских исследователей, то они  также предлагали  похожую типологию потребностей, необходимых для существования общества как некоторой целостной системы [21]. Она не требует особых разъяснений, достаточно взглянуть на таблицу, разве что стоит упомянуть первую из выделенных ими потребностей, а именно потребность в  коммуникации между членами общества (на основе общего разговорного языка). По-видимому, эта потребность связана со спецификой американского общества, которое складывалось из представителей разных расовых, культурных и языковых групп. Ни для Платона, ни для Спенсера подобная потребность не выступала как сколь бы то ни было значимая. Она молчаливо предполагалась удовлетворенной изначально.

Сравнивая взгляды на общественные потребности различных исследователей, мы видим, что в современном обществоведении нет принципиально новых общественных потребностей по сравнению с теми, которые указал Платон. Единственно важную потребность, о которой Платон не упомянул и о которой, кстати, забыли американские исследователи, это потребность в охране окружающей среды. Во времена Платона экологическая ситуация, видимо, не вызывала особых опасений. Хотя Платон и отмечает возможность ухудшения природной среды в результате геологических процессов [22], для него, очевидно, человек еще не стал «новой геологической силой». В настоящее время результаты человеческой деятельности вполне сопоставимы по масштабам  с результатами геологических процессов, и потребность в охране окружающей среды становится приоритетной. Ее следует непременно внести в перечень основных общественных потребностей.

В целом, особых сложностей в понимании общественных потребностей не возникает. Однако представление о них необходимо для понимания причин возникновения, существования и развития социальных институтов, поскольку в настоящее время существуют совершенно неадекватные трактовки этого явления.

Завершить беглый обзор описания проблемы индивидуальных и общественных потребностей  в литературе можно рядом принципиальных выводов:

1) для понимания слова «потребность» вполне достаточно его толкования, данного в словаре Даля;

2) потребности есть следствие несамодостаточности различного рода существ (шире, субъектов), а не процесса обмена веществ. Напротив, обмен веществ между субъектами и средой вызван потребностями;

3) деятельность по удовлетворению потребностей объективно необходима и обеспечивает существование деятеля (субъекта);

4) предлагаемые в литературе перечни потребностей сами по себе вполне пригодны для описания этого класса явлений и могут быть использованы в самых разных научных целях. Это касается содержания перечней (типологий) как индивидуальных, так и общественных потребностей;

5) однако нельзя создать перечень  потребностей, построенный по принципу «возвышения потребностей», если не использовать дополнительные теоретические средства – представление о ценностях как стимулах деятельности и основах нравственности, а также представление о наличии яростного (волевого) начала в человеческой природе.

Что касается яростного начала, то оно, очевидно, является предметом психологии. А вот ценности  вполне могут быть подвергнуты рассмотрению в рамках социологии, поэтому о них, как регуляторах деятельности и одном из ключевых понятий социологии, речь пойдет в следующей статье.

 

Литература

1. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М.: Изд-во Эксмо, 2003, с.515-516

2. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1983, с.518.

3. Смирнов П.И. Понятие «общество»: проблема существенности содержания / Теоретический журнал Credo new 2010. № 2, с.65.

4. Маркс К. Капитал / Маркс Л., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. – М.: Гос. изд. политической литературы. 1960, с.98-99 и др.

5. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия.,1983, с.518.

6. Смирнов П.И. Понятие «общество»: проблема существенности содержания / Теоретический журнал Credo new 2010. № 2, с.70-71 и др.

7. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1983, с.518-519.

8. Цит. по: Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия.,1983, с.518.

9. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1983, с.518.

10. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия.,1983, с.518.

11. Ядов В.А. Потребности / Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия.,1983, с.518-519.

12. Хъелл Л., Зиглер Д.   Теории личности . – СПб.: Питер Пресс, 1997, с.487.

13. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб.: Питер Пресс, 1997, с.487-489.

14. Хьелл Л., Зиглер Д.  Теории личности. – СПб.: Питер Пресс, 1997, с.489-496

15. Хьелл Л., Зиглер Д.  Теории личности. – СПб.: Питер Пресс,1997, с.498-501 и др.

16. Хьелл Л.,  Зиглер Д.  Теории личности. – СПб.: Питер Пресс,1997, с.494-495.

17. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс: Сб.: Пер. с исп. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с.427-428 и др.

18. Хьелл Л., Зиглер. Теории личности. – СПб.: Питер Пресс ,1997, с.497

19. Лимаренко А.П. Спенсер / Социология: Энциклопедия / составители А.А.Грицанов, В.Л.Абушенко и др. – Мн.: Книжный дом. 2003, с.1081-1085.

20. Смелзер Н. Социология. –  М.: Феникс, 1994, с.80..

21. Смелзер Н. Социология. –  М.: Феникс, 1994, с.80.

22.  Платон. Критий / Соч. в 3 т. Т.3. Ч.1. – М.: Мысль. 1971, с 550.

 

 

 

 

                                                                     

 

 

 

 

 

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку