CREDO NEW теоретический журнал

Поиск по сайту

Главная arrow Подшивка arrow 2010 arrow Теоретический журнал "Credo new" arrow Интерактивный культурно-просветительский проект по социализации молодежи, А.П.Добрынин
Интерактивный культурно-просветительский проект по социализации молодежи, А.П.Добрынин

А.П.Добрынин[1],

С.П.Иваненков, доктор философских наук,

А.Ж.Кусжанова, доктор философских наук

 

Интерактивный культурно-просветительский проект

по социализации молодежи

Современный переход от индустриального к постиндустриальному обществу существенно усиливает роль интеллектуальных факторов общественного производства, одним из катализаторов этого процесса в наши дни становится распространение современных информационных и телекоммуникационных технологий. «Высокие технологии, в том числе информационные и телекоммуникационные, уже стали локомотивом социально-экономического развития многих стран мира, а обеспечение гарантированного свободного доступа граждан к информации - одной из важнейших задач государств», - отмечается в принятой в 2008 году «Стратегии развития информационного общества в России».  В числе целей развернутой сейчас масштабной  работы по развитию информационного общества в России главной является повышение качества жизни граждан, обеспечение полноценной жизни общества.

В перспективе компьютеризация, разработка и внедрение информационных технологий, ныне осуществляемые в рамках нескольких национальных проектов, должны охватить значительное число сторон общественной жизни и получить распространение на всей территории, во всех регионах Российской Федерации. При этом для всех участников этого процесса очевидно, что обеспечение техническими средствами и техническими решениями свободного доступа людей к информационным источникам, составляющее первый этап работы, далее с необходимостью должно быть продолжено  в содержательном наполнении этих технологий, служащих лишь оболочкой, инструментом для производства, распространения и потребления полезной и востребованной информации. Отмечается, что проблема формирования электронного контента – это большая задача, от решения которой будет зависеть успех всего движения к информационному обществу. Свободный доступ и обращение информации – лишь средство к обеспечению насыщенной культурной жизни, к широкому использованию культурного потенциала общества - средств массовой информации, электронных библиотек, архивов, музеев, энциклопедий, к профессиональному общению, научным и образовательным ресурсам, а в конечном итоге – к творческому развитию и росту интеллектуального потенциала общества и человека.

Однако, именно в сфере культуры, системе культурного и гуманитарного просвещения, оценкой уровня использования ИКТ в которой в 2009 году в России занималась специальная межведомственная рабочая группа, отмечены невысокие показатели. Успех отдельных проектов еще явно недостаточен для набора критической массы, необходимой для широкого развития процесса освоения культуры и активного движения вперед. Гораздо в лучшем положении сегодня находится сфера образования, среди достижений которой можно назвать решение задачи подключения к интернету всех школ России, активное внедрение информационных технологий в высших и средних учебных заведениях и создание более 100-тысячной коллекции цифровых образовательных ресурсов. Наряду с этим,  здесь уже в явном виде оформилось понимание сложностей такой проблемы, как создание электронного контента. С одной стороны, оно выразилось в констатации явной недостаточности усилий одного лишь федерального центра для обеспечения этой работы и необходимости частно-государственного партнерства;  с другой, - в заключении о том, что внедрение электронных образовательных ресурсов в школьную программу требует изменения всех методик преподавания учебных дисциплин, т.е. к смене парадигмы образования в целом. Это отмечено в докладе на Тверском социально-экономическом форуме «Информационное общество»-2010 заместителя министра образования и науки РФ В.В.Миклушевский.[2]

Никто не оспаривает того факта, что наиболее перспективной в стратегии развития информационного общества является социальная группа молодежи. Она – не только наиболее мобильна в освоении инноваций и особенно – современных информационных технологий, но и на нее как на цель, субъекта культурно-образовательной  деятельности, потребителя информации, а в будущем – хранителя и воспроизводителя культурного потенциала общества  в значительной мере  рассчитаны усилия по внедрению различных инноваций. Социализация  молодежи уже неразрывно связана с современными носителями информации и средствами мобильной связи, которые активно воздействуют на характер ее деятельности, досуга, общения, формирование навыков образовательной, коммуникативной, общественно-политической, эстетической, трудовой  активности, нравственно-ценностных ориентаций, культурных моделей и предпочтений. В связи с этим на повестку дня неизбежно выдвигается вопрос о содержании предоставляемой и потребляемой информации, а также о способах взаимодействия молодежи с информационными ресурсами. Это вопрос не только о том, что выбирает молодежь из необъятных ресурсов всемирной сети для удовлетворения своего интереса, как предпочитает проводить время за компьютером, но и какие содержательные альтернативы ей предлагаются, в каких целях, во благо или во зло будет служить ей великая индустрия информации. Повернуть неоценимые возможности информационных технологий в сторону позитивных целей, не снижая при этом их привлекательности и удовольствия от обращения с ними – нетривиальная задача, требующая большой работы и глубокого понимания, что информация – это обоюдоострое оружие, а социализация молодежи – сложный процесс с бесконечным числом влияющих факторов, требующих учета и управления. Итак, вопрос имеет две стороны – формы взаимодействия молодежи с информационными технологиями и позитивное содержание, контент, которым они наполняются.

Сначала о содержании. Социализация молодежи в самом общем понимании – это процесс усвоения индивидом принятых в обществе ценностей, норм, ролей, статусов. Неоспоримо лидирующие позиции в формировании ценностных устоев любого общества принадлежат  его культурно-историческому наследию. Поскольку оно значимо для страны и формирования гражданина и нации, то является, безусловно, ценностью, без которой построить процесс социализации молодежи невозможно. Россия – страна с огромным культурно-историческим наследием. И… со значительными пробелами в знании о нем. Даже абстрагируясь от последнего замечания, понятно, что для полноценной социализации нашего подрастающего поколения общество обязано сделать так, чтобы наша молодежь не только узнала о наличии этих ценностей, но и стала к ним причастна в процессе узнавания, присвоения, усвоения и т.д. Информационные ресурсы – один из главных инструментов социализации современной российской молодежи. Но их использование – не только и не столько простое потребление готовой информации. Но прежде, чем детально рассмотреть этот вопрос, надо определиться по некоторым другим значимым проблемам, более высокого смыслового уровня.

Здесь может возникнуть дискуссионный вопрос. В последние десятилетия говорить о национальных ценностях и национально-ориентированном воспитании стало немодно. Как в нашей стране, так и за рубежом получила широкое распространение концепция «общечеловеческих», универсальных ценностей. Национальные же ценности нацелены на воспитание человека конкретного, к примеру, российского, общества, гражданина своей страны и своего общества. Существенного противоречия здесь нет, но есть некоторые нюансы, связанные с текущими мировыми процессами.

Освежим в памяти некоторые известные события и теоретические положения. ХХ век прошел в условиях двухполюсного мира, противостояния двух систем – империализма и социализма, и эта эпоха закончилась с прекращением существования СССР. Мир стал однополюсным, доминирующее положение в нем заняла  страна с самой мощной в мире экономикой и с самой мощной системой вооружений – США. Однако эта модель оказалась шаткой и недолговечной, потребовала фантастических усилий на удержание в условиях сопротивления этому ряда мировых игроков – таких государств и объединений, как Евросоюз, Китай, Россия, Иран и др. Довольно быстро стала понятна ее бесперспективность в политической сфере, а затем и в экономической, военной и других. Мировой финансово-экономический кризис окончательно расставил все точки над i: альтернативы многоплюсному миру сегодня уже нет.

Противовесом  военно-политическим и экономическим амбициям  держав всегда выступала культура, чьи теоретики и идеологи всегда выступали против монистической модели, утверждая и доказывая, что  монокультура никогда не может стать полноценной культурой и что культура всегда прирастает исключительно многообразием. Хотя объективно на протяжении последних столетий некая тенденция к унификации культуры все же имела место, а на роль «общечеловеческой» культуры, особенно в последние 2 века, активно претендовал некий нивелированный вариант «европейской» (западно-европейской, северо-американской, «христианизированной») культуры. В ХХ веке ситуация усугубилась набиравшей темпы и мощь глобализацией, которая оказалась реальным процессом, разрушающим границы государств, стран, народов и культур, незаметно и без лишних лозунгов поставившим под угрозу многообразие культур на планете. Когда люди в разных уголках Земли носят одинаковые джинсы и кроссовки фирм «Levis» или «Nike», смотрят телевизоры «Sony» или «Phillips», разговаривают по мобильным телефонам «Nokia» и «LG», ездят на автомобилях «Toyota» или «Ford», едят гамбургеры из «Макдоналдса» и пьют Кока-колу, то национальная самобытность быстро выходит из привычного оборота. А вместе с ней стремительно начинают разрушаться обычаи и традиции, веками и тысячелетиями формировавшие и поддерживающие  не только облик народов, но и консолидировавшие их в нации, в устойчивые социальные общности и образования. Не случайно вторая половина ХХ века ознаменована отчаянной борьбой  представителей традиционных культур за сохранение своих обычаев, национальных костюмов, языка. Поскольку глобализация стартовала из индустриально развитых стран, она неизбежно усугубила распространение по миру «европоцентричной и североамериканской» культуры. Соответственно, протест оказался направленным против «европеизации» и «американизации» культуры.

Между тем, противостояние унификации может идти от разных мотивов. Одни противостоят внедрению нового, другого,  но можно противостоять и сознательно, делая борьбу с унификацией сознательной идеологией. Потому что если не оказывать ей сопротивления, то культурный потенциал человечества, а вместе с ним потенциал устойчивости и выживания человечества на Земле снизится. Так ли это? Например, генетики говорят о генетическом многообразии как о необходимом потенциале выживания, это, что называется, медицинский факт. Но упомянутый фактор экономической глобализации как будто не подтверждает этот тезис, поскольку глобализация экономики делает массовое производство более масштабным, экономику более успешной, материальные блага более дешевыми, а удовлетворение потребностей более доступными. С этими очевидными фактами трудно спорить.  Тем не менее, даже с точки зрения экономической и коммерческой есть свои аргументы за ценность уникального. В современности уже выявилась тенденция, показывающая, что унификация является лишь неким периодом в развитии психолого-ценностной характеристики спроса, определяющего развитие рынка. Как только рынок насыщается, исчезает дефицит и появляется прослойка людей, переросших в своих потребностях возможности ширпотреба, начинается поиск и возрастание спроса  как раз на немассовую продукцию. Люди ищут не то, что уравнивает их с массой других потребителей, а то, что отличает, выделяет их из массы, что является исключительным, уникальным продуктом. И перспектива развития будущих ценностных установок, в том числе и коммерческих, – это рынок уникального продукта (это касается, в том числе, и развития туристической индустрии – о чем ниже).

Еще с 1990-х годов в своих публикациях[3] мы доказывали, что  конкретная культура определенного народа – это не просто архаизм или стремление к отличию, это способ выживания данного конкретного социума в данном ему ареале обитания. Чем больше генетических кодов культуры, тем больше возможностей выживания человечества. Культурное разнообразие становится вопросом выживания человека глобального уровня или уровня всей планеты. И в перспективе еще не известно, какой культурный код какого сообщества окажется наиболее пригодным и адекватным способом выживания всей планеты. Локальные примеры, скажем, «японского чуда», китайской модернизации и т.п., в которых национальные культурные коды оказались тем основанием, на котором достаточно универсальные модели социальных и экономических реформ вдруг дали уникальные и непревзойденные результаты, свидетельствуют о неизученном еще фантастическом потенциале национальных культурных кодов.

Итак, в мире объективно возможны две глобальных тенденции – унификация культуры, чему способствует современная глобализация, и разнообразие культур, которое необходимо активно поддерживать и развивать, о чем свидетельствует современная тенденция к разрушению однополюсного мира в политике, экономике, идеологии и т.д. Стало быть, на перспективу человечеству предстоит сделать идеологический выбор между ними. Логика разума подсказывает, что выбор должен быть сделан не в пользу унифицированных «общечеловеческих» ценностей, солидарно срастающихся и с псевдо-западно-европейскими и псевдо-североамериканскими ценностями.

В качестве альтернативы сейчас в мире уже набирает силу и сторонников новая гуманистическая парадигма так называемого «Нового гуманизма», выступающего как раз за утверждение поликультурного мира, его культурного многообразия, где каждая культура одинаково ценна и значима.  Эту позицию активно проводит и Президент негосударственной организации при ЮНЕСКО «Международный совет по философии и гуманистическим исследованиям», Президент Всемирной сети языкового разнообразия MAAYA, Председатель организационного комитета женевского этапа Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества Адама Самассеку. Он призывает отойти от европоцентричной культурной модели и обратить внимание на позитивный потенциал иных, в частности, африканских, культур. А чтобы пользоваться богатством разнообразия культур мира, надо представлять особенности каждой культуры, каждого региона, каждой страны.[4]

 Разрушению монополюсного мира способствует и информационное общество, стирающее границы, однако при этом все более явным становится тот факт, что многообразие культур может наполниться реальным содержанием только при условии максимального самопроявления и самопредъявления каждой культуры. На планете сегодня много народов, много культур, и непредъявленная культура легко может затеряться в существующем многоголосии. В значительной мере это побочный эффект того, что информационная деятельность сегодня весьма активна и мощна. В мире уже есть и  весьма успешны  международные программы BBС, CNN и т.д., которые представляют мировому сообществу мировые образцы различных культур. Они выезжают на полюса и экватор, в дебри Амазонки и на острова Океании, представляют миру малые народы, заповедные природные ландшафты, исчезающий растительный и животный мир и т.д. Эту работу трудно переоценить и снизить ее просветительское значение. Вместе с тем, при решении задач социализации молодежи она обнаруживает некую ограниченность и даже ущербность. Чтобы это понять, стоит обратить внимание на то, что все эти великолепные и, безусловно, полезные для культуры артефакты представляют миру не просто события, а взгляд на эти события западного человека с присущим ему любопытством к демонстрируемому, которому тем самым придается  музейное значение,  как  резервации или заповеднику. Конечно,  делается это на очень высоком уровне, с почтением и пониманием того, что это тоже культурное наследие человечества. Но, во-первых, это еще вопрос, куда доберется и что сочтет заслуживающим внимания данная компания, и, во-вторых, никакой задачи социализации, к примеру, папуасской молодежи, ни у одной из них нет. Взгляд на племя зулусов у них исключительно любопытствующий, музейно-зоопарковый: вот смотрите, и такое в мире есть, но это вряд ли способно порадовать самих зулусов, особенно в рамках социализационной перспективы.

В социализации молодежи необходима совсем иная идеология. Любое общество и любая страна, например, Россия, должны формировать, понимать и поднимать на должный уровень освоения собственную культуру, формировать свою идентичность и стремиться занять в мировом культурном пространстве место не музейного экспоната, демонстрируемого кем-то в качестве реликтового раритета, а равного субъекта культуры. Она должна быть представлена в мировом культурном пространстве через деятельность осознанных субъектов, носителей, ценителей, хранителей и воспроизводителей собственной уникальной культуры, понимающих значимость ее в мировом пространстве, готовых и способных заявить об этом на адекватном языке современной мировой культуры. Представители российской (и любой другой) культурной матрицы должны быть равными среди достойных, не стремящимися к приуменьшению значения другой культуры, но способными достойно представлять свой регион мира на культурной карте планеты. Что касается многих современных народов, то при этом они еще должны осознавать,  что их страны, например, Россия, страны Восточной Европы, Азии, Африки, Южной Америки, Океании, пока представлены на ней недостаточно, но крайне в этом нуждаются, а потому предпринимать активные действия к тому, чтобы формировать и расширять круг субъектов,  это понимающих и готовых эту миссию осуществлять. Формирование таких субъектов – одна из задач социализации молодежи.

Привлечение внимания к проблеме выявления, сохранения, изучения и осмысления культурных ценностей – задача не из простых, но решаемых. Здесь напрашивается показательный пример. К ХХ веку Турция, Египет, Ирак и ряд других государств волею исторических коллизий оказались владельцами огромного исторического наследия древнего мира, колыбели мировой и европейской цивилизаций, но долгое время никак не распоряжались этим богатством. Не было этого субъектного отношения к наследию, не было понимания, что это общечеловеческие культурные ценности, которые необходимо беречь, предъявлять и т.д. Они это поняли через формирование и бурное развитие туристического рынка, когда вдруг обнаружили, что в мире существует огромное количество людей, готовых приезжать, смотреть, слушать и за это платить. Из этого желания впоследствии выросла целая индустрия туризма, с отелями, дорогами, строительством, трудозанятостью и т.д. И сейчас все, что столетьями находилось в забросе и забвении, активно изыскивается, снабжается историческим комментарием и продается на рынке туристических услуг. Этот процесс, несмотря  на, казалось бы, далекую от истинной, коммерческую, мотивацию, оказался очень позитивным, и через коммерческую ценность духовно-культурного наследия они вышли на то, что теперь изучают, реанимируют, воссоздают  и возрождают для всего мира ценности человечества, обращая, в частности, наследие древнегреческой цивилизации в видимый и осязаемый, доходный туристический продукт.  Можно делать и так, через коммерцию, но можно и иначе.

Можно наоборот, культурное понимание и осознание поставить на первое место, при этом допуская возможность (а иногда и необходимость) коммерческой ценности культурных образцов. Вопрос в том, что ставить на первое место. Известны прецеденты, когда объект, невыгодный с коммерческой точки зрения, уничтожался. И сегодня немалое количество культурных памятников либо находится в забвении, потому что их восстановление не обладает инвестиционной привлекательностью и никому не выгодно, либо восстановленные памятники превращаются в обузу  государственного бюджета, потому что найти форму использования их  в доходном ключе не удается. Тот же Стоун-Хендж сохраняют потому, что он дает туристический доход или потому что понимают его историческую и культурную ценность  –  это разные «коллекционные» установки, но в каждой из них присутствует некое соотношение между придаваемым культурным коллекциям коммерческим и культурно-ценностным значением. К сожалению, культурные ценности требуют средств на восстановление, поддержание, хранение, обслуживание, и от прагматической стороны вопроса не всегда удается абстрагироваться.

Сегодня мировое сообщество, ратующее за мировые культурные ценности, – это сообщество, которое хорошо понимает и принимает всю культурную палитру стран и народов мира и формирует мировую культурную мозаику. Но эту мозаику не способны и не должны составлять  люди, говорящие: «Мы вам сейчас все покажем и объясним, потому что сами обладатели этих культурных образцов  ничего в этом не понимают и не могут осознать собственного счастья.» Эту работу должны делать совсем другие люди, и свою красную или зеленую фишку в мировую палитру культур субъект должен принести сам, как осознанный субъект, гордо подняв над головой;  и как равный в общем коллективном сотворчестве, сам вложить ее в общую картинку. Только в этом случае мировое культурное наследие обретет значение, соответствующее его смыслу. Иначе говоря, мировое культурное разнообразие возможно лишь тогда, когда каждый культурный код представлен своим осознанным субъектом, носителем, хранителем и ценителем, а назначение социализации молодежи - воспитать такого субъекта  в лице новых поколений. В нашем случае, у России, таким субъектом должна стать российская молодежь.

Однако известно, что ценностное отношение к собственной культуре  тесно связано и корнями уходит в такие глубинные основания социума, как его социальная идентичность, национальный менталитет, патриотизм, но его состояние у современной российской молодежи, мягко говоря, наводит на размышления. Недавно ВЦИОМ показал по телевидению результаты опроса общественного мнения 2010 года о гражданстве и  патриотизме. По ним 84% граждан России считает себя ее патриотами (41% - безусловно да, 42% - скорее да), но при вопросе, в чем выражается Ваш патриотизм, выяснилось, что у большинства «патриотов» он выражается в том, что они считают себя членами своей семьи и в заботе о ней. Это говорит о том, что важнейший социально-политический параметр состояния нации в общественной психологии трансформирован в сугубо семейные, индивидуальные, а не социальные ценности, в семейную, фактически биологическую, идентификацию. В логически завершенном виде он будет означать, что россиян как нации на деле не существует.  

Конечно, этот вывод есть некая гиперболизированная абстракция, но она обозначает некую критическую точку, значимый параметр направления и оценки работы по социализации российской молодежи. Задача и место социализации молодежи – формировать у подрастающего поколения свое национальное самосознание, свою национальную идентификацию и гордость, а в преломлении к проблеме обеспечения культурного многообразия современного мира - растить своего хранителя, ценителя, воспроизводителя и предъявителя собственной, российской, культуры. Поскольку молодежь сама не социализуется, то это мы, взрослое поколение, должны воспитывать наших детей и нашу молодежь в стремлении самостоятельно войти в мировое сообщество с собственным достойным культурным наследием. Обойтись здесь без опоры на историко-культурные ценности страны, ее наследие,  невозможно, поэтому в деле воспитания так важны музеи и памятники, библиотеки и фильмы, лектории и походы, т.е. различные средства, формы и методы хранения и трансляции культурных объектов, образцов и норм.

В последние десятилетия в этот процесс все активнее включаются информационные технологии. Появление информационных технологий не просто обогатило образовательно-воспитательную деятельность, оно довольно быстро вытеснило из жизнедеятельностного пространства молодежи большинство привычных средств, созданных «докомпьютерным» поколением социализаторов, чем создало масштабную проблему социализации. Как известно, в процессе социализации молодежи происходит трансляция опыта, моделей деятельности, знаний, норм от поколения к поколению, так работает традиционный  механизм социализации, возлагая на «отцов» ответственность за формирование у «детей» необходимых социокультурных свойств и обязывая  старшее поколение к созданию соответствующих механизмов, моделей и форм социализационной деятельности. Однако появление новой вещественной среды может стимулировать формирование новых образцов деятельности, не знакомых предыдущему поколению, и тогда традиционный механизм социализации может оказаться непригодным, ставя перед обществом серьезную проблему выстраивания взаимодействия поколений и предсказуемости будущих перспектив развития общества. Посредством перехода к информационному обществу мы сейчас как раз и вступили, по классификации М.Мид, в стадию префигуративной культуры, когда новое поколение оказалось гораздо мобильнее в освоении новых образцов деятельности, а в получении информации быстрее и успешнее, чем предшествующее поколение. Причем информационные технологии, представляющие собой носитель, т.е. материальную составляющую познавательно-коммуникационной деятельности, способны  предоставлять информацию в несоизмеримых с прежними объемах и доставлять ее с немыслимой прежде скоростью, но при этом они не только не решают, но усложняют, выводят на первый план проблему содержания этой информации, ее целевой, функциональной и ценностной направленности. И сегодня вопрос, как осуществлять трансляцию культурных образцов в технологически новой форме, есть вопрос взаимодействия поколений, состоятельности социализации, а в конечном счете – сохранения и перспектив движения в будущее жизнеопределяющих констант любого конкретного социума.

Таким образом, сегодня перед российским обществом встало несколько взаимосвязанных проблем: обеспечения места России на мировой карте многообразия культур, сохранения собственной российской социокультурной идентичности, социализации российской молодежи как ее субъекта, носителя и производителя путем приобщения ее к историко-культурному наследию страны, использования для этого новых технологий  информационного общества и  развития новых моделей деятельности как по формированию и содержательному представлению объектов культуры, так и по взаимодействию субъектов в различных отношениях.

Выводя проблему в практическую плоскость, мы представляем здесь инициативный просветительский проект по социализации молодежи «Народная энциклопедия «Чудеса России», способный работать на решение всех указанных задач одновременно. Его ядром является уже начатый и реализуемый проект Андрея Добрынина «Чудеса России с высоты птичьего полета», наработки которого уже частично представлены в интернете, печатных и электронных СМИ. В частности, он уже презентовался на Тверском форуме по развитию информационного общества в России в 2010 году. Разработка проекта и его составных частей ведется уже более 15 лет. Исходные положения о роли картографической информации как основы синтеза всех других видов информации, соотнесение ее с фото и видео информацией, полученной в результате съемок с высоты, на несколько лет опередили такие продукты как Гугл Земля и другие аналоги. Уже на стадии реализации в 2001 году совместно с Московским бюро ЮНЕСКО проекта  «Всемирное наследие с высоты птичьего полета» особое внимание было уделено вовлечению в проект молодежи, проведению молодежных экспедиций, семинаров и т.п. Распространение интернета в нашей стране и способствовало более широкому  охвату  молодежной аудитории. Данный проект направлен на вовлечение молодежи  в систему мировых социальных связей особым образом, а именно через активное соучастие. Отмечено, что вбрасывание в информационное пространство какого-то проекта, скажем, Википедии, тут же порождает ее активное соучастие, и большое количество пользователей, а ими, как правило, являются люди молодые, начинают снимать какие-то материалы, выкладывать их в интернет и т.п. При этом для подавляющего большинства молодых участников – это способ их самореализации. Авторов мало волнует, надо это кому-то или нет, есть ли и какая у них аудитория, платят ли за это деньги (а скорее, не платят) и т.д., им интересно само это дело и собственное участие.  Отсюда следует вывод, что молодежь способна стать активным участником и соавтором формирования любого проектного контента, если ее заинтересует его идея. И таким проектом вполне может стать сохранение и изучение, представление культурного наследия нашей страны (пока оставим эту идею без детализации).

Второе основание данного проекта появилось в результате наблюдения за ситуацией с прошедшим по миру конкурсом «7 чудес света». Как все помнят, российских чудес среди избранных не оказалось. Анализ причин привел к нескольким важным выводам. В первую очередь, результат был определен тем, что в голосовании участвовали, в основном, страны, в которых больше развит интернет. И Россия здесь – не в лидерах. Во-вторых,  сработал механизм идентификации, в котором определяющим является то, что людям знакомо, и то, от кого люди получают информацию. Голосуют за то, что известно многим людям. Не факт, что это самое главное или наиболее важное, все зависит от того, насколько это представлено в широком информационном поле. И если про Великую китайскую стену сотнями лет пишут все учебники, то про нее знают все, и все за нее голосуют. Проголосуют и за то, что будет представлено авторитетным источником, особенно если это сделано в высокопрофессиональной и широкодоступной форме. О таких компаниях – BBC, CNN, National Geographic и т.п. – выше уже было сказано, и представлять Россию в таких мировых конкурсах они не торопятся. Вывод – про российские ценности в мире знают мало, и позиционировать себя в мире она должна сама. Но для этого, как минимум, Россию должна знать сама Россия.

Жизненная практика показала и дальнейший путь развития проекта. Когда мировой конкурс по отбору  семи «чудес света» прошел, и Россия туда не попала, решение пришло само собой: необходим аналогичный всероссийский конкурс. В результате появилась такая же семерка «чудес» для России. Понятно, что логика попадания в фавориты здесь совершенно идентична мировой – что больше известно из наиболее авторитетных источников. Но любой регион не только мира, но и страны имеет свои «чудеса», свои значимые культурные образцы, что неизбежно порождает вопрос, а где же мы, где наши «чудеса»? Ответ один: необходим конкурс локальный. В качестве аналогичного примера, когда идея охватывала массы на всех уровнях локализации, от страны (и даже мира) до поселка и деревенской школы, можно привести распространение клубов «Что? Где? Когда?» И заметим, это произошло на «народном» энтузиазме, по собственной инициативе молодежи.

Итак, общий тренд развития содержания и формы найден. Но что это дает? Ведь по существу, «7 чудес» обозначились без особых далекоидущих последствий, значимого продолжения не получилось, и это определило незначительный масштаб значения полученного результата.  На наш взгляд, короткую жизнь этого мероприятия определил короткий замысел, узкая ценностная рамка проекта.

Наш подход отличается от  изложенного тем, что поиск собственных «чудес» есть путь к познанию и открытию обществом самого себя, своей истории, географии, своей уникальной самобытности, к познанию и осознанию собственных факторов самоидентификации, консолидирующих конкретный социум вокруг собственных культурных образцов. Стремление попасть в список избранных (хотя и собственный, «локальный», но тут же путем современных коммуникаций становящийся мировым достоянием) неизбежно сопрягается с поиском значимых образцов, их выявлением, познанием и пониманием в рамках и по критериям мировых ценностей, а также с деятельностью по аккумуляции информации о них и представлению ее вовне в адекватной форме, по лучшим современным технико-эстетическим образцам. Вот где актуально востребованной становится информация, аккумулированная в запасниках музеев и фондах библиотек, где культура, взятая во всем ее разнообразии, предстает во всех своих ракурсах –  географическом и климатическом, историческом и этническом, материальном и духовном объяснении.

Если эту работу правильно организовать, она способна стать решением уже обозначенных выше проблем. Первым непременным условием здесь является то, что необходимо сделать главным ее участником молодежь. Сейчас в школах есть интернет, но они зачастую  не знают, чем наполнить работу с ним. Этим проектом задается целевая функция, когда с детьми целенаправленно занимаются учителя истории, географии, биологии и т.п., и когда этим занимаются сами дети и молодежь.  Тогда и история, и география, и ботаника станут предметными, потому что там появятся бабочки и растения, пещеры и озера, которых нигде больше нет, как нет им равных по красоте и значимости. Аудитория участников не может ограничиваться только школами. Центры дополнительного образования и творчества молодежи, вузы, профессиональные и любительские творческие ассоциации и клубы – ни возрастных, ни организационно-учрежденческих ограничений здесь нет. Напротив, необходимость оказания молодежи помощи со стороны учителей и специалистов – ученых, сотрудников музеев, библиотек, исследователей и т.п. – предполагает вовлечение в совместную деятельность детей и взрослых, профессионалов и учащихся, специалистов и любителей. На этом возникает деятельностное, целеориентированное, содержательное взаимодействие представителей самых разных групп, в творческом сотрудничестве которых формируются взаимопомощь и взаимопонимание, бесконфликтный вариант отношений между поколениями, этническими и другими социальными группами на основе совместного творчества и общей идеи.

Но самое главное при этом – то, что весь образовательный, поисковый, исследовательский процесс начинает работать на большее – на социализацию молодежи через выстраивание и развитие ее отношений с первичной природой – окружающим природным ландшафтом, растительным и животным миром, отношений со вторичной природой, созданной человеком, – через памятники и культурные ценности, а также через живое сотворчество и взаимодействие с людьми разных социальных свойств, объединенных общими целями и ценностями. В результате, во-первых, появится тот самый контент, информация о  самых разных уголках нашей страны, о всем интересном, значимом, уникальном, прекрасном и удивительном. И если мы говорили выше, что языковое, культурное и любое другое многообразие составляет сейчас главную ценность нового формирующегося общества, то мы прекрасно понимаем, что это уже будет не просто  информация, не просто знания, а речь идет о последовательном, пошаговом процессе формирования нашей российской идентичности, ее содержательном наполнении и осознании ее специфики в мировой мозаике культур.

Следует отдавать себе отчет в том, что когда мы говорим о культурной самоидентификации молодого поколения как о необходимой стадии социализации, о ее осмыслении, участии в дальнейшем сохранении этого разнообразия, соответственно, о его вкладе в сохранение человечества и выходе последнего на новую стадию развития, то чтобы это сработало практически, необходим соответствующий алгоритм, адекватный этому новому подходу.  Подобно тому, как конкурс «Минута славы» поднял огромный пласт народных талантов, так и этот проект способен принести знание о том, что сегодня является достоянием узкого круга местных жителей в разных регионах России. Локальная географическая привязка сейчас, конечно, постепенно разрушается, но, тем не менее, еще в значительной степени сохраняется за счет того, что природа и локализованный в ней социум формируют определенную среду социализации молодежи. Вместе с тем,  из совокупности таких локусов возникает содержательно наполненное разнообразие. А положительно-ценностное отношение к открываемому вокруг себя миру не только дает знание о нем, но и непременно формирует к нему любовь и гордость. Так рождается еще один необходимый фактор социализации - любовь к своей малой родине.

При этом все же необходимо подчеркнуть, что преследуя цель получить максимум информации о самых разных уголках нашей страны, тем не менее, мы должны работать на единство и культурное богатство единой России, пусть это будет в Дагестане, Бурятии или где угодно. Пусть географические координаты, административные названия будут различаться, но позиционировать это все надо как общероссийские ценности. Надо видеть, что, казалось бы, информационные технологии, но доводят они до конкретных пониманий процессов самоидентификации граждан брянщины или Алтая, Адыгеи или Калмыкии как граждан единой и необъятной России, а не просто граждан конкретного села.

Когда вокруг общего дела и тех ценностей, которые являются для них общими, начнут формироваться сообщества единомышленников, когда они изучат, осмыслят, поспорят, отберут, проголосуют, то есть, договорятся между собой, найдут общий язык, то надо делать следующие шаги - рассказать об этом всей стране, а затем и миру. Этому должны способствовать организация и проведение соответствующих всероссийских мероприятий, а также всемирных или региональных конкурсов под эгидой  международных организаций. Этот механизм тоже в проекте существует, но его надо практически реализовать.

Еще одним непременным условием здесь является то, что  работа по сбору и отбору, представлению материала, его аккумуляции,  конкурсному продвижению и т.д. осуществляется  через интернет. Информация о каждом представленном или выбранном объекте представляется определенным образом так, чтобы ее всегда можно было найти (метаданные, коды и т.д.). Все положительные стороны общения молодежи с интернетом здесь могут проявиться в полной мере: инициатива и творческое самовыражение, участие в масштабном проекте на правах и автора, и жюри, самостоятельный поиск и работа на высокую цель, активная коммуникация единомышленников. Но помимо этого, здесь также предполагается повышение уровня освоения информационных технологий, совершенствование умений и навыков формирования и представления информации – фотографии, видеосъемки, картографии, гипертекстов и т.п. Для этого проектом предусмотрены формы оказания помощи участникам, начиная от обработки присылаемых материалов в форматах 3D, сферической фотографии и т.п. и заканчивая обучением и повышением квалификации  в освоении новых информационных технологий. При этом те люди, которые стали соучастниками проекта, авторами, они же становятся пользователями этой информации. То есть, первый шаг решает задачу идентифицировать себя и представить свои ценности, второй – рассказать о них так, чтобы это стало частью общемировой информации, а третье – самому (и любому) с этим работать.

Логически перспективы у этого проекта – безграничные, когда же информация охватит объекты, покрывающие территорию всей страны или даже всего мира (при условии выхода проекта за рамки одной страны), то возможности ее использования становятся просто необъятными. Какую бы аналитическую задачу, требующую  конкретных данных, ни поставил себе человек,  окажется, что для ее решения у него уже имеется огромный объем информации, причем информации насыщенной, отраженной во всем многообразии разных подходов, взглядов, ценностей и т.п., а значит, способной вывести на решение самых нетривиальных, глобальных задач, вплоть до поиска ответов на вопросы типа где  искать выход для развития человечества на новом витке? В Восточной Африке или в Западной Якутии, потому что там есть то-то и то-то. И это можно будет сказать потому, что появилась информационная база, охватывающая все, а не только рассказывающая про Древнюю Грецию или современный Нью-Йорк. Ее авторство и потребление имеет шанс стать поистине общечеловеческим. Но это мировая перспектива, как ступень, уровень развития проекта. А практически сначала это региональный проект, потом – общестрановой, затем – континентальный, и, наконец, – всемирный.

Опускаясь на бренную землю и подходя прагматично, сначала надо решить вопрос о придании этому проекту статуса общероссийского, сразу выходить с ним на международный уровень как с национальным проектом нельзя, не прописав, является ли Россия со своим смоленским кремлем или Кижами мировой ценностью,  а если да, то зачем, почему  и кому они в мире нужны. Хотя логически ничто не мешает даже на начальном этапе начинать кооперацию с заинтересованными субъектами и структурами международного уровня. Но в первую очередь его необходимо предлагать структурам, работающим с молодежью, именно как проект по социализации молодежи. Автору уже есть с чем идти и что сказать: нам от вас нужна помощь такого-то рода, поскольку здесь мы аэростат запускаем, там мы на базе кружка авиапланеристов обучаем людей обращаться с фотографией, туда они со всей страны шлют материалы, при этом им даже ездить никуда не надо; здесь одни собирают материалы о «чудесах», а здесь мы имеющимися у нас 3D-технологиями их обрабатываем и оформляем в соответствии с требованиями современных стандартов (метаданных), что делает возможным или вероятным проникновение этого продукта в мировое информационное пространство или на мировой рынок. И так далее.

О рынке тоже можно сказать, где востребована такая работа и ее результаты. Прежде всего, это рынок туристических услуг, туристического потребления, а также узко-музейного, исторического интереса и т.д. Сейчас в России очень активно стремятся придать динамику этому направления бизнеса и индустрии. Это мировая тенденция, поскольку многолетние наблюдения показали, что по вкладу в мировой валовый продукт туризм дает больше, чем добыча нефти и нефтепереработка. Более того, сейчас перспективы этого направления неимоверно возросли, люди проснулись и готовы вкладывать в это деньги и покупать эти услуги. Недавно приводились данные по Санкт-Петербургу, который по туристической привлекательности вполне сопоставим с Лондоном, но вклад туризма в бюджет Лондона равен всему бюджету Петербурга, а в бюджете Санкт-Петербурга туризм составляет всего около 10%. В Париж «посмотреть» приезжает до 75 миллионов иностранных туристов в год. Вот где реальная перспектива. И сейчас в мире крепнет понимание, что нефть у кого-то есть, у кого-то ее нет, а туризм можно развивать где угодно, особенно там, где есть на что посмотреть и что узнать, и наработка копилки «чудес» в любой территории - это реальные экономические интересы. Поэтому у этого проекта коммерческая сторона тоже не исключается, особенно в свете упоминавшейся выше тенденции к поиску уникального продукта  под немассовый, но оплачиваемый спрос. Это аргументы для кооперации с бизнесом.

Но заинтересованных кооперантов надо искать не только и не столько в бизнес-сообществе. Это явный предмет интереса существующих, прежде всего, государственных структур – системы образования, культуры, социализации молодежи, музейного и библиотечного дела, региональных администраций, вузов, научных центров и сообществ и т.д.  Не надо бояться кооперирования – временного или постоянного – с любыми структурами, чтобы придать масштабность всему этому процессу, с точки зрения социального. О проекте можно информировать через газеты, телевидение, интернет, рассматривая его в разных формах и разных плоскостях – философской, исторической, театральноведческой, музейной и т.д. Их объединяет возможность соединить усилия в достижении одной цели – позиционирования России как общемировой ценности в копилке мировых ценностей.

Масштабность возможностей этого проекта делает необходимым придание ему статуса федерального. Кроме того, его многофункциональность и организующий характер требуют создания специальной структуры и придания организационно-правовой формы.   Поскольку, к примеру, в нем ставится задача охватить компьютерную базу современных школ  конкретной деятельностью с конкретным содержанием, то необходимо, чтобы кто-то писал проект работы со школами, кто-то организовывал конкурсы и подводил их итоги. Если проект предполагает, что на указанный сайт корреспонденты будут присылать фото и видеоматериалы, а группа специалистов готова превратить их с помощью новых технологий в жемчужину мирового класса, то кто-то должен организовывать, финансировать и вести эту работу. В рамках определенной организации должны быть определены направления, субъекты и функции по работе со СМИ, обеспечивающие работу сайта или сбор информации, прописывающие и организующие проведение просветительских проектов, работу со школами и вузами, музеями и центрами, библиотеками, интернет-сообществами, министерствами и комитетами, территориальными администрациями, коммерческими структурами, а также  пишущие тексты или обеспечивающие финансирование, проводящие акции или освещающие их прохождение в СМИ и т.д.

Хотя идея проекта вполне позволяет рассматривать его как многоцелевой и многофункциональный, но, даже не затрагивая мирового уровня, в нем можно увидеть то содержание, без которого локомотив информационных технологий в развиваемом в России информационном обществе порожняком уйдет в никуда. С ним же есть, с одной стороны, исторический шанс идентифицировать и саккумулировать знание о российском культурном потенциале, нет,  даже больше – сформировать этот потенциал, что еще предстоит сделать, так как его, именно как общероссийского, в целостности еще нет. Как во времена Чаадаева, сказавшего, что немцы написали нам историю, мы до сих пор  не знаем ни своей истории, ни своих ценностей. А главное мы во многом, как в доисторические времена, не воспринимаем их и не обращаемся с ними как с ценностями. В лучшем случае нас в этом отношении воспитывает Голливуд, заставляя рукоплескать «общечеловеческим» ценностям и растить толерантность как панацею от имеющихся проблем. Но разрешение и даже предупреждение социальных проблем – в реальном формировании многообразной и при этом единой национальной российской культуры.

С другой стороны, делая в этой работе ставку на свою российскую молодежь, мы учим ее быть причастной к своей национальной географии и истории, обычаям и традициям, выявлять и хранить свое культурное наследие, участвовать  в большой работе по его изучению, включаться в международную деятельность по формированию взаимодействия культур; учим ее творческому взаимодействию и использованию информационных технологий, наполняем новым содержанием образовательную деятельность, актуализируем обращение к мировым и местным информационным ресурсам; формируем новые отношения, социальные группы, модели деятельности, сообщества с общими целями и интересами; привлекаем  специалистов к разнообразной работе с молодежью и т.д. А в конечном итоге строим наполненный, содержательный, целеустремленный и эффективный процесс социализации российской молодежи. Эти аргументы настолько универсальны, что эту же позицию может разделить любая страна, общество, регион, государство, вплоть до мирового планетарного уровня.



[1] автор проектов «Всемирное наследие с высоты птичьего полета», «Чудеса России с высоты птичьего полета», «Народная энциклопедия «Чудеса России»

 

[2] Развитие информационного общества в российских регионах// Информационное общество. 2010, № 4. С.17.

[3] Воронков С.Г., Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Социализация молодежи: проблемы и перспективы. Оренбург, 1993; Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж. Роль социокультурных факторов в возрождении России/ Россия и Западная Европа: диалог культур. Курган, ФО РАН, 1993; Они же. Размышления о российском менталитете/ Россия-ХХI.  М., 1994, № 11-12; Они же. Традиция и образование в модернизационном потенциале современного японского общества/ Россия-ХХI. М., 1995, № 3-4; Они же. Социализация молодежи и перспективы развития образования/ Россия-ХХI.  М., 1995, № 9-10; Они же. Противоречие общечеловеческих и национальных ценностных ориентаций в современном образовании. / Русская нация, русская идея: история и современность.,ч.2. Оренбург, 1996; Они же. Исторические вехи российского менталитета/ Человек: грани философской рефлексии.  М., 1996; Они же. Национально-историческая самобытность как фактор самоопределения человека и общества// Сredo,1997, № 2.  Оренбург, 1997; Они же.  Культурно-исторические координаты в самоопределении общества и личности/Европа будущего.Оренбург, 1997; Кусжанова А.Ж. Многообразие современного образования//Человек. Философия, Гуманизм. Материалы I росс.философ.конгресса, т.7; Они же. Роль и характеристики социально-исторических координат в самоопределении общества и личности// Credo, 1997, № 4. Оренбург, 1997; Они же. Самоидентификация молодежи и преемственность поколений// Credо, 1997, № 6. Оренбург, 1997; Они же. Philosophic-methodological and social-cultural  factors in the  problem of youth's education and socialization /Пайдейя. Философия в науке, образовании, культуре. Сб.материалов Всемирного философ.конгресса. Бостон, 1998; Они же. Проблема самоидентификации российской молодежи/ Социология власти,№ 2-3, 98. М., РАГС, 1998; Иваненков С.П., Калмантаев Б.А., Кусжанова А.Ж.Социализация молодежи как ресурс регионального развития. (Ежегодный доклад о положении молодежи). Оренбург,1998; Кусжанова А.Ж. Образование как институт социального воспроизводства//ХХI век: будущее России в философском измерении Сб.материалов II Всеросс.философ.конгресса. Т.4. Екатеринбург,1999. Кусжанова А.Ж. Методология национально-региональных стратегий развития образования/ Ученые записки СПб им. В.Б.Бобкова филиала РТА, № 4 (17).  СПб., 2002; Они же. Молодежь и патриотическое воспитание//Credo new, 2002, № 3 (31).  СПб.,2002; Кусжанова А.Ж. Социально-философские проблемы теории образования. СПб., 2003; Иваненков С.П. Проблемы социализации современной молодежи. СПб., 2003; Они же. Социокультурные факторы в проблеме образования и социализации молодежи// Науки о человеке в современном мире. Философский век. Альманах-23, ч.3. СПб., 2002. Они же. Молодежь Оренбуржья: самоопределение в новых исторических координатах(Ежегодный доклад о положении молодежи). Оренбург, 2004;  Они же. Молодежь и государство: инновационные подходы. Оренбург, 2005; Кусжанова А.Ж. Образование как институт социализации молодежи и механизм воспроизводства общества// Молодежь - будущее цивилизации. СПб., 2005; Иваненков С.П., Кусжанова А.Ж., Лукин В.Н. Молодежь в глобальном мире// Credo-new, 2005, № 4; Они же. Актуальные проблемы исследования российского менталитета// Личность, творчество и современность. Сб.науч.трудов. Вып.11. Красноярск,2008; Они же. Современная глобализация и процесс социализации молодежи//Глобальная динамика социальных процессов современности. СПб.,2009;и др.

 

 

[4] Эксклюзивное интервью Адама Самассеку: Нам нужна Этическая Хартия, чтобы в центр всего процесса развития поставить человечность// Информационное общество. 2010, № 4. М., 2010. С.34-39.

 
 

CREDO - копилка

на издание журнала
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку